Взгляд из бочки

Он пацаном ещё был юным, лет семнадцати,
Но уже старшим в комитете бедняков;
В двадцать девятом делал коллективизацию -
В уезде сёла зачищал от кулаков.

Всегда въезжал он первым делом на возвышенность,
Отдать бойцам распоряжение спеша:
- Проходим мимо хат с соломенными крышами,
Проходим дальше, мимо крыш из камыша;

Вон те кулацкие, что с крышами железными!
Что тут раздумывать? Так проще и скорей.
Железом кровель сотни жизней были срезаны
С земли родимой в мясорубки лагерей.

И горе дому, под чей кров вошли незваные -
Виновен всяк для новоявленных властей:
Как в револьвер патроны - в бочки деревянные
Совали плачущих испуганных детей.

Девчонка малая к своей прильнула матери,
Вцепились пальчики в подола полотно.
Её он сам, пример показывая братии,
Рванул и грубо затолкал на бочки дно.

Арестовали всю семью без исключения:
Был кулаком здесь и младенец, и старик.
Из жерла бочки в небо серое, осеннее
Гудел трубой семиголосый детский крик.

Дорога к станции в ухабах вся и склизкая;
Водой стоячей молча морщится кювет;
Молчало небо неприветливое, низкое;
И только ветер в проводах гудел в ответ.

Село рассталось с "кулаками" сероокими;
Осталась живность - голытьба пирует всласть;
Остался дом с крыльца ступенями широкими.
Организует здесь торгсин в тридцатых власть.

А у него в душе всё тлело пламя адово;
Покоя не было ни сердцу, ни уму;
Страшился даже он в колодца зев заглядывать -
Глаза детей там всё мерещились ему.

Лет пятьдесят прошло. Возмездие отсрочено,
Но нет прощения. Томился человек.
И совесть грызла, грызла в сердце червоточину,
Не находя в нём оправдания за грех.

Тот самый дом. Крыльцо с широкими ступенями.
И, как на паперти, там нищенка сидит;
Поёт, покачиваясь, будто в исступлении...
Глаза её - как небо серое, осеннее...
Вскачь понеслось в его груди сердцебиение...
Она в лицо ему, но сквозь него глядит.

Взгляд оглушил его, как добрая затрещина
Озноб по коже, как вода из полыньи...
Узнал он девочку, кто стала этой женщиной,
Одной-единственной, кто выжил из семьи.

Образовался вдруг туннель из червоточинки
Остановиться или вспять пойти не мог -
Земля сама ему подсовывалась под ноги
И в то же время уходила из-под ног.

Оцепеневший, как от страха суеверного,
Шагал вперёд, вокруг не видя ничего,
На взгляд из бочки - барабана револьверного.
Упал.
 И сердце разорвалось у него.


Рецензии
Страшные дела происходят , когда до власти добираются недалекие умом и жестокие .

Фатима Шейхи   17.05.2019 06:37     Заявить о нарушении
Да, это так, Фатима.
Но жестокость времени не оправдывает жестокости поступков.

Юрий Киреев   17.05.2019 08:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.