Пение крови

Из сумрака улицы, из ничто, из мрака, из пепла кислорода появляется человек. Голова тусклая как свет погашенной сигареты, руки — мраморные спицы тянутся к прохладным страницам букв, соскакивающих с губ резко, как с пиш. машинки. Никому не хочется говорить.
Никому не хочется говорить.
Никому не хочется говорить.
Воздух ласкает гортань утки.
Мраморный миндаль медленно
погружается в молодость.

Утро.

Два голоса

Так всё начинается

Человек

Нет никакого «мы»,
нет никакого «я»,
нет никакой тьмы,
гладкая ладья
унесет меня
в поэму без лица,
но с голосами птиц и рыб,
где человек в недвижность влип,
как в мед раскисших лип,
пускай пространство оживает,
оно себя в поэме забывает
и путается время,
из поля зренья
пропадает человек.
И начинается сумбур.
Из черных шкур
к нам лезет
новое неназванное слово.
Слово ужасанья,
слово отвращенья,
слово угасанья,
слово превращенья,
слово сокращенья,
слово тупика.

Из темноты ещё непроступившего до конца, но наступившего помимо желанья и нашего вопрошания, выступают поначалу руки женские, далее ноги женские, ещё далее голова женская, ещё далее далее далее далее рот, губы, плечи и волосы. И волосы. Волосы. И волосы. Из небытия струится голос. Он мягкий и ровный, как камень из скалы.

Женщина

Я начинаюсь так -
из слова первого,
как первый знак,
из чувства верного,
что бытие струится верно,
и это долгий сон,
а голос будет мерно
звенеть со всех сторон,
шипеть из всех сторон,
греметь из тех сторон,
шептать из всех сторон,
ползти из под колон.
Я прошу вас всех
войдите в этот дом.
Войдите,
как всё входит в меня.

И
Входит
Я.

Дымится свет, рассекает половинки лица и будоражит зрачок. Разойдитесь по комнатам. Разойдитесь по комнатам. Разойдитесь. Расшевелитесь. Разложитесь на части. Рассыптесь. Расклейтесь. Разложитесь. Разойдитесь. Потому что. Всё случается только, всё случится только за закрытыми дверями, за замком, за скважиной, за поворотом ручки, за вдохом, за смелостью отрицать, за помешательством ума, за безумием ручки. За. Мной. Ними.

Голоса

Они закрыли двери

Нет, двери закрылись сами

Двери хлопали, они закрылись

Жизнь дверей — закрываться
Давайте закрываться как двери

Давайте скрываться как ключи в карманах

Давайте теряться в траве и не находиться

Давайте закроем двери сами

Давайте останемся в этом доме и никуда не уйдем

Давайте сделаем дом только нашим

Давайте он будет продолжением нас

Давайте не попадаться никому на глаза

Давайте молчать

Давайте дышать его комнатами, чихать его стенами

Давайте смотреть его окнами, скрипеть его полами

Давайте думать его головой, его душой, его сердцем

Давайте петь его голосом, голодать его животом

Давайте пить его кровь, впиваться в извилины

Давайте смотреть его глазами на всё

Давайте закрывать его глазами на всё

Давайте жить его жизнью

Давайте встречать свои смерть в его закоулках и комнатах

Давайте его крышей встречать дожди и молнии

Давайте его окнами впускать солнце и освещать внутренности

Давайте его кроватями греть тела

Наши.

Все согласны?

Мы согласны.

Согласно
гласу
опасны.

Мы теперь одни,
мы будем одни,
мы были одни,
мы стали одни,
стыли одни,
простыли одни,
выстлали одни,
стонами одни,
смыслами одни,
мыслями одни,
былями одни,
болями одни,
ямами одни,
одни
в одно
в один
вливается.

Дом
молчит.
Дом
льется.
Дом
переливается.
Дым
вьется.

Растворяется в пространстве. Разворачивается в пространстве. Расширяется в пространстве. Ничего не назвать. Ничего не назвать. Ничего не назвать. Ничего не назвать. Ничего не назвать. Лишь любовь. Лишь любовь да птицы.

Птицы говорят -
мы летим,
крылья говорят -
мы летим,
воздух говорит -
летайте.

На крыше блестят капельки перьев. Уколы клюва. Ручеёк клюквы. На крюк
вы
вешаетесь.

Говорите.

Позволено, летайте.
Позволено, блестите.
Позволено, капайте.
Позволено, остывайте.
Не пойдут на край те.
Черные пятна
отмойте.
От Дома
войте.
Накричите.
Наговорите.
Напойте.
Напойте о смерти.

Из комнаты под крышей льется голос в известь. Камень молчит. Лица отодвигаются. Маски трещат по швам. Глаза — огоньки на растоптанном поле. Сияние света разжиженное и теплое обнимает дом. Из комнаты, из комнаты доносится голос человека. Он лежит под кроватью. Он поет о смерти. Он выговаривает из себя смерть. Размораживает из себя смерть. Вытаскивает запах распада. Он нам сообщает далее. Из дали голоса в аллею звука эхо врывается и исчезает как минута. Нет, ни молчание. Нет, ни человек больше. Ни больше человека, ни меньше буквы. А что же. А что же далее. Карта. География. Окна хлопают. Раскройте. Паруса молчат и дышат спокойно. По океану, по глади руки дышат морским воздухом. Погладим вихрь юного ветра. Ближе к дому. Не думай о смерти. Море. Море. Море. Море. Море. Что же. Что же ответит пустыня. Внутри меня разрастается горе. Я зову вас всех. Никто не слышит. Из песка не построить стены. Из песка не открыть окна. Из песка не открыть дверь. Тоска буквы. Тоска слова.

Никто меня не слышит,
когда я пою,
Ничто песок не разрушит
душу мою
не тронет время
и не поцелуют облака.
Солнце безжалостно смотрит
как рука,
схватившая кружку воды.
От меня не уйти,
От меня не уйти,
От меня не уйти.
Жаждой и зерном
гибельно прорасти.

Надо ли ответить океану?

Надо ли продлить голос?

Лить каплю на другие капли, как воск на волос.
Что ответить.
Принять молчание.
Молчание вышивать словами.
Словом.
Пальцем.
Внутрь.
Глубоко
ногтем
врезается
бешеный
нож.

Это — всё говорят птицы
Это — всё говорит дом
Это — то, что закончилось не начавшись
Это — то, чем дышат рыбы в моем доме
Это — небо перевернутого ведра на земле
Это — лошадиный и заячий колодец
Это — ленточка красная
Эо — молодость деревенская
Эо — песня
морозная
рябиновая
кислая
горловая
Эо — голос детишек в сенях
Эо — душа лисы застряла молнией в березе
Эо — течение ветра 
Эо — нескончаемый, звенящий, стучащий, бьющейся о
О
висок
буквы -
звонок


дзинь
дзинь

позвонила
сама
вечность
и свою мордочку
окунула в
мо-
ло-
ко
ла-
ка-
ть

напейся, моя любовь

вместе стоим на страже
вместе с тобой волнуем кровь
тревожим ее
как ребенка ночью
неосторожно звуком
пролетающего
комара.

2017-2018 гг.


Рецензии