52. Как на Радуницу птицы радостны!

Три  дружбы,  только  разного  накала,
Три  кровника,  каких  осталось  мало,
Моей  горячей  плоти  три  куска
Лежат  в  гробах  закрыты  и  зарыты.
Надгробные  заказаны  им  плиты,
Пока  же  -  крест  да  с  датами  доска...

И  вроде  год-то  был  не  високосный,
Не  кровожадный,  а  обычный,  постный,
А  всех  троих,  как  языком  слизнул.
Да  тут  чему  же  странным-то  казаться,
Тебе,  кому  давным  давно  за  двадцать,
Кто   пережил  потерю  не  одну.

Так  в  чём  недоумения  причина?
Три  парня,  а  точнее,  три  мужчины
До  срока  отлучились  в  мир  иной.
До  срока?  А,  быть  может,  так  и  надо?
Три  мужика,  три  кровника,  три  брата
Ушли,  и  ждут  свидания  со  мной.
                01.03.16. 


             ТОЛИК
               
За  домом  выстроил  мужик
Амбар,  да  баню,  да  нужник,
Да  изгородью  в  две  жерди
Свои  владенья  оградил.

Потом  покинул  этот  мир,
Избу,  да  баню,  да  сортир,
Да  скарб,  хранившийся  в  дому
Оставив  сыну  своему.

Но  сыну  -  такова  судьба  -
Амбар,  да  баня,  да  изба,
Да  копленный  годами  хлам,
Как  видно,  были  не  к  рукам.

Судьбой  он  в  город  был  ведом
И  продал  деревенский  дом  -
Назад  тому  пятнадцать  лет,  -
Его  купил  один  поэт  -

Натолий,  Толик,  Анатоль.
Поэзия  и  алкоголь
На  дом  приобрели  права.
Вдали  редакции,  Москва

Да  сопли-вопли  упырей
Литературных  лагерей,
Да  поэтический  венец,
Да  славы  сладкий  леденец.

Но  леденцам  тем  грош  цена  -
Пришли  иные  времена,
Поэзию  похерил  быт,
И  Толик…  Толик  был  забыт.

И  он  покинул  этот  мир.

Остался  дом,  и  тих  и  сир,
Остались  так  же  груды  книг,
Амбар,  да  баня,  да  нужник,

Да  загородка  из  жердей.

Остались  тени  тех  людей
Кто  знал  здесь  горе  и  успех,
И  Толя  мне  дороже  всех.

Хоть  перешёл  он  в  мир  иной,
Но  вновь  стоит  передо  мной,
А  рядом,  прима  здешних  мест,
Корова  падалицу  ест.

И  с  неба  льётся  тихий  свет,
И  смерти  не  было  и  нет

                14.09.15. д.Рудильницы.


                ДИМКА.               

Похожи  мы:  фронтовики  отцы
Обоим  нам  читали  «Дядю  Стёпу»,
К  тому  же  мы  почти  что  близнецы,
Поскольку  оба  львы по  гороскопу.

Но  это  бредней  давешних  зола,
А  этих  бредней  эфемерна  сила.
Не  звёзды  нас,  а  молодость  свела,
И  нас  не  кровь,  а  дружба  породнила.

Ты  заповедь:  «Поехал,  так  держись»
Усвоил  твёрдо,  крепко  зная  дело.
Сводила  нас  и  разводила  жизнь,
И  подвела  к  последнему  пределу.

И  хоть   судить-равнять  нехорошо,
Но,  подводя  итог,  скажу  теперь   я  -
Ты  мастером  к  финалу  подошёл,
А  я  был  и  остался  подмастерьем.

Так  пой,  валторна,  и  труби,  труба,
Литавры  гряньте,  путь  земной  итожа.
Жизнь  прожита,  и  вот  она  -  судь-ба,
Так   мир    зовёт  для  краткости  Суд  Божий.
                02-03.09.15.



                САША.

У  бабьего  лета  краса  с  чуть  заметною  горечью,
Да  ныне  она  и  не  чуть,  а  с  избытком,  горька,
И  всё-таки  жаль,  что  нельзя  с  Александром  Георгиевичем
Присесть  на  скамейку  у  речки  и  выпить  пивка.

Потом  прогуляться  по  лесу  за  лето  уставшему
(Усталость  от  жизни  не  редкая  штука,  увы),
Идти  и  шуршать  драгоценной  листвою  опавшею
И  щедро  кидаться  дублонами  этой  листвы.

Сентябрь  ныне  будто  бы  сказочный  сон,  наваждение,
Река,  и  берёзы,  и  ветер,  и  всё  -  благодать!
Осталось  неполных  два  дня  до  его  дня рождения,
Три  года  до  старости,  коей  его  не  видать.
                26.09.15.

   
          ПАША

И  не  жлоб,  и  не  хапуга
(Их,  таких,  осталось  мало),
Не  от  горя,  не  с  испуга,
Просто  -  раз! -  и  сердце  стало.

Да,  недолог  ныне  век,
Коль  хороший  человек.
                12.01.17.



   

                ЕВГЕНИЙ

Он  был  пьян  почти  что  ежедневно,
Не  буян,  он  лопал  всё  что  было.
А  она,  то  ласково,  то  гневно,
Билась  за  него.  Она  любила.

Билась,  и  случались  промежутки
Хрупкого,  болезненного  счастья.
Долгие  запои  были  жутки,
Промежутки  счастия  нечасты  -

Разве  что  экстрим.  Скрутило  ночью.
Лёжа  в  клинике  почти  что  голым,
Он,  оторванный  от  винной  точки,
Воспылал  любовью...  к  корвалолу.

А  она  любила,  но  устала
(Он  уже  почти  ей  не  был  мужем),
Но  в  больницу  корвалол  таскала
Да  домашний  -  неказённый  -  ужин.

Он  же,  корвалола  выпив  флягу,
Выписался,  дома  побыл  малость...
Не   инфаркт,  а  рак  прибрал  беднягу,
И  в  дому  она  одна  осталась.

И  теперь  запоев  больше  нет.
Всё,  не  промежуток,   а   просвет.
                02.10.17.



 
                АНДРЕЙ
                (ВСЁ  ВПЕРЕДИ)
               

Вновь  сентябрь,  непогода  и  золотом  тронуты  рощи.
Год  прошел,  гроб  сегодня  уже  не  стоит  на  столе.
И  я  ныне  встречаюсь  с  тобою  и  чаще,  и  проще
Чем  тогда,  когда  ты  где-то  рядом  ходил  по  земле.

Оборвётся  струна,  и  проявятся  милые  лица...
Ты  шагнёшь  мне  навстречу,  мы  сядем  с  тобою  вдвоём.
Ты  такой  же  как был в двадцать лет, ну, не в двадцать так  в тридцать,               
И,  как  прежде,  нам    будет    легко  говорить  обо  всём.

Ты  умён  и  талантлив,  ты  честен  и  ты  не корыстен,
И  ты  строить  не  станешь  уютную,  крепкую  клеть  -
Не  тебе  опускаться  до  сытых  обыденных  истин.
Ты  и   не  опустился.  Но  ты  не  сумел  и  взлететь.

Ты  теперь  можешь  запросто  взять  и  кому-то  присниться,
Так  давай  же  по  дружбе  почаще  ко  мне  заходи:
Ты  такой  же  как  был  в  двадцать  лет,  а  не  в  двадцать,  так  в тридцать. 
Ты  умён  и  талантлив,   и  всё  у  тебя  впереди.

 

                03.09.14.
  Одному  маленькому  архитектору
                А.И.

Всё  асфальт  кругом  да  бетон
Только  ты,  малыш,  прыг  да  прыг.
Архитектор  древесных  крон,
Мой  воробышек,  чик-чирик.

Всё  дома  кругом  да  дома,
Аж  до  неба  до  самого.
Высоки  ума  терема.
Что  с  того,  дружок,  что  с  того?

Если  дерево  и  трава,
Если  ветрено  и  светло,
Если  грозные  «дважды  два»,
Что  бутылочное  стекло.

Всё  б  текла  слеза  да  текла,
Всё  бы  свет  в  глазах  не  поник.
Всё  б  тепла,  малыш,  всё  б  тепла.
Чик-чирик,  дружок,  чик-чирик.
                06г.

        ПУСТЫЕ МЕСТА
    R.Frost. Desert places

Снег  повалил,  мир  тьмой  заволокло.
Я  видел  -  полем  прошлое  прошло,
Тем,  где  щетинилась,  видна  едва,
Сухая  прошлогодняя  трава.

Леса  вокруг  спокойны,  там  своё  -
В  их  норах  и  берлогах  спит  зверьё.
Моя  же  сна  не  знает  ни  шиша
Нечаянно  забытая  душа.

Один,  как  одиночество  само,
Как  никому  ненужное  дерьмо,
Пустое  место  в  этой  снежной  мгле
Безжизненной  -  я  брошен  на  земле.

Что  ж,  значит  это  мой  последний  пост
При  свете  неживых,  безлюдных  звёзд.
В  моей  душе  такие  ж  есть  места,
Где  жизнь  давно  безлюдна  и  пуста.

                02.05.18.


Усталая  зелень  листвы  тополиной,
Усталые  алые  грозди  рябины,
Усталая  сухость  пожухлой  травы…
С  усталостью  той  я  на  «ты»,  не  на  «вы».

Ну,  что  тут  поделать,  жизнь  штука  живая  -
Усталость  не  внове,  усталость  бывает
(Что  жизненный  рост  больно  лёгок  -  враньё),
С  годами  накоплено  много  её.

Года  отряхнуть,  как  усталые  листья.
Спокойно  под  вьюгой  седою  помыслить,
Уход  отложить  в  неизбежную  неть,
Взять  и  по  мальчишески  зазеленеть!               
                201?г. 



Давно  ль  тут  буянила  вьюга,
И  властвовал  ухарь – мороз.
Весна!  Мы  любили  друг  друга
С  тобою  у  этих  берёз.

И  в  душах  ни  капли  испуга,
И  только  шумок  в  голове.
Мы  просто  любили  друг  друга
На  нежнозелёной  траве.

Тайфун,  ураган  ли,  цунами  -
Не  важно.  Беда  -  не  беда.
И  майское  небо  над  нами
Сияло  так,  как  никогда.

Что  нам  грозных  кодексов  строчки?
Нам  чей-то  указ  -  не  указ.
Лишь  клейкими  были  листочки,
Как  клейки  они  и  сейчас.
                08.05.13.с.Колбацкое («Большая  дорога»).



Быть  может  было  и  неосторожно
Взять  да  влюбиться  на  исходе  дней,
Но,  хоть  любить  сильней  и  невозможно,
Люблю  тебя,  чем  дольше,  тем  сильней.
                21.11.13.




Веранда  недопитый  чай
В  стакане,  слабый  запах  дыма.
И  предвечерняя  печаль
Привычна  и  необъяснима.

Валяет  ветер  дурака,
Исподтишка  касаясь  кожи.
Мысль о  минувшем  не  тревожит
И  мысль  о  будущем  легка.

Прошли  года  метаний,  вот
И  зрелость.  Взглядом  обегая
Сад,   вижу  -  клонит  ветку  плод,
От  спелости  изнемогая. 

                А.Х.

Сентябрь  и  стынь,  и  я  уже  седой.
За  горизонт  уходит  мой  гнедой.
Уходит  он  далёко-далеко,
И    мне  и  больно,  вроде,  и  легко.


Постыли  чепуха  и  мишура.
Да,  прав  поэт  -  пора,  мой  друг,  пора,
Отбросив  меч  и  шпагу,  трость  и  зонт
Далёко-далеко  -  за  горизонт.

                2015г.


       СВЕТ  СЫТОСТИ
 (размышления  над  Тезой)

Теза  крутит  весело 
(По  лугам  легко   крученье) ,
Ну  а  ниже  по  теченью  -
Монастырское  село.

Вон  далёко  купола
(Ну-кась,  разомкните  веки).
Бабушка  моя    жила
Там,  аж  в  позапрошлом  веке,

Да,  при  батюшке  царе,
И  во  тьме  и  в  самовластье.
Ну  а  ныне  на  дворе
Свет   и  сытости  и  сласти:

На  уран  сменили  пар,
Отменили  стыд  и  жалость,
От  земли  остался  шар,
Голубой,  как  оказалось.

Я    на  кладбище  с  утра,
Ибо  верю  -  дело  в  шляпе:
Воскресать  близка  пора
Деду,  бабушке  и  папе.
                09.05.14.





Солнышко  сияет  благостно,
По - пацаньи  ветер  бос…
Как  на  Радуницу  птицы  радостны,
Как  их  хор  многоголос!
                21.04.15.


Рецензии