Дракон

Каждый город, в котором я когда-либо был, отныне предан огню,
дай мне хоть самую прямую из линий - я легко ее изогну,
под моими ботинками белый снег превращается в серый лед
и уходит в штопор любой свободный полет.

Та, которую я когда-то любил, теперь засыпает с другим,
видит чужое лицо в колодце, идут по воде круги,
опасается звать мое имя всуе, чтобы я не пришел за ней,
она знает - на дне слишком много подводных камней.

Каждый враг, в ратной битве сраженный мной - мой бывший, но лучший друг,
с незнакомцами я был фальшиво вежлив, с друзьями надменно груб,
и убил я их всех потому что просто не нашел подходящих тем,
никто не ушел со щитом, но все - на щите.

Каждый Бог, которому я молился, готов был помочь, но я
решил, что внутри своего пространства сам власть полномочная,
и я выпил море, закушал сушей - и улегся под небом спать,
своим храпом заставив Землю двинуться вспять.

Каждый кит, удержавший с трудом планету, которую я сжигал,
сдав ключи от вахты и смену атлантам, навек уходил в бега,
каждый встреченный мною ночной прохожий пытался ускорить шаг,
всем на свете примерно поровну я мешал.

Каждый переживший мое пришествие где-то на глубине,
с тех самых пор до конца столетий останется глух и нем -
в секретном подземном бункере, на поверхность выйти боясь
с кожи ножом соскребает копоть и грязь.

Каждый высохший ствол, лепесток увядший, выжженный мною лист,
шепчет новопришедшему - мол, спрячься и берегись,
коль от добра-то добра не ищут, чего же искать от зла?
Куда тебя к черту нелегкая занесла?

Но каждый упорно убить дракона приходит в сто первый раз,
и я лакомлюсь ими, снова и снова свою утверждая власть,
а когда-нибудь я проглочу и Солнце, могуч и непобедим.

И колючим клубком свернувшись,
усну
один.


Рецензии