Перифразы. Часть3. Салтыков-Щедрин

                Глава  первая

Цитата №1: «ПО-МОЕМУ,  ТАК: СЫТ, ОБУТ, ОДЕТ — НУ, И МОЛЧИ».
                М. Е. Салтыков-Щедрин

Юра: «Какие уста-то у стада?»

Аноним: «Всё начинается с опят: увидев их — хватаются за нож, нагибаются и сопят...»

Витя: «Как относиться глистам к листам, где расценки за доносы и удаль, то есть, перестроясь, что писать российским иудам (какие мизансценки)? - они, патриоты, стучали вне работы по долгу и подолгу (годы) не за льготы...»

Наташа: «Хоть запад — лох, но и он говорит: «Стучать за бабло — западло.»

Бабушка секс-революции: «Свои у прозы — дудки и проститутки...»

Будущий пенсионер: «Когда много составляющих заставляющих и подтираются правами, страна в провале».

Аноним: «Ждуны, щтаны прокукарекав, пердят, но твердят: «Качество отрыжек не зависит от чебуреков и от рыжих».

Юра: «Глух, слеп, нем — живи без проблем».

Бабушка секс-революции: «Нет совести, профнепригоден, болит душа о народе, вор — идти во власть — приговор».

Наташа: «Власть во всём права? Тогда почему после бравад — всегда провал?

Аноним: «Брякнули Бобчинский и Добчинский: «ЕГЭ!» - с культурой скульптурной топчемся на одной ноге».

Бабушка секс-революции: «Живём лучше чем при Герцене — вырос хер в цене: ставит неучу школа «кол» - и сразу  набатом с матом звучит колокол, а достаётся экологам».

Будущий пенсионер: «Власти кормим мы! Они реформами нас огрев — ничего не оставили нам на согрев».

Бабушка секс-революции: «Власти не раскрывают карты — чтоб  не догадались: какие у них кадры. Говоря про тесто — без дрожжей не будет протеста. А вы, бычки, не можете без выпечки? Слабы без нянек? Забыли про обезьянник?»

Аноним: «В социальный лифт ЧК не сажают без лифчика, говорят: «Хоть и связана с небом артель, но это — не бордель...»»

Витя: «Кому — что симпатично, привычно, патриотично: или проблемные гомеры, или тюремные камеры, или рабы-и-галеры».

Аноним: «От ЧК ныл (посему и отчеканил про зиму за братков) лектор некто  Прутков: «Дети, когда окрест в ответе за стили застыли прогресс и наука — смотрите на УКа, ибо одних вылечит колдрекс, других (зависит от них) вынянчит Уголовный Кодекс»».

Бабушка секс-революции: «На УКа молиться — а  угомониться?»

Аноним: «Зад умывая и задумывая что-то (от и до) грандиозное — получаем полу-чай мы, то есть одиозное».

Бабушка секс-революции: «Скоро ухнет...хорошо — у кого ух нет».

Аноним: «На кухне запрись. Начальник дерёт зад и дерётся за приз новаций: вроде бы надо родине в любви признаваться — клянётся (смеётся?) в любви к президенту...»

Витя: «Скажу как диссидент диссиденту: у них-то мази и аксессуары, они (в массе) все — биосексуалы. Толкуют: такую особу — что в попу, что в рот (если, конечно, Кремль не врёт)».

Аноним: «Стрелять так в лампочку или в яблочко, молчать так в тряпочку — такова ложная и сложная оболочка разложенная по почкам и полочкам (не зависимо от пола ЧК)».

Бабушка секс-революции: «Водочки себе подлей, не думая — кто из начальников подлей?»

Аноним: «Почему и гремлю с азартом: пора отвечать Кремлю за базар-то и шаги-то. Мы — не шахиды. Говорят, когда не по пути: «Иди в попу ты...»»

Будущий пенсионер: «В системе винтиков живите-ка, вы парами, каясь, не увлекаясь выборами и пиарами. У старости свои секс-радости: молчащий в тарелку чаще получает в дар грелку — пенис сей называют пенсией...»

Бабушка секс-революции: «Что мне сей отросток, когда у меня артроз-то?  Хочу бабла же, а не поблажек».

Аноним: «Руководя карнавалами и караванами, расстаются (но не сдаются) с некрасивыми рваными презервативами. Поэтому думай не про вертепы — как сохраниться в пределах границы в помойном ведре бы...»


                Глава  вторая

Цитата №2: «ОДНА РУКА ДАЕТ, ДРУГАЯ НЕ ВЕДАЕТ».
                М. Е. Салтыков-Щедрин

Бабушка секс-революции: «Каждой бане — с президентом баннер, сердце с деньгами — не камень: растает, если узнает — откуда произрастает нога, когда страна нага».

Аноним: «Как соотносятся очки на переносице, эпиляция и нога-то, когда лжепатриот похож на гада?»

Юра: «Эй, популяция, главное — не распыляться. Требуйте приправ, припав к властным ногам, целуйте их и плюйте на гам».

Бабушка секс-революции: «Даже лая и желая многого, чмокая пташек на гербе, - не нарвитесь, витязь, на герпес или как спец по дичи — на грипп птичий».

Витя: «Стилистику — перед начальством стелиться — привела и привила нам столица».

Обыватель: «Влюбился вампир в стиль ампир — выжил... и вышел кошмар шутки: в Москве убрали маршрутки...»

Аноним: «Не избежать перемен даме...Как защищать перед ментами пьяненького, если Москву называет вотчиной отчима — Собянинкой?

Будущий пенсионер: «Жизнь похожа на ралли (слышали с горок в Кремле наорали?): силовикам на пенсию в сорок пять, нам, б лядь, на двадцать лет дольше — голь же...»

Бабушка секс-революции: «На что мы подсели? Новичок во власти — как старичок в постели не годный на запчасти...»

Витя: «Одна рука берёт вперёд, и другая не отдаёт: забирает и запирает. Главное, утверждают умы: по пилатски и по пиратски руки умыть, кто с верой их потирает — ничего не потеряет».

Аноним: «Что сказать про интим? - едим мало каши: наша кара — от Икара перегаром разит, правой рукой фигу кажет, левой — кулаком грозит».

Бабушка секс-революции: «Наслаждайтесь пока горнами и палками барабанными — оставайтесь жалкими покорными баранами. Если мы, рохли, оглохли — виноват скоморох ли? Верь, хам, верхам!»

Аноним: «На днях, не найдя пятый угол, замяукал (захрюкал?) боров: «Гады! Живём во власти крохоборов. Где цветочки с точкой в процветании?» Про свидание с заточкой боров забыл, и был наказан за пыл. Резюме: еби всех, но не мечи на щиты, на мечи и на щи ты бисер, если денег — мизер».

Бабушка секс-революции: «Не важно какой рукой без перчаток по вашему расквашенному полу шарили — страшно за отпечаток на левом (или правом ?) полушарии».

Витя: «В системе ограблений — подсистема льготных вкраплений».

Будущий пенсионер: «Кремлёвские отцы-то от сытой жизни нас заградив, пенсионеров в стране сократив, кое-кого посадив, нарисовали, организовали позитив».

Аноним: «Мы — раз сотый о плене им, про метели с отоплением; нас пичкают спичками и затасканными сказками о Прометее. Нет у чад свечей и коробка' здесь — урчат и учат: сами карабкайтесь. Вместо коррид — водки бы ушат, когда горит душа: ибо плевать чей член впопыхах оторван — быка или тореадора».

Юра: «Привыкнув к виски и сигарам, зачем нам тягаться с Икаром?»

Аноним: «Родная околесица: рука здоровая подворовывает и крестится».

Витя: «Есть искус провести дискурс по тле — чтоб знали: подлец, он и в кремле — подлец».

Бабушка секс-революции: «Говоря о влиянии тлетворном — зачем тля-вор нам?»

Аноним: «Ставок с минтаем и с ментами мало очных? - захотелось рек молочных? Где видите вымя тут, сосунки? Нас выметут — не помогут ползунки:  мы — не сынки, мы — пасынки (опасные?). Кстати, о пасторе: приме-тле положено быть при метле, летать на ступе — нас же тупят; время придёт  - расставят, наступят, раздавят материально и морально».

Наташа: «Если лояльно посветить — оду начальству посвятить?»

Аноним: «Ода лиски для одалиски? Поверив Прометею, не забывайте про Медею... »

Бабушка секс-революции: «Когда в рационе хрен и редька, кумекаешь — не охереть как от вони».

              Глава третья.

Цитата №3: «БЕЗ МЫЛА В ДУШУ ВЛЕЗТЬ...»
                М. Е. Салтыков-Щедрин

Бабушка секс-революции: «Не развешивайте уши: лезут не только в души, но и (как все Нои) — в душевую, ищут дырку, но живую...»

Аноним: «Ты, старая, всё туда же с тарою — целишь и ценишь ниже пояса».

Бабушка секс-революции: «Свыше и старым ничего не даётся даром, тем более если бой из-за пояса и медицинского полиса. Кремль разомлеет и не разумеет: когда идут работы дорожные — надо бы поосторожнее с масками и смазками».

Витя: «Власть фанфаронит и ждёт, когда народ под крик «Одобрям-с!» пенсию проворонит...»

Аноним: «И не надо бомбить Воронеж».

Лёша: «Продаём натюрморт «Флаг над тюрьмой».

Аноним: «Автор?»

Лёша: «При живом чекисте ясно — чьи кисти...»

Юра: «Не сняли вас с педалей воспитаний? Для чего потоп дан нам?»

Витя: «Чтобы знали — как жить потоптанным».

Аноним: «Лишь бы место нашлось, где бы выпить и взмыть на крыльях, и чтоб не шастал ушастый наш лось, а то употребим его на гриле...»

Бабушка секс-революции: «Пейзане, если пенис занят, во избежании бузы в системе настроек — нужны пузырь и нас трое...»

Аноним: «Пока вы рожали, мы за вас (не по роли) мысли  выражали, чтобы нас не пороли...»

Бабушка секс-революции: «Кстати, об интиме: соловей с ветки тренькает поровну и борову Диме и козе Светке».

Аноним: «...до сих пор не решим: за что имеет нас режим; и всё реже правду-матку режем».

Бабушка секс-революции: «На парад надев слуховой аппарат и глядя на дев, не примите при МИДе их за путан, иначе не объяснить шлюхам со слухом: где заплутал».

Будущий пенсионер: «Мы планеты всей позади же — в плане этом берём в баню веник, велик, пассатижи, оставаясь без пара вне бара».

Обыватель: «Если во власти — дока вор, нужно ли с ней заключать договор?»

Аноним: «Где «шаланды полные кефали» - а? Зато и за то имеется автокефалия. Запомни, заполнив цирк овнами — не развлекайся (в социуме) с отцами церковными».

Бабушка секс-революции: «И-а! И-а! - пиликая, во что превратилась (переродилась) наша религия?»

Аноним: «Ничего не известно про осла в ней...говорят честно: мы стали ещё православней».

Бабушка секс-революции: «С лавки чего не брякнуть Славке: ибо, пацаны, штаны с дырками не восстановишь стирками».

Обыватель: «Как ислам относится к ослам и козлам?»

Аноним: «Как ко всем нам, животным, наземным и водным».

Бабушка секс-революции: «Не сболтну лишнего и облыжного: идём ко дну — не любим и лупим ближнего. Язык испоганив, лезем в душу сапогами, торгуемся  с богами...»

Тщедушный поэт: «Немало тех, кто наш лаваш и крест
                дотащит, чтобы нас скорей распяли.
                А как же этот...как его ...протест?
                ...не слышали, не видели, проспали.
                Немало тех, кто, строя эшафот,
                исправно с правдою и верою живёт,
                им по ночам спокойно спится,
                как надо и туда их жизнь течёт,
                за них замолвит слово бог-и-чёрт...
                А мы? А нам осталось спиться...»

Аноним: «Сказала зеркалу овца: «Ай, да молодца: и жена — я, и стриженая, и к тому же за мужем - не последняя в колесе спица»».


                Глава четвёртая

Цитата №4: «...ДЕНЕГ НЕТ — РАЗВЕ МОЖНО ЭТОМУ БЫТЬ! ЕСТЬ  ОНИ, ДЕНЬГИ,                ТОЛЬКО ИЩУТ ИХ  НЕ ТАМ, ГДЕ ОНИ СПРЯТАНЫ!»
                М. Е. Салтыков-Щедрин

Бабушка секс-революции: «Денег на аборт дашь? - тогда, вот тахта и возьми без возни меня на абордаж...Нет монет на минет? - поэт, или пей бром ты или строчи\дрочи экспромты».

Аноним: «Если муж — стар, жена в доме — старшина; а если она — клушка, ей нужны погоняла и клюшка».

Бабушка секс-революции: «Был бы пыл и на пять баллов ствол, можно и — за стол и за баловство...»

Аноним: «Кривые и боевые подруги вибратор взяли на поруки».

Бабушка секс-революции: «Иначе как раба-то превратить в акробата?»

Аноним: «Что сказать сраке редкой, когда красуется на корте с ракеткой?»

Бабушка секс-революции: «Глянь на своё желе-то...поэтому в бронежилетах с касками не увлекайтесь военными сказками. Когда потенцию, как тенденцию, задуло — поздновато хвастаться и бесновато хвататься за дуло. В пойме мая женщина сама поймает сома и его расчихвостит — это вам не в истины из тины, когда корм не в коня, гвозди вгонять».

Аноним: «Кто отверг рыбный четверг? Где теперь — треска дня? От селёдки посерёдке — одна трескотня».

Бабушка секс-революции: «Если ты — не в себе, лги и греши, но не все белки — алкаши. Не всякий, кто потыркал, - специалист по дыркам».

Аноним: «Заботясь о придурках, прим нам голых показывали при монголах и при турках. А ныне и так — уныние: вопрос спорный о кремлёвской сборной — что делать с порно?»

Витя: «Учил зятя тесть: «Не общайтесь с элитами сдутыми и солидными проститутами»».

Бабушка секс-революции: «Без кумача в стране жизнь резвая, только, кум, моча спортивная — дивная и нетрезвая».

Аноним: «Отвечал тестю зять: «Силы где взять? Махнёшь (не Махно ж)  десятую стопку — и пошли душа и туша на растопку, а там кому языки — на полку, а кому без музыки — на польку».

Бабушка секс-революции: «У, тварь! Утварь жаль? Утверждал Пилат Понтий: «Не стоит каркать и ярко пылать, чтоб встретиться в преисподней»».

Будущий пенсионер: «Не  спеши на тот свет (не сбежит), там беспредел: у хамов нет на опохмел ста граммов».

Витя: «Кто оценит в морге стоимость вашей каморки?»

Юра: «В пределах морга исчезает смысл торга».

Бабушка секс-революции: «Близкие и бог даже не узнают вас в изысканном макияже».

Аноним: «Узнал: в зависимости от сана очка и санузла — и заначка».

Оксаночка: «От ссаных саночек и слышу».

Аноним: «Ох, девки, и злы же...»

Оксаночка: «Где деньги, если в школах исчезли лыжи?»

Аноним: «Ныне в моде овации, мотивации, иные фонды...ясен фон-то? ...ищите там дам».

Бабушка секс-революции: «Найдётся место и у дам иудам...»

Оксаночка: «Если надежда и одежда махрится, по дому и по тому гуляет мокрица, лучше не деньги искать — молиться».

Бабушка секс-революции: «Молись, малыш, но помни: мылись мы лишь недавно, посему, не дав нам тёплой с воблой водицы, некто, занятый снами, не станет разговаривать с нами и водиться».

Аноним: « «Пошли все на х...,» - решил и согрешил монах, выдув литр сакэ. Резюме: что у трезвого в штанах, у пьяного — на языке».

Бабушка секс-революции: «О, ё-моё... если прислать бабу к вам — вы её разденете (раз денег нет) по буквам».

Оксаночка: «Разве власть у нас — леди? - у неё культ курятника: не ссыте, несите яйца аккуратненько, иначе столкнётесь с наследием империи — с пухом и перьями».

Будущий пенсионер: «Вся гадость дров — в системе костров и катастроф: бомжарах и пожарах».


Аноним: «Если аж тут, в комнате, жаждут негры греться, им напомните — у нас не Греция...»

Витя: «Трель лодочника Харона: «Нищие, и'щите стрелочника? - смотрите на корм и на ком корона».    

Бабушка секс-революции: «Дело не в лысых лисах: стоит прядь дать (на пари) — и поздно прятать парик».

Аноним: «Став лохматым, через посла послал начальство лох матом».

Бабушка секс-революции: «При наличии горы-то забываешь про обычаи и дырявое
болявое корыто».

Аноним: «В свой срок изрёк бог: «Атомы не могут быть богатыми»».

Бабушка секс-революции: «Только наш атом, в положении нажатом, пахнет (так?..нет?) адом».

Аноним: «Вы, житель системы, ждите вашу вазу с редкими ( с редьками?) объедками в эдеме».

Будущий пенсионер: «Говорил в старинку муж жене, раз стегнув и расстегнув ширинку: «Денег уже нет? Отвечай умнО и ступай со ступой на гумнО».

Аноним: «Бросил котёнок-шкет учёной мышке: «Кыш, мышь с костями, — буду есть киш-миш горстями».

Бабушка секс-революции: «Застой сляпали и — за стол с лапами».


                Глава пятая

Цитата №5: «С ГОЛОГО ПО НИТКЕ — ПРОВОРНОМУ РУБАШКА. А ДУРАКУ — ШИШ!»
                М. Е. Салтыков-Щедрин

Юра: «Маршируя по дебрям, братья и сёстры, давайте потерпим: власть экономит на металле, штампуя героев, ордена, медали».

Бабушка секс-революции: «Экономьте на затратах, не думайте — кого бы затрахать. Мужиков не задев, отвечаю за дев: конечно, патриоты взбодрят всех подряд (даже лихо), но лучше доиграть эпизод тихо — ибо крик дик татар, когда выдан лже-патриот или виден в неглиже (наглый же?) диктатор».

Аноним: «У овцы горе: вместо кофе подали, когда поддали, цикорий».

Бабушка секс-революции: «Одним — потачки, по тачке (авто),  по дачке, зато остальным — пенсии-подачки. Обзавестись бы селитрой и разобраться с элитой».

Аноним: «Когда скакнули вольты, раздался и остался голос, точнее возглас: «Министров увольте!»   В ответ — бред резонный и законный: «Нельзя: у них предпенсионный возраст».

Юра: «Тяните мыски вы. По приказу Москвы вы орите: «Мы — скифы!»

Аноним: «Ору: «Скифы, забыли о русских вы?» Отвечают: «Вам мозги бы...»»

Витя: «Идущих по минам не воскресить помином».

Аноним:  «Тех, при кассе и при газе, судя по аплодисментам, отмечают конкретным: наградами-окладами в секретном приказе».

Будущий пенсионер: «Власть в пику нам фигу-мину сунет и доходы наши минусует».

Бабушка секс-революции: «Если вместо свадьбы нарисовалась драка, кто невесту будет трахать?»

Аноним: «Бесспорно — проворный: у него — с попу с попугаями рубаха. У масс не хватает ума с пёстрыми братьями и сёстрами, потому (потону?)  Кремль пока богат монстрами».

Витя: «Выдал кремлёвский идол, что-то дожёвывая: «Низы-то — и бедные и не сытые, верхушка — дешёвая».

Аноним: «У Кремля, несмотря на интрижки, - кафтан-то тришкин».

Бабушка секс-революции: «Спрошу об одном: видели кого-нибудь в госдуме в родном костюме?»

Аноним: «Н-да, кроме кафтана, обмана и стрижки нечего взять с Тришки».

Будущий пенсионер: «В нашем эдеме в тандеме с родным народным пьянством олигархи — с двойным гражданством».

Бабушка секс-революции: «Кремль напоминает рабочего стабильного дебильного бобра, озабоченного: как бы народ обобрать — туда-сюда по тарифам тычется (что подарить вам?) - пенсии, бензин, вода, электричество, газ, обучение, отдых...Ура! - не тарифицирован воздух — какое облегчение...»

Аноним: «Изменить весь стиль, провести конверсию без дебатов: нам — зарплату депутатов, им — нашу пенсию. Затем вместе с орлами парламент закрыть на замочек, а то — как декабристов — замочат».

Обыватель: «Объясните: что в системе (если власть и народ — в тандеме) не так — мы-то без ниток».

Аноним: «Объясняю, хоть ты и ростом с няню, всё просто: чьи псы — у того и чипсы. Коль есть алкоголь в канистрах, гони страх взашей; не шей и не тки, коли нитки гнилы-то, как и вся элита».

Бабушка секс-революции: «С ели — по шишке, синяками хвались, а съели по жижке — с иноками молись».


                Глава шестая   
   
Цитата №6: «ИБО  НЕВОЗМОЖНО  В РЕКУ НЕЧИСТОТЫ ВАЛИТЬ  И ОЖИДАТЬ, ЧТО ОТ  СЕГО ВОДА  В  НЕЙ  СЛАЩЕ  БУДЕТ».
                М. Е. Салтыков-Щедрин

Бабушка секс-революции: «Кабы птицей взмыть и парить...да копытца поросят тормозят».

Аноним: «Из ссаной тары пьют бомжи, ханжи и санитары...»

Бабушка секс-революции: «Ох, не даром власть санитарам подражает — и помойка подорожает».

Будущий пенсионер: «В свите (как налогами облагать) кивают на облака: «Теперь надо терпеть...и потом терпите, не язвите, ибо тон не намазать с маслом массам на батон».

Аноним: «Ведёт вино в ад, но виноват, бля, тон...расслабились, обабились — на дороге (надо дроги?) - херак — Платон».

Бабушка секс-революции: «Резюме внесу: когда в элитах гурманы, в низу пусты карманы...»

Витя: «Народ наш наотмашь с душком: поставит на кон яйца и гоняется (зараза) за золотым петушком. Очнётся, качнётся и с утра — к астроному или гастроному: не соображает, но вопрошает: «С бассейна ли начнётся наше спасение? Если мы — вне политики, спасут в небо ли ( в небыли?) тыки?»»

Аноним: «Помнят актёры и зрители:  командуют в вытрезвителе: «Дотронься до носа!» - не знающие азбуки доноса».

Наташа: «Власти выдают за полезную вещь нам, вечно увечным, - соболезнуют. Со смертью заигрались в салки на свалке».

Бабушка секс-революции: «Карты пересдать, перестать скопом с гороскопом и Глобой лизаться — и нас минует менуэт глобализации».

Аноним: «Шли за топами с изотопами и на вас затопали? Оправляйтесь и отправляйтесь за ботами».

Бабушка секс-революции: «И так заболтали и забодали заботами и авансами...»

Аноним: «Власти ждут, нас ебя, что саван сами натянем на себя».

Бабушка секс-революции: «Слесарь, выходя из леса, сказал: «Вы так под кусты частите — нужен воздухоочиститель».

Аноним: «Естественно:  говно разложи по кучам — оно останется и в станице  у казаков (указ каков!) пахучим».

Юра: «О, боже! Что же мы талдычим о говне в стране, где оков нет?»

Аноним: «Через скверную музыку —  хором в гендерную мусорку. Ясно бревну и жителям: при внушительном звоне не обойтись без вони».

Витя: «Наш российский овечий парадиз увековечит не один пародист».

Бабушка секс-революции: «О властях: раз без рук они, то и нам (дойным) нельзя без ругани».

Аноним: «Стыдно за богинь — лезут на рожон, а вопрос не решён: Шекспир или сапоги?»

Бабушка секс-революции: «Конечно, со-ба-ки — не таскайте Пушкина за баки: нет рук —  не друг? Из грязи сразу — к рясе? А пёс — не босс: с верой служит и пьет из лужи».

Аноним: «Выть с волками, жить со свалками, быть дешёвыми и жалкими подарками».

Бабушка секс-революции: «Лопухнуться и перепехнуться можно под арками при косых (приказ их?) проклЯтых взглядах».

Аноним: «Если власти — из крысят, нас строят, ямы роют и грозят: «Нас — рать!» - суммируешь и резюмируешь: способны насрать».

Бабушка секс-революции: «От шика, когда чеснок сбивает с ног, имеется аджика. Я не специалистка, хоть и редиска, по лавинам, но хорошо бы через жопы и властям досталось (не сочтите за отсталость)  наша половина».

Аноним: «Что лясы по рясам зря-то точим? Чтобы было о чём попам ойкать, элиты рассосредаточим по помойкам: без продюсера на сортировку мусора».

Будущий пенсионер: «В России не та пора: суп не сваришь, товарищ, из топора».

Бабушка секс-революции: «Пока говорят любители поковырять: «Есть кнопка с чемоданом — зачем манда нам?»

Аноним: «Не парь нас — здесь не Парнас: вандалы, фонтаны, прямая и та — кривая...однако родники заглохли. Кремля однокорытники замолкли, скрывая концы — за клок ли расплата с паршивой овцы?»


                Глава седьмая

Цитата №7: «ЕЖЕЛИ  ДУРАК  В  СУД  ПОЙДЁТ — КАКУЮ  ОН ТАМ  ПРАВДУ  СЫЩЕТ?»
                М. Е. Салтыков-Щедрин


Аноним: «Помню: были, пили, чуть-чуть вспылили и дуб Пушкина спилили. Не помню: кота и когда золотую цепь заменили ржавой. Помню: женщин утешали...Но что случилось (ссучилась?) с бездетной и безбедной державой: за что власти, закинув снасти, с нас алименты удержали?»

Бабушка секс-революции: «Сорвал Лот плод и соврал: «Пора, жена!» - и та застыла (метастазы с тыла?) в правах и в бровях поражена».

Аноним: «Губы — бантиком, живите  незаметным антиком, идите, следите не за медным всадником, поставьте крест на гравитации, поставьте на крови танцы и — всех поздравьте».

Бабушка секс-революции: «Ни к чему стража нам, коли засов есть; страшно за совесть — запрут, используя с пользою систему запруд».

Аноним: «Наградил господь коз-то очками...»

Наташа: «Не тролль и не тронь всевышнего...»

Аноним: «Очки оказались не лишними: козлы — с вишнями, мы — с косточками».

Наташа: «У нас запарка от цирка и ЦИКа до зоопарка...»

Бабушка секс-революции: «Не тем даём мы — отсюда (отсудят?)  проблемы с водоёмами и с лесами?»

Наташа: «Голова ЦИК от жалобы — со слезами...»

Бабушка секс-революции: «Не знаю, что она отжала бы, но лучше быть подальше от жала бы...»

Аноним: «При любом цыке плачут сики и в доме и в ЦИКе...»

Бабушка секс-революции: «Если  ЦИК не перестанет плакать, электорат начнёт блякать».

Аноним: «Где и с кем обретаться — от лука можно обрыдаться».

Витя: «Игрока, не отвечающего за пас, в команде сажают в запас».

Юра: «Шлём флотилию — спасём рептилию».   

Аноним: «У нас ралли и чемпионат — насрали на электорат».

Витя: «Можно сушить корки и готовиться к оргии».

Бабушка секс-революции: «Лучше под задницу (иметь) — подпорку, чем подставлять её под порку».

Аноним: «Если я — при хере, гетере и презервативе, нужны ли критерии к инициативе?»

Бабушка секс-революции: «Ответ шкодлив и щекотлив: зачем незрячему живописцу краски и сиккатив? - не важнее ли врач ему, чтобы врать ему?»

Аноним: «В стране раздетых и борзых бо'сых нужны ли аскеты и посох? Не лучше ли паяцам  бить Шекспиром по яйцам?»   

Бабушка секс-революции: «Зачем коситься на матку — если это всмятку? Я дама Адама гордая: не к чему мне морковка тёртая».

Аноним: «Наш полу-вой похож на полу-акт на полу половой».

Бабушка секс-революции: «Власть, хоть и рад хулить ты, тебе покажет — как класть мазь на радикулиты. А то такое языком наплетут-то, а секс — без амплитуды...»

Аноним: «Нас сдали? Мы стали заоконными насекомыми: власти со страха ли нас затрахали законами. Отвечаем на секс комой мы...С этими сетями и взъ ****и осталось расплатиться и расплодиться амёбами».

Витя: «Недоросли. Татар вина — не доросли до Дарвина. Триста лет — за игом мы: ненормативное слово выговорили и стали (нет?) заиками, а раба (араба?) из себя не выковыряли».

Бабушка секс-революции: «И мухе бойкой достанется, когда рука дотянется, мухобойкой».

Аноним: «Дилемма: или чтобы дело бодро шили, или чтобы тело потрошили?»

Юра: «Вынесем электорат за скобы: или окопы ройте, или рот дыней прикройте и родиной гордитесь, раз на органы в морге нам не годитесь».

Бабушка секс-революции: «С похожей рожей блеф твердил один напарник: «Не люблю хлев, предпочитаю свинарник.» - жил, как быдло, забитый и с обидой на хвост и копыта. Здесь есть мат — выключите эхо:...всю ночь и весь день и везде желал, когда жевал, (гуманист) на чужой пiзде в коммунизм въехать. Живя с бобами, с бабами и попами вздоря, после смены строя подался в бизнесмены и депутаты (главное — халявная еда-то)».

Аноним: «Человеку с гор дыней  рот не заткнёте: он и так с гордыней — в пролёте».

Бабушка секс-революции: «Не вздыхайте по Лоту, присмотритесь к болоту. Помните сказку — где три сына? Всех засосала (засосов мало?) трясина. Даже (та жесть!) малОй, самый шебутной, не ужился, хоть и зашился, с жабой той...»

Аноним: «Уйдут гости — стерпят кости, коли напакостить на погосте».


                Глава восьмая

Цитата №8: «ДУРАКОВ  НОНЕ  МНОГО  УРОДИЛОСЬ, ВОТ  УМНЫЕ-ТО  И  РВУТ У НИХ».
                М. Е. Салтыков-Щедрин

Витя: «Спец по меху устранит у страны и такую помеху: выскочит из кожи — сотворит из кошек норку, заработав себе на корку, икорку, иконку...»

Наташа: «Эх, систему нашу бы перевести на шубы из кисок без эскизов».

Аноним: «Народ не готов: переведёт котов...а вы знаете привычку крысью — размножаться рысью».

Витя: «И по сей день в робе в Европе посей тень —  у нищего радиста ничего не уродится». 

Бабушка секс-революции: «Верхи серьёзно: «А мы — богаты!»  Низы грозно: «А мы бы, гады...»»

Аноним: «Понятно: что за гусь схавал нашу с Клавой закусь». 

Витя: «На чьей стороне столько дней и ночей  - наш стяг? - властям  со слепыми — ништяк: те не видят дырок в сыре и побед в Сирии».

Бабушка секс-революции: «Линия генеральная — всегда гениальная, а перспектива не дальняя — всегда генитальная».

Наташа: «Вопрос взасос: как поступить с делами (с телами?) сирийскими?»

Бабушка секс-революции: «Ответ-винегрет: а что делают с ирисками? - в анекдоте про сосуд — все сосут...»

Аноним: «Если властью вы нагреты,  ваш рацион — винегреты».

Юра: «Что взять с дурака нам, когда страна с тараканом?»

Аноним: «Не скрыть: мы — нация, у нас дискриминация — от каш ли?..или от кашля?» 

Бабушка секс-революции: «Мы желаем (мыши лают?) солировать, нас хотят (котят?) изолировать».

Витя: «Должна быть горошина законами огорошена, от властей-подлостей отгорожена».

Аноним: «Одна горошина строит однако рожи нам».

Бабушка секс-революции: «Посему и по зиму горох засушивать, засуживать и суживать. Ибо засушенный  зауженный член и за ужином — суженый».

Аноним: «Опера зайцами послушными прослушена. Пора заняться операциями: оглоушим (жажду пыток утолим), удалим им уши, чтобы с криком: «Недра пали!» - не драпали за бугор в укор элитам-айболитам; чтоб страна гордилась, когда кадрилась, чуткими проститутками.

Бабушка секс-революции: «Если есть от жизни у тли нить, член не удастся вам удлинить».

Витя: «Ад масс — в вере или в атмосфере?»

Аноним: «Ссут у дороги, и причём тут судороги и суд, дорогие?»

Бабушка секс-революции: «Хватит про Боинг! Мало прочих рабочих пробоин?» 

Юра: «Власть, веди (введи?) нас в единой тональности прямиком за маяком к лояльности».

Аноним: «Посетителям и расхитителям скита — никаких скидок».

Наташа: «Отчего братву и правду с топором называют стопором?»

Бабушка секс-революции: «Низы дурные, верхи смурные: мы к ним со стрёмным лыком, они-то без ниток с тёмным ликом».

Аноним: «НЕ  ЛИКИ  ТЕМНЫ, а власти НЕ ЛЕГИТИМНЫ».

Витя: «С каждого голосующего по «ЗА» - и вот вам легитимная поза».

Юра: «Стань боссом — не придираясь к позам».

Бабушка секс-революции: «Да, Россия марксистская — вся мазохистская».

Аноним: «Пояснял (пояс снял) статист: «Если художник — садист, зачем ему масло, кисти? - ему нужны мазохисты».

Витя: «Много до бога в небо — дорог, но всякий (не вякай!) путь — не подарок».

Аноним: «Если в округе ворюги и сплошной овощной обман, зачем охранять амбар лакомый с кисками и собаками — вскроют х**выми приёмами чекистскими».

Бабушка секс-революции: «В системе отмычек одно говно остаётся от мышек».

Аноним: «Проще лыком шить, а  прощелыгам жить?»

Витя: «Кремль борется с облаками и сопляками, а также с обликами ин.агентов и сопельками интеллигентов».

Бабушка секс-революции: «Изреку через реку отарам пока задаром — хватайте ушами: будучи сирыми и серыми воюем с ингушами, буксирами, пенсионерами».

Обыватель: «Как-то раз заметил Тарас, накормив сынку щами: «Не связывайся с ингушами.»»

Бабушка секс-революции: «Некто Ментор доволен за овцу — письмо фронтовое сын накатал отцу: « Папаня, нОшу ты волоки без надрыва, ибо патриоты — сплошь -  тыловики, и рак — главный над рыбой».

Аноним: « «В России новая фронда...- наконец ответил отец с фронта, - надоело то и дело натыкаться на кол и накол ЧК — переходим массово на сторону Власова и Колчака.»»

Витя: «Кстати,  Лениным навеяно: нас спасёт неповиновение».

Бабушка секс-революции: «Река жертв — алкогольный школьный рикошет. Ибо жадность, шатаясь по утиному, вьёт паутину нам».

Аноним: «Уж ус витой у святой троицы, смотрит не на мёд она глазом намётанным, а на нас с едиными сединами и съеденный ананас: когда ж закончим (закон чей?) - пот валит — подвальный этаж, строиться перестав? - и так береста в писанине (пИсали ныне).

Наташа: «Видна вина вина, шпрот и троицы, когда в глазах троИтся и перед ними что-то роится».

Аноним: «А в чарке инвалидной боли тают и не слыхать овчарки элитной, как поливают чью-то мать».

Бабушка секс-революции: «Не дарИте гаду овчину в годовщину — подарите обелиск. Ибо Ева во вкусе в курсе: древо как не бели — всё уделают кобели...»

Аноним: «Если вор нагл, двор наг, ожидайте войну дворняг».

Тщедушный поэт: «Между райским и адовым
                мы, пациенты,
                наш стих раскладываем
                по слогам, по злакам, по кадрам,
                пока драм не настиг эпицентр.»


Рецензии
Добрый вечер, Николай. Бабушка секс-революции: «Ох, не даром власть санитарам подражает — и помойка подорожает».
Бабушка накаркала и помойку нам подняли в цене. Наша местечковая дума давно куриными мозгами надумала, чтобы платить за мусор с метра, а не с человека или как-то ещё. Получается почти в 2 раза больше. Если, например, я живу одна на 1 гектаре, то нагажу я больше по их закону, как если бы жила в 5-комнатной квартире. Может, не так в других городах.

Наталья Прохорова   12.01.2019 16:02     Заявить о нарушении
Это повсеместно. У нас эксперимент по сортировке мусора. По идее нам должны доплачивать за работу или снизить расценки, но 100% этого не произойдет - наоборот, грозят повышением тарифов...

Колюня 2   12.01.2019 18:11   Заявить о нарушении
Сортировка у нас есть, она в Германии тоже есть, только там даже аптечные баночки сортируют. А вот почему осенью не вывозили у нас мусор 2 недели? Вечером жирные крысы из подвалов торжественно шли есть не доеденное человеками. Потом традиционно уволили начальника над всей помойкой Челябинска, мусор стали понемногу вывозить. Может, это прелюдия к повышению? Я так думаю.

Наталья Прохорова   12.01.2019 18:19   Заявить о нарушении