дед-6

  «Сан Херонимо», 1643. Антонио Переда и Сальгадо (исп. Antonio de Pereda) (1611-  1678),  испанский художник. (Ванитас). Музей  Прадо, Мадрид.  Антонио Переда является представителем испанского барокко. Он следовал двум основным направлениям - религиозная живопись и роспись алтарей.

    Голова и лицо типичного мало-ухоженного старика в состоянии транса или молитвы с подведенным кверху взором. Все признаки старика в виде облысения черепа, седины на всклокоченной бороде и ещё чёрных местами усах, множества морщин на теле, истончённой розоватой кожи, особенно на лице, которая бывает у людей склонных к употреблению алкоголя в большом количестве. Атрофичность сухой морщинистой кожи на теле за счёт уменьшения жировой прокладки в  мягких тканях конечностей и грудной клетки, на животе. Во многих местах просматриваются выступающие сквозь кожу вены.

  Определённая театральность и напускная религиозность, конечно, присутствуют в образе святого, но и реальность в изображении старческих изменений тела человека художнику удалась.


******************


Дед замолчал и, видит, Лунный Мальчик\Вдруг соскочил с луча и подошёл к нему\И улыбается; грозит, согнувши пальчик,\И говорит, колебля полутьму: Лев Зилов   Дед поэма 1912

 Зато попросит деда:\— Ты мне машину дашь?\Я на каток поеду!—\И позвонит в гараж. Агния Барто 1938     ДЕДУШКИНА ВНУЧКА
 
 Дед знает все, он все давно постиг,\  глядит на мир, как Бог — на нищих.\  Но вот очнувшийся от дум старик,\  карман нащупал, что-то долго ищет. Анатолий Мокеев. Перевод Германа Пирогова «Дружба Народов» 2007, №10

И вся дюжина браслетов\     Выпала из рук...\     "Внук ты мой? Так как же, сиречь -\     Значит, я ваш дед?\     Ну так я вас должен высечь\     И принять браслет..." Алексей К. Толстой НЕОЖИДАННОЕ НАКАЗАНИЕ
 
  Дед Иван и черт \\    Он стоял в несокрушимых сапогах, \    С деревянными морщинами на лбу, \    С рыжим потом на посоленных висках, \    Подперев ладонью тучную избу. Алексей Витаков Из цикла «Ты видишь — руны говорят» 2000
   
 Дед Иван, вернувшись с войны, припадал к этой жуткой земле,\                дышащей, пьяной от собственной крови\      и крови других, излитой в пахучее лоно;\                алкоголь замутнял ему, шедшему "пить за здоровье",\      как поётся в любимом плаче его, – тяжёлое сердце;\                он давно уже – часть этой земли, и сердце его рассосалось\      в плодоносных на краткий лишь срок, потом засыхающих грушах,\                сладкой тютине, чёрной брызжущей вишне. Игорь Вишневецкий Из книги "ПЯТАЯ ПОПЫТКА" 2002


Рецензии