Как я познакомилась с человеческой подлостью...

Начало: http://www.stihi.ru/2018/08/19/3599


Наша семья состояла из четырех человек: мои родители, мой младший брат и я. Жили мы, даже по тем мерках, довольно скудно. Доход был небольшой: работал только папа. Он был потомственным машинистом. Поэтому, когда я поступила в институт, я делала все возможное, чтобы не напрягать моих родителей финансово. На первом курсе работала в ночные смены сортировщиком писем в аэропорту, а потом ехала полусонная на троллейбусе сразу на занятия… Летом ездила в стройотряды (на о. Шикотан, что в Тихом океане; это было после первого курса, и об этой увлекательной поездке я расскажу в следующем своем рассказе; после второго курса это был завод отопительного оборудования в п. Гидростроитель (Братск). Стройотряд назывался «Интер-СССР-ГДР». Мы работали там вместе с немецкими студентами. После третьего и четвертого курсов работала переводчиком. А в учебное время мыла полы в родном инязе на две ставки…)
Узнав, что мне предложили ехать переводчиком почти на месяц с поездом «Дружбы», я первый раз за все время попросила родителей о помощи: мне очень хотелось поехать в ГДР: это была великолепная языковая практика! Мне нужно было всего 130 рублей! Сейчас это звучит просто смешно… Эти деньги нужны были для обмена на немецкие марки. Раньше обменивали только по 100 рублей, нам разрешили 130… Родителям пришлось занять эти деньги у друзей.
Получив денежный перевод, я могла вздохнуть свободно: теперь я точно еду!
Вы спросите меня: что это за поезд такой: поезд «Дружбы»? Помните, я писала, это был 1975 год. Рассвет строительства БАМа. По решению ЦК ВЛКСМ было решено организовать поезд «Дружбы», с которым должны были поехать молодые строители магистрали. Их было 300 человек: 10 групп по 30 человек в каждой. И с каждой группой ехал переводчик. Это были самые лучшие (в языковом плане) студенты факультета немецкого языка. Я была одной из этих счастливцев…
И вот настал день приезда ребят в Иркутск. Нас распределили по группам. Мне досталась группа из Северобайкальска. Руководителем группы был один из работников Улан-Удэнского отделения турбюро «Спутник». Звали его Сергей. Запомните это имя…
Мы сидели с молодыми бамовцами в гостинице «Сибирь» (она в последствие сгорела от пожара, почти вся), знакомились, весело общались и с удивлением наблюдали, как рьяно они обсуждали эмблему своей группы. (Было дано задание разработать для этой поездки такие эмблемы). Ребята до хрипоты в горле спорили (а нам казалось: какие мелочи!), стОит ли рисовать деревья на эмблеме или только рельсы и шпалы… Один говорил: СтОит! Другой был против.  Приведу на память отрывок из их диалога:
-Сашка! Как ты можешь быть против? Ты приехал, можно сказать, на всё готовенькое, когда мы все просеки уже сделали! Ты знаешь, сколько я этих деревьев вырубил? Сколько с меня сошло пота? Знаешь?...
Для нас этот энтузиазм был удивителен! В нашем поезде, как потом оказалось, было много делегатов 17-го съезда ВЛКСМ, на котором был брошен клич среди комсомольцев ехать строить БАМ…
Не буду описывать, как мы доехали до Москвы: было весело, шумно. Из каждого купе разносились то и дело смех, шутки…
В Москве нас торжественно провожали на вокзале под звуки бравурной музыки. С нами ехал так называемый Выездной штаб ЦК ВЛКСМ. Обратите тоже на этот факт внимание…
И вот торжественная встреча в Берлине… ЦК ССНМ (Союз Свободной Немецкой Молодежи – так называлась в ГДР молодежная организация, созданная по подобию нашего комсомола) устроил нам торжественную встречу. Сейчас уже не помню, в каком здании, осталось в памяти только – огромная летняя терраса, много столиков, за каждым сидело по немцу, кто владел русским языком. Немцы подготовились для общения классно! Было весело, непринужденно, и было много пива! Оно стояло в бочках: подходи, наливай и пей! Наши сначала стеснялись, потом понемногу освоились…
На следующий день нас, переводчиков, представили гидам, кто должен был сопровождать каждую группу по стране. Мой гид была миловидная женщина по имени Хелен, на вид лет тридцати пяти. Для каждой группы был разработан специальный маршрут. Моя группа должна была ехать на юг: от Берлина до самой границы с ФРГ, в маршрут включены были такие города, как Потсдам, Эрфурт, Айзенах, Лейпциг, Гера, Мюльхаузен…
В Берлине все группы находились 3 дня. За это время мы должны были совершить экскурсию по столице, посетить Берлинскую оперу, г. Потсдам (помните: Потсдамская конференция?) и знаменитый замок Сан-Суси, а также ряд промышленных предприятий…
Первой по плану стояла экскурсия.  Это было на второй день пребывания в Берлине. Мы ждали автобус и Хелен. Ко мне подошел Сергей, руководитель группы и сказал, что экскурсию будет переводить Эдуард, член нашей группы, который, как Сергей сказал, хорошо знает язык.  «Хорошо», - сказала я,- «Надо только предупредить гида.» «Зачем? Я сказал, будет переводить Эдуард, и точка.» Подошла Хелен, стала мне объяснять план экскурсии, чтобы мне было при переводе легче ориентироваться. Тут Сергей бесцеремонно ее перебивает и приказывает мне перевести, что экскурсию будет вести Эдуард. Я это делаю… Хелен в недоумении и говорит мне: «Я нахожусь на работе. Я только-только привыкла к тебе, уже знаю твой уровень владения языка. А с ним я не знакома! И вообще, мне тебя представили как официальную переводчицу.» «Что она сказала?» - это уже Сергей. Я перевожу. Сергей в бешенстве и начинает говорить со мной на повышенных тонах, что, мол, я сказал, будет Эдуард, значит Эдуард! «Что он говорит?» - это Хелен ко мне. Я перевожу. Хелен приходит в волнение и говорит, что будет работать только со мной. Я опять перевожу. Сергей уже орет на меня. Хелен принимает решение отменить экскурсию, пока не прояснится ситуация. А бедная Я стою, как между двух огней, ни жива, ни мертва… Отмена экскурсии? Это немыслимо: задействовано много чего: аренда автобуса, фиксированное время на посещение музеев и много еще других нюансов, о которых я, уже имея опыт работы с туристами, знала.
Знала, и поэтому сейчас стояла и внутри скулила от отчаяния: что мне делать?
Короче: экскурсию наша группа так и не совершила в этот день.
А поздно вечером (Кошмар! До сих пор вспоминаю это) собралось экстренное заседание Выездного штаба ЦК ВЛКСМ, на котором рассматривался утренний инцидент. На повестке дня, вернее, почти ночи, стояла я со всеми потрохами… Сказать, что я испытала в те минуты стресс, - это ничего не сказать… Я ощущала пустоту, т.е. я ничего не ощущала вообще, была в полной прострации, только мелькала мысль: хорошо бы очутиться сейчас дома, рядом с мамой…
Меня попросили рассказать, что произошло, и я честно рассказала все. Кто-то из руководства кинул реплику: «Ну и пусть бы переводил этот Эдуард!» И я тут, чуть не плача, почти закричала: «Я, что, против?  Это же гид не согласилась работать с ним!» В общем, меня отпустили, а сами остались совещаться дальше. Я всю ночь не сомкнула глаз… На следующее утро ко мне подошел кто-то из Штаба и сказал, что все нормально, мол, руководителю все объяснили. Ни о чем не беспокойся.
Я вздохнула свободно… Но, как оказалось, напрасно… Это были цветочки. Это было лишь выпячивание своего Эго, показ своего властолюбия, желание унизить другого человека… А с настоящей подлостью, человеческой низостью я столкнулась позже…
Но об этом, дорогие мои читатели, в моем продолжении…
Продолжение следует...

*
Фото из интернета (коллаж мой)
Спасибо авторам


Рецензии
Вероника.
В мире много подлости.
Спасибо ам огромное.

Дмитрий Ахременко   27.08.2018 19:18     Заявить о нарушении
К сожалению...

Благодарю, Дима, от души за все Ваши отклики!

С признательностью души!

Вероника Фабиан   28.08.2018 08:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.