Перифразы. Часть 2. Чаадаев

                Проза в рифмах 18+
                Ненормативная лексика
 
                Глава   первая

Цитата № 1: «У НАС  СОВЕРШЕННО  НЕТ  ВНУТРЕННЕГО  РАЗВИТИЯ, ЕСТЕСТВЕННОГО  ПРОГРЕССА ...»
               
                П. Я. Чаадаев

Лёша: «Смысл требовать с вора, если воров свора? - рука руку грязнит без грызни. Народ то ли лишён доли, то ли мало холен, то есть малахольный (или меланхольный?) удаляется и ударяется в секс: воруют не у меня — у всех...»

Игорь: «Грабьте, но не отбирайте и не обтирайте лапти. Ибо гном слаб тем, что щи хлебает лаптем».

Витя: «Жизнь та же  — лажа мрачного оттенка.
              Сказал давненько Евгений Евтушенко:
             «Как расплодилось низшее начальство,
              в нём воплотилось высшее нахальство».
              В России новый симбиоз:
              где верх?..где низ? - вот в чём вопрос».

Аноним: «Говорил про статус и простату стаду погонщик: «Покончить проще с дурами острыми и сводными сёстрами, чем с водными процедурами. Нам, гуманитариям, океан — по гениталиям, принять бы стакан и с бабой — по стогам...»»

Бабушка секс-революции: «Мудозвонов до хера в свите, и разве это — не развитие?»

Патриот: «Вице-премьер — на вице-премьере. Репетиция? Аншлаг? Шаг до премьеры?»

Лёша: «Речь о министре ли, или менестреле? - вместо слов для ослов — трели».

Аноним: «Уху ели? Каки — какие трели? - словесный полновесный понос. Не страна — тюрьма +свалка+ из дерьма панно».

Юра: «Пусть мы голые, нет ходу назад — мы увязли....но согласно методике проверим на наркотики и школы, и детский сад, и ясли».

Аноним: «Деткам дать фантики ириски «Золотой ключик» - умолчать про клетки, ватники, риски и что систему колючек постоянно глючит».

Витя: «Всем доказали: наше колесо (кучер-мастак) доедет до Казани,  до кучи  и до крымского моста». 

Бабушка секс-революции: «Власть себя тешит или наоборот — у неё заскок: держит народ за скот».


Серёжа: «Взявшись за кнут — любого согнут».

Юра: «Для стада отрада — вожжа и вожак».

Бабушка секс-революции: «Одним мало (жизнь  отнимала?) и по две жены, другие на вибратор подвешены...»

Аноним: «Не всем — чётки, но  (чётко) всем — зубные щётки».

Юра: «Козёл, осёл, барашек разыгрывали место у параши, забыв — кто в ответе за лото, тому и светит унитаз золотой...»

Патриот: «Глянец мутнеет от врак, куда не глянешь — вот, враг».

Аноним: «При бельме не смотри на пельмени: зри (не сри), народ, на рот и путь элиты, будь улитой — ибо улите сколько не сулите — всё равно: кто лидер, у неё всё на мази, потому она и (в образе канальи) тормозит».

Бабушка секс-революции: «Отсюда и от суда наградки: на грядке у Лидки вкусные устные улитки...»

Лёша: «Если лох оглох от патриотики-эротики, значит готов — и к бойне, и к дойне, он не молвит: «Ой, нет!» - войне и подобной допотопной х*йне...»

Витя: «Ложь не пылится, ей не обделят: отбелят в тазу или в колоде карт перетасуют — и готовые старые нары и новые небылицы».

Бабушка секс-революции: «Размах маразма окинув, винят вагину».

Аноним: «Берёт испугом не перёд (не п*зда) нас, а стрельба из БУКа и бездарность...По правилам боулинга — оттащить останки Боинга и БУКа Сирии на танке или на буксире и заявить: мол, засада Асада, у нас же — то болото идиота по квотам, то поля — по ним промчались большевики-капиталисты — остались тополя, борщевики, чекисты...»

Бабушка секс-революции: «Частушка под чекушку ПРО ВИБРАТОР: «Без прогресса я — агрессор, а с прогрессом я — со стрессом».

Аноним: «При чём здесь БРОВИ БРАТА?»

Бабушка секс-революции: «Когда припекает, людоеды и монстры толпой прибегают к рабам-оглоедам с мольбой: «Братья и сёстры!»»

Валя: «Наши властители-воители все с дипломами и с именами...»

Аноним: «Вот и работаем с типа ломом и непонятными семенами: произрастают  особняки и сорняки...»

Патриот: «Крадут. А что за творог кладут в сырники? Трудясь, вертясь, крутясь, помните про баллы вы и не забывайте грядки пропалывать».

Бабушка секс-революции: «Вы вот получи'те вывод краткий: раком патриота — на грядки. После этакой с этикой ебли пусть жуёт сорные зёрна и стебли».

Аноним: «Щёлкнуть затвором — поймёт, что за творог».

Витя: «Между нами, ждунами: наш патриот — не горьковский Данко, его не увидишь на пашне или в бою на башне танка».

Бабушка секс-революции: «Он на командном пункте: матом нам буркнет, пукнет  и — в бункер».

Лёша: «Посмейтесь по смете про смесь-то: во власти — гонор, гном по смерти — донор».

Бабушка секс-революции: «Коли вы около дела или тела, почему бы не показать зубы и не орать за всю рать оголтело? Затем глазеть, как тащат кого-то в клозет...По сути о битой с обидой  посуде: бог  не рассудит».

Аноним: «Что им суд? Когда ссут  в глаза, поют с дрожью: «О! Ссанные. Осанна!  Божья роса».


 Глава  вторая

Цитата №2: «НАРОДЫ — В  ТАКОЙ  ЖЕ  МЕРЕ  СУЩЕСТВА  НРАВСТВЕННЫЕ, КАК  И ОТДЕЛЬНЫЕ  ЛИЧНОСТИ».
                П. Я. Чаадаев.

Витя: «Если начальник-йог не канает отсель в отель, а гоняет чаек и чаёк, говорит вместо «Я» - «МЫ» - нам не вырасти и не вылезти из ямы».

Бабушка секс-революции: «Кабы не слухи (эти навозные новостные мухи), не знали бы алиби: начальник прячется-плачется, устав,  в кабинете, а не в кустах».

Аноним: «У голытьбы нет судьбы: жизнь еле без шинели влачит, а бедные, бля, — учителя и врачи».

Бабушка секс-революции: «Коммунисты, гнобившие христиан, продали на бирже и рабочих и крестьян».

Лёша: «Лидер и элиты-сателлиты (с гримасами и в белом) выглядят сэрами, низы ( с хером) смотрятся массами серыми».

Бабушка секс-революции: «В стране ликвидный регресс-процесс, у депутатов-психопатов — очевидный  ПМС».

Аноним: «Как патриот, встав задом наперёд, не вижу — в чём даль тонет, попахивая серой. Скажу: беда — когда на верху дальтоник в заплатах дразнится и не видит разницы в зарплатах, белой и серой».

Бабушка секс-революции: «Жизнь — (не секрет) черно-серыми полосами, а гномы  с мед-полисами любуются на жопу-с...(наш опус?)».

Витя: «Обычай жуткий — набычась, не обучаясь, опечалясь, играть на флейте: лучше сына — в проститутки, чем из дочери — ефрейтор».

Аноним: «Между прочим, по теме о порно, опорно-двигательной системе и шекспировской флейте: упорно дрочим рейтинг».

Бабушка секс-революции: «При любом вкладе глянешь в кладезь —  не видно сути: таков фитнес и бизнес для дураков — не обессудьте...»

Лёша: «Шепнуть (щипнуть) братьям и сёстрам: не увлекаться гадством — волонтёрством и позёрством».

Витя: «В думе что-то втуне Воланд тёр — в России объявился, не запылился волонтёр».

Аноним: «По роже определишь порок, но не  порожек или порог».

Валя: «С нашими маршами и древами, то есть нравами, можно оставаться (столоваться) и левыми, и правыми».

Аноним: «Напрашивается мат: наши маршалы (те что цветут в некрополе) с нашими маршами миллионы солдат угробили... Кому — золотые коронки, а кто-то без похоронки».

Бабушка секс-революции: «По поводу амнезии в России: кому лекарства — тому мытарства».

Витя: «Центр с чёрствым упорством Каина мочит, как хочет, окраины».

Аноним: «Ликбез: живут-то дико и без татарского ига».

Лёша: «Когда закон против гномов нацелен — не спасают панацеи».

Юра: «Тактика и практика мировая: коли рожа кривая, не пинай ты пенаты — живи без зеркала и каравая».

Витя: «To be or not to be? - Тупик! - Тупик? - O, yes! Исчез прогресс через интерес...»

Наташа: «Народ моногамен? - раз, выносят власть вперёд ногами».

Юра: «Бюрократам — семейный подряд, тогда так-то без такта страну взбодрят».

Сережа: «Должность приобретать на вырост? - сложность в нехватке мест; но президент не выдаст, никто не съест».

Аноним: «Власть вменяема, когда она сменяема и снимаема».

Бабушка секс-революции: «Мается, но снимается и в анфас, и в профиль (снимают профи), не сходят с экранов — входят в образы (ОПРСТ) ханов и ханских хамских баранов».

Аноним: «Мартышкам говорил Мышкин, князь: «Гонясь за барышом, не бережём, как зеницу ока, синицу — от бога, предпочитая с курицей скурвиться».

Витя: «Языки — злы же...В наш огород — анекдот «КАК  БОГ  СЛЫШИТ»:
гномы (много) просили бога: «...жить с властями, но С  НОВЫМИ».
С новостями явились прежние власти: «Здрасьте! Вот и  СНОВА  МЫ!»»


 Глава третья

Цитата №3: «...ПОЛНОЕ  РАВНОДУШИЕ  К  ДОБРУ  И  ЗЛУ, К  ИСТИНЕ  И  КО  ЛЖИ...»

               
                П.Я. Чаадаев

Аноним: «Бес — при деле при беспределе...»

Витя: «Молчание — золото? Молчание — ложь?
            Пиво — без солода? Плоха блоха или вошь?»   

Бабушка секс-революции: «Согласно законам партитуры:
                в каждой партии — дуры».

Наташа: «Стала (не сдала?) наша жизнь долга —
                осталась малость: про уровень её долгать
                и в рай народ затолкать».

Лёша: «Нагадят вал лжи — на катер и покатят в Алжир?»

Бабушка секс-революции: «После Куршавелей и Панам
                проходятся налогами по нам...»

Аноним: «После государственных монологов —
                от налогов себя застрахуем,
                чтобы снова наши жопы
                не встречались с речами и  с новым х**м».

Витя: «Для электората всегда отыщется оратор...»

Лёша: «Речь толкал от потолка шишколобый: «Бьют — молчи, не жалея (не желе — я?) мочи,
дают — лопай. Веди себя тише, ты же — раб и божий и нищий; из-за того, что ненасытен, изыди и сиди с взросшей рожей в нише, чтоб не оказаться без кассации ещё ниже. Некуда деться от недуга, от придуманного притуманенного детства, от лажи вам — ложь отлаживаем, правду отваживаем, вас не спрашиваем...»»

Аноним: «Рот не разевайте на сбитень — зевайте и спите. Мыслями (не кислыми салями) сорю: на хера царю (не Геракл) гормоны, когда в оркестре (вор — экстра?) нет гармони? Или на хера под «ура!» дурак барабанит, коли нет пара в бане?»

Бабушка секс-революции: «Когда под крик «УРА!» женятся — будет груз 200 у роженицы... С нашими жабками всех закидаем шапками».

Наташа: «Коли сдюжим и отутюжим сушу танками, победим и с ушанками».

Аноним: «Низам — шинель, верхам — в шанель...гном при том всегда — в горбатых и в штрафбатах».

Витя: «Зная из газет о баяне и козе, бряцаю лирою — формулирую про нацию: если нас не подведёт обоняние — их не спасёт обаяние».

Бабушка секс-революции: «Между нами мышами — межа ли? - народ плохому Пахому и начальству мешает: слишком умишком плох — от выданных невиданных крох. Гном оглох: упавшую кроху сопровождает по стране грохот».

Аноним: «Если власть (априори) стоит на морали — она не зрит, что про неё на заборе намарали».

Юра: «Про народ буду кратким: кто — по бабам, кому — попа бы, одним — чушь пороть, другим — грядки полоть».

Аноним: «Потужив и потушив лампаду, зашикайте и зажигайте ламбаду».

Юра: «Желательно: всё тщательно пережевать и ни к чему переживать: прежде чем свободы перешивать, поймите вы, телки и дурачины, - стоят ли овчины выделки?»

Аноним: «Из Торы не отрыть и не открыть историй про пажа, в России, говоря о шее (не об шее), что — общее, то и — пропажа...»

Наташа: «Генеральский покос — российский погост».

Юра: «Гордитесь нашим погостом — здесь все разложены по ГОСТам».

Бабушка секс-революции: «Солдатика приравняли к рабу — свободное место для него в гробу».

Аноним: «В жизни точно отёчной аптечной скоротечной сперва согнут, потом — за кнут, затем — узду, в конце видна цель винта: шуруй, шуруп, в пiзду».

Юра: «Мало тебя родина крыла...»

Аноним: «Мат, авось, не влияет на матовость рыла. А там говорил Адам деве Еве: «Как бы не крыли — лишь бы не оказаться на гриле».

Наташа: «Когда-нибудь народ от брани воспрянет, встанет на путь, вспомнит про пряник, закусит, сходит за кустик и — за гусли...»

Аноним: «Наши танки проскочат в дамки, если наши портянки сунуть в нос янки».

Бабушка секс-революции: «За родину себя отдам, но что останется от дам? И кто рад, что электорат — как дышло: его зомбируют, чтоб чего не вышло».

Юра: «Все воровали понемногу когда-нибудь и что-нибудь — как оказалось пони могут за лошадей хомут тянуть...»

Аноним: «Но вскоре гномы (пони) с горя передохли. Где обнаружить, чтоб нарушить, родничок иль рудничок? - мысль по извилинам течёт — налечь (навлечь?) стране на передок ли?...иль рассосётся пустячок?»


Глава четвертая

Цитата№4: «НЫНЕ  ЖЕ  МЫ, ВО  ВСЯКОМ  СЛУЧАЕ,   СОСТАВЛЯЕМ  ПРОБЕЛ   В НРАВСТВЕННОМ  МИРОПОРЯДКЕ».

                П. Я. Чаадаев

Будущий пенсионер: «Это — лоно эталона: народ не заслушивают, как он того заслуживает?»

Аноним: «Ноябрь бывает и ная бывает...Дворяне и дворняги, воры и варяги пiздячим на пердячей тяге и тащим куда-то стяги»

Обыватель: «Боже, стыд: когда между собой поладим?»

Аноним: «Всех размести (разнести?) и разместить по шестым палатам...»

Витя: «Притрагиваюсь к ране: пока гром не грянет, власть не сменит (не смеет) ориентации, готовая всегда на танцы и нотации».

Аноним: «Взяв закончик раззяв, то есть за кончик клубка, - видишь финиш: и народ глуп, и власть глупа».

Валя: «Поймите, власть — не мать Тереза, но в среде особ и азов культурных нельзя без интересов шкурных...»

Аноним: «Если власть в каракуле — не плюнешь на её каракули...»

Бабушка секс-революции: «Куда Россия шествует и кто над нею шефствует?»

Витя: «Люди обделены; власти — обделаны, глухие и бухие от белены; красные (коммунисты) отбелены (чистые?), профактив от ретроспектив, не гадая, превратился в негодяя».

Аноним: «Раскрыл раб очи — и вот: он уже — рабочий».


Бабушка секс-революции: «Бухнуть у раба тяга — отсюда от зуда и — работяга?»

Аноним: «Живём офанорело — гимн исполняем под фанеру».

Наташа: «Глупость и тупость — не Змей Горыныч, но вниз по ступеням с преступлением граничат».

Будущий пенсионер: «По поводу следующей арии в народ: «Тон сбавьте и предоставьте перевод и комментарии»».

Аноним: «Когда представят — ничего не оставят».

Бабушка секс-революции: «Да, когда ты гол и босой, в одиночестве наслаждайся своей колбасой. Мастера на все руки на досуге доберутся и до суки...»

Аноним: «В голове у масс дыра — где прежние небрежные  мастера? Пусть тату маскируют пустоту».

Витя: «От болтуна с бодуна из мэрии: «Если бы и слепые талант измерили через литр, знали бы — кто в стране лидер...»»

Аноним: «Жизнь — не бархат, хоть и стараешься порхать. Проще из тёщи сотворить олигарха, чем до пенсии пихать и пахать...»

Бабушка секс-революции: «Говорил кузнец Захар: «Жизнь — не сахар, не похожа на загар...и хули ахать: через закал поймём, что за кал».

Будущий пенсионер: «Беззуб? - суп сиди и жди, забудь про путь и субсидии...»

Аноним: «Взято свято за правило у первого коммуниста: если власть заправилась, хер пока не вылепит и всех не вы ебит — не угомонится».

Витя: «Смотрю на роты, полки, балки, палки, всю историю перерыв...когда у народа наступит (нас тупят?) перерыв?»

Будущий пенсионер: «Батрак! То есть бардак! -  никто не думает о наших портках драных и сраных в других странах...»

Патриот: «Вас вши не ели — значит, не знаете: как спать и жить в сраче в окопах в шинели с батей».

Бабушка секс-революции: «Вам ваша шея — всего важнее, посему — лучше плохой герб, чем хороший ГЭРБ».

Юра: «Вопросом обезьян прошить: а без  ЯНЬ  слабо прожить?»

Наташа: «Почему не мелкая беглая белка - я? — ускакала бы от этого кала и пекла я». 

Аноним: «При Ротенберге — зачем Роден белке?  Хотя вексель белке предъявят и при Вексельберге. Начальству — туш, девкам — тушь, электорату — холодный душ».

Юра: «Господи, мечты в узел без конфузий свяжи: главное не сбиваться с темы, освежить стены побелкой, не спиваться, кто хочет — пусть будет белкой, а я — силовиком с дробовиком. Увы, критик нынче — не да Винчи (не довинчен?), то есть мелок: хватается милок за мелок и — на стенку на сделку, забыв, что во власти полно целок и недотрог — грубит и трубит в не тот рог...выходит «ERROR» - шьют критику «Словесный террор», а в местах скопления добавляется «Оскорбление». Короче, не мешайте нам с оргазмом с вашим (свяжем) сарказмом".

Аноним: «Спросите кастрата у костра-то: «Если газ тратят на шлюх — во что превратится наш луг?»»


 Глава пятая

Цитата №5: «ЖИВОЕ  ВЫЗЫВАЛО  ЛИ  ЗДЕСЬ  КОГДА-ЛИБО  СЕРДЕЧНЫЙ  ОТКЛИК».

               
              П. Я. Чаадаев

Обыватель: «Зачем раба —  пока, бля, живём сытно — по каплям из себя выдавливать, друг мой ситный?»

Аноним: «Отрекошетило от неба (от нёба?) эхо: рабы — России  не помеха».

Витя: «У нас принцип: девке — принца, бабке — брынза, мужику — за воротник залить,  в родник поссать, чтоб экологию спасать и всем насолить».

Бабушка секс-революции: «Кому — шик, девке — камушек, а бабе — мужик».

Лёша: «Радетелям очага: в архивах ЧК бери кипы дел — везде перегибы и беспредел».

Обыватель: «Что взять с голого? Не напугать нас мешками на голову, девок — членом, власть — насмешками с хреном».

Наташа: «Пока патриотизм не угас, шилу мешок — не указ».

Юра: «Учил нас Даль — как переплавить олово на сталь».

Наташа: «Не разобраться с Дали нам!»

Юра: «Пошлём за Сталиным! Раз пустые и распустились трошки — вернём трёшки...Устраивает настрой вас мой? - жизнь наладим по (статье) пятьдесят восьмой. Поймите: в пойме-то весь перец тройки — невозможность перестройки».

Бабушка секс-революции: «Думаешь: ты — редактор, а в первых рядах-то в опере дятлы тебя не опередят ли? Будешь в ненависти троллиться и тебя не навестит с цветами святая троица?»

Аноним: «Отстал ли скиф от сталинских колосков, ростков и бросков? Пока ловец голосов пьёт и бьёт пыльным мешком по лицам и по голове, главное — распылиться, чтоб не спалиться с полицией, гоняясь за горластым петушком».

Бабушка секс-революции: «Коммунизм и гуманизм строили на века-то, а когда споткнулись, то нае бнулись образ, компас, навигатор».

Патриот: «Не дремлите, не дымите, устремите взор: наши рынки растут!»

Бабушка секс-революции: «Вздор: чего глазеть на ширинки? - раз тут и без блата бесплатно на ебут».

Обыватель: «И слёзы, и потеха — российская ипотека».

Бабушка секс-революции: «Да, смех и грех к изменам склонным нам — трахаться с клоуном».

Юра: «Учите впрок урок, помните про курок, у'рок и окурок. План таков: раздавим врагов, оставим богу Рим и покурим».

Аноним: «С молитвой смоли твой «Дымок», хотя для русских написали: «NO SMOKE!»

Будущий пенсионер: «Мель, гнёт, хмель — жизнь так промелькнёт не вся ли?  Если выпивку не взяли, какой смак в сале?».

Аноним: «С околоземной орбиты не заметны соколы и их арбитры, то есть кому — клёво, а кто и заклёван. По поводу смака — начинайте с мака».

Лёша: «Электорату кости обгладывать — бюрократу бумаги перекладывать».

Витя: «Народ — в прогибе, снуёт и последним узнаёт про гибель основ и сынов: «Отпрыск был пьян абсолютно, выкинул номер — помер от брызг салюта»».

Юра: «Власть заботится о тебе же, поэтому такие депеши».

Бабушка секс-революции: «Если везде в езде под колёсами с грёзами — пеший люд, то на вес (навес?) депеши и посылки плюют».

Юра: «Говорила тля, паузу для: «Нам — что панегирик, что некролог: в плане килек и в плане икринок для ста грамм — предлог».

Аноним: «Знать бы, что за знать и что за жизнь будет соткана, - не измеряли и не усмиряли бы её сотками».

Бабушка секс-революции: «Если мысль дика, это хуже чем ужас и мистика».

Витя: «Как поступить, чтоб не тупить, с лепотой, обладая слепотой?»

Аноним: «Чтоб на суше потреблять суши, стоит понять: где насушен насущный хлеб-то? От краж-то и  сограждан, когда кумир загажен и закрашен, потребна лепта: уметь — не видеть, не слышать, онеметь».

Обыватель: «Отдав по лепте-то — что поймём по лепету? Что за новшество — где множество троп выводит на трёп? С верху: «В темпе плати!» - а где дембель и плоды?»

Будущий пенсионер: «У кого ворс — у того форс, а на кого с ножом — у того форс-мажор».

Бабушка секс-революции: «Не сошелся свет клином на локоне, человек — глина: лепится налогами. И его вам (Иегова?) впендюрят, посадив натуру на тюрю».

Витя: «Дело — не в тюре, в стране нет цивильных тюрем. »

Юра: «Отслужив молебен, охранников налепим».

Аноним: «Не на кого опираться — не избежать операции: чтоб — кто при козах — смог разбираться (раз операция) в абрикосах. Когда добрых дел — с гору и, вызывая скорую, получаешь такси — понимаешь: не умереть (в уме ведь?) от тоски».


   
    Глава шестая

Цитата №6: «...РАБ!  ВОТ  ЗАКОЛДОВАННЫЙ   КРУГ, В  НЁМ  ВСЕ  МЫ  ГИБНЕМ, БЕССИЛЬНЫЕ  ВЫЙТИ  ИЗ  НЕГО».

               
                П. Я. Чаадаев

Обыватель: «Если цены заломят-таки, смысл хвататься за соломинки?»

Бабушка секс-революции: «Не любим себя мы: сто раз скажи рабу «свинья» - он будучи сукою, цепями звеня, захрюкает».

Аноним: «Если к вам кучер Ваучер явится, начнёт кучерявиться, вместо «А ну, залётные!» - наляжет на огурцы солёные, - что станет с Русью (с тройкой)? Струсит до кучи? Встанет? Рванёт? Или народ займёт очередной родной перестройкой (перед дойкой)?»

Будущий пенсионер: «Обойдёмся без дорожек (бес дороже?) ковровых мы, лишь бы не в стадо с коровами».

Аноним: «Разве рак в курсе, что при определённом обделённом ракурсе он на горе, угорев, свистнет  и его в сваре сварят?»

Юра: «Что повесили носы вы? Просто гнедых меняют на сивых».

Будущий пенсионер: «Вам — раки, мы — во мраке; вам — выпивку, нам —
выправку; вы — статные, мы — стадные...»

Бабушка секс-революции: «Свыше вам предлагают остаток, вы же, выпадая в осадок, будто фруктов объелись по осени, на «прелесть» говорите «прелость» и поносите...»

Аноним: «Извиняюсь за беспокойство: где-то нас лучше жила и жива утка — на случай расстройства желудка. Говоря, как варяг, банальности: с этаким судном ни к чему анализы и суд нам».

Наташа: «Почему Коран-то не заточен под гаранта?»

Патриот: «Сведёт с ума комедия — говорю о Магомете я: идти к горе-то при наличии кареты».

Бабушка секс-революции: «Сам со своими (со сваями?) правами, дровами и корытом не доедешь до горы-то».

Обыватель: «И потом, система бекова: нас имеют, а нам без панам — некого».

Аноним: «Из закона коррид: если на воре во дворе корона горит — не считая и мошек, спасайтесь на сайте, кто может».

Обыватель: «Лишь не мы оказались бы лишними...»

Будущий пенсионер: «Вместо пенсий получим хер мы...но, не взирая на качество спермы во дворце и в сарае, всех примет прима-мать-земля сырая...»

Аноним: «Нам бы круг пиццы — выдают-то крупицы. Как относиться к року, когда получаешь кроху?»

Витя: «Как поступить с квотой на любовь патриота? - мороз по коже: любовь осла на любовь козла  похожа».

Аноним: «Отвечаем за пинки матом без запинки».

Бабушка секс-революции: «Сил накопите и смело бейте врага в рога — не споткнитесь на копыте».

Наташа: «Стоит недругам привыкнуть — нас не выгнуть».

Аноним: «На месте (не месса?) топтаться — и вся адаптация?»

Наташа: «...и не сломать!»

Аноним: «Эк, тебя понесло, мать. Чувства к лени не мешают шустро вставать на колени...»

Патриот: «Потливый и пытливый ум изрёк для прессы: «Макароны без подливы пресны...Между нами болтливыми, будучи подливыми мы всегда — с подливами».

Аноним: «Гордясь особенной канвой, не забывайте про конвой...»

Бабушка секс-революции: «В прозе, на досуге, надо суке бросить, если жрать просит жвачку  (штуку?..пачку?)».

Витя: «Не гавкаю Кафкою, а не то бы из утробы ответил за суку: в засуху хотелось бы влаги, а не топать со всеми в лагерь».

Будущий пенсионер: «Куда выведет кривая, если шельму бог скрывает?»

Обыватель: «Бог шельму метит!»

Аноним: «...памятниками из меди. Судя по надгробьям из гранита (искра не та?) - краны-то не перекрыты...».

Наташа: «Не пикнув, годами гадали по ромашке — не вникнув, за  что нас возлюбили промашки?»

Юра: «Сбацав выстрел, запевай, запивай и не забывай тезис тира: пацифисты — дезертиры».

Витя: «Кто по гаже — всегда что-нибудь покажет. Помните: как грелку рвал Тузик, и её валтузил?»

Лёша: «Нет спору — виноваты США. Почему мы кривляемся и являемся к шапочному разбору?»

Аноним: «Злится ослица, А мы-то (мытарь?) хоть и с лица спали, не зря столетиями спали: куда  не пни — пни, пни, пни... -  народ без пенсий. Что за подлянки? Чтоб выдернуть пень сей, продадим на запад лямки...»

Бабушка секс-революции: «Потянут за лямки — и нет солянки».

Аноним: «Без суда на «нет»  прилагается минет».

Бабушка секс-революции: «Судьи — в норах, кто — в сутенёрах?»

Будущий пенсионер: «Как поступить? Мы — на мели, нам море мусора намели».

Аноним: «Тоните, промокнув до нити или, не прикасаясь к бензину, тяните резину».

Будущий пенсионер: «Вертикальная ось — сдаться, продаться, отдаться...»

Аноним: «Брось и разотри...»

Бабушка секс-революции: «Превосходно — если раза три...ибо говорю о разе я, как о сексуальном безобразии».

Аноним: «Кто-то и ртом и задом лакает за дам вино, а я локален: хватаюсь за домино и — на  воздух, там навоза дух. Играть бы в доме, но слишком матерное домино: не слышен минор, а соседи (SOS едет) косятся на яд в образе наяд, вызывают наряд, переходят на мажор...»

Лёша: «У системы на все темы вдоволь и вдов и прослушек, кукушек и психушек».

Аноним: «Не решён, чтоб не лезли на рожон, этнический вопрос штопки в стране хронически больной: после какой стопки пал Ной?»


 Глава седьмая

Цитата№ 7: «...КАК БЫ  НИ  БЫЛА  СИЛЬНА  ВЕРА,  РАЗУМ  ДОЛЖЕН  УМЕТЬ  ОПИРАТЬСЯ  НА  СИЛЫ, ЗАКЛЮЧАЮЩИЕСЯ  В  НЁМ  САМОМ».               

                П. Я. Чаадаев

Наташа: «Сколь призывами (даже лживыми) не покачивай, сколько патриотов не передави — не станете жить богаче вы: нужен пример (премьер?) - Иисус или передовик».

Аноним: «Не укради — потрясная под рясами заповедь, но душит жаба ведь...если бы дело шло об щах, а то воруют общак».

Бабушка секс-революции: «С крохами терпите — отгрохали на костях Питер».

Витя: «Наши пути прямы: снова вор ноет: «На — в рот, народ,  прими снотворное».

Лёша: «Власть пiздоболит до боли знакомо (знак комы?): «Попозже мы заживём по божьему. Вам пока пахать на безденежье, нам бездельничать и беспредельничать»».

Аноним: «Куда денешься на безденежье и безрыбицы? — лучше встать раком и не рыпаться. А на безрачье и безбрачье  - и головастик проскочит кастинг. По поводу отбора и отпора — что лучше: грабануть или обмануть, импотенция или деменция, идиот до или патриот от...?»

Бабушка секс-революции: «Власть забрешет: «Скоро счастье забрезжит!» - перекрестись: попал на берег крыс ты...»

Обыватель: «Заставь вне застав на рейде патриота молиться — рейтинг рвотой начиняет и начинает за бугор ломиться: мол, с нашими домашними числами зажуём (за жульём?) и заживём пушистыми и чистыми».

Будущий пенсионер: «Голосовали за бред мы? У власти правило кащеево: обеднение и сокращение через объединение и объедение запретами».

Бабушка секс-революции: «Патриоту предоставить нишу ту — российскую нищету, пусть не горячится, хватанув горчицы, а корячится; народ — не хвост ящерицы, может и ощериться».

Юра: «Клуши — те, кто на власть в обиде — глушите пустырник и вопите в пустыне. Пусть ныне — без потрясения основ. Больше позитивных снов и слов».

Валя: «Извините, свиньи — те, не клуши, кто тянется в грязь, к луже. Говорим про клушу — видим наседку, а свиньи тыкают, пока часики тикают, на сетку, посягают на Слово, заявляют: «Нас ловят!» , обращаясь к американцам: «Здесь есть камера, карцер...» - забывают про заботу и прозу пота. В органах избыток (из пыток?) зубов — обходятся без еврейских библейских суббот».

Аноним: «Зачем оценивать удой — когда худой бидон? - закатайте молоко в бетон».

Витя: «Мучает отсталость: в патриоте человека не осталось...»

Будущий пенсионер: «Заранее извиняюсь за раны и за кипеж: если вместо чая моча — в чане, кругом — дурдом, на Молчалине — Молчалин, страна — в загибе».

Аноним: «От родины получать бы не х*юту ту, а какую-то ласку...А то выдадут лоскут и — в огласку: жизнь — золотая! А тем лоскутом пробоину хер залатаешь...»

Витя: «Не сражаясь, не выражаясь грубо: патриот-группы не употребляют крупы, налегают на горох, чтоб, учуяв яды, то есть бздёх, сдох я, ты и всякий кабысдох...»

Бабушка секс-революции: «Не женитесь на гадалке: было бы в Кремле течение — отдавать на отсечение руки и ноги — на каталке возили бы многих...»

Обыватель: «Чтоб слава звенела, обрубок кремлёвский на виниле сравнили б с Венерой Милосской».

Витя: «Хоть мы — не цели и целы, и не мы (так как немы) съели — платить за груши нам: не такая (в зад толкая) программа загружена».

Аноним: «Что лучше: приз — рак капитализма или призрак марксизма? А так без атак: «Всё хорошо, прекрасная маркиза...»


Рецензии
Впору смеяться бы, а не хочется. Таковы наши реалии.
Будущий пенсионер: «Беззуб? - суп сиди и жди, забудь про путь и субсидии...»
Мне отполовинили субсидию, которые почти все получают как компенсация за отопление зимой. Написали в соц незащите , что мама не моя и вычли её долю. Мамы 10 лет назад не стало, возмутиться она не может. Я уже и сомневаться стала, а моялимама?
А иск маринуется, с. Бляватская закон сторожит, чтобы с катушек не слетел.

Наталья Прохорова   12.11.2018 19:46     Заявить о нарушении