Бабушке Вере

Чешский бисер усеял ткань:
Мы плели лепесточки лилий.
Колебалась витая длань
При движении сухожилий.

Что стряслось за прошедший день,
Передача опять вещала.
Аскетичные руки Тень
Транспортировали сначала,

Словно птички, найдя зерно,
Норовя изловить стеклярус.
За окошком черным-черно,
Собирали последний ярус.

Беломорско-Балтийскийх блог
Восполнялся с луной совместно,
Как больной Прометеев бок,
Притесняя пустое место.

Васильковый хрустальный взгляд
Оставался всегда загадкой:
Обсуждали соседки в ряд,
Изучая лицо украдкой.

Продавался за сорок монет
Календарь в девяносто первом:
На полотнище тот, кого нет,
С головным пережатым нервом.

Пробираясь сквозь тернии кровь,
Посмотреть на закрытое око,
Застывала, исследуя бровь,
Украшая чело пророка.

Отогнувшийся уголок
Расправляла обратно. Строго
По традиции "файф-о-клок"
Начинался не раньше срока.

Жизнь расписана по часам,
Исключение - лишь ответить
Ожидающим небесам,
Где сейчас старики и дети,

И возлюбленный, знает сам,
Повторяя: "До скорой встречи."
Гладил ветер по волосам,
Убаюкивая всё крепче...

Повторяют цветов витки
Генетические цепочки -
Мы похожи, как лепестки,
Заплетённые рифмой строчки:

Не суёмся в чужой карман -
Одинаково справедливы.
Тишина. И седой туман.
Поворот у плакучей ивы:

Там лежит на кресте венец,
Отличающийся особо
Посреди молчаливых овец
Белоснежного стада сугробов.

Снегопад засыпает путь,
По напрасному не печалься,
Он развеет тревоги пусть.
С Наступающим!
Внучка Бася.

11.12.18г.


Рецензии