Уходи!

     Фатима проснулась среди ночи от сильной головной боли. Она встала, выпила таблетку пенталгина и снова легла на свою кровать. Их супружеское ложе с некоторых пор стало принадлежать только ей. Вместе с мужем они не спали уже три года. Как ни старалась, она никак не могла уложить его с собой в постель.
Как же ей хотелось с кем-нибудь поделиться, рассказать о своей беде... Но с кем? Родители её давно умерли, а близкого человека, которому она могла бы довериться, у неё не было.
     В соседней комнате заплакал ребёнок. Она подошла к кроватке и погладила дочку по головке. Волосики под рукой были мокрыми. Жарко. Это лето необычно жаркое. "Надо приоткрыть окно...", - подумала она, - но делать этого не стала, боясь застудить ребёнка, а ограничилась тем, что убрала простынку, которой с вечера укрывала дочку.
Она опять легла, но тут же встала. У её постели стоял человек. В лунном свете он казался инопланетным существом, так блестело и переливалось его обнажённое тело.
 - Уходи! Ну сколько можно меня мучить?
 - Ты и правда этого хочешь? Но ведь нам так хорошо вместе... Или я был не ласков с тобой? Или тебе не приятны мои прикосновения? Покажи то место, которого ещё не коснулись мои руки, и я припаду к ним губами... Тонкие полупрозрачные руки потянулись к ней...
Она в ужасе отшатнулась от него, забилась под одеяло, как будто это могло её спасти... Потом высунула голову и смотрела на него умоляющим взглядом...
- Оставь меня! Уходи!
Силуэт мужчины стал медленно растворялся, как бы ожидая, не передумает ли она, не позовёт ли его обратно? Ведь ей так плохо одной... Уж он-то это знает! Кто-то же должен её утешить?!
Она легла на живот, накрыв голову подушкой, чтобы хоть как-то заглушить приторно-сладкие речи своего вездесущего любовника. Не убежать! Не спрятаться! Разве только что умереть...

     Три года назад, когда муж впервые обнаружил на её теле синяки и спросил откуда они, она не решилась признаться, что ночами занимается любовью с призраком. Ей тогда казалось, что всё это ей просто сниться. А сон - это и есть сон. Разве это грех? Как можно наказывать за сновидения? Крове этих синяков в интимных местах её тела, придраться ему было не к чему. Никаких фактов её измены не было. Но на его вопрос, откуда эти синяки, она ответить не могла.
Так и жили они, как брат и сестра. А ночью... А ночью приходил Он.


Рецензии