Новогоднее

Чего скрывать - накопилось определенное число просьб,
правда, они в большей степени к волшебнику страны Оз,
но коль уж на вахте нынче заботливый Санта Клаус,
я адресую их ему, краснея и заикаясь,
стоя на табуретке, подперев потолок затылком,
пытаясь вспомнить нужный стишок, смутился и подзастыл так.

Итак, у меня скопилось некоторое число просьб,
но ты от них сразу, пожалуйста, не шарахайся, Дед Мороз,
выслушай до конца - может, хоть поможешь советом,
может, просто поговорим, я заинтересован и в этом,
в конце концов я тоже ребенок - хоть рост уже и не мал, чихать!
И только тебе известно, хорошим ли я был мальчиком.

Итак, я упомянул о просьбах. Они довольно просты,
но за жадность и переборчивость сразу меня прости,
я не соглашусь на набор шоколадок; я берегу зубы;
если б ты знал, сколько сам их могу купить - о, ты уронил слезу бы,
вообще можешь смело вычеркнуть все, чего мне раньше хотелось -
теперь мне нужны, как водится: мозги, сердце и смелость.

Мозги понятно зачем - чтобы не делать глупостей,
чтобы идти с достоинством, не попирая грубо стиль,
сердце - чтоб запасное было и чтоб не кровила ранка,
когда мне придется прежним своим путь освещать как Данко,
и смелость (уже понятно, что прошу на круглую сумму я) -
чтоб храбро и без сомнений озвучивать все что думаю.

А то как всегда - внутри головы привычно преет солома,
суставы подзаржавели, я чувствую, что поломан,
и главное - как только мне хочется распушить львиную гриву,
голоса среди соломы моей пришептывают игриво:
"Зачем все это, родной, зачем? Тебе больше всех надо?
Проще вовремя замолчать, чем некстати сказать правду..."

Ну вот мой запрос на следующий год. Остальным уже обеспечен.
Я много лет ни о чем не просил, так что крыть уже просто нечем,
так что седлай там своих оленей на далеком холодном полюсе,
в таком часовом поясе, куда не доедешь на поезде,
и чтобы я не пожаловался - мол, вот он меня подвел как -
ты принеси, пожалуйста, все, о чем я прошу, под елку.

И пускай вокруг развевается праздничный серпантин,
и пускай наши общие демоны останутся взаперти,
но если волшебство не сработает, остается последний способ:
возможно, пора самому становиться Дедом Морозом.


Рецензии