Несовременная идиллия

(ПРОЗА В РИФМАХ) 18+

                Глава 1. ПРЕЛЮДИЯ


  В лапах
                сна
                царств
 в углу на  полу -  поводок.
 Как весенний  паводок,
                запах лекарств
 неудержим.
 Насупясь  на глупость, точно сычи,
 срочно остановились часы,
 нарушая режим.
Большая температура, крадучись,
 покидает  градусник.
 Шприц — на столе  - как  принц,
                что
 сто лет
                ищет золушку
                с лукошком золота
 и башмачком.
 Литература детства  -  партитура  лицедейства,
 где ампула -
                паж ничком
 перед амплуа вельможи.
 За окном не беспечный гном,
 а вечный  дождь
 сквозь испуг
                (дрожь и  стук)  не может
 доиграть классику.
 Паук, изображая  свастику,
                всплывает вверх.
Так бывает: хочется любить не всех,
 а себя и женщину из сентября.


К соседке, по лестничной клетке,
 Екатерине
 заявился новый участковый (зовут Вовой).
 Женат  не  удачно. Ходит  мрачный
 к Катьке  внебрачной.
 Он ей симпатизирует.
 Выпьет, молчит, уставится — гипнотизирует -
 чувства тонизирует
(нравится терроризировать).

 К соседке, по лестничной клетке,
 Екатерине 
                заявился сантехник  Дима,
 пьющий представитель экстрима,
 дружит с бутылкой и вилкой,
 как художник — с холстом и красками.
 Дмитрий  по кличке  '' ноги вытри''  -
 холостой;
 по привычке  артачится,  не прячется
 под личинами, причинами, масками.

У соседки по лестничной клетке
                интересное телесное дело:
два кента (претендента) на тело.
Любой пессимист  всегда  -  сектант-реалист
и пофигист неслабый. Короче,
до самой ночи
                у Катьки — цыганский  табор.
Сдается: не  получится болеть -
придется мучиться и слушать (за стеной) балет.
Остается вопрос: выпить пива
или съесть стыдливо вкусняшки?

Звонок в дверь. Пришел ответ, спасатель и бог,-
                писатель — поэт Какашкин:
в левой руке — пол-литра,
                в правой руке — пол-литра.
Российский художник  -  китайская палитра.

 


                Глава 2. ПОЭТ И ВРЕМЯ

  Вам, читатель, не стану врать я:
(после литра бражки  все чебурашки — братья)
человек, поэт Какашкин
за друга, за правду отдаст пол-рубашки;
как Иисус, не плотничал;
жил - не подличал, жизнь подмечал;
бродил по городам, по годам, по мечтам;
болтаясь и бодаясь по  весям,
криминал на себя не повесил.


Цитирую — анонсирую: " Хочется жить получше,
                набегаешься - пока получишь.
Бывает: получишь столько,
                что  и не бегаешь.
Принимаешь стойку и понимаешь:
хорошо что, за всеми успехами,
                не стали узбеками -
в наших безобразиях косоглазит Азия.
 Впрочем, мы сами — с усами,
             наш поводырь — не леший — ослепший Сусанин.
Но мы — не поляки, не вояки, не варяги -
если по двести капель вмажем,
                после драки
               
                кулаками машем".


Цитирую-транслирую: "Живу обстоятельствами опоясан,
разбиваясь о русский быт.
Поэтом  можешь ты не  быть -
и стукачом быть не обязан."


Какашкин  - противник решеток и клеток,
"Свободу — слову!" - его кредо.
Цитирую-провоцирую: "Нас спасут, если пасут.
Нам бы — лишь бы — выпить лишнего.
Выпить, отвлечься
и забыть,
                что мы — стадо овечье".


Еще цитирую-адаптирую:
"Помните  - сказал Сократ
про честность: "...это — как чеснок есть:
полезно, но запах — изо рта".
Или лживая правда — всеядна и приятна?
Толковать её превратно — только приватно?".


Поэт Какашкин утверждал: «Мы — в пасти
у власти: съест — не подавится,
на похороны ничего не останется.
Когда во власти — морды да рожи,
себе дороже мечтать о стоящем пенисе и
настоящей  пенсии...»


Рифмами себя опоясав,
мой друг сочинял не хуже, чем Н.А.Некрасов.
Цитирую, резюмирую:
"Выдь на воздух — чей смех раздается? -
фээсбэшники валят толпой:
хорошо на Руси им живется,
в православной, с братской пляской, такой".


Поэт-правша у власти вопрошал:
"Немцов? Сенцов? ...? ....?
Поучим и дедов и отцов
                правилам паучьим:
как мочить упорных
                в общественных уборных?
Чтоб мы не сбились со стези и
                не спились,
органы ломают без анестезии?"


При этом, помня заветы, он давал советы:
"Надо очень органично вам
                всех во всём ограничивать".


Безысходность советской эпохи
не ускользнула от глаз выпивохи:
он, вдохновение вздрючив,
смог блеснуть (плеснуть) лучше, чем Ф.И.Тютчев:
 "У нас особая канва -
нигде другим ее не вышить:
от кагэбэшного говна
                в России никому не выжить".


Не наводя тень на плетень,
поэт обсуждал и нынешний день:
"Быть или не быть? - мы не решим.
Не в этом, впрочем, суть вопроса.
А просто:
                отстойный избранных режим
вставляет палки нам в колёса".


Еще цитирую-муссирую:
"Пели девочки в церкви хором -
не желали стране супостата.
Появились Любовь с укором,
жизнь без Веры, Надежда распятая..."


Понятно: неприятна фамилия Какашкин -
                неблагозвучна.
Поэт хотел поменять ее, по случаю,
или на мятежное бразильское Кака',
или на нежное российское Кальчик.
В строгом режиме решили
                Там, на верху:
"Гуляй — пока!
И кстати, мальчик,
                какого ху? -
тебя, терпя,
                с любой фамилией  мы сплавим.
Ты — не слепой: права имеешь, но бесправен.
Запомни: заведено в стране давно -
кто — не начальник, тот – говно".


На что Какашкин в ответ
раскрыл государственный секрет:
"Нет в стране на дураков лимита:
худшее у нас — всегда -  элита".


Когда поэт сердит -
                везде наследит:
он, без заметных бессмертных движений,    
вынув жало, нацарапал в Книге жалоб
и предложений: "Если власть не кретинична,
она — самокритична.
Если, куда не глянь, в низу — пьянь, а на верху -
на кретине  кретин, -
вопрос в засос: какого ху
не закрывают Кремль
                на карантин?"


При всей своей тактичности и педантичности,
поэт переходил на личности.
Цитирую-скальпирую:
"О том, что в России есть люди без крова,
заливает вражеский враль.
Посмотрите: часы Пескова
нас ведут, недогадливых,  в рай".


Или: "Миновали сороковые роковые.
Мин - навалом: в сапёрах-шелкопёрах -  яровые..."


Ещё: "Как в России не жить без пыток,
так Москве — без собянинских плиток".


Или: "Россия, встанешь ты с колен,
когда однажды раб с галер
тебя, любимую, покинет.
Но сможешь ли не быть рабыней?"


Вот — крики души в глуши:
"Не хочу, чтоб народ был затрахан,
потому голосую — за трактор.
Я разденусь, войду с ним в долю.
Не хочу президентом Володю".
Здесь я заметил: "С трактором не входят в долю".
Какашкин промолчал.
Но глаза налились любовью и болью.


Поэт, пережив такой перешив
и устранив негатив и шок,
                прочитал на посошок:
"Сижу. Стихи пишу, в лавчонке бакалейной.
С печалью я гляжу:  в дерьме мы - по колено.
Нет денег — нет и дамб,
                порушены плотины.
И нет прекрасных дам -
                хотя — полно  блондинок.
Прощай,  двадцатый век.
                И здравствуй, двадцать  первый.
Дерьмовый человек
                мне капает на нервы.
Грядущее -  во тьме,
                в рассвет канализаций
мы  по уши — в дерьме.
Ныряем сразу все — не стоит сомневаться".

Поэт спросил: "Может:
         мы по уши — в дерьме. Нам некуда деваться"?      
Автор — поэту: "Или:
         мы по уши — в дерьме. Нельзя здесь оставаться".


Сократ сказал: "К народному допотопному  слову ДАРМОВЩИНА
подобраны подобные — два:
"В ДЕРЬМО - ЖИВО!""


Он же, Сократ, на съезде  алкашей
возле гаражей  из последних сил объяснил:
"Как — нализаться: можно,
                и это — тревожно,
утонуть в канализации.
Жизнь - не фонтан — тупая
                по всем фронтам наступает:
попозже или пораньше  (пора же?)
встаешь, с верой что донесешь,
в очередь, из задниц и рож, к параше.
Кака вони, как и кака воина,
богоугодная всепогодная какофония.
Одно облегчение: говно не тонет -
              плывет с увлечением
( а кто его тронет?)
                по течениям".


На второй посошок прозвучал другой стишок:
"Поймали золотую рыбку,
натянули на нее улыбку,
притащили на пытку.
Начались слюни, сопли,
причитания, вопли.
Подумала рыбка: "Во, блин,
повезло сушеной вобле:
ее — под пиво, меня — под суд.
Три желания не спасут"".


На третий посошок — в третий раз
        стишок про нас, без прикрас:
"С давильней и с долбильней
живем еще стабильней".


Участковый Вова и сантехник Дима
снова и незримо,
                слова  приличные прилипчивые
о  сердце женщины ободрав,
подсели и ринулись на абордаж.
Кричали о пастиле.
                А может — о постели?
Или — о пастели?
Или пасты, посты, стили опостылили?
Катька  использовала тактичное "вам"
и категоричное  "не дам".
Если она озлится, она — ослица.
Кроме того, она — мастерица  материться:
выставила вон попрошаек.
Ушли. Не попрощались.
Ушел и мой поэт.
Тишина. Выключаю свет.


P.S. Сократ на слете алкашей,
                возле гаражей,
сказал по поводу ворожей и виражей:
"В России кради, не кради; клади, не клади,
где взять кредит?
Даже Чебурашка стал америкашкой,
пока крокодил Гена ссыт -
в стране завелся геноцид,
не объявленный и направленный
на курящих, пьющих, гулящих, малоимущих.
У нас — стагнация: денег нет, чтобы догнаться.
По цене более-менее
                русских продают в Туркмении.
Нам туда не добраться.
                Вопрос — в засос:
что делать? и кто виноват? - братцы?"


     Глава 3. МЕНТОР, МАЛЬЧИК И ПОЭТ

Учитель русского языка и литературы Ментор,
друг детей, враг экспериментов,
жил, как и все: платил алименты,
носил очки и клички, был системным кирпичиком,
то есть элементом,
недружелюбно относился к диссидентам.
Девиз: "Учеба — не каприз:
больше порядка - меньше развлечений".
Постоянная тема сочинений -
"Мой вопрос президенту".

Ментор пил горькую — не сладкую,
из классиков перечитывал кое-кого.
Как-то, передвигаясь в свите  в вытрезвитель,
учитель выронил тетрадку
с вопросами Мальчика, на полях — заметки,
ни одной проставленной отметки.

Наша жизнь, и комична и трагична,
начинается с первой странички.


СОЧИНЕНИЕ №1 «Мой вопрос президенту»
"От Мальчика их Мухосранска.
Честно — не буду касаться санкций.
Известно: компьютер таков -
                заменяет четырех дурех и дураков,
то есть чиновников,
                молодых, старых, опытных, новеньких.
С кого-то перепугу, извращая науку,
                каждому — даже неважному -
чиновнику дали по ноутбуку.
Вопрос. Если вы не снитесь, объясните мне:
                почему в стране
число ослов ( чиновников ) возросло
                в четыре раза! -
когда в совершенстве изучена эта зараза?"

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "Мальчик любит счет — не патриот".


СОЧИНЕНИЕ №2 «Мой вопрос президенту»
"Почему каждому лихо впихивают
                георгиевскую ленту,
а за полезные ископаемые соболезнуют
                и не выдают ренту?"

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "Не надо считать!
Систему надо почитать!
А то ее и так засрали,
                уехавшие жить в Израиль.
Надо — в стадо:
              будем работать -
валять и ваять из Мальчика патриота".


СОЧИНЕНИЕ №3 «Мой вопрос президенту»
"Кто-то копает. Рядом — трое,
занимаются  контролем.
Вопрос. Сколько надо стране контор,
чтобы наладить успешный контроль?"

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "Мальчик — из странной
какой-то когорты:
                сыпет соль на раны...
Не обойтись без кагора".


СОЧИНЕНИЕ №4  «Мой вопрос президенту»
"Кто-то копает. Рядом — трое,
увлеченные контролем.
Вопрос. Сколько лет Кому-то надрываться,
чтобы к пенсии — депутата госдумы — подобраться?
Если Кто-то откопает геморрой или грыжу,
получит досрочно пенсионную крышу?"

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "Ишь  распищалась мышь Ленина.
У Мальчика — извращенное мышление.
По патриотизму необходимо сдавать экзамен.    
Онанизму научатся сами.
 Нужны упражнения патриотичного опорожнения".


СОЧИНЕНИЕ №5 «Мой вопрос президенту»
"Кто-то копает. Рядом — трое,
озадаченные контролем.
Вопрос. Сколько можно перекопать экваторов
российским ручным экскаватором?" 
               
ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ:"У такого юного -
не верное скверное — чувство  юмора.
Юмор должен быть правильным и аккуратным.
Мальчику необходим от ФСБ куратор".


CОЧИНЕНИЕ №6 «Мой вопрос президенту»
"Кто-то копает. Рядом — трое,
утомленные  контролем,
отдыхают. Дым — коромыслом.
Вопрос. Сколько надо выпить,
чтобы из реальности выбыть?"

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "У Мальчика - корыстные мысли.
Не знаю — куда его жизнь струится.
Из Мальчика выкуем альтруиста".


СОЧИНЕНИЕ №7 «Мой вопрос президенту»
"Кто-то копает. Рядом — трое,
трахают контролем.
Вопрос. Если каждому контролеру дать по лопате,
исчезнут в стране депрессии и апатии?"

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "Блин! Сплин! - сукин сын,
дались ему контроль и анализ.
Как объяснить: жизнь — одна  лишь,
и надо прожить ее сытно,
чтоб перед соседями не было стыдно!"


СОЧИНЕНИЕ №8 «Мой вопрос президенту»
 "Знаю — как  на халяву нажраться в гостях.
Не знаю — как въехать в рай на чужих костях:
в телевизоре генерал Чичиков
демонстрировал довольное личико,
от проблем опухшее.
Вопрос. Как сказать маме:
по чем  сегодня в армии
                мертвые души?"

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "Подвисли мы:
Мальчик — с инакомыслием.
Необходимы  меры: священника и веру".


СОЧИНЕНИЕ №9 «Мой вопрос президенту»
"Кто-то копает. Рядом — трое,
гнобят контролем,
четвертый — главный акционер,
пятый — дядя полиционер,
шестой — в Кремле,
седьмой — в чалме,
восьмой — с кадилом,
девятый — Рамзан Кадыров,
и т.д. и т.п.  - вышел богатый ряд -
тридцать три богатыря.
Вопрос. Как устроиться на галеру рабом? -
не хочу проишачить всю жизнь с горбом".

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "Это — что за приколы?
Куда смотрят родители и школа?"


СОЧИНЕНИЕ №10 «Мой вопрос президенту»
"Один украл в стране "изобилие",
Кто-то указал — указавшего говном облили.
Второй украл в стране "изобилие",
Кто-то сказал — затоптали и не заметили
                из-за пыли.
Третий украл в стране "изобилие",
Кто-то увидел — зрячего озадачили: посадили и забыли.
Вопрос. Скажите правду, не гневите бога:
 "изобилие" — это сколько: мало - много?
Что такое — золотой парашют?
Зачем его в Панаме виолончелисты шьют?"

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "Ну, что сегодня пошли за дети?
Как и что сказать, чтоб не сломать
                и не задеть их?
Поговорить с матерью-разведенкой,
упустила ребенка:
не сформулирует вопрос президенту.
Зачем плачу алименты?
Не может банально спросить про собачку.
Нет. Надо "наше всё" классически запачкать.
Я тоже смотрю на верх. Вижу — нувориши.
Хочется крикнуть: "Ну, воры же!"
Молчу, потому что воспитанный,
порядочный, нормальный, упитанный,
из элиты и не битый.
Российский педагог (чем не пророк?),
                приходя на урок,
побеждает видимый и не видимый порок.
Не отсырел у нас порох:
                вместо лобзаний
введем систему наказаний и по'рок.
Желательно, для освоения,
                сверху - благословение".


СОЧИНЕНИЕ №11 «Мой вопрос президенту»
"Уличили в измене, получили компромат:
Некто по имени Директор на перемене
завалил на мат  в спортзале
                страшилку
( училку биологии). Мы знали, засняли,
выложили в блоге.
Невероятно: не по киношному
они лежали. Понятно взгляду дотошному:
каких сексознаний нас в школе лишали -
наполовину. Учителя — повинны.
Вопрос. Пусть я — обормот. Но почему по телику — секс не тот?
Какова вероятность, что Директор вляпается в неприятность,
если ученик невинно
                подменил училке - страшилке
                противозачаточные на витамины?"

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: "Наконец-то! Вот! Случилось! Сексот!
Однако, у стукачества есть знак качества!
Нельзя стучать на старших -
могут возникнуть проблемы со стажем,
аттестатом. Без аттестата,
                мальчики и девушки, -
на село к дедушке — пасти стадо, не важно чье.
Стучите наверняка и на века, дурачье!"


Поэт Какашкин выдал монолог: "Каков диалог -
                ученик и педагог.
Кончилось развлечение на одиннадцатом сочинении.
Чтобы свет превратился в цвет,
необходима призма.
Мальчик натолкнул на мысль:
           писать президенту письма.
А то тот мямлит от сих до сих, как конь в пальто
или псих Гамлет: то ли с бодуна,
то ли от жизни оторван,
то ли далёк от табуна —
короче, мелет вздор вам.
А мы-то, как тот мытарь: лопухи лопухами -
сколько бы не бухали.

Настрой уши и слушай,
                как загадка с разгадкой ползают.
   "Смысл фраз одинаков:
власть вертикальна
                и власть  перпендикулярна.
Однако  вторую фразу не используют.
Почему? - объяснение банально:
слышится: "власть пердит регулярно".

Вот тебе стишок на посошок:
           «Научимся кушать с вилок,
           постигнем культ урны.
           И вот мы — в обществе сливок -
            молчим и   хамим культурно.
            Мы — знатоки  этикета,
            эстетики, этикеток
            и до неприличия
            к казенной кормушке прилипчивы.
            Мы — верные. Мы — лояльные -
            готовы к анально - оральному...
            Куриная — впрочем — ошибка,
            что нас никогда не ощипят,
            не спросят, не бросят, словно "курву во щи",-
            хоть чистенький ты, хоть — с вошью".

Какашкин явился через месяц. Стихозвон.
Оставил шесть писем и трагедию "Сон".



   Глава 4. ПОЭТ - ПРЕЗИДЕНТУ.ПИСЬМО ПЕРВОЕ.   


"Владимир Владимирович,
выйдя из крена,
говорю искренно с искрой без изысков,
как интеллигенту — интеллигент:
вы — последний близкий всем президент.
Чтоб грамотеев не обижать, не избежать откровений:
вы — гений,
                потому что, о нас радея,
                не любите геев-злодеев.
С вами народ, по отзывам, готовый к проблемам любым,
рвет и орет: "Нет — розовым и голубым!"
С этакой  этикой что делать (по женски) с педиком? –
Зажать и сажать (по чеченски) без УДО,
не спрашивая: «С кем вы, мастера дзюдо?»

Политический этический провал — предоставить геям права.
Электорат догоняет: эта тема — демон — нас доконает.
Мы — не святые: проживем без еды и песен, без овчины и пенсий,-
не надо европейской гейской бесовщины.
И на тихом кладбище ад — как клад — ближе,
то есть в ясном омуте не без обмана,
в грязной комнате не без таракана.

Но вот — народ,  господин президент, вопрошает (соображает) из  Мухосранска  вас:
"1) Сколько  можно  выпить  шампанского
под  курантами  с  аккуратными от ФСБ  кураторами,
если  бы  вдруг сообразили, что вас уже соблазнили?
2) Каково  с  восприятием, если вас  поимели
в  одиночке и  с  приятелем, едва знакомым,
по  всем  законам?
3) Зачем  одному (кого хотели обмануть?) - на подводную лодку
под  душ с гелем  и  с  геем? - вдруг  смоет  пилотку,
вы  не  уйметесь, нагнетесь, и (выучка выучкой)
мы на выручку не  успеем...
Далее в детали (чай не в Италии)  лучше  не вникать...
4) Рекомендует девушка  пожилая:
«Давайте  президенту пожелаем
на  экстренный случай сучий  иметь  двойника.
Летом  готовьте  сани -  если  нужен  Сусанин»".


Пройдясь силовиком по геям, помолясь — прямиком к евреям.
Товарищ президент, страна в горе:
после вашей коронации не виден (фригиден?) корень нации .
Вы — щит и меч наш, но
возле (во зле?) вас евреев много замечено:
ваши — Березовские, Ротенберги, Вексельберги, Абрамовичи,
не ваши — Ходорковские, Пионтковские, Шендеровичи...
Из такого окружения не выйти без крушения и крещения...
В думе, где мысли исчезли  втуне,
один осел-то есть -
                орет насчет оседлости,
а сам — мордвин или башкир...-
естественно, без башки.

Сократ сказал: "От такого говнеца
                нам не надобно винца.      
Себя не жалея, возлюбить
                еврея Христа -
это вам не баб лупить
                и водку хлестать".
Вообще с евреями и их идеями,
                надо бы — строже,
так поступал усатый сторож.
Строгости — больше, а не меньше, и
выйдет из вас успешный менеджер.

Впрочем, сипя, мы себя не опорочим:
в нашей отаре каждый второй — татарин,
а виноват (виват!) еврей-и-Фрейд,
то есть не этика - генетика.

Говорят, в Европе вы нерукопожатный.
Ерунда! Вы — главный друг-пожарный:
в Сирии дымит — вы тушите и тушите.
Если не выходит, особенно не тужьтесь:
ненароком выскочит почечуй
(геморрой).

Владимир Владимирович, вы хотя бы по чуть-чуть
материтесь (соберитесь). Без мата
и адресата бледнеет российский герой.
Вы  по-сталински  выступите с речью,
приоткройте вашу сущность человечью.
Я — не новичок,
                набросал для вас черновичок:
"Братья и сестры,
                кто     в этом повинен? -
каждый живет на своей половине:
одни бдят, другие бздят;
одни воркуют, другие воруют;
одних прессуют, другие пасуют;
одни мычат, другие молчат;
этот — "за", эти — "нет",
этому — в зад, этим — минет;
те — из дворян, эти — из дерьма,
те натворят, этим — тюрьма;
одному — в рот, другому — в рог;
кому — первач, кому-то виски;
тот — стукач, этот — завистлив;
тот — дрочун, и этот дрочит;
тот — пачкун, и этот хочет;
кому — пот, кому — компот;
кого — в канавы, кому — в Канары;
кого — в святые, кого — в кому;
кому — цветы, кого — в омут;
другу — крышу, недругу — грыжу;
один — бедняк, другой — буржуй,
но всяк — дурак, и всяк — холуй."

Такую  толкнули бы речь,
                чтоб наивных увлечь.
Впрочем, на Руси всегда: царю — царево,
холую — холуево, народ - в сетях, зятьях без клёва и улова.

Про себя расскажу: "Жизнь болотом зачавкала,
деньги и деньки пролетают мимо,
хочу вернуться во времена Очакова
и покоренья Крыма,
поговорить с Александром Сергеевичем -
не с Пушкиным, а с Грибоедовым.
Присядем. Чайку попьем. Посекретничаем.
Я не буду надоедливым,
спрошу: "Александр Сергеевич, стоило
умирать за царя и отечество,
если народ-стадо загнан в стойла,
власть больна на всю голову и не лечится?"
Не скажет Александр Сергеевич ничего путного...
Деньги и деньки — мимо и мимо.
Просыпаюсь во времена Путина
и отобранного по доброму Крыма."
Чтоб не намяли мне бока,
говорю — пока.

P.S. (по поводу геев).
Я — за хороший вкус. За аппетит.
Может Чайковского запретить?

P.S.S. Не буду водку в стопке толочь.
Владимир Владимирович, прошу вас помочь.
Может ваше слово возымеет эффект.
Мой друг — почти пенсионер -
                у него дефект:
не выговаривает букву эР.
Короче. Для профилактики
                выпив в день космонавтики,
в приличном патриотичном угаре
друг заорал: "У-а! У нас есть Гага-ин !"
Владимир Владимирович,
вы же знаете спецслужбы:
им бы — уж бы: схватят и ужа.
Одним словом — ужас один:
расслышали: "У нас есть кокаин !"
Шьют срок за наркопродажу.
Мой друг — ни ухом, ни рылом даже -
пошел спозаранку в сознанку,
был тряпкой, остался — тряпка.
Ваши спецы — молодцы: из буквы эР
на свой манер сумели дело состряпать.
Вторым словом — специалисты,
они - как  онанисты -
                есть шаловливые ручонки -
обойдутся без девчонки.
Скажу, как не коммунист  бывшему коммунисту,
юристу, дзюдоисту:
если бы Ленин узнал историю эту всю,
он в Мавзолее бы крикнул: "Изюм!"
Вы знаете: "изюм" Ленина — изумление.
Поэтому, Владимир Владимирович,  пособите,
разберитесь в несерьезном событии.
Сократ сказал: "Разобрался сам бы -
не знаю приемов самбо".

P.S.S.S.
Вдогонку три слова вам:
всё народное разворовано."



     Глава 5. ПОЭТ-ПРЕЗИДЕНТУ. ПИСЬМО ВТОРОЕ.


“Владимир Владимирович, когда слабо нам,
вы — за нас — принимаете решение соломоново.
Ничего не желаем слышать о вашем заме:
руководите сами.
Надоело зависеть от Димки, Людки, Машки.
Власти не рыпаются, ждут постоянно  отмашки.
Что ждать от Машки? Даст или не даст?
Если и даст — бегать с тестом на унитаз?
Платить за аборт? Стране и так хватает забот.
Сократ сказал: "Власти надо так сверкать,
чтоб хотелось выключить, а не свергать".
Или, выражаясь словами простыми:
мы живем, как в пустыне,
нам воды и прохлады бы,
нас заставляют каналы прокладывать.
( Правда, этот "Водоканал" всех доконал).


Как овцы подстрижены и обриты,
плывем на галерах. Расслабились. Бам-с — об  рифы.
Рифы — государственные тарифы.
Как же так? Объясняют — расчеты сложные.
Результаты с цифрами — ложные.
Как же так,  братцы?  Разъясняют христопродавцы -
в глазах мандраж — не спасает киномонтаж.
Смотришь: вроде бы - мужика антураж.
Как же так, люди? Объясняют лизоблюды -
вырастает желание выдать патент
с надписью: "руководитель — импотент".


Сократ сказал:  «Что хотите говорите про гнуса.
Гнусу главное — перед начальством прогнуться.
Смотришь на гнуса — посредственность,
а живет? - не по средствам ведь...»

Сократ добавил: «В государстве Мань и Вань встань
                хоть в какую позу -
власть  округляет всё  в свою пользу».

Впрочем, по Сократу: «Нет другой альтернативы:
жить в обнимку с позитивом.
Потому что — как кобылу никотин -
                убивает негатив».

Он же — про руководителей-мучителей:
« Что нам — Европа? Что мы — Европе?
Начальники доходы нам уменьшают.
Они — как волосы на попе:
греть — не греют и срать — мешают».

Если в экономике накрылся шопинг,
поздно переходить на шепот.
Если движок отказал,
и самолет вошел в штопор,
поздно нас выгонять из казарм,
выяснять — кто круче,
чтоб носки вонючие
штопать.

Владимир Владимирович,      
прошу вас помочь опять.
Вы знакомы: друг — почти пенсионер -
не выговаривает букву эР.
И так. Набрали опят. Лужайка.
Друг говорит:
         «Давай-ка — не спи:
                у нас  чистый спи-т.»               
Наученный горьким опытом,
                произнес шепотом.
Только вымолвил. Лес покрылся топотом -
сбежались крабоежи.
Командуют: «Пакуй. Прессуй. Вяжи». 
   
Сократ сказал: «Знать бы, что суд и бог — за,
разобрался бы средствами бокса».

Оказывается у наших классный нюх и слух -
можно сэкономить: отказаться от собачьих услуг.
Всучили-получили суть предложения: "Грешный, в клешни дай нам."
Откуда деньги у грибников посреди пикников?
Открыли дело — разглашение гостайны.
Друг пошел в сознанку — растяпа.
Ваши орлы смогли на свой манер на букве эР
                второе дело состряпать,
слово "спирт" изменив на слово СПИД.               
Выходит, как слова не кавыч, государственная тайна — ВИЧ.

Спросите ребенка ясельного,
показав на двух мальчуганов:
"Петя и Филя - эта планета - ..."
дитятко молвит, ясненько отчеканив:
                "Педофилия."
Метаморфоза! Слово не слазит с экранов.
Ответ неуместен...
Если младенцу известен секрет,
значит, в стране секретов нет.
Владимир Владимирович, вы, пожалуйста, разберитесь -
                за друга вступитесь.
Говорят: при российской химере
и в кремле, и в "Англетере"
можно любое дело похерить.
История смахивает на анекдот.


Кстати, про анекдоты — вот (сочинил какой-то идиот).
Называется "Новый Год":
"Ночь. Елка. Под елкой — девочки. Аптека.
Снимают девочек президент и премьер.
Песня девочек отпета.
Аптечный интерьер.
Президент с премьером — в дверях,
отталкивая больных нерях,
голосом певца "эскадрона"
кричат: "Два гондона!"
Провизор (женщина): "Ниже на два тона! Очередь не оскорблять!
Пьяных не будите. Что будете брать?""


В наш огород - второй анекдот:
"Россияне ноне очкуют, но не сачкуют повсюду хватают ссуду:
бездельник без денег не вынет рыбку из пруда.
Наш президент, как раб,
на работу слаб -
                не может без труда.
В кабинете премьер докладывает,
глазки закатывает, загадки загадывает:
"В экономике крах — мал:
                остались водка и крахмал.
Не понятно одно — где дно?"
Президент обижается: "ИДИ ОТ СЮДА!"
Премьер приближается. Президент: "Ты что, Иуда?"
Премьер: "Позвали — ИДИОТ СЮДА!"
Президент: "Да! Видит бог — выбирал лучшего,
                итог — как всегда"".


Владимир Владимирович,
я думаю: должно быть соизволение барское -
запретить анекдоты про Вовочку.
Пусть травят  про Киркорова, Баскова, Боярского
 (они же — ниже: мозги плавят и нами не правят),
на  худой конец — про Настю Волочкову -
                под водочку.
Сократ сказал: "Я — за качество, пора заканчивать
слова закачивать — установить рубеж;
запретить движение в выражении
"жаба — на нефтяной трубе",
то есть завязать с опасными
                баснями.
У кого — «Боярышник», тем — не до жабы.
Шутников и бедняков — за жабры!"

Напоследок три слова вам:
всё народное разворовано."


   Глава 6. ПОЭТ-ПРЕЗИДЕНТУ. ПИСЬМО ТРЕТЬЕ.

"Владимир Владимирович,
вы, как бюрократ и бывший премьер,
знакомы с оттенком сленга "пенсионер".
Ваш электорат не богат
                ( сказал бы — беден,
схлопочешь пендель), живет ни шатко, ни валко,
что-то жует, не мыкается по свалкам.
Место встречи - подъездная лавка,
на ней секретничают, друг друга лечат,
                спорят о вкусе,
сплетничают, разводят дискуссии.
Дискутируют при пожаре про пожары -
не  до тушения, если базарят, как дитя-Базаров.
Когда обсуждают  к пенсии очередную надбавку,
думаешь — сломают лавку.
Любят очереди и очередную давку.
Осуждают жизнь в чужих странах,
но ведут себя странно: все — не так, в России — бардак,
всех, кроме президента, - в отставку.
Короче (да простит меня отче):
сущие злющие  Моськи и Шавки -
лишь бы гавкать, получше Кафки.
Потому что ждут от вас (президента)
                презента,
то есть слова заветного -
так как ходят слухи:
                какие-то суки,
естественно безответственно без вашего ведома,
свободно ежегодно поднимают цены
на сено и коммунальные многострадальные услуги.


Власть раскладывает свой пасьянс,
пенсионеры кричат: "Одобрям-с!"
Сказал Сократ, изучив сопромат:
" Нынче дорого стоит протест,
как беззубому - его зубной протез."
Власть, что не вперит -
                пенсионеры слепо,
пусть и нелепо, верят.
Их сношают,
                они на кухне — с ножами -
рубят капусту, солят грибки -
экономят себе на венки — наивняки.
Наш старпер — пионер из СССР:
несмотря на тяжесть годов,
к трудностям всегда готов.
Вранье, что пенсионеристое рванье,
хоть и подвешено, - живой труп уже:
оно — как и мы — подвержено
                вражде и дружбе.


Послушайте, как друг дружку подначивают
две соседки-пенсионерки по даче.
Первая — второй: «Нынче огурцов,
                как в секс-шопе — пенисов.
Мы с дочкой — в пене все:
обрываем,  мочим, закатываем
с рассвета до заката».
Вторая завидует и злится — не сдает позиций,
решает в ответ надавать тумаков:
«Видишь — ту морковь,
заменит китайский вибратор,
даже не знаю — как в руки брать-то:
слишком опасно -
в большом размере много соблазна.
Чем ночами разгадывать кроссворды и ребусы,
приходите за морковкой, когда потребуется».
Первая — второй: «А вы — к нам,
если потянет на солененькое.
Вы — в том возрасте,  без гордости и раздеты,-
у нас не ислам, но — срам,
не прикроетесь — раз и дети».

Разрядит атмосферу аксиома ВЦИОМа:
 «пенсионер пенсионеру глаз не выколет,
так как ничего не выгорит -
вставят пластик лучше прежнего
( отношение к собственности — бережное)».


Владимир Владимирович,
лгут: мол, пенсионеры — балласт,
моль  - не созидают, съедают
бюджетный фуршетный баланс.
Их не надо агитировать и рэкетировать полдня:
руку за кого поднять.
Сократ сразу определился, когда на выборы явился:
 «Не поступать дурно, не плевать в ЕДРО,
  для этого - урна и мусорное ведро".

Он же в среде алкашей
                возле гаражей вякал
(оцените вокал):
«Родные отцы, у всякой паршивой овцы
должен быть ЦИК,  цикл и сена клок.
Поэтому не плеваться и не цыкать -
принимайте все наклон:
вместо лекарств — решения ЦИКа.
Ибо лучше подтасовка, чем потасовка.
Любовь зла — выберешь и осла (или козла?)
Нам — что мерин, что ишак -
согласны даже на ежа -
у терпения — слабая кромка,
не надо, нас лапая, громко наезжать».


Сократ верно подметил, куда дует ветер:
«Стучать всегда, стучать везде -
лозунг озабоченного.
В ожидании вестей
проткните дырочку в заборчике».

Ну и что же подытожим?
Мир расхристан. На обломках веры -
мазахисты - пенсионеры и садисты — функционеры.
Мир зачищен. Пора нам — к баранам -
в стройный застойный ряд.
Кто зачинщик законов-загонов -
достойный кремлевских наград?

И вообще, зачем глухому лечить глаукому?
Инвалид по слуху и зрению — вне подозрения:
не пристают (призы не дают) до посинения и воскресения. 
Получив пенсию, сам Сократ перешел на мат:
«На вопрос басни,
                что опасней:
мозги бараньи
                или улыбка пираньи? -
ответ, единственный убийственный:
в системе эмблемного пениса
обойдёмся без проблемного хереса».


Господин президент,
не понимаю провокационный возглас:
«Повысить пенсионный возраст:
иначе с экономикой не справимся...»
Врут — справимся,
       если от пенсионного возраста избавимся.
Вон бомж работает — ходит с тарой.
Пенсионер — в домино: мол,вол (волк?) — старый.
Откажется работать — пусть глотает пыль с тарелок.
Предлагаю: запретить в России слово "престарелый".
Полагаю: чтоб деньги не переводились зря,
всех старперов  трудоустроить в спецлагеря.

Кстати, вопрос — в бровь и в нос:
пенсионный фонд -
                мыльный пузырь, блеф, фон?
Неужели фээсбэшные черепашки ниндзя
его пилят и коммуниздят ?
Ну, что же, ребята, берите 
и, как Шура Балаганов, пилите,         
только, пожалуйста, не пылите -
экология — японские штуки...
Страна в астрале (вас драли?):
у нас  дворы и дорожки засрали
                кошки, кобели и суки.


Товарищ президент,такой момент:
у рядовых — пенсия с гулькин клюв.
Второй по званию, российский Тартюф
вякает: нет денег дескать.
Старикам не надо денег.
Им нужен от ФСБ (человек на десять)
массовик-затейник,
чтоб хором (пусть и с ором)  пели песни.
Когда поют (и пьют) — не до еды, и не до пенсий.

У Сократа, он ножи точил, вопрос вскочил:
«Зачем евреям отдали Бейрут,
если рубль добавят — три отберут?»

Короче (или не очень), дорогой гарант,
повязав георгиевский бант,
спрыгнем с гражданской платформы:
нужны пенсионные реформы.
Сделайте пенсионерам подарок -
наведите в стране порядок.


Гражданин президент,
не хочу свое и ваше время тратить,
но нельзя умолчать о русском Сократе.
Пенсионер Сократ в школе — коллекционер двоек,
после школы освоил профессию дворник,
был в речах полуматерных витиеват -
отсюда прозвище Сократ.
За словом в карман не лазил,
вскрывая суть событий, словно лазер.
Семейное положение — пишет: «Бобыль -
четыре раза женатым побыл».
Использует ненормативный лексикон.
Выпивает. Бывает, в магазин отправляется босиком.
Предпочитает водку с тоником.
Себя называет "последним русским дворником".
В мыслях путается, а, путаясь, попутно
нашу жизнь раскладывает по пунктам.
Стоит признаться: Сократ достоин приза наций
за мудрёж  и выпендрёж. А за фразу:
 «ежиха — с помадой помятый одномандатный ёж» -
я бы не шикал, учитывая менструальный цикл,
а выпил всё и сразу.
Прочитайте сократовский набор -
почувствуйте классический патриотический напор.
Цитирую, продюсирую, и так:
«СОКРАТКИ  ИЗ  ТЕТРАДКИ  ИЛИ  О  РУССКОЙ  ПОД  НАГРУЗКОЙ  ДУШЕ  ЗАГАДКИ».


 "ТОЛЕРАНТНОСТЬ-1

Из Азии докатилось до Москвы колесо:
все дворники на одно лицо.
Предлагаю выдать майки-обдергайки
с номерами-именами, чтобы мы не путали,
где живем: при Каримове или Путине.
Спросите — в чем толерантность?
Изображать то ли - горе, то ли — радость
при виде другой наружности?
Мои нервы — в порядке — не нарушены.
Я спокоен,               
так как люблю сухарики с беконом.
Про толерантность вопрос уточню,
подражая Эзопу:
почему рвутся в долбанную Европу
и не едут в свободную удобную Чечню?

 ТОЛЕРАНТНОСТЬ-2

Страна превращается в аул.
Русские братья и сестры — ау!
Или, все-таки, - караул!


  СУЧНОСТЬ ВОЙНЫ

Героев подлинники — в окопе,
в штабах и тылах -
                подленькие копии.

 РЕФОРМЫ

За властями можно семенить,
если памперсы сменить.
Когда упустишь,
                движешься в пустошь,
поднимается вонь
                и — столько вреда
в рядах -
                святые бросаются вон.

  ПРИЗВАНИЕ

Не знаешь: грядки полить как -
твой удел — политика.
 
          ПРО  САНКЦИИ — 1

Мысль вынашиваю одну я: нашу бы братву
посадить на родную  ботву.

         ПРО САНКЦИИ — 2

Пусть снятся: лом амбалу,
гусь — синице, и мы дошли до кошмара
(ели каш мало?):
еду бросаем под гусеницы...


  ПРО  САНКЦИИ — 3

Для нас не надо напалма вам —
сдохнем на масле, на  пальмовом."



 В годину санкций Сократ гонор убавил,
президенту телеграмму отправил:
 «Пусть — дерьмовый закон -
                нельзя жить без правил.
Мы — с вами. Держитесь. Не ссыте.
Видим вас по ТВ — по горло сыты.
Главное, учитель, не обмочитесь.
Если у вас, то и у нас, - сыро.
Нам не привыкать — проживем
без гейского европейского сыра.»


  "НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

Живем не по Брежневу,
но по прежнему -
                с ракетами,
                с турбинами
кокетливо мастурбируем.

  ОБРАЗОВАНИЕ

Есть пол-литра. Разливаем граммы.
Вот где — слабость школьной программы.

ПАТРИОТИЗМ-1

Любой идиот — всегда патриот.
Часто бывает и наоборот.

ПАТРИОТИЗМ-2

Сломайте кости Турции.
Купите небоскреб в Америке.
Чтоб я молчал — налейте двести беленькой.
Но не трогайте текст Конституции.

ПАТРИОТИЗМ-3

Поймали ушами -
                нас в правах ужали.
Клевету отразим -
                не поверим ушам своим.

ПАТРИОТИЗМ-4

Собакам за президента пасть порву.
Однако — галера движется на пердячем пару.

КУЛЬТУРНАЯ ГОРДОСТЬ – 1

Не думал,  не в коем разе,
как русский язык могуч и безобразен -
из наших двух слов  «спи, хер» -
американцы соорудили английское "спикер".


КОРРУПЦИЯ-1   

Проблема не в том, что каждый норовит с ложкой,
а в том, что  каждый ловит начальственную частоту,
забывая про чистоту.
Отсюда -  тюрьма — как неотложка.

КОРРУПЦИЯ-2

Не грядущий — вопиющий хам.
Не государство — воровской быдлам.

ПРОПАГАНДОН-1

Жмете плечом:
                я — не при чем,
я — не при том.
Как страна превратилась в притон?

ПРОПАГАНДОН-2

Народу — трындец (дрын здесь?). Властям — песец.
Вот она — необходимость душевных бесед.

ГОСДУМА-1

В новой думе старый квартет
решает: кому — квакать, кому — нет.
Делят: кому — крошки, кому — булки,
остальным - в болоте булькать.

ГОСДУМА-2

Кричу в ТВ: "Эй, там — Дума!"
С экрана: "Это — туман".
Понимаю - схожу с ума,
нужна энная сумма
на пол-литра, чтобы разом
поправить здоровье и разум.

ГОСДУМА-3

Заслуженно избранных зов:
"За нами! Президент и Хакер!"
Отгруженный ответ из бранных слов:
"Идите - на хер!"

ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

Я — не Моцарт. Но сочиню очередной реквием,
когда очень родной президент откукарекает.

ВЫБОРЫ-1

Хотите на больничный?
Градусник на батарее нагрейте,
вызовите врача — суньте в кармашек "бумажек".
Вот так повышается рейтинг.

ВЫБОРЫ-2

Гипотетически — власти заменяют
родителей-радетелей
                почти.
Поэтому — без заповедей -
                власти надо чтить,
как чтит охотника тетерев:
зазеваешься — схлопочешь в глаз дробину.
Вывод: избегайте обещанных дорог
                и рекламных тропинок.
ВЫБОРЫ-3

Нас имеют. А в интиме
страшно, но не важно:
сколько раз секс легитимен.

ВЫБОРЫ-4

Ослаб умишком — заглотнул мормышку -
поздно и несерьезно кричать:
            "Какого ху — попал в уху?!"

ВЫБОРЫ-5

Вякая и балакая, знает всякая старая перечница
политический тест:
                от перестановки мест
сумма и дума не изменится.


 ТЕЗИСЫ ЧИНОВНИКА

1 Нельзя прожить без лишнего — гнобите ближнего.

2 Взяли на лапу — требуйте повтора:
для внуков, правнуков и прокурора.

3 Подставили щеку — требуйте вторую.
    Если не вы, то вам — задницу целуют.

 ЦИРК

Церковь. Пасха. Сам — со свечкой.
Волк прикидывается овечкой.
Так всегда на пороге ада
                разворачивается клоунада.
Перед всеми б упасть, бить поклоны -
истуканом застыл главный клоун.
Одинокий. Смешной и смертный.
Подключайте аплодисменты.

  ПТИЦЕФАБРИКА

Не сказки и не байки:
очистили Россию чайки
де-факто и де-юре,
Игорь, Тёма, Юра...

 ГОСУДАРСТВО

Не размышлять. Не собираться.
Не хулить. Не курить.
За тарифы — рассчитаться.
Слушать — это. Кушать — то. А пить — здесь.
Волки, овцы  и пипец.

    
ПРАВОСЛАВИЕ-1

Все матерятся, когда нельзя материться.
Что такое права верующего без прав атеиста?

ПРАВОСЛАВИЕ-2

Перебирая чётки, видят нечётко.
 
 ВОЖДЬ

Смотришь — глазам не веришь:
российский светоч,
народный фетиш -
превращается в ненужную ветошь.

    ДЕМОГРАФИЯ

К роли как
привыкнуть кролика?
Кушать морковку и травку
без водочки на затравку
и трахаться, как они?
Дайте тогда кокаин
или на шею удавку.   
 
   ПЕНСИОННЫЕ РЕФОРМЫ

Молодежь беспечная -
к старости не обеспечена.
К финишу приползут усталыми, слабыми,
к ним навстречу — с наглыми едалами:
«Пенсия по старости выдается баллами».
   
   СМИ-1

Если бы не зеленый змий,
работал бы в СМИ.
Всего-то дел — написать  на заказ.
Потом сиди, смотри на чей-то закат.

      СМИ-2

Слово — не воробей. Вылетает — бах!
Кому-то попали в пах.
Свыше скомандуют: "Фас!" или "Ату!" -
душа человеческая — в аду.

     СМИ-3

По Гамлету: Слова. Слова. Слова.
По нашему: Соврал. Соврал. Соврал.

      СМИ-4

Лучше быть Пилатом и Понтием,
чем из шестой палаты -
Мишей Леонтьевым.       

      БЫТ

1 Первая серия — жизнь скучная и серая.
2 Очередные серии — будни скучные, мысли серые.
3 Последняя серия — пенсия, дети, а жизнь-то серая.

       САМОАНАЛИЗ

Про нас — не Клинтон, не Трамп, не Обама -
сказал русский писатель Федор Абрамов:
«народ — сука»...
...его гнобят, а он — ни звука."


Владимир Владимирович,
фиг с ним Сократом — гадом,
оставим дворника за кадром...
На этом — конец. Но скажу снова  вам:
страна разворована".


        Глава 7. ПОЭТ-ПРЕЗИДЕНТУ. ПИСЬМО ЧЕТВЕРТОЕ.

 
"Владимир Владимирович,
в стране какая-то мания:
талдычат все, кому не лень, про образование.
Раз — так, и у меня — замечания.

ПРИМЕР-1

Мальчик пишет: «Чувствую:
дочитаю роман «Война и мир» и в эмпирее озверею -
запишусь на исповедь к архиерею,
скажу: совсем обезумела вертикаль -
насаждает (нас шатает)в школе еретика?»

Владимир Владимирович,
какое стремление к знаниям!
А нравственные терзания!
А какая усидчивость! -
чай, не чай разливать начальству через ситечко.
Мальчик-то здоров -
                при виде томов
                не остыл:
мол — читать в лом,
а сразился, играючи,
                с самим Толстым
Львом Николаевичем.
Результат неутешителен: учителем - тупицей
ставится единица
                и вдобавок — минус.
Мальчика взяли и сравняли с нулем -
под дисциплину заложили замедленную мину.
Мы с вами - в работе: туда-сюда  снуем,
а тут перекручен жгут: с детства — одно людоедство,
воспитывают диссидента.
Где образ гэбиста - президента?
Владимир Владимирович, это — не лесть.
С лестью к вам — я не посмел бы влезть.

ПРИМЕР-2

Мальчик, со своим умом детским,
перетер с Федором Михайловичем Достоевским.
Произошло осмысление: какое наказание -
за такое преступление.
Сделав отступление,
                Мальчик выдал собственное мнение:
  «Понял, отчего старухи на лавочках
                не любят школьников:
дело — не в булавочках,
просто в каждом из нас — Родион Раскольников».

Владимир Владимирович,
у Мальчика изумительное зрение:
в нем достаточно красочного, мудрого и зрелого.
Обнаружить (и этикет не нарушить!) за улыбкой сдобной
в зале лжи залежи общественной злобы
и еще не весть чего
                в море ненависти,
и на это — фокус навести!
Оценка? - два с минусом.
Наша школа заражена дебильным вирусом.


ПРИМЕР-3

Владимир Владимирович,
не верьте в учебную статистику.
Мальчик по "Мертвым душам" дал характеристику
помещику Ноздреву — «дрочун».
О — писка в стиле Фрейда.
Учитель — чу! - исправляет на «драчун».
Из Мальчика лепят шекспировскую флейту:
при всем классе клеймо — извращенец
(без поощрений и прощений).
Оценка — кол (а напрашивается — пять),
заставляется-составляется протокол.
Вызывается мать.
Словечко точное — не водичка сточная,
а - брат-бард и талант соловейчика.
Начинается с курева и с винца -
скурвились — шалеем — не жалеем
                для птенца свинца:
хренак из рогатки. Не видно -
не гадко и не стыдно.
Владимир Владимирович, элементарно:
педик — кто?  Педагог - ментяра.
Обидно, но очевидно: школа протухла,
то - понос у нее, то - золотуха.


ПРИМЕР-4

Мальчик пишет: «На Павке Корчагине
учился Владимир Путин.
Он — по Островскому — говорит:
«Ребята, смены не будет!»»

Владимир Владимирович,
мы с вопросами, как ослы,
назойливей осенней осы,
пристали — как при Сталине:
                когда свершится чудо?
Мальчик, будто в «Голом короле»
                ответил четко и чутко.
Его слова — стрелы в одном колчане.
Яснее ясного: зачем школе — Павка Корчагин.
Надо дойти до невозможного -
                начать изучать,
в начальных классах, воспоминания Павлика Морозова.
Не смейтесь. Никакая не мура вам:
есть талантливые специалисты по мемуарам,
они в историю движут: прикажите — напишут.
За поставленную единицу, учителю надо стыдиться
и, по-ленински, учиться, учиться и учиться.
Такие приколы возле  нашей школы.

Сократ не изгалялся — проблему решить пытался:
"Наш закон всегда неплох.
В любом вопросе есть подвох.
А по сему -
                запретить, япона мать,
в школах руку поднимать".
Он же заметил: «Наше образование -
как допотопное обрезание».


Когда в Сократа идеи великие прут, он без сожаления хватается за прут вдохновения, сам себя бичует, чирикает пичугой, пышет и пишет труд. Так намудрит, полезно провести словесный аудит: «По всем всемирным сценариям пролетариям желательно (но не обязательно) иметь АКаэМы или булыжники, точно так же  России образовательной нужны и важны сочинители-учители-подвижники, чтобы не сидели под вишенками в Переделкино за пиiзделками и безделками, а чтобы штопали и генерили, как шекспировские Генерильи, романы, поэмы, повести о проблемах и пробелах совести. Воспитание отсутствует в испытаниях, в избиениях нет избавления, исправление — в управлении. Разве видишь финиш после фальстарта? Русский дурак не хуже Фальстафа.
После вливания велико влияние и значение писателя-спасателя в течении прочтения на подростковый (рисковый) материал. Надо учесть всем матерям: остались вопросы-демоны, их не миновать:  "Что мы наделали?" и  "Кто виноват?"
Но! - найдется в России, если поищем, новый суровый Радищев. Пусть напишет (возможно и в твиттере)  «Путешествие от Питера до Петушенции», где народ встает с петухами и, прозу хая, рвёт на заработки не просыхая, а зарплаты не хватает на заплаты, то есть кот наплакал или комар накакал; хотя мужики и бабы — не слабые, не увальни, но постоянно окаянные  - на нижнем жизненном уровне; правда, кто-то живет-жует элитно и солидно, предлагая водярой глаза залить нам, чтобы мы с щитами и мечами ничего не замечали. У власти на руках — козырные масти, в рукаве — шесть тузов: за картой потянешься — останешься без трусов. Если мозгам недостаточно пищи, державе нужен (не Державин) Радищев.
В стране давно полно корифеев - орфеев, но востребован еще один Веничка Ерофеев, чтобы выдал подобие антиутопии «Москва - Ялта» (записки русского дятла), в стиле — путеводитель-опохмелитель, посетившим наш вытрезвитель; чтоб объяснил всеядным бражникам, как пользоваться российским «Боярышником»; как наладить из отечественной зеленки производство стоодноградусной самогонки на основе рецепта "слеза комсомолки"; как на каждой станции, если денег нет, организовать пьянку с танцами;
как приняв должную неотложную дозу, всем колхозом пить в вагоне и под наркозом уплыть в агонии в Грецию — греться, потом в Турцию — за революцией, оприходовав крымскую кильку и украинскую горилку. Так как бессмысленно говорить: «не надо, хватит» – пьяный, по-человечески, ненасытен. К чему  возмущаться, выражать протест на весь подъезд: «Вы там не нассыте...» - нассут, наш алкаш плюет (блюет) на труд и суд. Оплевана даже Родина наша. Их (алкашей), хоть и гонят взашей, не остановит куча препон — на всё и всех кладут прибор. Поэтому, чтобы держать пальцы веером, дружите с Веничкой Ерофеевым. Можем, как сердечники, пить по капелькам, но, со слов Венички, это — не коммуникабельно. Мы с воем освоим перекуры на ступеньках бытия при отсутствии культуры пития.
Чтобы нам муру не перелистывать о жизни нашей дебилинской, в Россию напрашивается
Неистовый  Виссарион — Белинский, потому что есть интриганы-критиканы хитренькие, но в упор не видно критики...»
Без всяких причин Сократ забросил свой почин:
от рукописи отмахнулся -
к вопросу возвращения писателей на Родину  - не вернулся.


Владимир Владимирович,
мой друг не выговаривает букву эР.
Он — невезучий: очередной случай -
принес в газету «Православный пионер»
загадку, заявив: «Детишкам - -ебус!»
Прежде чем сказать, почесал бы репу...
Откуда шавки, слон, зло, слом? -
ребус принят за последний (запас летний)
окуджавский троллейбус...
Если шавка - лыжница с приставкой "экс"
повсюду слышится этот секс...
Короче, редакторша-диктаторша -
та еще мымра (не помню имя)
переуслышала концовку: "....."
Сказать не берусь: извините - не матерюсь...
Вот вам обстоятельства и доказательства
домогательства на надругательство.
Мой кореш — опытный гусь,
приняв гордую осанку,
пошел в несознанку,
его не проведешь на мякине.
Владимир Владимирович,
вы кому надо намекните:
зазря вырвана ноздря
и дело клеят.
Друг — не телок, чтобы в стадо его — на клевер.
Все-таки светит срок — не Альпы.
У друга железное алиби:
не годен у него -
не туда, не сюда, не в нацгвардию,
не встает у него
                ни на какую партию.
Он предлагает: «Суки, возьмите в руки,
изучите мой немой между-ног -
                настоящий вещдок.
Заметьте: как он смущен и сморщен -
                святые мощи,
а размер — копеечный размен.
Этот, вообще, пенис — отщепенец, иждивенец, комик-гномик:
где либидо? - не гу-гу...»
Однако следак-лепило пургу гонит,
в затылок дышит: мол, у детишек чувства задеты -
придется отвечать за деток.
А тут, удручающий факт: у редакторши-диктаторши       
от переживаний и желаний -  инфаркт.
Ваши орлята — клевые ребята, не растяпы:
на букве эР третье дело смогли состряпать.
Господин президент, выручайте.
Освободитесь — заскакивайте на чай к нам.


Владимир Владимирович,
вы — наше всё — луна и солнце.
Давайте, не ради скуки, поговорим о науке.
Смотришь на японца -
                простой и голенький.
Присмотришься — король электроники.
У японцев начальники — не чайники.
Почему?
 Они умеют выпускать пар:
не тащат в тюрьму, не начинают базар -
не доволен — вот тебе манекен -
кто был ничем — останется никем -
не пей, а бей без всяких конфузий.
«Жить нужно дружно без конвульсий,» -
говорит Конфуций.
И нам бы на каждый угол -
важное чучело и табурет,
чтобы  - что-то не так или чуть чего -
не пейте, а бейте. Табу нет.
Неплохо бы на угол — несколько пугал.
Например, все ЕдРо. Вместо табурета — ведро.
Впрочем, ведра — это металл -
                стратегический материал.
Так как в школе теряют чувства стыда,
пусть ученики табуретки лепят
бесплатно на уроках труда -
сводят в единое  кредит и дебит.


Про кол осиновый
                Сократ сымпровизировал:
«Нас запад уровнем жизни дразнит —
про это забываем за суматохой.
Однако, хочется устроить праздник:
куклу-начальника отмудохать.
Ёжику ясно: экстрима мизер,
зато с размахом отводишь душу,
не обвиняешься в экстремизме,
выходишь чистый и свежий, будто из душа.»
Правда, Сократ мысль утончил и уточнил,
покрывшись пятнами, пошёл на попятную:
«Легче сучке окатиться —
ибо массы станут в святых наряжаться:
стухнут, подставят свои ягодицы,
стукнуть куклу под дых не решатся».


Владимир Владимирович,
американцы нам мозги промыли:
этика — генетика, математика — автоматика.
Я бы ответил им по-ленински: «Батенька,
вся автоматика — нажал на кнопку,
и шопинг — в мыле».
Не мы ли, немые, махнем стопку -
и за вами, и с вами -
                не требуя наград и званий -
в Крым, в Панаму,
в Антарктиду,
в Арктику,
в любую достойную помойную яму -
уничтожать активную противную гниду
и автоматику.
Сократ сказал: «Мы ничего не можем потерять,
умея только штаны протирать».
Он же уточнил: «Есть телек, нет телег,
нет денег, исчез интеллект».


Из нашей автоматики пока
                востребованы АКа
или АКМ. Между тем Сократ
                так охарактеризовал советский автомат:
«Знает всякий африканский ёж:
не выстрелишь — не убьёшь,
автомат — не жена — не пропьёшь;
проживёшь без женщины и ужина -
не прожить безоружному».

Владимир Владимирович,
замудыканная проблема -
утыканная вопросами тема:
                если АКа
в руках чувака (ЧВК?)?
Мир таков — состоит сплошь из чуваков:
сто — из ста,
за исключением двоих, вас и Христа.
Мир болен, мир — в запое ведь.
Что против ваших слов — Его Слово?
Миру плевать на любую заповедь.
Христа сегодня или посадят,
                или дадут условно,
или утопят в водке, как щенка,
или, обвинив в терроре,
сделают пациентом Кащенко...

Владимир Владимирович,
ну — их, теорию,
практику и науку — навивают скуку.
Сократ Америку не открыл, когда говорил:
«Мысли — вредоносный москит.
Не забывайте прочищать мозги.»

Кончаю. Еще два слова  вам:
страна разворована." 



   Глава 8. ПОЭТ-ПРЕЗИДЕНТУ. ПИСЬМО ПЯТОЕ.

"Владимир Владимирович, вы, как президент,
ставите плавно планово акцент:
главный враг — иностранный агент.
Сбиваюсь, прерываюсь, вот -
                готовый новый анекдот-
на русском вокзале рассказали.
«ЧАСТЬ-1
Вечер. Часов одиннадцать.
В купе у проводницы — двое:
она и президент. Щекотливый момент.
Президент слюнки сглатывает,
к проводнице подкатывает.
Проводница — картинка - блондинка -
стреляная птица — ничего не боится -
объясняет: «До конца вашего пути
билетик  имейте...»
Президент: «Я — ваш   Путин».
Проводница: «Что вы имеете в виду?»
Президент: «Я введу...»
Проводница: «И?»
Президент: «Огромный скромный рейтинг».
Проводница ведет себя томно,
выдвигает ящик,
достает вибратор,
говорит чувственно:
                «Не знаю, что выбрать-то:
этот — искусственный,
                рейтинг — ненастоящий».

 ЧАСТЬ-2

В купе у проводницы -
после одиннадцати.
Президент напевает (цену набивает):
 «Выбери меня, выбери меня
птица — в пицце нынешнего дня».
Проводница (про себя):  «Я же — не дура совсем.
Дешевле купить батарейки дюроселл.
(Президенту) Поймите, дело не во Фрейде.
У вас издевательски предательский маленький рейтинг -
выглядит странно, не убедительно:
рейтинг  Рамзана более внушительный...»
Президент болезненно (про себя):  «Бесполезно. Динамит».
Проводница: «Лучше руководите нами.
Чай? Кофе? Есть продукция мучная.
У нас ничего не получится -
рейтинг смущает.
Ищите, защитник, другую попутчицу».

Эх, Владимир Владимирович,
посмеемся в начале -
пока не одолели печали:
жизнь сворачивает и подначивает на свой манер.
Например, надо опохмелиться -
а тебе родные лица
предлагают двинуть пианино и шифоньер.

Мы с другом — он не выговаривает эР -
прогуливались — гули-гули.
Говорили или про то, или про это.
Пустая скамейка. На скамейке — газета.
Друг хватает. Я — ему: «Положи!»
Поздно — разворачивает — ваше фото -
слава богу — без траурной полосы.
Я говорю, потому что горю, про фотохудожника:
«Халтура — рука сапожника.
Наложил бы ретушь.
Видишь: никудышная работа.
Это ж — Владимир. Какой — такой? Путин? Этуш?
Артистичное аристократичное  сходство».
Друг поддержал, заржал: «Безда-но фото».
Произошло обычное первичное скотство:
хватают, крутят, вертят — без комментариев,
как каких-нибудь пролетариев.
( Сократ сказал: «Знал бы приемы каратэ -
разнес бы кортеж,
                а так быть беде -
лучше сидеть и седеть на биде»).
Кричим , рычим, будто верблюды в пустыне.
Друга — в обезьянник. Меня, Иуду, отпустили.
Такие обстоятельства. Другу лепят надругательства
над флагом, президентом, гимном:
двумя словами — над самым интимным.
Президент! Мы говорили о фотографии,
не касаясь биографии:
мол, никудышная, непрестижная работа.
Спецы перебарщивают - бороду отращивают:
«Звезда — на фото».
Если так сказать, то скоро, глядь, -
Родину-мать и президента-отца,
ради красного словца, начнут оскорблять
(этакое оскорбление тянет на оскопление).
Извините, исчезла запинка:
при матерном слове не успел запикать.
Кореш — в лексиконе, как юрист — в  законе:
знает — «пи-пи»  женского рода,
он не смог бы сказать: «Пи-пи — на фото».
Он бы суммировал резюмировал: «На фото — пи.»
Тем более друг ни грамма не пил.
Короче, кореш вывернулся наизнанку -
пошел в несознанку.

Владимир Владимирович, не понятно:
зачем на органах грязные разные пятна -
откуда взялась профессия «свидетель»? -
мне не известно, но интересно — сколько платят?
Хватит ли зарплаты сестренке на платье?
Зачем фигурируют и реагируют дети?
Детский труд у нас под запретом.
Вся история попахивает водкой и бредом.
Если аналогичные публичные дела полистаем -
столкнемся с артистом-ментом-полицаем,
всюду бывавший, все видавший,
ото всех пострадавший,
инвалид нулевой группы:
в труппе обучен на роль трупа.

Минутку! - звонок! - приятеля выпустили!
Взяли подписку о не выезде.
За что его так? мы не выяснили...

Сократ сказал: «Очень противно -
если лексика не нормативна.
Но, по Чернышевскому,  что делать? -
если она эффективна».

Я тоже сделал свой замес -
накатал ему в СМС:
«Дурдом однажды посетив,
находим в жизни позитив».

Сократ от себя добавил, прибавил:
«Глянешь на использованный презерватив,
оцениваешь негативный позитив».    
У Сократа философия «отрицание отрицания» -
как в бухгалтерии: где сложение — там вычитание.


Владимир Владимирович, не будем о поганом -
вернемся к нашим баранам.
В России новый старый бренд -
                иностранный агент.
Спецы откопают какую-то единицу
и ну (все - на войну!) с ней возиться,
призывают, обзывая, против нее объединиться,
обломать и поглумиться.
Охлажденная награжденная курица — не птица.
Обещают на всю страну
                показать заморскую сатану.
Показывают - обижают: беру смелость
заявить — несерьезная  мелочь.
Поймать одного  - эка, невидаль.
Пора миллионы  вылавливать неводом.
Должен помнить патриот-разведчик,
(чтоб в борьбе не произошло осечек):
шпион — безлик и многолик,
даже в мясном продукте есть ингредиент -
иностранный агент — шпик.

Для выяснения иностранного агента
(пациента) мной разработана анкета.
Я набросал пилотный образец.
Сократ оценил: «Иностранным пациентам -
пипец.»

                А Н К Е Т А:

«ПУНКТ-1 . Вопросы, к которым каждый привык:
    о возрасте, поле, росте, весе.
И вдруг — знаете иностранный язык?
( попался! - чувак в процессе) -
плохо — хорошо — не очень — так.
Если человек — родной дурак  -
прочтет вопросы внимательно,
ответит правильно:
                знаю — матерный.
( Здесь пациент оценивается процентов на десять).

ПУНКТ-2. От пациента требуется правда.
ваше любимое кино;
ваш уважаемый автор;
ваш выбор: Ситроен — Пежо — Рено?
Недостаток отечественного авто?
( Правильный ответ: зато
наши танки лучше всякой иномарки).
в одежде предпочитаемый цвет и бренд?
( правильный ответ — русский, не маркий)
часто смотрите телевизионный бред?
(правильный ответ — арестовать интернет).
Вопрос, раскрывающий базу,
(вопрос — игра):
на столе — черная икра и краб -
съедите,  повременив или сразу?
(правильный ответ — выбираю картофель).
Вопрос: вы получали когда-нибудь тендор?
(правильный ответ — не вижу в этом тренда,
коррупция — не мой профиль).
Вопрос: Рамзан Кадыров — футбольный тренер
или кремлевский пароль?
(правильный ответ — за проигрыш
футболистов надо пороть).
Вопрос: депутаты думы
в конце думают, в начале словами лепестят?
Или думают наоборот?
(правильный ответ: всех депутатов — на аборт).
По данному пункту — процентов на пятьдесят
оценивается иностранный агент -
как экскремент.

ПУНКТ-3.
Уточняются друзья (кролики-братцы),
счета, телефоны, интернет-связи.
(со счетами есть кому разобраться).
В каких отношениях с Обломовым
(ничего личного и нового) -
не с Ильей, а с Васей?
Основной вопрос: в чем видите
                самовыражение нации?
(Неправильный ответ: самовыражение -  в самовырождении.
Правильный ответ: самовыражение — повышение
рождаемости при снижении вменяемости).
В данном пункте пациент -
как иностранный агент -
оценивается процентов на пятнадцать,
если в связях сумел не запятнаться».

Владимир Владимирович,
вы — наш учитель,
творите с анкетой, что хотите:
уточняйте, расширяйте, сократите,
в надежные руки передайте,
не нравится — порвите.


Закономерен и верен вопрос:
если правильно подсчитать,
где взять еще двадцать пять
                процентов
для проявки пациентов?
Согласен — иностранные агенты
не уходят в запой и не носят с собой
особые приметы.
Поэтому привожу наблюдения и примеры.

Пример-1 СПЕЦСЛУЖБЫ (СПЕЦЫ)

Конечно - жизнь скоротечна; безопасней водку пить и курить сигареты, чем охранять государственные секреты. Ау! Ау! А у народа - никакой защиты: при справедливом, с оранжевым отливом, писке  бьют по пиписке и такое инкриминируют — адвокаты и судьи не реанимируют. На внутреннем фронте нет перемен — всякий живущий, даже не пьющий, потенциальный пельмень. Дело не в понте (не путать с Пилатом Понтием), полагаю — помогает этот метод: всех решительно обаять, всем стремительно срок впаять, со всеми скорбить и всех  оскорбить, все — враги нам — даже та же вагина. Говорил  когда-то поддатый иудей: "Бояться людей и плетей — стоит годить в спецслужбы ходить". Сроки врубят и дереву и столбу — как? - не разглашается — табу. Правда, освобождаются, если не бодаются, бравые и правые пеньки, готовые терпеть пинки. В свободной однородной прессе — ни слова о репрессиях, а наши — всегда на страже, враг повержен, орден повешен. Но наглеет коррупция — слабеет инструкция.
Копнем поглубже — натыкаемся на спецслужбы: каждый имеет более, не менее, но имеет - перечислять язык онемеет. Говорил кому-то раввин: "Гусь свинье не равен". Ау! А у нас повышается доходность — снижается профпригодность. Можно с облегчением уссаться: при обеспечении не хилом, не справляются с адским гадским ИГИЛом, запрещенной в России организацией. Манят защитников "мани", то есть долларовый запах. Если бы не вы (президент), махнули бы спецы на запад. Мы понимаем и знаем: им не доверишь знамя — продадут, как никчемный продукт. Когда дело доходит до стоимости, не слыхать о чести, уме, достоинстве.
Резюме: силовые элементы — иностранные агенты.

Сократ упрекнул и подчеркнул понятно и внятно: "Вне гласности — очередные родные неприятности — с органами госбезопасности. При задвинутом контроле — с гулькин хер — цена конторе. Мы лопатим при лампаде, спецы-то вне дефицита тянут нас в новое величие — у самих же паралич и безразличие".  Простите Сократа за мат — не аристократ.


Пример-2  ПРОПАГАНДОНЫ

У нас с патриотами — не избыток,
а не достаток -
много фраз у нас, по этому поводу, избитых,
и я не буду краток.
Помню, мальчиком носил красный галстук,
не знал ни про доллар, ни про евро,
матом, как сапожник и безбожник, не ругался.
В то же время Сократ рожал шедевры:
“Есть вопрос, похожий на чистосердечный
безупречный донос,
про пропаганду,
                как про поганку:
зачем эта звезда нам,
бестолковым и бездарным?''

Владимир Владимирович,
патриотизм не трогать -
и так на ладан дышит -
еще немного  и — крышка.
Я бы патриотизм, вздрагивая, занёс,
как ландыши,
                в красную книжку,
не оттягивая вопрос.
Когда-то что-то не так, мы матом
с дворником Сократом
                пульнем — себя сами лечим.
У патриотов, всё — так, и так - и надо -
стадо. Но кто озаботится о больном,
                если крыть ему нечем?
Патриоту — как больному — положен гонор и донор:
исцеляют пропагандоны
                без ежедневного душевного терзания
за погоны,
награды-отрады, актуальные премиальные и звания.
Пропагандон по живому режет -
слово, словно скальпель.
А патриот двести-триста капель,
дополнительных успокоительных, врежет
и к телеку — ловить истерику,
думает: умному чему-то подучится,
станет полит - грамотным
или полит - корректным,
а тут на канале — падучая,
канальи и хамы — там.
Всплывает школьное краеугольное:
"Карету — нам!
Карету!"
И это — человек звучит гордо? -
когда не тешат, а держат его за горло
и при всех начинают крыть — так....
называя критикой. 
За что? - за собственное мнение в изречении -
пусть случается не с каждым,
но если человек не жаждет
                быть бревном
и плыть с говном
                в общем течении.
Человек ропщет — не глухонемой.
Пригласите в прямой
                эфир -
                сказать на весь мир.
Ответ — нет. В ответ -
испорченный навороченный телефон.
Пропагандон -
сам толмач, сам переводчик,
сам стукач и сам наводчик.
Если он на ругань отважится,
совсем отвяжется -
сам себя, словно в бане, парит,
кипя, захлебываясь, пенясь.
Жалеешь, если совесть имеешь:
бедный парень -
сдуру сломает пенис.
У пропагандона — мантра.
У патриота — мандраж -
писает на матрас.
Очень быстренько
                патриот превращается в пыcсыника,
тянется за топовой обувью,
в голове: "Так любовью обовьют,
           что пора - у,ё! - её убивать..."
Мысли — про визу,
бессильны пропагандон и провизор.
Ответьте, господин президент,
пропагандон — иностранный агент?

Сократ о пропагандоне выразился так:
 «Я, русский дворник и старый кунак,
хочу музыкального не маниакального звука.
Включу ТВ — бессвязный лепет и скука,
вперивают про империю басню:
 «Лебедь, рак и сука» -
где все порознь и сразу — заразы -
из человека придурка лепят».

Пример-3 ПАТРИОТЫ

Сократ спросил — спецслужбы пригасил:
«Откуда возьмется профессиональный рост,
если сажают за перепост?
Так и надо: за с ранами бранное слово -
срок любого калибра.
Пусть лают, но знают: поймают -
они — не колибри».
Я тут же вякнул, поддакнул:
«Презервативы, забытые в вазе,
с цветами не вступают в связи».
Владимир Владимирович,
похоже (что — негоже) спецы — подлецы
на работе семечки лузгают:
не замечают, где кисло повисла георгиевская лента,
не отличают патриота русского
от иностранного агента.
Сомнительные - передовики-оптовики сыска.
Не зрят (и зря) эти бдительные отличники, 
как геройские ленты вешают на лифчики
(дождемся — повесят на сиськи).
В чем патриотическая задумка? -
выглядеть супер круто?
Кое у кого ленты на сумках -
ниже пояса.
(Дождемся — на член накрутят).
Товарищ президент, за патриотизм боязно -
откуда в Россию вернутся легенды,
если патриоты — иностранные агенты?
Про патриотов сказал один из поэтов,
по-моему — А.С.Грибоедов:
 «Шел в партию — попал в другую,
с девизом девицы:
                продаюсь, но не торгую».
Неужели прав  Сократ  стократ:
"В стране, где употребляют в скорбь блины,
где мат-перемат и горе от ума,
чувства русских оскорблены.
Немногие покаются и сознаются,
что они — в часах  и в частях маятники
или рабы на галерах — отсюда и ноги
на памятнике георгиевских кавалеров".

Пример-4  ЛЕКСИКОН

Запах зловещий -
                в употреблении загрансловечек.
Две дамочки — только что из рамочки -
с виду, приличные,
обсуждают буднично и привычно
(одна — другой): «...на самом деле,
у него гениталии — как гантели».
Так касаться (без кассаций) интима на теле?!
Русские проще выражаются о хере,
одним словом — «мерин».
Ответьте, гантели кто мерил?
И заметьте, куда нас заносит.
Такой выходит казус:
иностранные словечки - занозы
мешают, как в заднице кактус.
Лучше по-русски хулигански блевать,
чем по-американски сквозь зубы плевать.
За мерина — сократова грудь — на амбразуре,
чтоб нас образуметь:               
 «Найдется губошлёп -
                намеренно
                наведет
поклёп на мерина:
                мол, тот
                везде — ни туда и ни где -
ни в езде, ни в разведении костра.
Но умолчит про провидение  -
инвалид-кастрат.
Поэтому мерина не порочьте -
это вам, не сморкаться в платочки.   
Если бы вас кастрировали,
не знаю — где бы вы гастролировали».

Пример-5  ПРЕМЬЕР

  «ВСЁ!» - балякнул Дима жителям Крыма.
Явился, не запылился вопросик-матросик из массы,
чтоб беседу продлить,
                а не дерьмом измазать
или масла в огонь подлить:
 «ВСЁ  дорожает - кто решает и где рожает?
Скоро до цен
не дотянется ни рабочий, ни доцент.
Виновата ли зарплата
или блата маловато?»
Ответил премьер подавленно:
 «Не гоните волну -
                не хватает на войну,
на вас — и подавно.
Держитесь, к психиатрам запишитесь.
Уймитесь, поймите — России не нужен митинг.
Дождитесь, вы в очереди — недавно.
Запад нельзя обрадовать
и в Украину — обратно вам
пока...
Посему танцуйте малинку-калинку
во время каникул
                вместо гопака.
Вообще, прекратите ропот.
Достали с мостами.
У  нас проводится опыт -
выводится с российскими мозгами робот».
Раскрыть тайну, в неподходящий момент,
способен лишь иностранный агент.

Пример-6  БЕЗ НАЗВАНИЯ

Последний пример — и сбрасываем обороты.
Госпиталь. Главнокомандующий и министр обороны.
Награждают. Наручные часы — солдату безрукому -      
чудовищно! - как сифилисом наградить
любимого артиста С. Многорукова.
Посмотрите — сгорбились от стыда обелиски.
Нет никакого желания говорить о дебилизме.
Как вы думаете, господин президент,
кто из них — иностранный агент?

В стране скрытых гонораров и дегенератов
нет краше российских генералов:
раньше, если кражи документально подтверждались,
генералы моментально стрелялись;
ныне -  забавляются и отправляются в пивную
заказать из свидетелей сочную отбивную...



Сократ залицензировал, когда сымпровизировал:
 «Кукух так хвалит Петуха,
как тот нахваливал Кукушку,
и вот они упились до греха,
запев похабную частушку:
 «Премьера хвалит президент,
премьер же хвалит президента -
так импотенту импотент
отваливает комплименты».»

Владимир Владимирович,
дворник Сократ к трудным судным временам готовится,
переделал пословицу,
обнаруженную в степях
(паси себя — хватит с тебя):
 «В женскую баню не бери бинокль.
Ты — не чурбан, не бесчувственный Пиноккио.
Друг, вдруг нечаянно встанет...
С кем исполнишь танец?
С одной? Со всеми ли, если заводной?
Хватит ли семени? Придешь с торчалкой,
уйдешь с мочалкой -
излучать болезни,
изучать анализы — кровь, моча, кал...
Быть незрячим (ходячим) полезней».

Владимир Владимирович,
если проанализировать, стоит перефразировать:
 «Спаси в начале душу -
потом спасай и тушу.»
Напоследок два слова снова вам:
страна разворована.

P. S.
Вопрос про это: «Цена таланта-эмигранта?».
Ждём ответа от вас точного,
как от западного гаранта,
не от восточного..."      



    Глава 9. ПОЭТ-ПРЕЗИДЕНТУ. ПИСЬМО ШЕСТОЕ.

Вопрос убойный, что нам по плечу:
сыграть в ничью
                или достойно продуть?
Мы для побед давно созрели.
Требуем — пива! К пиву — зрелищ!
Победа быстро портится, как продукт.
Вместо успехов, сняв доспехи,
спортсмены показывают тату.
На кой нам, покойным,
                художественные галереи?
Владимир Владимирович, мы — не евреи:
оценивать нарисованную красоту.

Будто выкидывают из казино
товарища с листиком фиговым,
у выкидыша лицо искажено -
дураку прекрасно ясно — не выиграл.
Телек — гад нам всю малину портит:
кричит о буднях героизма.
Скажу деликатно:
                героям необходима клизма.
Владимир Владимирович, догадались? - речь о спорте.


Не слабо и привычно
                в приличной компании
воздух испортить,
выпустив пару здоровых голубят,
и воздух потом ноздрями колупать,
со всеми водить по кругу носом,
жать плечами — мол, и нам несносно.

Говорю, пока мы одни:
российский спорт сродни поносу.
В чью голову зашло и почему? -
когда болельщик себя в стакане топит,
назначить министра спорта на букву Му.
Чтобы сорвать спецоперацию  «допинг»?

Мы — в гневе!
                Мы — в куче!
Отдыхает бедняга Тургенев,
дворняга Му-му и кучер
(или дворник?)  Герасим.
Мы на Родине, за спортсменов и спецслужбы, ишачим,
они же — все ниже и ниже.
Даже Сократ сорвался на мат:
«Лучше быть дворником
                и жить с Каштанкой,
чем употреблять наркотики
                и бодаться со штангой»


Товарищ президент, вам было надо,
поговорив кое с кем,
                забыв про происки НАТО,
оставить в Кремле премьера — в.р.и.о.
(ему не привыкать — за вас тягать),
рвануть со спецбригадой в Рио -
не ради пиара и  выпуска пара -
и там, поддав жара, заорать
(для вас — как три пальца):
«Вашу мать! Стоять!
Олимпиада, не трепаться!
Гони чемпионский запас!»   
Так в шахматах ставят мат в три паса.
( Правда, мне: что — шахматы, что — шашки,
что — из горлышка до донышка, что — из чашки -
играют, икают гены русского Чебурашки.)
Взяли бы все комплекты за раз:
золотой, серебряный, бронзовый,-
толком бы только и видели вас.
А мы в интернете читали бы отзывы
и пели бы песню: «Атас!»
Какая учтивость, если не получилось?
Мы не обоссаны вместе с боссами,
а — обосраны.
Как вам — образ страны со стороны?


Что толку, япона мать-и-честь,
                выглядеть молодо,
махать
               молотом
                или шестом?
Жесть — и только,
                если по жизни ты — не шестой,
а — шестерка.

Болельщик Сократ спрашивает веско, дерзко и резко:
«В.В.Путин,
 как долго, забыв чувства долга, будем
воздух портить
                в спорте,
с министром спорта на букву Му?»
Владимир Владимирович,
вы с Сократом, за кадром, не спорьте:
назначьте Му министром моста в Крыму -
та же  - арена, ему и море — по колено.
(они в тропиках и топиках под допингом,
без  мантии,
за неделю мост выстроят
                без гарантии,
что выстоит.)

Кстати о мостах: в местах массовых
скоплений -
много классовых, расовых,
                религиозных, скрупулезных
оскорблений.
Поступать,
как, в былые гнилые времена, викинги -
запрещать пищать на митинге.
Сократ сказал: « Какой такой на фиг — трафик и мост,
если демон и монстр
залезли,
               без умысла злого, в слово
«демонстрация»?
Кто виноват?  И  что делать, братцы?»


 Но вы, как президент - всепобедитель,
Му-то предупредите,
если встретит некстати
                на посту-мосту
братьев Кличко,
пусть не разевает, оберегает очко
(речь — о заде).
А то в раз (узнаем из секретного дневника)
схватит на закате
                украинских зараз — ДНК.
По возвращению — нам угощение:
через три-четыре денька -
по Москве - порох и шорох в офшорах:
«Айда!
На красную площадь, на рыжий майдан!»
Вы не забыли? - одного (о-го-го!)
                привезли в вагоне -
сто лет Россия в агонии.
Он, до сих пор, наводя мор,
лежит с пломбиром в ванной:
в Мавзолее белеет опломбированный.
Связь времен тонка -
не надо москвичам
                киевского ДНК,
у них в заднице — своя свеча.


 Вы бы Му из кабинета
                компетентно
выселили,
а вы его (без залога не трогать за локоть?) повысили:
стал благородным вице,
хорошо, что не народным — как Вицин.

Всем здоровья пожелав,
Сократ выразился в дерзком тоне:               
дескать, Кремль, как и жираф
c Польшей, большой — ему видней,
что среди кренделей
                говно не тонет.

Отсылаю сократку-загадку:
« Зачем в Кремле жираф,
который с конторой выйдет
и не видит оторв-шалав?»

Владимир Владимирович,
старая новость:
в Мухосранске зимы суровы,
топят херово,
                то есть хреново топят.
Это — не блеф.
Я вас не развожу, а прошу:
пришлите допинг
на согрев.

Товарищ президент, зачем всякий сброд
болельщиков ранит
                и топит в стакане
российский спорт.
Соберитесь. Займитесь. Разберитесь.
Плохому танцору, если причин мало
(например, не хватает тока в жилах),
так исторически истерически сложилось,
отрывают причиндалы.
Вы, как интеллигент-президент, лишайте
их отечественной прописки;
как чекист, не забывайте
про их писки.

Спросите: «Что в Мухосранске новенького?»
Отвечу вам: « Ничего.
Пьем. Не работаем. Сдохла экономика.
Поем:
                Ты меня всего исцеловала,
                вместо гроба завернув в чехол
                из целлофана.
                Ты стоишь с букетиком укропа,
                водочкой тихонечко разишь.
                Около меня, но — не у гроба -
                парочка бомжаристых разинь.
   Припев:
                Эх, чтоб вашу мать,
                в целлофане — дырка.
                Долго я смогу лежать:
                в кармане — четвертинка.
                Ночью буду дринкать.»


Владимир Владимирович,
мы - чуть чего - поминаем (понимаем) Тютчева:
« Петлей Россию не окинуть:
зазевался — всё отнимут».
(Ибо сорвался с оси - не загадывай,
глазки закатывай и соси.)
Поэтому с нами надо строже:
на каждом столбе — ваши фотки,
чтоб мороз — по коже до дрожи.
Мы проживем без водки -
были бы "Боярышник" и дрожжи.
Чтоб по жрачке не плодилась зависть,
нужна полезная железная занавесь.
Нельзя доверять никому:
                ни матери, ни партии,
ни богу самому, ни нацгвардии.
Мы с вами понимаем по сути:
вовремя продадут суки.
Поэтому, какого черта
                (или в прок?)
вы лезете на очередной срок,
на четвертый?
Вы — чемпион-шпион.
Формально, так и надо. Но имейте
хотя бы нормальный рейтинг:
девяносто девять и девять.
А то замешкаетесь — в спешке ведь
отберут и разделят.

Владимир Владимирович,
спасибо за наше — вашим.
Но зачем слова занашивать:
демократия, выборы? -
грядки выполоты
давно.
Но все равно, не для проформы,
нужны реформы:
в каждую семью от ФСБ — по куратору;
для инакомыслящих — второго Малюту Скуратова,
чтоб мог внушить, затащив в нужник;
невменяемых пусть придушит,
как Скуратов предыдущий.

А наши элиты? - тронешь за клитор -
они, заразы, сразу — в экстазы  - наперегонки.
Где — Европа? Мы — в Азии,
вместо верблюдов у нас  - коньки.


Владимир Владимирович,
не примите за пасквиль:
вы — как клоун со свечкой — на Пасхе.
Никто не верит, что вы верите -
не растает мир сердец.
Оставим. Но похоже на взгляд прохожего:
Сам — на велике,
рядом — охрана и мерседес.

Нам с детства долдонили,
                несмотря на сопливость,
отдаваться Родине -
                за спраебливость.
Мы бы стали настоящими борцами,
кабы власти гулящие нас не бросали.
А так: кормят — хрюкаем, пугают — пукаем,
по команде «молчать» — стали, в стае,  суками.
Виновны недомыслие ли, свекла ли? -
ваши мальчики берегут фекалии,
по команде  «на вылет»
(тут как тут) бегут — на кого вылить.


А в кремлевской стене
                столько дерьмовых теней
наложено...
Помоги, боже, нам:
                очнуться от дремоты
и дерьмо то выбросить.
У бога ничего не выпросить.
Бог — не президент и не мент,
у него — своя карусель -
                нет друзей,
щенков и прочего.
С богом прервана связь или испорчена.
И потом, разговоры с богом
простому смертному выходят боком.


Владимир Владимирович, я,
как налогоплательщик, возмущен,
как человек, смущен:
куда смотрят ваши орлы и чайки -
дозволить написать на майке:
« Путин — убийца детей Беслана!»
Мы не верим!
Эти матери кончат бесславно.
Вы уйдете на покой, как герой,
при чинах, при деньгах, при славе.
Они же, если хорошо надавить (надо ведь?),
из России свалят.
Мы понимаем: нельзя разрастаться
                террора наростам.
Поэтому мелочь, херня, если разобраться, -
                удушенные Норд Оста.
Мы — с вами, без сострадания, без боли.
Лес рубят — природу губят:
ну и сбили гражданский Боинг.
Лес рубят — (бывает) убивают детей и свидетелей;
понимаем: нельзя медлить и
расслабляться (такое раз тунеядство).
Мы верим: галера - на верном курсе -
не надо про мальчиков, скверно утонувших в "Курске".
Лес рубят. Коммуниздят (этим никого не унизить)
тьму стволов кто здоров и -
                не счесть щепок.
Где честь? - на себе бы тащили -
так нет — дожили:
                подгоняют машины с прицепом.
Может, когда-нибудь (представляете жуть?)
какой-нибудь художник на полотнах
изобразит (паразит) страдальцев болотных.
Но Владимир Владимирович,
вы — наше всё, вы — солнце, вы — Давид.
Вас из истории никто не выдавит.
Лет через триста, не расслышав свиста,
напишут вашу икону.
Мы понимаем, когда штаны снимаем:
кесарю — кесарево, детям — отцово,
кто не догоняет — можно убрать (это — не брат) -
как Бориса Немцова.


Владимир Владимирович,
подтвердят зодиаки (не чахлые дьяки):
вы нам нужны всякий — и дряхлый, и старенький.
Мы понимаем: по сути, нам
лучше жить при менеджере Путине,
чем — при менеджере Сталине.

Негласно: будущее, пусть и бунтующее,-
прекрасно.
Вы же — всех выше — вам трудно,
но вы тычете тысячам
                (как Ленин — оленям в тундре)
за горизонт.
Вопрос в засос:
                докатится колесо,
при этаком векторном начальстве -
не растащат его на части?
При стагнации зачем гнаться
                за призраком,
без всякого признака, счастья?
Не волнуйтесь, тихонько легонько сдуйтесь,
на вашем лице написан рецепт
счастья — мы прочтём: что и по чём.
Глянешь (увянешь) на вас, на чинуш,
понимаешь: почему ж
                вместо бабла,
образованным нам, подсовывают бла-бла-бла.
Но! - по случаю обобранной и попранной малины -
ответственный подследственный вездесущий Манилов.
Повторная цитата из Сократа:
« За президента-отца подлецам пасть порву.
Но галера движется явно на халявном пару.»

Напоследок — объедок, три слова вам:
в склеп страна замурована. 


   Глава десятая. СОН ПОЭТА. 

ЭПИЗОД  №1

« (Президентский кабинет. Самого президента нет. В комнате — Иерарх, Премьер, Секретарь
держит в руках календарь. Переговариваются. Улыбаются. Двери открываются. Входят
Академик и Президент).

Президент:  Друзья, торжественный момент.
                Успешный эксперимент.
                Впрочем, по вашей теме. Объясните, Академик.

Академик:   Создан РОБОТСПЕРМ.

Иерарх:       Что — это значит?

Академик:   В зависимости от поставленной задачи
                воспроизводится Пушкин или Робеспьер.
                Гениев столетиями ждут.
                Мы гениями и генами отоварим
                за десять минут:
                можно — в одном экземпляре,
                можно — кучку.
(Академик  Иерарху  целует ручку). 

Иерарх:         Вызывает опасение
                искусственное воскресение.
                Где же, невежи, отец небесный, путь крестный,
                если всяк червяк, варяг и дурак
                могут воскреснуть?
                Творите, твари, что хотите,
                божественное не заденьте.
                Нам всем назначено...

Секретарь (прерывает):     Воскрешать — однозначно — за деньги!

Президент (зевает):  Замечательно.
                Чтоб Россия окончательно
                не спятила,
                воскрешаться будем мы пятеро.
                Иерарх, ты против?

Иерарх:             Мы — мудики-иудики — из плоти.
                Веру никто не сглазит -
                воскрешаться согласен.
                Эх, наши соблазны громогласны, как и оргазмы...

Академик:         Да-а, о таком тайком веками грезили.
                Зачнем солнце нашей поэзии?

Президент (рассуждает):
                Пушкина? - нет. Пушкина — в раму.
                Напишет, сукин сын, эпиграмму:
                «полу - чекист, полу - подлец»
                и добавит про конец.

Секретарь:     Как же Лермонтов?

Президент:     Не парься.

Секретарь:      Не парюсь.
                Но красиво — «... белеет парус
                одинокий ...»

Премьер (продолжая):
                Делает ноги.
                От взгляда быдла засекречен,
                в коррупции был не замечен -
                Онегин? Чацкий? Игорь Сечин.
( Продолжительный внушительный смех).

Президент:        Я решил за всех:
                фамилии начеркал,
                хочу поговорить с товарищами из ЧК.
(Президент передает Академику лист, тот уходит.)

Президент:         Рабочая пауза.

Секретарь (протягивает папку): Очередная кляуза.

Президент (вздыхает):  Что за наследство оставил Борис?
                Без него тут борись.
                Вы знаете: я — дзюдоист, не карьерист.
                Не приглашают больше в Париж.
                Прибавьте-ка обиды, не пойму — какие,
                выдвигают Польша, Прибалтика, Киев.

ЭПИЗОД  №2

( Раздаются выстрелы и свист, врываются крики и топот. Появляются Сталин, Берия, Ежов,
Андропов и Мудрый Пескарь — представляет отходы научной охоты. Последний тащит
академика за шиворот.)

Мудрый Пескарь (Академику) : Закрой, живо рот.

Берия:                Пескарь, дерьмо не расплескай!

Ежов (хохмит):     Не жид, но жидкий стул.

Академик (орет):  Караул!

Берия:                Ах, ты — собака вшивая.

Ежов:                ...паршивая...

Андропов:              ... насквозь и вскользь  фальшивая...

Берия:                ...любитель жаренького. Это тебе — за Булгакова и Шарикова. (стреляет в
Академика. Попадает. Не убивает. Академик к потолку всплывает, как в итальянском цирке
«Чизарри». Исчезает.)

Мудрый Пескарь:  Не стоит говниться в империи,
                если есть недешевые ежовые рукавицы          
                и берии.
Берия (угрожает):                У вас - знойный каламбур,
                у нас достойный есть шампур.

Ежов (продолжает):               Ему без разницы:
                для чьей он задницы.

( ПРЕДСТАВЛЯЕМ. Сталин - сильно с глушинкой; у Андропова рот раскрыт  кувшинкой;      
Берия часто хватается за ширинку,  впечатление — через  мгновение станцует  лезгинку;
Мудрый Пескарь — с лицом похоронным, с одним голубым погоном, на спине — табло высвечивает слово «Облом»; Ежов хорош, как, на фоне здорового арбуза, подстриженный еж.
ПРОДОЛЖАЕМ.)

Ежов:                Как вам муки главнауки,
                говнюки-внуки?

Берия:                Что — взяли вас за крылья:
                спермы нет -
                закрыли эксперимент?
(смотрит пристально на Иерарха)
                Не стоит на нас
                даже мысленно               
                харкать.
               (Премьеру)  Кичитесь образованием высшим?
             (Секретарю)  Не чета — дворникам и кухаркам?
            (Президенту)   Мы лучше  вас
                всех построим и выжжем.
                (Иерарху)   Опять, святая церковь,
                раз пять прикинешься целкой?
                Знаешь, в древней деревне
                говорит мужичье-дурачье:
                «придем с ломами -
                сантехнику сломаем» .
(Все смеются)

Иерарх:                Я  - с богом. Я — не с ними. В вере -  я.

Мудрый Пескарь:        Как Сталин и Берия.

Сталин (Иерарху):        Подожди за порогом.
                После — снимем.

Берия( Иерарху):           Бог, ты оглох? Ступай, сморчок,
                На свой пятачок.               
                Не мучайся.  Жди своей участи
                спокойно и достойно,
                как спортсмен с мочой.

Ежов:                ...или корова дойная.

Мудрый Пескарь:          Ежовщина, как и поножовщина, -
                уголовщина.

Ежов (на Пескаря косит, грозит):   Слыл злым и мудрым -
                остыл утром.


ЭПИЗОД №3

( Иерарх выходит. Берия мечется по кругу. Сталин — из угла в угол.)

Ежов:                Почему притихли наши Му-Му?
                Следующую пулю — кому?
(Секретарю)                Ты зубы не скаль — снимем скальп.
                Кто — такой?

Мудрый Пескарь:             Прессекретарь.
                Прессу давит прессом.
                Любит фигуристых.

Сталин (недослышав):      Фигуристок?

Мудрый Пескарь (орет):   Фи-гу-рис-тых! 
       
Сталин (вновь недослышав):       Любит фигу с риском -
                возьмем на заметку.
(Берии)                Лаврентий, сыграй с ним в русскую рулетку.

(Берия сует ствол Секретарю в рот.)

Ежов:                Наша рулетка — вопрос Офелии:
                напиться и утопиться
                или  сделать аборт?

Андропов:                Не дергайся, в самом-то деле...

Берия:                По команде нажму на курок.

Андропов:                Или — живой, или — курорт.

Ежов:                Не паникуй. Тем более -
                не почувствуешь боли.

(Сталин рукой машет. Выстрел. Берия не мажет.  Секретарь бабочкой к потолку всплывает и, как в итальянском цирке «Чизарри», исчезает.)

Президент:                Ковры! Да, как вы! 
(осекся, спекся)
   
Андропов:                Смерть, увы, неутомима.

Берия (Премьеру):                Как звать мальчика-с-пальчика?

Премьер:                Митя — я.

Берия:                Посмотрим — что за мидия.
(Берия стреляет, не целясь, мимо (в верх). Премьер падает, как стерх.)

Ежов (толкает тело ногой):    Кондратий. Отправился на покой.

Берия:                Не стоило пулю тратить...
                От страха траха -
                откинула копыта сваха.

Мудрый Пескарь:                Выскочил — падла.

Берия:                У больной (шальной) яблони -
                скороспелая падаль.

Андропов (грустно):                Нет огня, но столько — дыма.
                Дима, Дима...

Мудрый Пескарь:                И столько газа не донес до унитаза.

( Тело Премьера всплывает и, как в итальянском цирке «Чиззари», исчезает.)

Сталин:                Неподвижный премьер -
                никудышный пример.

Мудрый Пескарь (сожалея):     Надо  было бы попытать.

Сталин (недослышав):               Попу дать?
                (Ежову)                Еж, прими-ка меры.
                Заключенным — геенна,
                а нам — гигиена.
                ( все смеются)
(Ежов выходит.  Слышны: крики, удары, стоны — за дверью.)

Голос Иерарха:                Звери! Полно! Больно! Не бейте!
                Я — в вере!  Я - не педик!

Ежов (возвращается):                Иерарх не готов — здоров
                для заготовки дров,
                тот еще мерин.


ЭПИЗОД  №4

( Наступает и отступает тишина. Все приближаются к президенту.) 
      
Мудрый Пескарь:                Срываем финишную ленту.

Сталин:                Где, скажи-ка нам, гегемон?

Президент (про себя):                Где нацгвардия и ОМОН?

Сталин:                Где настоящие ленинцы?

Берия:                На жопах — только легинсы.      

Президент:                Поймите — другая эпоха.

Сталин (недослышав):                Хватит — про похоть...

Ежов:                Где костяк партии
                и в авангарде -
                рабочая масса?

Андропов:                Откуда в России сада и маза?

Берия:                Почему наивное стадо
                не ревет и не рвет за  власти зада?
( Все ловят кураж, входят в раж.)

Ежов:                Что за город Пидер-Питер?
                Где, гад, Ленинград?

Президент(взрывается, матюкается): Где-где — в безделье в постели:
                тама — по окружности — прямо. 

Берия:                Бычок отелился  - голосок появился.

(За стеной вопль Иерарха):             Чудо свершилось. Божья милость явилась:
                Сам  заматерился!
               
Мудрый Пескарь (градус понижает, но продолжает):
                Потом - «элиты»
                лижут все, пардон:
                и жопу, и клитор.

Берия:                Прекрасно делают минет.

Сталин (недослышав):                Тогда — и мне.

Мудрый Пескарь (хватает со стола газету, читает): Газета — для клозета. Ну-ка, ну-ка, вот так
штука. Последние новости — заголовок «От подлости до гордости». Власти — на коне: люди
наконец сдвинулись и скинулись, и прислали «Боярышника» канистру правительству и лично
премьер-министру». Так-так-так. Если в подробности не вдаваться, то смысл таков, товарищ
Сталин, те молекулы простаков, что не сдали некую сумму, могут сдать — на Думу и Совет
Федераций. Номер счета и телефон прилагаются.

Президент (острит, забыв про гастрит): Отравленная лошадь иногда лягается.

Сталин (буквален):                Н-да, без мести как-то — не на своем месте.

Мудрый Пескарь:                Власти не обижать, но обожать,
                боготворить — не материть,
                от народа не отделять
                и не обделять.

Сталин (пунктуален):                Лаврентий, пускай «Боярышник» экстерном...

Берия:                ...экстренно.

Мудрый Пескарь:                Эх, стрельнем!

Сталин (пунктуален):                ...пришлют в Москву цистерну.

Мудрый Пескарь:                Проклятым бюрократам
                от народа с любовью -
                поправить здоровье.

Андропов:                Наши опции — борджианские порции.

Мудрый Пескарь:                Народ благодарен -
                на благо плаху дарит.

Ежов (хохмит):                Москва, как много как
                от людей и собак -
                в этом слове,   
                пусть «Боярышника» словит.
(Все смеются)

Андропов (Президенту):                Пришел на  пикник -
                что же  поник, как гусак — в ванне?
                Где наша половина Германии?

Президент:                Это все Мишка Меченый.

Сталин (недослышав):                У которой мышки месячные?

Президент:                Мир охватила и поглотила паника:
                мы не прячемся, а пятимся
                к строю-застою колхозному.
                Установили три памятника -
                Владимиру, Сталину, Грозному.

Берия:                Сопортуниздили болтики.

Мудрый Пескарь:                Скоммуниздили винтики.
                Эх, хмыри болотные
                не врут нам
                о времени трудном:
                из питания получаем испытания...

Андропов (прерывает):                Толковый писатель -
                Шендерович Витенька?

Президент:                Сатира.

Сталин (недослышав):                Задира?
                Кого отмудохал?

Мудрый Пескарь:                Всех — за суматохой.

Президент (про себя):                Зачем связался с Виссарионычем.
                Лучше бы наградил за трудовую доблесть Шендеровича.

Сталин (Президенту):                Я — православный грузин.
                Ты что в компьютер загрузил?
                Я — вождь, а не вошь,
                не бешеный мерин же...

Мудрый Пескарь:                Успешный менеджер.

Сталин:                Во-во, Вова, этот этнос самый.

Президент (виляет, дурака ломает):         Ошибка зама...

Мудрый Пескарь:                Ну-да, начинается дуда:
                я — не я, Россия не моя,
                сгорела карьера, с холерой — галера,
                всеобщий драп, виноваты гады:
                Бобчинский, Добчинский и Трамп.
            
Сталин (недослышав):                Фак и факс - ему, не трап.               
                Врешь, шиш  - убежишь.                     
                Ответишь — за фетиш
                и наглую ложь. Приглядывай, Еж.
                Обозвал. Что скажет дочь Светка?

Берия:                За импортозамещение - мщение ада: стрелять надо.

Ежов:                Я стараюсь, но не врубаюсь:
                какая сейчас шестилетка?

ЭПИЗОД  №5

Андропов:                Где родная заводная эстрада?

Берия:                Зато до жопы — искусственных зубов и сисек.
                Одним словом — попса!

Сталин (недослышав):                Если поп — "за",
                внесите всех в расстрельный список.

Мудрый Пескарь (орет, глотку рвет):          Фашист!
                Сука!
                Бен Ладен!

Берия:                Спятил? Не в шестой палате.

Мудрый Пескарь продолжает, будто рожает:  Фашист!
                Сука!
                Бен Ладен!

Ежов:                Дятел, не долби. Здесь нет толпы.
                С тобой столпы.

Мудрый Пескарь:                Стучу дяде Сэму
                про столбы, пни и систему.
       
Андропов (президенту):                Органы у тебя продаются и покупаются.

Мудрый Пескарь:                А на каких машинах ездят и где — купаются.
                Имеют счета, яхты, виллы...

Сталин (тривиален):                Органы нарываются на вилы.

Мудрый Пескарь (на Президента зыркнув): ...и на матросню в бескозырках.

Президент (стесняется, объясняется):           Вы не поверите — я пахал...

Сталин (недослышав):                Врешь, теперь я — пахан.

Берия:                Молодежь, что предпочтешь:
                под щитом или на щите?

Мудрый Пескарь:                Море ископаемых — страна в нищете.

Президент (оправдывается):                У нас плохой климат-с.

Сталин (недослышав):                Нам плевать на ваш с блохой климакс.

Президент:                Мозги низам компостировать,
                утраты верхам компенсировать,-
                так — вы нас — учили...

Сталин (недослышав):                Что — за вынос? В чем меня уличили?

Берия:                Мандаты. Дебаты. Депутаты. Конец близок.

Сталин (по инерции, в деменции)                Всех — в расстрельный список.

Ежов:                А папу Зю и братву его всю?

Сталин:                В помойку — очистки:
                папе — тройку и в расстрельные списки.

(Президенту)                Ты не правильно кукуешь, когда трактуешь,
                Ильина и Гегеля.

Президент:                В чем моя вина?

Сталин (недослышав):                А может, вместо вина
                водки по сотке?

Андропов:           Ты считаешь: кто — у власти, у того — привилегии.

Берия:                В облаках витаешь: корм — чей, тот — и кормчий.

Мудрый Пескарь:                Решаешь: остальным — теплый хлев,
                водка, хлеб,
                пьяный трах, кнут и госстрах -
                и здесь подлог: дать-то это западло.
                Чешете животы и репу, братцы,
                не понимаете, как спасти подмоченную
                скособоченную репутацию.

Сталин:                Знаю вашу ахиллесову пятку -
                жадность-продажность.

Ежов:                А если яйца — всмятку?

Сталин:                Успокойся, Ежов, - не можешь без швов.

Ежов:                Эка, важность — намять бока.

Сталин (строго):                Не трогать -
                пока. 

Мудрый Пескарь:                Продолжаем копать.


ЭПИЗОД №6

Берия (президенту):                Колись, с ребятами поимели казну?

Сталин (недослышав):              Поимели козу?
                Скотоложество. Статья. Срок.
                Не для протокола — я про такое
                подумать не мог.

Ежов (президенту):                Снова темы коснусь, поговорим, как брат с братом: где казну спрятал?
               

Сталин (не врубается, удивляется):     Козу еще и спрятал.               
                Госимущество. Столько пятен... Совсем спятил.

Президент:             Клянусь страной — само собой               
                распылилось, распилилось,               
                рассосалось — ничего не осталось.
                Всё истратил в борьбе я.

Сталин(как всегда):    Всё в эстраде слабеет?

Берия (свирепея):                Не строй из себя плебея.
                Где валюта?

Сталин (недослышав):                Какая Валюха?

Мудрый Пескарь (хохмит):         Матвиенко.

Сталин (опять недослышав,  раздражается, ругается):
                Что  за мать венка, или мать веника?

Андропов:                Иосиф Виссарионыч, потерпите маленько -
                не стоит вникать.

Президент (хнычет):                Все отдам. Возьмите  - (снимает, тычет) — часики.

Берия:                Мы — на службе.

Мудрый Пескарь (забирает часы, в карман запирает): Мы — не частники.

Андропов:                Мы — не представители Росторга.

Ежов:                Чекистов не купить, слезами не растрогать.

Мудрый Пескарь:                Сами себя способны сгубить и убить....

( Сталин подходит, Президента обнимает. «Что-то не так »  -  Президент понимает.)

Сталин:                Тут такое дело: сейчас начнется вынос тела.
                Шутка — если жутко!
( Все смеются — к Сталину жмутся.)

Мудрый Пескарь(встревает):                Порешим режим в интиме.


Сталин мысль развивает:                Владимир, подпиши документ.   
                В нем сказано: отныне я — президент -
                Фамилия,отчество,имя.            

Президент  (Сталину):  Отныне — вы?
                (про себя)   Все отнимет...

Мудрый Пескарь:           Не отлынивай -
                решись, распишись.

Президент (робко):          Как же выборы?

Берия (хватаясь за ремень):  Будешь артачиться — выпорим.

Мудрый Пескарь:           Выкинь-ка из головы викинга -
                ставь кремлевские визы-то
                на отречение, на назначение.
                Без вызова подписывай.
(У  Президента что-то где-то теплится, он колеблется.)

Андропов:                Современная медицина
                рекомендует метод сына,
                в его основе дисциплина:
                чтоб папа не наказал,
                делай все, что он сказал.
                Но с тех пор, как
                появилась порка,
                стал известен метод отца:
                попался — поздно метаться -
                любимый отче так
                должен отчитать,
                чтоб на всю задницу — печать.

Берия:                Ты — счастливый, с такой альтернативой.

Мудрый Пескарь:                Скажу от души, не темня:
                не доводите дело до Кремля и ремня.
ЭПИЗОД №7

( Видно: для Президента разговор — пытка. Следует очередная попытка.)

Президент:                Вас не поддержат Чечня и Крым.

Сталин (недослышав):        Что нам дули в Туле и католический Рим?
                Я, как и ты, православный,
                самый главный  - раз.
                С Чечней разберемся,
                когда к власти вернемся,
                через час  - это два.
                На три — Чечню укротим, укоротим.
                Постой.
                Родной голос — за стеной.

Голос Ленина:                Власть за так не отдают,
                ее берут, как Израиль — Бейрут.
                Поэтому, на сей момент, ребятишки,
                я, Ульянов /Ленин/ - ваш президент.

Сталин:                Ты где?

Голос Ленина:                Режусь с Иерархом в шахматишки.

Президент (удивленно, заземленно): Я Ленина не воскрешал.

Мудрый Пескарь:                Он завсегда — как сектант,
                без приглашений для свершений и свержений
                приходит к корешам.
                Живее всех вместе взятых,
                его не повесишь вместо брата
                и не засунешь обратно в зад-то...

Сталин (Ленину):                Значит,  жив, лысый сифилис.

Голос Ленина:                Назло тебе — жив, лис.
                Рыжая оспина.

Сталин:                Пока ты, Владимир, в Мавзолее отдыхал,
                я власть подминал,поднимал...
                о, спина! о,моя поясница!

Голос Ленина:                Слыхал-слыхал.
                И вечный бой с толпой - покой нам (покойным) снится.
                (Иерарху) Слышится дико: предлагаю, бред лакая, мир, Владыка!            

Голос Иерарха:                М-да, на любой Майдан нам май дан и чемодан.
                Что же, боже, пулевая нулевая ничья.

Голос Ленина:                Хотел варенья — получи пенку.

( Сталин прислушивается, стреляет в стенку.)

Голос Иерарха:                Убили Ильича - нашу нетленку!

Сталин (стреляет вторично):      Я — ворошиловский отличник.

Голос Иерарха:                Мы пропали — в меня попали.

Сталин:                В Мавзолей Ленина поскорей,
                Ежов, тащи-ка.

Мудрый  Пескарь:                В помощь возьми таджиков.


ЭПИЗОД №8

Сталин:                Теперь пора нам
                вернуться к нашим баранам.

Мудрый Пескарь (Президенту):  Говори: где казна? -  все равно казнят.
               
Президент (вне себя):                Где соратники?

Мудрый Пескарь:                Пьяные уткнулись
                мордами гордыми в салатики.
                Трезвые, самые резвые, сбежали,
                сидят в пижаме и панаме в Панаме,
                латают планы, глотают бананы...

Берия:                Ладно, проехали.

Мудрый Пескарь:                Сочи или Орехово?

Берия:                Рыбомудрец, чтоб в холодец не попасть,
                прикрой икрой пасть.
                Тише! Ты же — гуманист — угомонись.

Андропов:                Ставь под «бис»
                свою подпись.

Президент:                Ни за что —  мозги морочите,
                вы меня замочите.

Берия:                Что за истерика - не придет подмога с Терека.

Андропов:                Давайте спросим у Володи,
                что происходит
                с нашими щитами и мечами?
                Изнашиваем? Измельчали?
                Никто после Ленина
                не желает отдать последнее.

Президент:                Я — ваш. Мы - все пионеры школы  гебистской.

Берия:                "Нет в тебе веры",- на бунт Ницше в блуднице ответил епископ.

Президент:                Вот — припрятана,  не запятнана  -
                фотко и красная корочка.

Сталин (недослышав):                Приятно водку с черной икорочкой.

Президент:                Мы же — преданные, хоть и преданы,
                сохранились...

Сталин (недослышав):                Не пойму, мыши-крысы
                с бреднями, с плетнями -         
                на Сахалине???

Берия (Андропову):                На глазах Иосиф глохнет. 

Андропов (Берии):                Дай время, его Пескарь грохнет.

Мудрый Пескарь:                Если ты — с нами,
                где, красное молоткастое серпастое, знамя?

Берия:                Уберем тебя аккуратно -
                под куранты.

Андропов:                Думай не о червях, думай о дочерях...

( Президент не выдерживает — подписывает бумаги. Себя не сдерживает — плачет.)


  ЭПИЗОД №9

Сталин:                Значит,
                хороним в георгиевской ленте.
                Закажи километр, Лаврентий.

Берия:                Не плачут покойники.

Андропов:                Покажи, как умирают российские полковники.
                Впрочем, деньги лучше — не на карточку, а налом:
                умрешь с героем и генералом.
                Чтоб заткнулись на западе орущие,
                объявим: самострел, чекистский, при чистке
                личного оружия.

Сталин:                Дать Мухосранску — ВЛАПУ.

Президент (с надеждой):                Кому — в лапу?

Мудрый Пескарь:                Куда ушла советская культура?
                ВЛАПУ — ВЛАдимир  ПУтин — аббревиатура.
                У нас, кто берет в лапу, идет по этапу,
                потом — по трапу, и - на Колыме,
                а там — сам изучал, когда стучал, -
                ни ''бе'', ни ''ме''.

Президент (не стесняясь, за заграницу цепляясь):  Не звонят ни Обама, ни Меркель.

Сталин (недослышав):                Мы — свои, поэтому без обмана:
                свет меркнет
                после выстрела.
                Ты эту правду заслужил и выстрадал.
                Отдохни. На власть рукой махни.
                Дальше не лезь.
                Государством править — не лес
                вырубить, глазенки вылупить
                и по реке сплавить.
                А подлые поданные, пьяные и потные? -
                снюхались с ежами -
                с дороги съезжают,
                в угаре плюют в харю
                Платона! -
                без власти потонут.
                Дай, прильну к твоим устам.
(Сталин целует Президента)                Жаль, не поработал с тобой в тандеме.
                Я так устал
                от трудов и забот,
                словно султан в гареме,
                но всегда готов:
                кого — на аборт, кому — за борт.
                Не шавка — шапка Мономаха:
                надо беречь,
                уходи без страха -
                не перечь.

Мудрый Пескарь:                Можно в грязной обуви ходить по полам,
                сложно и опасно власть делить пополам.
                Зачем упираться — пора убираться.
                Властью не делятся — под нее ложатся,
                как девицы, чтоб не облажаться.
                Не напрягайся. Улыбайся. Не ругайся.
                Не сопротивляйся. Раздевайся.

( Президент, раздеваясь, бледнеет и бледнеет. В одежде становится беднее и беднее.
Разделся. Все ахнули,  будто разом всех трахнули: на Президенте остался, болтался черный пояс.  В этот момент кабинет рушится. Вместо героев — на полу — лужицы.
  С огромным ускорением на Президента, как на Аню Каренину, наехал поезд.
  Ту-ту-ту-ту! Дым. Крики. Стон) ».


ЭПИЗОД №10

Очнулся — проснулся. Руки — в поту. Мокрый.
Говенный сон — как и все говно, окрашен охрой.
Ночью была гроза. С портрета улыбается Сам.
Я — ему: «Вы живы?»  Он — мне: «Проверка — на вшивость».
Глянул и заорал. Как рыбица, хватаю воздух ртом,      
не знаю — куда рыпаться:
я лично с президентом не знаком.
Значит, это — не сон. Торчу. Молчу с портретом в унисон.
У президента (япона мать) — черная дырка во лбу.
Я — не террорист. Я чист. Я не бу...
Немею.
И опять: я не имею оружия. Тут вспомнил и обнаружил я -
Вчера, целый день, пил пиво и водку под воблу.
За что — такое горе мне? Бью от безнадеги по стене.
О, боги! Лоб президента покидает муха.
Ура! Видеть чужой худой конец — гадость и мука.
Граждане и господа!
Чтоб никогда не случился казус с мухами,
водочный градус надо занюхивать!



Глава 11. РАЗГОВОР АВТОРА И ПОЭТА.

Прочел «Сон» и письма. Мысли измяты -
не поддаются глажке.
Не успокаивает чай с мятой.
«Эх, Какашкин,
человек должен знать минимум»  -
подумал -
                легок на помине:
звонит. Без возни вопрос вонзил:
«Прочитал шесть писем?»

Автор: «Зачем метать перед нами бисер?
               Приезжай — получишь по счетам».
Поэт: «Критики писателю — не чета».

Поэт объявился — не запылился.
Побрился.
Для уверенности я махнул чекушку.
Поэтому поэту заорал: «Стихозвон!
Захотел в психушку?
Наполеон или вошь? -
уничтожь письма и «Сон».
ТАМ узнают про тексты -
твои протесты — не увидишь протекций.
Пойми, народное СМИ,
                нельзя вылезать и вякать.
Оставайся зевакой.
Живи не принцем — по принципу:
моя хата с краю, - будешь ближе к раю.
Помни: еще ближе — кто лижет».

Поэт: «Это — кормушка».

Автор (не слыша): « Как получится: кому — попу, кому — ушко.
Не ленись — оглянись:
всех все устраивает, всем нравится.»

Поэт: «Как от этого избавиться?»

Автор: «Зачем? Если к заднице сам льнет
добровольно,
                официально».

Поэт: «Мне больно».

Автор: «Жаль, но
                на  "больно" льется йод».

Поэт: «Пугают бугаи, то есть иные дрянные лица,
обратиться должен к врачу я —
чую до дрожи: с властью пора лизаться -
охватывает экватором парализация...»
 
В начале я вскипел. Затем остыл.
Автор: «Ответь: почему, надев тапочки,
             молчали в тряпочку
                наши отцы?
Потому что знали (и ссали),
                как поступают с теми,
кто выеживается в системе».

Поэт: «Вопрос риторический — исторический».

Автор: «Если выстроен из камер дом,
значит — тюрьма или психбольница,
а там
          зачем нам
                для свободы — камертон?
Для этого есть полиция
(глянь на Кремль — читается по лицам)».

Поэт: «Говорил мой друг Вадим,
           когда к Любимову на Таганку водил:
           «Лучше разбиться об выступы,
           чем не выступить»».

Автор: «Напиваются и разбиваются об быт.
            Существует русский опыт:
             дурак кричит, умняк молчит,
             в результате — кто побит?
             Отвечаю: побиты, без обиды, оба.
             Подвожу резюме:
                как не звучит дико,
             наша жизнь — заповедный музей:
             вошел - веди себя тихо;
             хочешь-не-хочешь — плати,
             вноси свою лепту;
             делай — что говорит тип,
             назовем его — Лектор.
             Нет — вопросам. Оставайся немым.
             Власти — дорогие экспонаты -
              не трогать!
              Поэтому разрешается руки не мыть.
              В охране — жестокость и строгость.
              Ну??»

Поэт: « Ладно. Понятно. Разложил по нотам:
           там — хам,
                здесь — бессердечный вечный Ионыч.
           Перевелись русские пьяноты,
           куда не плюнь — сволочь...»


Автор: «Звучит который год (код?..кот?) на свете
               правило пиитово:
               битый в ответе за небитого;
               убитый, стихнув и достигнув высот,
               вообще всех везёт...»

Поэт: «Белый флаг вывесит — никого не вывезит».
 
Автор: «Зачем второй Фома нам,
              российским графоманам и прохожим? Продолжим...»

Поэт (перебил): « Надо вести себя, словно гопники-окопники:
                все — при тылах, все — при делах,
                а кто на войне — в крови и говне,
                как и положено нашей канве.
                Лишь бы не затерялся, пока тыл задирался,
                богатый генофондом конверт.
                Когда с фронта - ни вести, ни груза 200,
                как поступить невесте? -
                в системе отверстий не отвертеться от версий...»

Автор: «Что сказать? И кому?
             Надевшим на себя хомут?
             Глянь на дрянь:
                как в телевизоре истерят,
            баранов делая из телят».

Поэт: «Не понимаю: зачем ахаю,
                зачем охаю,
           если всех трахают
                совсем неплохо,а?
         Не сделать из повара врача:
        без толку кудахтать и куда-то
                сворачивать, поворачивать».

Автор: «И я — про то же. Продолжим.
            Был бы жив А.И.Солженицын -
            сказал бы: «Какашкин, вы должны жениться.»
            Оглянись, не ленись: соседушка — девушка,
            не серая, но сносная,
            потому что серьезная,
            все витамины — в большом одном пакете.
            Свое жилье. Никакой ипотеки.
            Значит, будущий муж — не фантом.
            Заметь: участковый, сантехник — какой костяк -
            вокруг нее петухами косят.
            Отбрось авось и деткость, ты — редкость, поэт-холостяк.
            Катя — шедевр, настоящий импрессионизм,
            без недоделок и копий.
            Надеюсь, ты — не сионист,
                хотя и бездельник.
            Женишься — забудешь телек:
            для мужа она энергию копит,
            утром и вечером прогулки с пуделем,
            ночью — секс, ни каких разговоров с Путиным.
            Я — как врач, что пациента в симптомы тычет,
            уговаривая принимать лекарства,-
            говорю: Катя — девушка симпатичная -
            женись. Хватит отмахиваться и лягаться.
            Ты — не бык, она — не корова.
            Не буду строить из себя Кочкарева,
            ты не подражай Подколесину:
            не неси околесицу.

Вон, у Сократа — к сожалению -
               с дамами выходит скотство:
               дал в газету объявление
                в раздел  «Знакомства»:
               «Женщины, кому не кабеля
                надо — пишите.
                Я — коммуникабельный.
                Живу в общежитии».
                Итог (здесь сократовская озвучка):
                «не написала ни одна порядочная сучка».
                Правда, пришло письмо отстойное
                от женщины непристойной:
                « Запомните,
                когда меня раскачают,
                и я кончаю, то — очень шумная.
                Как среагируют соседи по комнате,
                на  посту — дежурная?
                Приду, если сможете меня удовлетворить, но
                на   «отлично», не на «удовлетворительно».
                Секс, по моему разумению, - не палка, а
                яркая комета,
                поэтому в сексе я — за вахтовый метод.
                Живу поблизости, в соседнем подъезде.
                Пишу нечетко — дело в глазном протезе.
                Зато всегда, у инвалида по зрению, на полу чисто.
                Мое мнение: у нас что-то да получится.
                Твоя — по общаге — попутчица»».

Поэт:       « Поэту — поэтово, Сократу — сократово,
                поэтому
                ему бы поменьше за воротник закладывать.
                Конечно, он — мужик с понтами,
                от того  и в стихах спонтанен.
                И, вообще, всегда,
                как сектант, мечется,
                будто у него месячные:
                то — к баранам, то — к ослам,
                то — в православие, то — в  ислам.
                В голове — кашица. Кажется,
                что-то в детстве ему не додали.
                Во вторник он — последний русский дворник;
                в среду — кредо — крымский татарин;
                в субботу запивает, забивает на работу,
                и эта пьяная рванина строит из себя раввина.
                В воскресенье — нет спасенья: Сократ, заводной, бесподобен,
                как  Ной — при потопе, при любом шторме ор: « А что -  мне? -               
                у каждого Иуды — свои Бермуды!» Пьет все, что горит,
                власти за недостатки и осадки корит,
                затем — шасть в масть — через порог, как чертополох,
                ищи, свищи, догонишь — свяжи, впрочем — "Москва-Воронеж";
             не трогай даже с подмогой, гнездо-то — воронье...
             В воскресенье никакого забвенья,
             Сократова каморка — Содом и Гоморра -
             синдром алкаша, симптомы лучше не оглашать,
             но судя по лицам — не обойтись без полиции...
             В понедельник, Сократ встает в одиночестве -
             так тонет на троне Борис Годунов -
             вспоминает с трудом
                фамилию, имя, отчество,
             руки ходуном — пианист без пианино;
             готов с повинной
             явиться, если дадут опохмелиться,
             и сдаться за принцип и принца датского,
             заявив о пропаже призрачного папаши.
             Значит не осталось под старость заначек,
             в газах скачут белочка и зайчик,
             на Кремле кукарекуют орлы-рекруты двуглавые,
            не наливают в долг больше у Клавы,
            в Польше Марина Мнишек сидит без книжек,
            бес Лжемитя сердит — запретили митинг,
            в Москве в который раз Путин на срок полез,
            в Питере воскрес Распутин Григорий,
            известный местный риторик,
            ходит с оравой и хоругвями,
            дам в койках укрощает и угощает
            какой-то отравой и хором ругани,
            грядут, если евреи не украдут,
            революция и матриархат,
            дума восстановила, церковь благословила
            прямолинейный семейный мат  -
            реально тривиально окочуриться
            последнему последовательному
            подследственному мичуринцу.
            Выход из суеты — суицид.
            В горле — ком, бегом — в аптеку,
            как в Мекку: «Барышни, отпустите "Боярышник".»»


Автор: «Сократ набросал куцую инструкцию:
             «Секс — как фотовспышка:
              всех обнажает,
              если вовремя на кнопку нажали.
              Видно: с кем ты — с пышкой
              или с тощей.
              Не связывайтесь, братцы, с тещей»».

Поэт: «Когда у дворника передоз,
           вместо метлы
           хватает, как менты,  за передок».

Автор: «Не скажи, когда Сократ пьян, он — вещий баян».

Поэт: «Его вещи — вечный стакан».

Автор: «Нет, послушай, как он тарахтит.
             «Каждый слой выбирает свой тракт в ад:
             женщину и трактир.
             «КРАСНАЯ ШАПОЧКА» - вопрос-трактат.
              У России свои привычки-отмычки:
               когда вопрос сложный — ответ ложный,
               главное, славно нам двинуться танком
               или прикинуться шлангом.
               Я — русский дырявый шланг,
               не соображаю и вопрошаю:
               за какой халявой
                Красная Шапочка шла?
               Зачем с пирожками и порошками
               села в черную «Волгу» к серому Волку?
               Почему Охотник следил и не применил двустволку?
               После стольких лет, у меня — полу-ответ:
               Волк — в клетке, за совращение малолетки.
               Но — все равно — в том-то и дело:
               собаке серой
                с пирогами,
               как Мефистофелю с рогами и серой,
               подфартило.
               Министерство образования одним касанием
               свершило обрезание, превратив Волка, в педофила;
               поставив точку, сказку завершило.
               Только человек, и без башки,
               спросит про пирожки:
               сколько стоят, с какой начинкой?
               Разбираться-упираться начни-ка -
               найдут судью, подведут статью -
               опозорят, не позволят пирожок понюхать.
               Шок: пропала сказка, встала порнуха.
               Набокову, убогому, дали Нобелевскую с Лолитой,
               нам — Волка-педофила с перештопанной элитой.


 Резюме. Настоящий шабаш ЧК:
               под запретом Красная Шапочка.
               Исчезли конфеты и фантики.
               Нет — педофилии! Да — романтике!
               Вшивый твердит о бане,
               пьяный говорит разное,
               пенсионер — о государственном обмане...
               О какой революции — шапочка красная?
               Еще один вброс — родительский вопрос:
               с кем гуляла мамочка? С кем пил папочка Зю:
               с коммунистами? ...с нечистыми? -
               если на прочную порочную стезю
               вышла Красная Шапочка?
                Куда смотрит полиция-милиция,
                если в родном вытрезвителе
                нельзя опохмелиться?
                Разве коммунисты-родители
                не в ответе за сказки,
                которые вы — до сих пор — нам долдоните?
                Будущего краски
                не разобрать, мы — дальтоники.
                Мы, с собутыльником Константином,
                приняв настойку пустырника, констатируем:
                родные следственные органы не оболганы -
                в работе загадочной достаточно брака -
                от досады хочется плакать.
                Волчаре навесили статей прицеп,
                с пирожками никак не расчухаются.
                Переправлен за границу рецепт -
                поздно рвать Чебурашке на рубашке пуговицы.


     Мы с собутыльником Константином
                (спит скотина — оцените (не тяните)
                качество настойки пустырника)
                вновь констатируем:
                по вине органов жирует Запад,
                у них — пирожки с начинкой, у нас — запах.
                Вопрос: стоит овчинка выделки,
                если вы — телки,
                костер потух, пьян пастух Иван,
                и вам
                мерещится, в присутствии месяца,
                в лесу густом за каждым кустом
                половой акт?
                Как себя вести, завести? - нужен такт,
                а не анекдот (ху-ху ха-ха) про Вовочку,
                и -  заначка.
                Будем, как Путин, дальше пахать и других пихать:
                задачка -
                спасти от педофилов дюймовочку.
                С Костей, бывшим шурином,
                дерзко задумались о детской доле.
                Мы решили, в он-лайн режиме, сказки -
                знаковое маковое поле,
                чтоб развернуться мизулиным.
                На этом я, русский дворник Сократ,
                заканчиваю трактат.
                P.S.
                Я, провокатор, про волка-то глючу вам,
                а вы: «Важна и нужна проволока колючая!»».

Амбициозный виртуозный поэт набросал Сократу привет:
                «Дорогие пьяницы,
                не стоит на ценники пялиться,
                не пейте — дешевое,
                тем более — аптечное,
                глотки ваши — луженые,
                по здоровью, однако, вы — птенчики.
                Известно местным собакам:
                дело и в качестве, и в количестве.
                Просто, для духовного роста,
                позиционируйте себя, как личности.»

Автор: «Молодец Сократ: алкоголь стукнет в темя -
            он, дворняга, часто двояко — тут как тут  - в теме.
            Давай, однако, продолжим и подытожим.
            Юные думаем: всех сломаем, всех согнем
            В женитьбе везет некоторым.
            Откуда взяться Антигонам и Электрам? -
             не найти днем с огнем.
             Иная, не совсем дурная,
             достанет цацки из шкатулки,
             наложит слой штукатурки
             в сантиметр
             и вперед — ловить сантименты.
             В интернете себя выложит -
                словами не выразить:
             настоящая магия -
                кто с пудрой — тот и мудрый,
             одним словом — макияж.
             Про себя такое  пишут -
                за версту жаром пышут:
            «Теряю покой, не знаю в какой, но в вере — я:
             ищу по жизни спутника,
             предпочитаю водку «Путинка»».
             Зацепишься — встретишься.
                Цацки — бижутерия,
              о вере: слышать не слышала о посте'
              (или правильно о по'сте?).
              Выпили. Добавили. Марш в постель.
              Стихи почитаешь после
                или пришли по почте.
              (Оцени — здоровые почки.)
              В современных женщинах есть героизм.
              Секс заменяет им героин:
              любого импотента зажгут,
              если у того — золотой парашют.
              Личико слегка мазнут -
                любую тачку тормознут.
             Если такая кое-что приподнимет,
             все отдашь.
             Предпочитают, чтоб мужики под ними,
             сочетая блаженство и блажь.
             Поэтому шевелись — женись».

Наступила продолжительная пауза -
решительная, как у Фауста.
 Наконец Поэт голосом ватным
произнес: «Женюсь — не вопрос. Будешь сватом».

Автор: «Сказал сам Сократ ведь -
              ничего нельзя сократить
              из басни:
              «Не носите водку в решете,
              не пользуйтесь услугами РЖД -
              пешкодралом быстрей и безопасней,
              а чтоб жениться и не жить шакалом,
              надо решиться -
              перед собутыльниками извиниться».
             Пойдем. Нальем. Холостяка пропьем».


Глава 12. КАТЕРИНА. ВСТУПЛЕНИЕ.

Катю воспитали привычно
                улица, семья и школа.
В итоге выросла умница,
                приличная девочка-шкода.

Мы все учились кое-как.
Лентяев заражала немочь,
наш круг спасательный — трояк! -
схватил, вцепился, выплыл — Неуч.

Историческими истерическими промежутками Катя была патриотка жуткая, понимая: мы
слишком прислуживаем и прислушиваемся к чужим мыслишкам, восторгаемся телеборщами,
на свои — внимание не обращаем. Поэтому, отодвинув попугаев, пингвинов и катехизисы,
свои имела смелые тезисы на случай кризиса:

« 1. Если, постоянно и рьяно, креститься и поститься, любая подлость проститься?
2. Всероссийский рецидив, как всегда, актуален: аборт — нельзя, презерватив — не православен.
3. В Англии — футбол и пудинг, в России — санкции и Путин.
4. Сказал учитель: «Громче стучите и, может быть, поймете, если не помрете: как попасть через башню кремлевскую в жизнь черепашью рублевскую.»
5.  Если водку в стопку плеснуть, умом не мудрено блеснуть,особенно в нашей психушке, где цветет озлобленный патриот и не нужен Пушкин.
6. Власти вытирают ноги об интеллигенцию, а спецслужбы покупают индульгенцию
           (не понятно: в каком агентстве, а?).
7. Проживая в куче мусора и мифов — создать бы министерство по изобретению тарифов.

8. Не зарекаются от морщины, мужчины, машины и матершины.
9. Истмат 1: «Победные трубы.
                Салютов залпы.
                Ни слова про трупы -
                у своры законы суровы.
                Захвачены Альпы.
                Ура! Суворов!»
10. Истмат 2: «Обидное, но очевидное: на старуху бывает проруха -
и она разводит ноги до уха:
авторитеты живут, не читают газеты,
а тут (ни сном, ни духом) — плен, тлен, мрак:
в петле — Ирак».
11. Вопрос тянет на засос: есть права у одиночки,
                есть права у тысячи -
                ты за чьи?
       Ответ безобидный: за отбитые почки.
12. При отсутствии правой почки, нам тычат и талдычат про право почвы. А почва без
навоза, как уголь без паровоза, никчемна. Вот поговорить бы о чем нам: про обязанность и опасность вертикали, ее ответственность и что из этого вытекает. Если врач — рвач и к тому же (что еще хуже) бездарен, без разницы кто зарежет — нуль ли, звезда ли.
13. СОН: власть стала сменяема, вменяема, снимаема, подсудна
и так занята, что, вместо санитарок, за больным народом выносит судна...
14. Мы сами — в сраме и не рады утратам доверия депутатам. Еще какие каки вам? - давление подскакивает, зашкаливает пульс — тянешься за шкаликом. Ну и пусть: россиянин после возлияний наг, нагл и пуст.
15. В классике, как в гимнастике, движение на опережение по круглому вектору. Роксана — Сирано: «Как вы читаете? - темно».  Налогоплательщик — инспектору: «Как вычитаете? Как вычитаете? Мне все равно: банкрот давно».
16. Если у кого-то на патриота рвота,
диагноз ясен: агнец не в себе.
Чья забота: школы, медицины, ФСБ?
17. Российское отопление без потепления.
18. Не скучать. Краски не сгущать. По хрущевски стучать каблуками и мысами,
ибо самый опасный враг — мы сами.
19. Дареному одаренному коту невежда, надев смокинг, между ног не смотрит.
Если кот окажется кошечкой, в масштабах властей-гостей ошибка крошечная.
Мы хоть и немы — у нас проблемы: допить и утопить котят в унитазе — этому учат в спецназе?               
20. ПЬЯНЫЙ БРЕД
а) пьянчужка резал правду-матку, я занесла ее в тетрадку:
«Что случилось? - на правду кричим,
за неправду встаем, голосуем;
управляет страной кретин,
аплодируют рукосуи.»
(Рукосуй — тот  кто, согласно российской прозе, сует ручонки туда, куда его не просят.)
б) предлагал пьянчужка подзаборный около общественной уборной:
«  Каждому депутату накинуть платок на рот,
чтоб не говорили за весь народ».
в) пояснял пьянчужка один: «Как дотянешься товарищу до рожи,
понимаешь — отчего наш бензин европейского дороже.»
г) стучал себя пьянчужка в грудь: «Смотрю на верх — на трутне трутень,
и понимаю русский путь особенно труден.»
д) пьяный москвич произнес спич: «Как позаботиться о бобрах? -
                жилье снести, жильцов обобрать.
                Право (не браво), права попрали.
                Вывод: остановитесь, не становитесь бобрами.»
е) он же, протрезвев, говорил нараспев: «Власти увлекаются (не каются) мастурбацией с перетрубацией, поминая имя господа всуе. Что с них взять? - РУКОСУИ!»
з) отразить бы в кремлевском приказе: кто, при кассе и при газе, - любить Родину
беспрестанно, по отдельности и при стадно.
ж) чтобы верха не злить и самим не злиться,
каждому — достаточный сказочный надел.
Тогда не услышим в речах оппозиции:
«Вова всем надоел».
Тогда, даже если бы Вова умер, решили бы в думе:
"Оставить власть у мумии".

21      Не будем трогать буден — для этого есть бубен и Путин,путинцы и бубенцы. Не будем
о грузном грустном, о дешевом тяжелом, о сраном славном, о плохом благом, о халявном главном, о бледном победном, о скверном верном, об опасном прекрасном,
            о фиктивном дефективном эффективном, но перспективном, о спившемся сбившемся
            сбывшимся, о постыдном невидном, об убыточном прожиточном, о властях в
             новостях, о костном грозном религиозном, о шумных думных, о безобразном
           властном, о лишних ближних, о сбродном народном, о спорном в порно, о жестоком
            высоком,об инертных интернетных, о смердящих власть предержащих, о карательных
            законодательных, о сомнительных изумительных (изуительных), о привычном
             двуличном, о пародийном партийном, о маниакальном вертикальном — такие темы,
             чтоб разобраться: где — мы, что делать и кто виноват, братцы?»
               
Катя жила от Пасхи до Пасхи, в ожидании воскресенья.
Любимое  время — осеннее, хобби — сочиняла взрослые сказки.
Для аудитории, кого крепко достала низменная аморалка,
рекомендую три истории, жизненные: Репка, Спящий красавец, Русалка.


                Глава 13 РЕПКА


   СКАЗКА-ПОХАБКА ПРО НИКЧЕМНУЮ РУСЬ;
             ИГРАЮТ ДЕД И БАБКА, ТРИ ДЕВКИ И ГУСЬ. 18+
                Ненормативная лексика.

Дед пил крепко. Не поднималась под старость у деда репка. Однажды случилось - что-то где-то у деда в штанах (ах!) пошевелилось. Дед жил с бабкой. Она - как женщина - то с тряпкой, то с тяпкой или за стряпкой. Зовет (орет!-орел) дед бабку: "Бросай, зай, половую тряпку. Дуй ко мне в сарай. Тут такое случилось - репка пошевелилась". Бабка (ай!) босая пошла басами - бежит, спешит с надеждой, сбрасывает одежду, однако опаздывает. Влезла к деду на лежак, а тот (вот!) никак - подлый (полный) висяк. Бабка - за репку: туда-сюда. Смотрит на дедку. Дед сопит. Бабка - деду: "Без обид - не стоит - суета сует, и прочая сволота. Неслась, как гончая, думала - кончу я..." Дед: "Ну, да. В общем не ропщем, но все же - муда". Бабка подергала репку немного, осознала - нужна подмога.

Позвали Внучку (вонючку), Внучка - подружку Жучку (порядочную сучку). Позвали соседку Светку (наркоманку, легкоатлетку). Дед, до конца сказа, - в спущенных штанах и на верхних тонах (зараза), перед портретом Главного и Славного, смущен и пристыжен, покачивает ослабленным престижем. Вид бесспорно смахивает на порно. Не знаю, что скажет глас и глаз миллионов - депутат Филонов.

Входит Внучка (вонючка): "О! Бабушка с лупой смотрит на человеческую грубость в ожидании ответа. Отвечаю - хрень (балда и яйца)болтается от ветра. Медитацию усиль, но не топай со злобой на утиль, ноне плохо - одинокой c широкой попой".
Бабка: "Появился медэксперт - начинается концерт".
Внучка: "Дед, поздно за репку браться с подмоченной репутацией".
Входит подружка Жучка (та еще сучка): "Что сказать про эту плоть -
                полностью усопший плод".
Внучка: "Не видно мужчины - на письке одни морщины".
Дед (Бабке): "Мать, ширма есть?"
Внучка: "Вопрос встал остро, мы - как медсестры - оцениваем: цела ли
         недвижимость?"
Дед (Внучке): "Вытри-ка без выкрика лучше пот".
Жучка: "Под? Над? Перед? Зад?"
Внучка (ржет): "Дед, ты не можешь им потеть, потому что импотент".
Входит Светка (соседка): "Молодухам - ракеты, старухам - раритеты, а нам - банан
                со святым духом. Дед, нам-то посрать на твою заторможенность, 
                перед тобой возможность пострадать из-за номера: тыкать
                трахолюдину в тыкву-физиономию Путину. Ты-то - пугало
                огородное, он - лицо всенародное".
Дед: "Какое дело вам до лиц? - они вам дались?"
Жучка: "Дедушка, это вандализм, безнравственный государственный, и осквернение с
        особым рвением и волнением".
Дед: "Да, пошла ты..."
Внучка: "Эх, дед, нет тебе пощады".
Жучка: "Где прицел? Что за наводка?"
Бабка: "Нацелен на прицеп с водкой".
Светка: "Не откроешь стрельбу из ослепшего ослабевшего Б.У.".
Внучка(ржет): "Девки, скинем джинсы и попляшем. Дед, не жди от нас поблажек".
Светка (подыгрывает): "Нюхни в начале нашатырки, затем оценишь наши дырки".
Жучка: "Дедушке не до танцев: требуются стимул и дотации".
Дед (откликается, матюкается): "На вас нельзя обижаться - вам бы разбежаться по
                койкам да отдаваться под овации".
Бабка вперед выпрыгивает, девкам подмигивает, в репку пальцем тычет: "Девки,
      успокойтесь, это - не живчик, а старый покойник".
Дед сдулся, но не прогнулся: "Ты не дави. Я - не объедок. На сраной козе меня не
     объедут. Старый конь и в спорте не испортит борозды".
Бабка берет в свои руки бразды управления, делает объявление: "Извините, девки: сено косили вы. Необходим консилиум. Тут такое случилось: у деда репка пошевелилась. Пригласил на визит. Прилетела - висит. Я, как любая нормальная, слегка аморальная девка, хочу поднять это древко".

Чтобы что-то поднялось, тут такое началось: всяк хватал, всяк пощупал, всяк воспользовался лупой. Всяк - профессионал, знаток и мэтр. Изучен каждый ( не однажды) сантиметр.
Бабка: "Крути-не крути, верти-не верти. Выносите вердикт".
Внучка: "Если на науку опираться, не спасет операция".
Жучка: "И без анализа мочи мудрый доктор промолчит о дохлом".
Светка-соседка: "Даже если опус - гад, главное,подруги,- руки не опускать.
                Пот веков требует аккордов, рекордов и подвигов."
Внучка: "Небо дна и плоть никак не поднять без плотника".
Бабка: "Шевели-не шевели: в лесу увяли щавели".

Репку снова дергали. Ничего не вышло у деда с телками. Дед смирился, затихорился. Внучка: "Слушай, дед, твою улитку мы повесим на калитку,
         чтобы каждый знал пьянот, что его - засранца - ждет.
         Послушайте анекдот.
         Девушка в купе устраивает балаган: предлагается, ломается:
         "Не надо много палок нам. Впрочем, как получится -
          целые сутки я - ваша попутчица"".

Жучка: "Теперь я. Девушка не кривляется, не ломается,
        вопросу удивляется, но с вопросом справляется:
        "Красавица и не замужняя. Неужели, никому ненужная?
         Что за причины?" Отвечает: "Нынче мужчины пошли не те:
         что ни день - приходят, пробуют и не берут.
         Я - не обувь: я так и сяк - наизнанку вся - напрасный труд"".

Светка-соседка: "Теперь я. Муж в ночи окликнул: "Маша!"
                Чуть не расплакалась Наташа,
                все же "Я" - сказал рефлекс.
                Неописуемый был секс."

Бабка: "Девушка у врача: "Доктор, мне плохо.
                Доктор, спасите".
        Врач: "Хватит охать. Вы курите?" Девушка: "Да".
        Врач: "Выпиваете?" Девушка: "Да".
        Врач: "И что вы хотите?"
        Девушка: "Секса, доктор, - всегда"".

Внучка смеется, опять за деда берется:
       "Дед, не волнуйся. В этом деле произошел прорыв:
        вперед шагнула наука.
        Есть многоразовый несгибаемый презерватив
        китайский из бамбука".
Дед: "Правда?"
Жучка: "Правда, вставляют его через задницу
        у нас в коровнике каждую пятницу".
Дед: "Тьфу!"
Внучка: "Дед, ты у нас мужик из бравых: голосуешь и за левых, и за правых".
Дед: "Голосую - в холостую и пустую. Я всегда был демократом".
Бабка: "Не поднимешь член домкратом".
Жучка: "Что осталось на старость патриотизму с романтизмом
        после встречи с ревматизмом?"
Внучка: "Дед, без поправок не фотографируйся без плавок:
         не фотогеничный поплавок -
         в нашу бабушку плевок".
Жучка: "Не трогай дедушку. Он - писарь:
        может всё и всех описать".
Светка-соседка: "От худой пиписки - запашок да брызги".
Жучка: "Не обижайте дедушку - зачем ему на девушку?
        Вдруг где-нибудь в Коломне
        в музей потребуется рукомойник".
Бабка: "Для таких мудей не создали музей".
Внучка: "Да, такой пестик не пригодится невесте".
Жучка: "Да, с таким кадилом не прыгнешь и к крокодилам".
Светка-соседка: "Дедушка, запомни: ты у нас - ЧЛЕНИСТОНОГ".
Дед: "Почему?"
Светка-соседка: "Отныне у тебя ЧЛЕН - НЕ СТАНОК.
                Что-то из него и вытечет,
                но им (изнемог) ничего не выточить. "
Внучка: "Дед, не волнуйся. По сексу дают уроки.
         Пишут диссертации.
         Известно - решает инвестор в итоге.
         В сексе удел зодиаков, у дев и раков, одинаков:
         поели, выпили, десерт, танцы.
         А там - хоть Адам, хоть Вова, хоть снова Гиви,
         потому что одна и та же - еда же:
         банан и два киви".
Светка-соседка: "Бабушка, нужен экстрасенс".
Бабка: "У меня давно электросекс".
Внучка: "Не учи горбатого - у бабки два вибратора.
         Мужик то ли ослаб, то ли передох:
         не до баб, тянется к водке, забыт передок".
Бабка: "Эх, жизнь постылая: никто не заходит ни спереди, ни с тыла".
Дед: "И ты - туда же по распродаже, лахудра".
Бабка: "Дурак, у меня - лак, пудра,
        помада. Накрашусь - не помята.
        Знаю, умею, хочу, могу - дама в приятном соку".
Дед: "Ага, откажу сразу, но по разу дам, как принято у порядочных дам".
Бабка: "Не переживай. Если надо, смогу - не сморгну.
        С тобой засохла, как былина.
        Иной раз думаю, угрюмая: повстречался бы кобелина..."
Дед (озлобленно): "Много у бога убогих фиф особенных,
                и все - на пособиях...
                Чай, не в орешнике. Закройте варежки".
Бабка: "Пискнул оракул, подражая, пот ражая, раку.
        Отныне стираешь и варишь ты.
        Раз слабый - побудь бабой.
        А то - сто грамм на грудь - взгляд потухший -
        выбираем покороче путь
        к одной родной подушке".
Дед (отступая): "Ты - баба тупая. Дышит кладбище,
                она - про влагалище.
                Знаешь, что врач сказал про простату?"
Внучка: "Нам известен твой статус".
Дед: "Заткнись, трясогузка".
Внучка (вся - в краске, опустив глазки):"Ты прав: в трусах - закуска.
                Я вот такая - получишь, если потолкаешь".
Жучка: "Чтоб потолкать, надо прыгнуть до потолка.
        У дедушки радикулит. Слышите? - между ног скулит..."
Дед: "Вы - мелкие - неумелки все.
      А ты, внучка, - известная местная крольчиха".
Светка-соседка: "Для эротики есть наркотик из наркотиков:
                примешь - встанет кореш - ничем не накроешь".
Внучка: "Не поможет. Лучше отчикать.
         Бабка, чего ты с репкой носишься.
         Тащи-ка ножницы".
Дед: "Стервы - вы, и безбожницы".
Дед показывает на портрет Главного и Славного: "От него секретов нет.
      Он всё знает. Он - с нами. За мой позорный офшорный стриптиз
      вывернет вас спозаранку наизнанку из тряпиц".
Жучка (сердито, деловито):"Дедушка, во мне говорит наивная девушка.
                Мы вам все уши пропели:
                у Карлсона отвалился пропеллер,
                ваш Карлсон странно как-то завис,
                он беспрестанно падает вниз".
Бабка: "Хватит, девки, балаболить - разворуют баллы в поле..."
Внучка: "Без пенсии с песнями в бездне - мы..."
Жучка: "Долго честных местных поджидали - оказадись под жидами..."
Светка: "У босса - одна любимая поза и никакой фантазии, кроме эвтаназии..."
Бабка(деду): "А ты не в силах запрячь - не плачь, отложи виражи, пляс и пляж
              и давай убирай упыря муляж".

Молвила. В сей же момент на последний аплодисмент прокрался в избу Рамзан-гусак, стремительный, решительный, как поезд "Сапсан", здоровый, наглый, дебильный и пыльный. Дед без штанов оказался к развязке сказки не готов. Рамзан оценил: каков червяк - здоров. Он же - гусак: не может кусать, в секунду одну червяка заглотнул. Схватил кормильца за причиндал - кормилец от боли запричитал. Гусак - как джокер из карточной колоды: все в шоке. Гусь, голодный, тут же заглатывает больше и глубже. Боль же, если в миг сей яйца - в миксер. Взмолился Дед: "Боже! Подвиг? Рай? Не подвергай растратам - не оставляй кастратом. Пришли своё воинство вернуть мне достоинство". Нарисовалась картинка - малая Ходынка. Схватились за репку два истца: дед и гусь с другого конца. За гуся ухватилась Светка-соседка, наркоманка и легкоатлетка; за Светку - внучка-вонючка; за внучку - Жучка, подружка, та еще сучка и штучка: за Жучку - бабка в драных тапках. Тянут-потянут - вытянуть не могут. Некого позвать на подмогу. Тянут-потянут. Гусак - не слабак. Дед вспомнил мать и батяню, мат и фильмы про Чапаева и войну. Собрался и с криком: "Все - на Вале на сеновале!" -  отчаянно рванул.

Не зря дед набычился - не досталась гусю добыча вся. У гусака досада, от зада до бровей: у деда - трофей, опять без мяса сидеть на траве. Плачет дед, обливается горем. В руках у деда - репчатый корень. Такая константа - нет конца-то! Я - не прокурор, не судья, не мент, поэтому нарисую хэппи энд (happy end).

Внучка схватила нитки и шило и, через душевные пытки, объедок пришила. Но мы - не миллионеры - не будем в лицемеры рядиться: у деда нынче - не репка - редиска. Дед пил крепко, теперь в запое беспробудном, по выходным и по будням, заткнул жизнь за пояс. Здесь трагедия, а вы - без травы - смеетесь: "ха-ха, *ля!" Кстати, бабка в салате, вроде как на огороде, нашла молодого хахаля. У бабки успех многократный: он не прочь - каждую ночь, ищет пищи: "где мой кис-кис?" Оно и понятно: то ли - узбек, то ли - киргиз...

Не знаю, что скажет, любитель миллионов депутат Филонов? А министр культуры Мединский предъявит от метлы иски? Не вымыли, не вымели, не зачистили. Мат, насилие, секс к нам зачастили. И? - поэтому: одним - венок и медаль, другим - пинок, плевок, метла?
По Гоголю, русский крест таков: или городничий, или Хлестаков;
                раз, патриот - властям давай,
                себя выпоров без выборов,
                как унтер-офицерская вдова.
Господин-товарищ-министр Мединский, вы же не заканчивали медецинский, вы знаете: Данте - не Дантес. Зачем тогда с упрямством дантиста, призываете вырвать зубы и заказать протез? Главное - чтобы пусто и чисто? Культурно культуру скинем с плеч? А как же беззубая родная речь? Раз так: не хочется никуда садиться, из-за сказки и гуся-садиста. Вот теперь надо разуметь: оттепель клонится к зиме.

Поэтому, не желая никого марать, просто - не простынь, а мораль:
   каждый по-своему попискивает,
   если гладят по писке;
   и все одинаково орут,
   если эту писку рвут.

Гусь, конечно, - подлец: под деда подлез. Но к нашей сказке пришел конец.
Мы там тоже были и после детали забыли - виноваты склероз ли, водка ли? Не волнуйтесь - мы всё отфоткали.



                Глава 14 СПЯЩИЙ  КРАСАВЕЦ


    СКАЗКА 18+
                Ненормативная лексика      

Не будем отрывать наседку от яйца, оставив сказ от первого лица:
"Мой-то, как только женился, сразу в сон провалился, на свадьбе стакан соснул и заснул. В стране - наркотики, Крым, война, СПИД, мой - за спирт и спит. Как только его поцеловала, во сне его и видала. Что делать? Решила: заплачу - потащила родного больного к врачу.
Доктор - мне: "Он - социальная сомнамбула. Не помогут ни таблетка, ни ампула, ни порошок. Диагноз - сном поражен".

Всё случилось раньше, про это я узнала дальше. Он у меня строгий, но высокий; не знойный, но стройный - спящий настоящий красавец-мужчина. Скажу честно, не виляя: всем известно - сторонница-колхозница Кремля - я. Поэтому никакая не дедовщина: случилось по карме. Мой служил, не тужил в армии. Солдат - что дышло: в команде вышла ошибка. Стукнулся головой - не шибко. Очнулся живой - слава богу! Не надо бить тревогу: задет немного мозг, никакое не отклонение - просто, более или менее, с Останкино налажен телемост.
Мой в темпе оформил дембель. На прощанье сказали: "Расстаемся - жаль нам. Чуть-чуть контужен, слегка слетел с катушек. Оставь портянки нам - вали домой, смотри Останкино. Не болит - не инвалид. Пенсия не положена. Кому положена - видно по рожам нам." С пенсией дело темное. Запутано. Я - женщина скромная - всё равно голосую за Путина.

Денег нет, чтобы лечиться; мой решил учиться. Забыт инвалид-ветеран, открыт спящий ветеринар. Звери, они хоть и кусаются - такое случается, но ни на кого не нарываются. После свадьбы стали мы жить-поживать, есть на что выпить и что пожевать. Какие нам рестораны и балы'? Устроилась в аптеку мыть полы. Стала читать - записалась в библиотеку.

Признаюсь: с таким мужем телевизор не нужен. Сам себе телек - экономия денег. Есть предложение. Оговорюсь, личное мнение: закрыть спортивные передачи - губят русскую харизму - постоянные неудачи выпрямляют путь к алкоголизму.
Вон, мой лежит, гол сокол, смотрит футбол. По лицу видно: обидно - пропустили гол, у мужика душевный надрыв. Скоро перерыв, сгоняет - так он выражается - за сикулёвским жигулёвским. Не боится,что во сне обоссытся; главное - так он говорит - правильно выбранная, не выбраненная оппозиция. Секс откладывается на потом: где взять эмоциональный национальный подъем? Вот и потом. Впрочем, хватит мужикам потомкать, и так всю жизнь находимся в потемках.

Перерыв. Я разделась - позирую. Включил новости про Сирию. Спит, бубнит, летает, бомбит, спасает. По периметру страны агрессор наполняет нашу жизнь стрессом. Мужик не догоняет, что это - тренировка, телеразминка, постановка, мозгодробилка. Смотрит человек, с чувством гордости, наши новости, скажем в Михнево, ему ничего не надо ихнего. Мясо? Фрукты? Овощи? И что же? - массы сами себя уничтожат с душой без чужой помощи. Наши застиранные бинты получше (когда получишь), чем их заигранные битлы (пустая тара и трата - даром не надо). У них башня Эйфелева и скульптура Давида. У нас культура, эй-педофилия, арсенал ядовитый ядерный и второй язык - матерный. У нас почему-то круто: хер - символ дружбы-дрючбы - мы, обороняясь, сделаем планету Хиросимой. Я извиняюсь, не кривляясь, но кто к нам с мечом (а не с мячом) - далее цитирую пословицу, чтоб не опозориться: "Не напугаешь девок голым членом, в опытных руках истоптанный презерватив становится щитом и шлемом". Так что, русский мужик, ты - "пук" и "пшик": в этом - весь ты. Надо запретить агрессивную депрессивную программу "Под вести - граммов по двести".

Возобновился матч - появился мат. Орет идиот, словно место одно обжог: "Судью - в жо..." Так попадаются, даже когда бодаются, рыбаки-дураки в сети. Что скажут органам соседи, если услышат и запишут? Когда суд посылают в "жо..." - по Маяковскому - это плохо или хорошо? По моему мнению - не преступление. Но, чтоб не оказаться обритым, лучше не трогать мерзавца-арбитра. У него - закон, для вас - загон. Ему - свисток, вам - исполнительный листок. Если ты - грамотей, зачем изучать художественный смысл статей и речи судей. Вот и всё - по сути. Комментатор - провокатор: наводит уныние и тоску по всем линиям, говоря: "Нарушение. Бить - по свистку." Ежику понятно: весьма вероятно, так непослушание, без нашего желания, в мозги вотрут. Бить по свистку; свисток - во рту; значит, бить по роже - нам? Кого? Судью? - Адью! - Негоже! Не положено! Сразу видно (почему и обидно): нет мента там, чтоб одернуть комментатора.

В стране - бардак: окна-двери настежь. Мой вошел в ступор - просрал его "Спартак". Я, по женской части, нахожусь с живым трупом. Поэтому повторяю: мужики и воинство честь и достоинство теряют - запретите передачи о спорте. Не согласны? - оспорьте.

Так же закройте телешопы: мы и страна - с голой жопой. А тут - на: "Купите одежду, сидя на диване". Заметьте и ответьте - кто ее надевает? "Купите по цене одного - два брюлика." Обязательно сознательно купим, если расплатимся дыркой от бублика. У нас в еде (быть беде!) - сокращенный, упрощенный регламент. Еще запретить лекарства предлагать в рекламе. Моя соседка (Светка) приобрела (на особые дела) мужу БАДы-то, раньше он как-то для акта стоял (не муж), теперь падает (объелся БАДов, как груш).

Решая мифическую демографическую задачу, отмените передачу "Кто с Кем, Где и Когда?" - белиберда. Мой от вопросов тужится. К концу передачи на простыне - лужица. Вы меня, конечно, простите, но при его увечном простатите... Или приезжайте и сами стирайте, или программу с экранов убирайте.

Сказка скоро только у властей сказывается, в жизни, как не горько, всё по другому оказывается. Была бы я при крыльях, знала бы иностранный язык - из страны бы мотанула. Колхоз-то прикрыли. Страна опять (чья же чаще мать?) обманула. Хотели - как лучше, получили - пшик. Власти на яхтах в ластах кричат властно: "Заплатите налоги и спите, забудьте нас. Мы рискуем многим. У нас - плохие дороги, лихие драки, дураки, раки, буераки. Мы ныряем!" Я в пятый раз голосую за Путина - доверяем.

Мой-то исправил свое реноме: оказался феномен - к телевизору подключил интернет - теперь у него в голове винегрет. Пошли другие кадры: "Дама! Туз! Валет! Шестерка!" - играет в карты. Как-то ошиблась жестоко: снял трусы - подумала: для акта - достала пузырь. Мой побежал вокруг стола (такого не ждала), мяукает, кукарекает, гавкает. Проигрался в пух и прах. Какой к черту трах. Еле поймала. Напоила водкой с травками. Лежит, не бегает, не бекает, не мекает. На лбу - два мокрых полотенца. На лице - блаженство. Ощущение - молится. Смущение - вдруг под душом с кем-то моется. Лучше полотенцем улыбку сотру - хоть какая-то компенсация за труд. Предлагаю: не продавать наркоманам иглы, запретить в интернете игры.

Стоят вопросы-вбросы: что делать и кто виноват? Бросаешь тела на грядки, на огороде наводишь порядки, обихаживаешь сад. Как прожить без любви и денег? Без любви - да, так всегда. Без денег - стоп: не протянет ни бомж, ни поп, ни бездельник. Я - женщина опытная, безропотная, безработная. Вся - в мыслях. От мыслей - потная. Сижу у окна. Осень. Уныло. Голову здорово ломаю, как вечный жид: как жить? В поте - ум. Осенило! Пойду-ка на подиум. По собачьему лаю догадалась: если одеться по моде, никто не поймет: кто ты - по морде.

Приехала в город, накрасилась гордо и ярко: куда без нас, принцесс - бизнес-процесс. Пришла. Сказали в виде шутки: "Выйди, доярка. Твой путь - в проститутки". Вышла в слезах. На глаза попала газета, в ней эта статья - про материнский капитал. Опять осенило! Вот она - золотая жила: сам себе - и галера и капитан. В городе пришлось под-задержаться - отправилась в женскую консультацию.

Гинеколог - старичок из бодрячков, обстоятельный, внимательный - всю ощупал без очков, сделал дополнительный снимок. Я всё рассказала-объяснила. Необъяснимо получилось: я перед ним наизнанку раскрылась. Он меня хорошенько обследовал и побеседовал: "Если смог бы, сам помог бы. Стал стар - импотент. Но имею патент. Выслушайте и правильно поймите: я изобрел спермонакопитель. Он почти ничего не весит, настроен на число десять. Переспишь с десятью - и адью. Мужчины должны быть разные, половые акты - разовые. На десятый день после десятого партнера, как из ящика Пандоры, извлекая звук, друг друга толкая, выскочат десять штук девочек-припевочек и мальчиков-с-пальчиков. Чтоб не наделать беды и для простоты, запомни: дети, как две капли воды, будут похожи, не только рожей, на отцов. Как говорится: всё - на лицах: подлецы от подлецов, порядочные от порядочных, припадочные от припадочных, от черта кочерга, от барана - овечка, от Ленина - ВЧК. В будущем будничном - ручаюсь (думаю на ошибаюсь): новшество будет в каждой семье. Результат гарантирован - проверен на свинье. Одно условие: если с кем-то секс повторится, спермонакопитель растворится. Ну, что?"

Звякнул во мне колокол - брякнула гинекологу: "Не стану играть с удачей в прятки, пусть судачат соседи: от кого дети. Ставь на матку спермонакопитель". Вот, что натворила в медцентре "Рога-на-копытах".

Домой вернулась. В дверях споткнулась: мой-то, точно власть коррумпированная, оккупировал половик. Лежит оглоушен, в себя погружен, не смотрит боевик, водку не пьет, не бьет баклуши; глянешь мальчик-паинька. Вид отчаянный отчаленный угрюмый:
во-первых, будто - не знаю под какую мелодию - всех володиных прогнали из думы, и возникла не одна проблема: страна распалась; накрылась госбезопасности система; непонятно кому лизать и с кем лизаться; по ночам пристает, спать не дает с траншами страшная девка - люстрация;

во-вторых, будто кучки каки наложил американский хакер: сбойнули электровыборы - результаты Западу выданы - полнейшая путаница: Путин - не царь, президентом избрали Сократа-алкоголика (так нам и надо), последнего русского дворника;

в-третьих, будто в сквере у тополя реализовалась антиутопия: в патриотический наркотический мозг проник вирус - в поддержку Сократа (властям в насмешку) намечается оранжевый выброс;

в-четвертых, будто реальностью стал абсурд: прокуратура и суд пошли от обратного - стали оправдывать;

в-пятых, будто введен - не на стороне, в нашей стране - дивный подоходный налог: прогрессивный; наступил временный промежуток: народ в любое время суток ходит на акции и приходит здоровым с акции; из лексикона исчезло слово "санкции";

в-шестых, будто закрыли вытрезвители, на каждом углу бесплатные опохмелители; люди по радиусу, независимо от принятого градуса, радуются, целуются, обнимаются, опохмеляются; никто не кричит-рычит "лесбиянки и педики!", ходят вместе на пьянки и шашлыки; рассосались в экономике все узелки и петельки - налоговики не ставят бизнесу силки с мщением; эксперты под впечатлением - неслыханное экспортозамещение;

в-седьмых, будто педафилию заменили на филателию, все коллекционируют марки, иномарки, на каждом углу (совершеннолетним) раздают BMW-подарки; проблемы государственной проституции защищает новый параграф конституции;

в-восьмых, будто недовольные в Крыму нами, не желая жить в криминале, в отчаянии от нас отчалили: был Крым советский, стал - турецкий; довольные в Крыму нами без обманок перебрались в нашу систему коммуналок; 

в-девятых, будто в Кремле гарант заявил главарям банд: "Не знаете вы Русь: у нас патриотизма рост. У вас маразм крепчает. Наш антивирус прост: ваш вирус запивать водкой с чаем;

в-десятых, будто в каждой квартире (у некоторых в сортире) установлена будка наблюдения за поведением гражданина, чтоб ничего лишнего и личного не позволяли себе рванина с её половиной;

в-одиннадцатых, будто мы дошли не куда-то, а до финала: на утро у каждого важного депутата - смотрим - на морде по два фингала, не самые худшие ходят с опухшими писками - побиты дома родными и близкими, нет насилия - рукоприкладство семейное, главное, чтоб православное и безыдейное, чтоб незначительное и поучительное;

в-двенадцатых, будто Россия - привычно безбожная; нет зычных победных бледных выборов, сброшено тревожное бремя - племя VIP-орлов; после очередного рос-нефть-газ-круиза у нас гуляет, что не ново, призрак (признак?) альтруизма.

Мысли в кучу сбиваются, сказки иногда сбываются. Не так страшен черт, как его малюют священники. Страшней в магазине - новые ценники и в банке - арестованный счет. (Чем пялиться на кукиш в банке, лучше париться в баньке.) Чего только не передумала дура. Оказалось - виноват министр культуры.

Выяснилось: кто - русский, тот - масон (или мудозвон?); кто был нормальным сексуальным - стал шлагбаумом-дауном. Министр не полагал: какой в Мухосранске начнется балаган. Спорили, серчали, кричали. Дворник Сократ спросил из последних сил (немножко перепил): "Вопрос в засос. Дауны ли - крымчане?" Все одновременно промолчали (промычали).
С потолка упал комар, пропищав: "Вопрос прыщав - какой кошмар!" Сократ не унимается, поднимается, ему не сидится: "Как теперь относиться к патриотам-даунам? Как терпеть странным нам, если начнут ряды их редеть? Как поднять единых-неотделимых авторитет? Почему замолк (занемог?) интернет?"
Зал согласно угукнул, когда Сократ (гад) куклу патриотизма стукнул. С потолка упала комариха, пропищав: "Ответ прыщав - не будите хромосомой лихо. Возмущайтесь очень тихо."

Встал Трезвый - Сократа срезать: "Зачем слушать вещего баяна, если с вечера накрыта поляна?"

Сократ парировал, трезвого торпедировал: "Зачем козе баян, когда в постели ждет баран? Вопрос, как водится, к нашей жизни относится: если история - миф, зачем ее прячут под гриф "секретно"? Скажите конкретно: история состоит из бредней, подтверждается не фактом (актом), а сплетней?"

Снова - здорово: встал Трезвый - Сократа срезать: "Твой вопрос решеткой оброс, скажу тебе, как кремлетянин: прежде чем спрашивать - просто подумай, дед: на сколько лет твой ответ тянет".

Мудрено ж Трезвому ответил Сократ-муденыш (очаровывает, ка Пушкин Гончарову, если рот разинет): "Хоть в каком магазине покупай хлеб и вешенки, одинаково обсчитают и обвешают. На вопрос жабы: кто свирепей и нелепей - комары или я? Правильный ответ - государственная безнравственная камарилья. На мой вопрос, что страшней: рак без клешней или клешня без рака? Правильный ответ - государев срака".

Трезвый - Сократу: "Тебя по пьяни не в ту степь занесло".

Сократ: "Зачем в океане утопленнику весло? Я кончил..."
Трезвый не порвал Сократа в клочья, но не сдержался, еще раз упал-отжался: "Зачем плохому танцору баян,если он улыбкой всех обаял?"

Нас не волновали пьяного и трезвого дрязги - мы готовились к страшной развязке - обеспокоились - хромосома у русских лишняя - проблема каждого личная. Теперь не найти виноватых? Почему министры, как депутаты, не сидят дома? Может и вправду: с лишней хромосомой у нас путь особый, и на этом пути хромаем особо? Или в стране "Идиота" - новейшая идиома - русская хромосома?

Сжальтесь же - я в замешательстве - как выдержать даме нокдаун: вдруг и президент России - даун? Надо бежать из такого театра: вместо комедии - драму нам. Президенту - лучшего психиатра! А если психиатр окажется дауном? (Знаю, президент не вечен. Я за него каждый вечер молюсь, а тут выясняется он - какой-то ангел-моллюск. У нас в стране везет сатане: то понос, то золотуха - всегда где-то скисло, что-то стухло.)

Что делать? - запретить передачи про науку. Или оставить? Пусть идут, но без звука. А то ученые министры пишут и пишут, а нам, сердобольным, переваривать пищу? Народ мычит жалобно, народу надобно ШОУ, не Бернарда. Заступлюсь за пернатых: сделайте передачу "Ребятам о зверятах". Дайте нам природу и животных, не надо поединков рвотных. Смотришь на ведущего - веревки из зала вьет. Зал-то -
из гвалта - продажный эпатажный всё, что хочешь, протащит. Уши затыкаешь от таких соловьев.
Всем - плохо. Мы растерялись. Да - уныли. Гамлетовский вопрос: мы - дауны ли? Что хотел сказать нам, олухам, Сократ в строках про конюха: "Власти, как конюх, пургу гонят - завидев лишний хомут, ломают голову - надеть бы кому?"

Эх, можно молиться и обмочиться. Можно тревожно бренчать четками. Жизнь свое четко подчеркивает. Сижу, чешу репу - нарисовал мне гинеколог ребус - русский вопрос: отцы и дети. Я за будущее в ответе. Не определишь по харе (лишь по ягодицам): кто годится в пахари, то есть нужны партнёры, как на войне патроны. Знал ещё Вергилий: нужен не просто стрелок в потолок, а киллер, ибо каждый - при своём (признаём) ахилле, а сексом раз огрев, забывают про разогрев. Не воображаю, а вопрошаю при людях: а где прелюдия?
Не желаю, чтоб дети вернулись к рутине (как было): коровам и кобылам хвосты крутили. Немало в Бразилии Педро, в России хватает бедных, нет Радищева, зато избыток избитых Мудищевых. Как восполнить отцовские пробелы? Пошла в церковь. Себя подковать и с господом потолковать (про кровать). Дети и отцы - извечные проблемы. Читала где-то: делать деток - не семечками торговать. Настоящие отцы - это вам - не "семечек отсыпь". Батюшка выслушал. Стал атаковать. Взглядом, как рулеткой, обмерил: "Я, священник, пашу, словно мерин. Думаешь - гонит поп лажу? Не даю себе и другим поблажек. Божий промысел нельзя отменять: первый должен быть от меня". Удар был сокрушительный. Я нашлась: "Быть первенцу священнослужителем. Попы живут богато - так нам и надо". Батюшка запрыгал зайчатиной: "Я - специалист (медалист) по христианскому зачатию".

Второму сыну быть участковым (наш-то рисковый, похабник и бабник, аферист, его афоризм: "Лучше Родину поиметь, чем за Родину умереть."), будет крепко в жизни подкован: наш с Кавказом говорит на рынке - у всех на замке языки и ширинки; имеет две иномарки, любовницу и "Газель"; не знает, что такое ловить в пруду карасей. Ему семга - не семга, кета - не кета. Он - порядок. В выражениях краток: "Недовольные, пока не больно вам, валите в Китай".

Два отца есть. Где взять еще восемь? - сложней, чем достать луну для Калигулы. За окном - поздняя осень. Закончились у нормальных людей отпуска и каникулы. Сижу - выжатая мандаринка (или вышитая Магдалина?). Пришла подружка - манда Маринка. Узнала, смеется: "Наша страна - одна география. Президент с колен поднял демографию. У нас - интернет и море газет. Соври для души, напиши: "Проект-осколок Сколкова, первый претендент - сам президент. Братки, снимайте портки, к нам - наперегонки. Если не трусите, скинем кинотрусики". Свяжись с Москвой и с Пермью: "Приезжайте, захватите сперму. И всё же, чтоб не проскочил опоссум или ежик: "Шлите ваши данные. Нужны мужики русские, не нужны да'тые. Обойдемся без бомжей обоссанных. Гарантирую - интимность, анонимность, легитимность, безответственность. Главное - здоровая наследственность. Еще важней - жизненный достаток". Так приличных отцов и достанем".

Так-то вышло без всякого такта. Помогли интернет ли, реклама ли, эхо ли... Констатирую - тут понаехали. В вопросе спасения почек не говорят про почерк, говорят про жажду и "Боржоми", но об этом после поржем мы. Короче, организовалась очередь, хоть в очереди - и не очень-то. Мы к очередям привыкли, как от гриппа делать прививки, а собакам - от бешенства. Очередь - наше культурное наследие и невежество.

Первыми, увеличить в стране размер, прискакали ребяты из ЛДПР. Затем понаехали на иномарках костюмы - депутаты госдумы. Сдавали сперму, как нормы ГТО; правда, кто-то придумал (не знаю - кто) взять расписку, чтоб никаких претензий, в виде алиментов, дотаций, пенсий. Говорят: "Денег нет. Зарплата маленькая. Держись, будущая маменька". Станут мои дети депутатами - рты разинут Европа со Штатами. Никто не плюнет: "Дешевка, манда - ты", - когда дети твои при мандатах.

От провокаций подустав, отставив боевой устав, прилетели точно, срочно в койку - военные и лично Шойгу. Полезли без очереди - на них зашикали. Но пропустили - стране нужны защитники. Хочется любой бабе, чтобы сын служил в генштабе. Эх, и повоюем - не знаю,правда: за каким-таким  кукуем.

Звонила в Кремль. Звонок назвали пасквилем. Предупредили (убедили): еще раз - и позавидую коровам. А так - хоть с Колей Басковым, хоть с Филей Киркоровым, или с мужем алкиным - Галкиным. Я - дура, но не глупая: не первый раз в интернете. Понимаю суть момента: у гаранта - свои дети, он не одинок. Не получит мой сынок место президента.

Не знаю, какие в яйце клетки - посыпались из меня детки. Мой-то очухается, глянет на выводок, сделает оргвыводы, проорет идиот:
"Заявил кремлевский витязь:
 "Вы е**тесь и плодитесь.
  До хера у нас - гробов.
  Не хватает нам рабов"".
Хлабысь стакан - отключится, а у тебя - что получится.

Не проехали мимо хаты артисты МХАТа, каждый записан пофамильно, каждый оставил автограф и номер мобильного. Станут мои заслуженными - эх, и пообедаем и поужинаем.

Говорят, сбросят в реку - научишься плавать и кукарекать - очередь движется неспешно и плавно. Работает мой инкубатор - выпрыгивают девочки и ребята. Жить стало веселей и бодрей, а жизнь похожа на бордель. В очереди проблемы с плечистыми, лезут без очереди с корочкой, называют себя чекистами, делают всё по скорому ради чистой Отчизны. Говорят же: друзей самых нужных ищите в спецслужбах. Станут детки фээсбэшниками, государевыми приспешниками. Эх, какие будут у них машины, курорты, коттеджи. Сам президент им - крестный отец же.

Скоро сказки сказываются, еще быстрей с правильной дорожки товарищи скатываются. Рубль - не рубль без пятака. В реке дурак найдет брод. Умный найдет в реке дурака. Наладилась жизнь - батюшка прется. Объясняет - не знает куда деваться: "Дочь моя, надо отдаваться литургии - у меня сложности драматургии и мысли другие: захватывает тело плазма соблазна. Чтоб не нарушить чувства верующих прихожан, господь к тебе (еще раз) придти приказал. К тому же, между нами, меня, как мужа, попадья динамит."Я женщина верующая, послушная, оступилась-согласилась:      
"Приходи после ужина, прихватив презерватив". Батюшка от возбуждения коленку мне жмет. Кто же знал, что крыса эта церковная - с нами такая экономная, короче - жмот: презерватив захватил бэушный, то есть рваный. Так церковь прихожанке послушной разрушила планы. Батюшка удовлетворился, спермонакопитель растворился.

Сказки к концу торопятся, еще быстрей китайские товары портятся. Две аксиомы: если ты сыт, можешь накачивать мышцы; в мышеловке бесплатный сыр - для второй мышки. Здесь закончилась художественная штопка, началась государственная топка.
Десять на десять - выходит сто. Целый день готовлю и накрываю на стол. Деток - сто, маткапитал - на двух. Жизнь полетела (захватывает дух) в прах, в пах и пух. В ежовых лапах тужилась-тужилась, и вот тебе "пук" - неприятный запах, неприличный звук. Как деток лечить, одевать? А пожрать? Маткапитал двадцать лет ждать?

Присела к своему на кровать. Думаю: дай потолкую. Растолкала, растолковала. Произнес в прононс свой анонс, муть такую: "Не верь тиранам". Стало тошно. О чем можно говорить с ветеринаром, с несостоятельны инвалидом-ветераном? Тем более - со спящим паразитом. То ли дело - наш президент - напрашивается на комплимент: любая - за ним, если поманит. Способный композитор! Свой оркестр на Панаме! То ли - виолончелей, то ли - скрипок? Мой расчухается - спрошу, напишу в постскриптум.

Скоро дела штампуются, быстро люди осуждаются, свобода сужается, сроки долго мотаются, тюрьмы не освобождаются, сказки продолжаются.

Нос затыкают и ангел и бес, если по' уши в дерьмо кто-то влез. Боитесь насильников - не ходите в лес: за маткапиталом направилась в Собес. Много лет назад спрашивал Сократ: "Во власти много мнительных - на всех ли хватит рубах смирительных?" Тот же Сократ ответил несколько дней назад: "Не спасут хирурги, когда во власти - придурки".

Говорила бабка внучке: "Избегай властей, сластей и взбучки". Бабка оставляла мысли на бумажке, как коза на тропе - какашки:
"1 Одна работа у кремлят: врагов находят и клеймят.
 2 Превратишься из женщины в сучку, пока получишь закорючку.
 3 Настоящий индивидуум не лезет в президиум.
 4 К начальству придешь с вопросом, уйдешь с поносом.
 5 Держи дистанцию - не лезь в инстанцию.
 6 У всех гормоны - один играет на гармони.
 7 На власть плюй-не плюй - при близком рассмотрении (всем на удивление) - никуда негодный "уй". Поэтому с таким "уем" мы всю жизнь буксуем.
 8 Согласно листу больничному - всегда бьют по личному.
 9 Из страны, где верховенствуют печаль и печать, надобно бежать.
10 Чтоб не лишиться бабла и мигалки, чинуша работает ради галки. Галка - продажная девица; слабонервный, повстречав и осерчав, может удавиться.
11 Какого размера должен быть шарф, чтобы не замерз жираф? Какого размера должны быть налоги, чтобы не коченеть в берлоге?
12 Если у маленького ежика - большая шишка, в любой налоговой скажут: Надо делиться!" И делят - даже в постели. Отдался ежик, как девица: шишку обкорнали - остался с дыркой в кармане.
13 В лабиринте кабинетов на вопросы нет ответов..."
Отбросим бабкину балалайку - продолжим нашу байку.

В Собесе модный тип - симпатичный гриб, на вид гад - он: в подтверждение - навигатор его поведения. Тип: "Ваш имейл?"
Я - ему: "Тебе какое дело, кто нас имел? Баба я - слабая, почти одинокая. От государства - одни мытарства, нужна не мешкая поддержка нам, то есть подмога. Я - мать многодетная, рекордистка - не редиска, страна может мной гордиться - патриотка безвредная".
Тип - необразованный гриб - повел себя, как мент: изучал каждую бумажку-документ. Кто знал, что моя петиция рассматривается, как непослушания репетиция?
Тип - мне: "Скажу искренно, как друг: не проскочит номер - старый известный трюк. Не божись-колись: детей набрала в детдоме? На сто отцов - одна мать?" Голос приторно-пряный. Я ответила прямо, честно, не лестно: кто - он, кто у него - папа с мамой.
Тип мне: "Ты - не мать. Будем деток отнимать. Пялься-не пялься, не обвести вокруг пальца русского бюрократа: нельзя 900 месяцев ходить брюхатой. Пусть я - и подонок, здесь здравый бравый смысл потонет".
Я - ему: "Пи-пи-уй! Пи-пи-уй-уй! Приспичит - без спичек в деревянный туалет, где отсутствуют вода и свет, побежит и чистоплюй".
Тип-мне: "Не хотите по нашему, будет по моему: смешаю с грязью и помоями. Ты - мастерица материться. Я - при исполнении, что усугубит детоизбавление. Ты, как тыква на огороде квадратная, ведешь себя не адекватно - есть где разгуляться медбригаде, скоро прикатит. Сто детей иметь приятно, но не принято. Сто детей - речь бешеного принтера. У тебя, тетенька, бзик антикукушки". Ну - псих!

Приехали медбратья из психушки. Схватили. Клеят бред и шизу. С криком: "Нет - фашизму!" - вырвалась. Была плутовка такова. Лови-не лови: се-ля-ви.

Дети - не пальцы: не спрячешь в рукава. Дело темное и путаное. Я, все равно, предпочитаю Путина. Хорошо, что в думе - родные отцы-витии, а то бы не выбраться из перипетии. Остается орать: "Не виновата ваша мать, детки, честное слово!"
Если к нам от Кузьмы Пруткова выйдите, надпись увидите на клетке льва - типа: "Президент". Не верьте в прецедент. Просто у вас нет глаз, как у царя Эдипа.

Скоро сказка сказывается, жизнь от сказок отказывается. Не заплатишь за квартиру - поплачешь и убирайся, побирайся. Короче, ку-ку - кранты. Обманули кремлевские куранты.  Выкинули с птенцами, наградив леденцами, из гнезда. Где укрыться курице? Как за жизнь цепляться? На улице - я и мои цыплята. Так тебе и надо. Была, пока костёр пылал, до вечера доверчива и чиста моя звезда...

Ой, да! Мой-то шагнул и загнул про шип, аж пот прошиб: "Народ, соси атомы свобод, а то мы, то есть Третий Рим, не справимся с азиатами - погорим, не покорим. Короче, раз дело после раздела к ночи, кому - аккумулятор, а кому - мулата; кому - калым, а кому - Колыма. Россия не может без колымаг, когда в кремле голый маг". 

Надо что-то решать. А что решать? Кричать на всю Россию: "Бабы, хватит рожать! Надоела треклятая бездна, то есть российская бедность. Пусть рожают кремлевские блёски, если они таковские. Чиновник нам - не чета: ему - всё, нам - нищета. Вой -не вой: трудись, как вол, - станешь горбатым. Матом крой-не крой: рай продан богатым. Бабы, в натуре: рожаем по дури, по пьяни, по лени. Люди, зачем Иудин задаток, если ребята гибнут в солдатах, девок выталкивают на панели?"

А что отцы? - в водку концы. Трезвые молчат, пьяные мычат. Вон - мой, красавец писаный, лежит описсанный. Хочу растолкать, спросить ветеринара, что означает: "не верь тиранам"?

Ночью прочла Островского "Грозу" я. За Катерину больно. Она своего добилась, когда утопилась. Полно. Я больше ни за кого не голосую.
Спящий, храпящий, пропащий мужик царству-государству - беда и пшик, тормозная педаль. Пора.  Мораль:
                ваши призы бы и призывы, плюс наши позывы -
                мы бы без клизмы устроили-утроили катаклизмы."



                Глава 15 РУСАЛКА


               
         СКАЗКА 18+
                Ненормотивная лексика


Жили-были, по течению плавно исправно без приключений плыли старушка со стариком. Имущество - избушка на курьих ножках. У бабки (какие там бабки) вместе с дохой - кошка и лысина под париком. У деда - мужество и ничего личного. Бабка - так человек: неплохой, с душком.
Дед одет, как Емеля-дурак, зыркает петушком. Дед постоянно - в кепке и употребляет, окаянный, напитки крепкие. Потолок - с дырками. Стол - пустой. Пол - гнилой. В доме - застой. В комнатенке - две иконки. Главный бог и педагог - телек, стоил больших денег.
Во дворе, на горе - туалет. Строил дед своими руками. Соседка Светка и бабка-косолапка недостройку ругают, мозги компостируют. Был бы дед молод - стал бы композитором, дернул бы от тоски в город или Сирию. А так, дурак сидит у телека с беленькой, как падишах, на ушах - лапша и брань: "Рвань, дрянь, срань, живешь, иудей вздорный, среди людей. Устроил, злодей, позорный стриптиз среди птиц. Сидишь в уборной - стыд и срам, вид с картины "Адам и Ева в раю". Скотина! Да, простит дева Мария - убью, паразит".
Деда бранью не поразить. Он в ответ: "Вопросов нет. Туалет можно и кастрировать - не жеребец, он и так - не жилец...Только как - без сортира-то? Когда финансы поют романсы, какой приход - такой нужник. Не войте, закройте рот. Я - не идиот, а рукастый мужик".
Бабка: "Рукастый - на каждом пальце - пластырь, двадцать первый и тот поврежден".
Светка-соседка: "Это как?"
Бабка: "К полу пригвожден и от пола отчужден".
Дед: "Для росомах лепил объект МОДЕЛЬ, у вас размах на проект МОТЕЛЬ. Эх, ощущаем в заду мы власть: задумывалась конура, конечно, но, увы, на ура! - получилась скворечня. Детка, я во всех лицах: архитектор, плотник, бригадир - можно спиться. Не ходи в сортир в топике (чай не тропики), не бери вязанье и спицы. Есть ступеньки, нет перил. Будут деньги - будут толчок, бочок, биде - дворец".
Бабка: "Творец, быть беде. Будет и бутик, и "Путинка", и чепец на конец тебе. Если ты - остолоп и у тебя - бадья, тебе что - поп, что - попадья... зачем дурак молится, если в ад ломится?"
Дед: "Ответил бы попу так: "К храму нет попуток, ясно одно же - всё зависит от ноши: грешник к богу спешит, праведник никуда не сбежит.""
Светка: "Жизнь без разбора и обзора сношает: храм в шаговой доступности рост преступности не снижает... Долго нас налогами облагали, нас же и оболгали, чтоб воспользоваться наши благами..."

Так жили-тужили, дружили, шалили, тоску разгребали, жалили, картошку с грибами жарили. Исправно и плавно двигались-дрыгались к моргу. Как-то раз затеяли наши деятели уборку.
Бабка занялась (до поры) стряпкой. Дед - на полы с тряпкой: на плоскость - руки в радиус, на всю громкость радио. Половая гимнастика. Тут, срывая мытье полов, гимн настигает. Про нытье комаров забывая, дед - торчок, глаза - в пучок, руки - по швам, губы - в узел. Гуляют лужи.
Входит бабка со скалкой: "Ах, ты - Правша-Левша - русский лузер. Ни в мать, ни в отца - паршивая овца. Пол прогнил. У него - полет шмеля".
Дед: "Ну, ты, - змея: так про гимн! Полы надобно перестилать".
Бабка: "Хотела шмотки перестирать, да корыто в дырах, будто тренировался снайпер Кадыров. Взял бы запаял. А то трезвый - в телеке, пьяный - резвый - за баян. Глянь, пьянь, лужа растеклась".
Дед: "Бедство - прогнило королевство. Крась-не крась".
Бабка пластинку переворачивает, деда озадачивает: "Дедусь, на прудах клюет карась".
Дед: "На это не поведусь: он, когда клюет, в морду плюет".
Бабка: "Хочу уху".
Дед: "А еще в добавку "ху"? Где крючок, поплавок, грузило?"
Бабка: "Не торгуйся. Не строй базарного грузина. Хватай, бездарный, палку - дуй, рататуй, на рыбалку. Захлебнешься скоро водкой. Не пойдешь - придется оконфузить (контузить) сковородкой".
Дед: "Сейчас, подруга, по телеку - новости".
Бабка: "Твоя подруга - подпруга, эти новости за гранью совести - просто утка - телеслухи - в котлетах мухи".
Дед: "Сама проститутка. С утра слуги-ротвейлеры вырастают до уровня мосек, пальцы веером, цирк облаивают, на слонов доносят, обнаруживается по окружности утрата доверия. Итог: освобожден от должности шишка".
Бабка: "Что - за шиш-то и какие сложности? Мы увлекаемы, все в руках у лукавого".
Дед: "Нет Улюкаева".
Бабка: "Он тебе - сват, брат или в долг брать?"
Дед: "Ты не патриотична, аполитична, не подкована, плоха..."
Бабка: "Я - не блоха, не работаю под клоуна".
Дед: "Если доберутся до Чубайса, до Сечина?"
Бабка: "Дед, ты улыбайся. Делать тебе нечего? - на рыбалку собирайся".
Дед: "Не женщина - антисоветчина".
Дед собирается, копается, матюкается: "Где же леска?"
Бабка: "Не брала твою железку".
Дед: "Дура, это - почти капроновая нить".
Бабка: "Надень, пень, очки и хватит ныть. Вот она - как новая. Вешала белье когда-то, и будь со мной чуть повежливей: как-нибудь без мата".

Короче, если баба что-то в голову втемяшит, бесполезны демарши. Путь пусть не долгий, не обойтись рыбаку без заначки: бутылки самогонки и пачки сигарет. Дед с удочкой в руках - на своих двоих - оп, ля! - через поля, через луга, через бор. Вот и пруды. О, бля! - опусти уды - забор. Дед под забор подлез - шустрый подлец. Оценил диспозицию, скинул амуницию. Глядь - на его амбиции наезжает полиция. Нарисовались трое. Дед хотел честно исчезнуть - его хвать за воротник. Понесли такое: "Ты забор разворотил. Штраф. Куда бы ты делся, удрав. У нас - волкодав. Денег должен, падла, нам: рыбалка платная  - почасовая оплата, без блата".
Дед, на корточки присев: "Захотел свежей рыбки - получи пресерв". Сам сказал: "Стоп. Я - безденежный топ-менеджер, как монах".
Трое: "Хоть монарх, хоть мохнатый магнат ты..." Стали бережно монаха, чай не в Монако, шмонать. Сигареты нашли - выкурили, самогонку нашли - выхухоли в три хари. Дальше - классика в угаре, сказали: "Лови: нам - три карасика, тебе - четвертый".
Дед: "Какого черта?"
Трое: "Над тобой висят, свистят страсти-напасти: проникновение, захват, откат, то есть взятка, самогоноварение, нарушение порядка, сопротивление власти - ты у нас в пасти, будто в шоколадной пасте".
Дед - в ответ: "Здрасьте,"- и побрел, попер ловить рыбку, как бобер. Идет, не трубит, но бубнит: "Извечная тема - российская система: сначала дай, потом отдайся, затем - гуляй рванина, не попадайся. Попам не жалься. Отсюда, иуды, - пустырь, пузырь, болотная равнина".

Заорать бы, чтобы лопнули перепонки - очень хочется самогонки - не может гнев в себе потушить. Глядь - кусты, под - ними - шмотки, вокруг - ни души, ни лодки. Поддел концом удочки - бикини. "Такие же - у дочки,"- только подумал, из воды выходит обнаженная богиня. Стоит дед сраженный. Замер. В голове - серьезный саммит: богиня-то без бикини - по колено в воде. Вот талант нужен где - нельзя мастеров культуры обижать: ни словом сказать, ни пером описать. И мы будем молчать упорно, ничего не скажем любителям порно.
Дедушка сунул шмотки в рюкзак и сидит дураком дурак.
Богиня: "Алле, пердун-типун озабоченный-скособоченный на обочине, гони мои вещи. Алле!"
Дед: "Ты - змея, а я - не Олег, тем более не вещий. Я - дед Емельян, по свойски Емеля".
Богиня: "Ты, что мелешь? Никак пьян, Емельян?" Продолжает смущенно: "Я - не змея, я - русская, Алка; сокращенно - Русалка. Холод - в водичке, гони-ка вещички. Не ровен час - хозяйство отморожу".
Дед Емеля скорчил рожу: "Плати за удовольствие - одежду, продовольствие".
Русалка: "Ты же стар, как азбука Морзе. Неужели, Емеля, можешь?"
Загорюнился дед: "Пошел за рыбкой свеженькой, а тут коноебся с вешалкой," - и выдал жалобно ответ: "Да-нет, не надобна мне аннексия, бесполезен в сексе я. Мне что-нибудь интересное - для меня полезное".
Русалка: "В моей мобильной базе - серьезные связи. В этом плане я исполню три
          желания. Говори первое".
Дед собрался с нервами. Замелькали мысли мальками: "Махровое полотенце? Бутылка водки и банка сардин? Смерть импотенции? Достроить сортир? Грядки выполоть? Стать главным и всех выпороть? Вставить зубы? Поменять голодного негодного петуха? Или бабке на воротник - лису бы?" При слове "бабка" вспомнилась уха. Пронзила сердце ось утрат...брякнул, квакнул дед: "Хочу поймать осетра".
Только вымолвил, вымолил, выменял - три охранника-охальника тащат рыбину-глыбину.

Это - не игры вам, и мы не станем фотографировать, как пер Емеля рыбешку через бор с напрягом и кряком, включив морально-волевые - нормальные от состраданья бы выли. Говорят, если впереди булка с маком, работается легко и с матом.

Когда Емеля тарелку ухи вылизал, бабку историю выложил. Бабка находилась на том рубеже - могла сварганить-испоганить омлет из яиц Фаберже.
Бабка: "Скажи, из какого российского порнофильма ты, мудила и простофиля?"
Деда начало такое смутило.
Бабка: "Достался муженек-пенек-синеглазка - пустили в сказку: вместо BMW выбрал детскую коляску. Точно смотреть, как на медь, на тебя тошно. Звони давай, хоть на Тайвань, давалке Русалке, объясни по хорошему или матом: сделай мою жену госдумы депутатом".
Дед: "В думе полно ископаемых: разных Поклонских, всяких Кабаевых. Труд в думе - для народа - втуне. Сама говорила: не дума - цирк".
Бабка: "Эх, Емелька, плаваешь мелко и мельком. Тебе, как мужу, нужен цинк, а мне, в пору элит,- страной порулить. Конечно, я не образована, но мобилизована, а выпью - раскована, как шпана подростковая. Ко всему прочему, спроси любой ВЦИОМ (ему уплочено) - сколько платят за аттракцион?"
Дед: "Когда у власти голубой окрас, не получишь ты оргазм".
Бабка: "Утрись матом - это мой последний ультиматум".
Дед крякнул, Русалке звякнул: мол, так и сяк.
Русалка ему: "Не просьба - пустяк. Жди гостей, новостей, и пусть твоя готовит тезисы про что угодно: сойдут и про пенисы".
Дед (бабке): "Доигралась, дура?"
Бабка: "Была дурой, стала Нюрой де-факто и де-юре. Готова бросить вызов: у меня дивизия девизов:
1. Дорогие россиянки, на любой здоровой пьянке, будьте бдительны и осмотрительны: не дремлют лесбиянки.
2. Дорогие россияне, не трахайтесь во время возлияний, тем более, после обильных: в стране хватает дебильных.
3. Дорогие ребятки, не играйте со спецслужбами в прятки: мир не так уж гуттаперчив, доверчив и розов - защитите наших Дедов Морозов. Американские Санты Клаусы не пишут по российски кляузы.
4. Недовольным рты зажать, затем недовольных всех сажать.
5. С народом не надо вести диалоги - оглушить его идеологией.
6. Если власти желают что-то у нас отобрать, такое желание нельзя не одобрять. Поймите, при русском лимите в стране всегда не хватает. Враг народа - кто решение властей хает.
7. Смотрите: как маются западные уроды из-за свободы.
8. Нам не слабо - прожить без свобод.
9.Зимой в России роз нет? - зато всепогодная есть "Роснефть".
10. Желаете шампанское хлебать под звон курантов - ведите себя аккуратно.
11. Народ российский, как Сизиф, всю жизнь ишачит на тариф.
12. Власти необходимы для дрессировки, чтобы не было разбалансировки.
13. Мы - самые умные - отключить интернет. В каждую квартиру - платный туалет. Ни к чему разговоры и споры - ежемесячно повышать налоговые сборы.
14. Заплатив налоги, не спи спокойно, жди команды "по коням": мы новый налог-тариф впендюрим. Кто против - добровольно расходитесь по тюрьмам.
15. Как аукнется - так отзовется, как пукнется - так задохнется.
16. Практичность - это и есть патриотичность".

Дед устал вникать и мыслить. Бабка не успела все пункты перечислить. Глядь: нарисовался Мухосранска мэр. Затем губернатор визитом почтил. Извиваются-изливаются: "Вы для нас - пример...почти..." Вышивают речи арабской вязью: "Мы не в курсе про ваши связи. Простите невежд. Вам для работ и забот за пот выделен коттедж". Сцена - Хлестаков и Городничий. Читайте Гоголя - там достаточно клубнички.
Дед в сторонке курит, смотрит на петуха и двух куриц.
Подходит бабка: "Обойдусь без пернатых. У меня в друзьях - губернатор. Смотри телек - развивайся в глубь и в ширь. Пей помалу. Не дебоширь. Я скоро и быстро, дедусь, с тобой разведусь..."

Наблюдали соседи в окошко, как уезжала бабка с кошкой. Плюнула в колодец - не пригодится. Прощай, страна навоза и ситца, точнее - говна и вискозы. Пошла бы в пляс, если бы не варикозы.

Два года минуло - не отличить максимума от минимума. Дед опрокинул телеверсию: нельзя прожить на мизерную пенсию - живет, хлеб жует, баклуши бьет, помалу не пьет - держит себя в узде. Но проникает в душу гнильца, выйдет по нужде, поссыт с крыльца и обратно - в телевизор: слушать бабкины девизы.

Бабка, болезная, в думе оказалась полезная (не зря во власть полезла): предложения вносит, на кого укажут - доносит, врагов отечества поносит. Бабкино патриотическое топливо думой одобрено: "Всегда везде и всех любя, патриот сначала доносит на себя. Если для посадки достаточны улики, патриот - не безликий, пусть и не великий. Однако, если писака в данный момент ничего на себя не найдет, он - иностранный агент, интервент. Начинайте с аморалки, по хорошему себя замарайте. Патриотизму при званиях не нужны знания: главное - признание".

К своим идеям бабка в довесок получила несколько эсэмэсок:
"1. В конце концерт можете устроить - Россию вам не обустроить".
"2. Если дело о награде, патриот везде нагадит."
"3. Не сено косить - под патриота косить."
"4. Слитный элитный коллаж - на холуяже холуяж."
"5. Так говорит депутат Нюрка: главное успеть в хоре спеть и в хомут юркнуть, в строй вписаться, там нарисуем награды и компенсации."
"6. У патриотов-инвалидов один стиль - костыль: из него не пострелять, но реально накостылять. Тем более, тля, нет приема против лома и костыля".
"7. Чтобы выйти на европейский достаток, на порядок увеличьте объемы посадок".
"8. Рецепт: с утра глаза протри водкой - заделаешься патриоткой".
"9 Жизнь хреновая, что не ново. А ты бодрись, мать, - в этом суть и жуть патриотизма".
"10. Порядочность и самодостаточность парламентариев оставим без комментариев".

Бабка, как депутат, без колебаний резких прочла эсэмэски; вспомнив про телефонную зловонную базу, донесла (не со зла) в спецслужбы сразу (кидающие подачки не любят подначки). Нельзя чтобы начальству, когда оно - в мыле, мыли кости. Спасибо Озерову и Яровой, а то хоть от злости лопайся, крути лопасти и в ярости, слыша гадости, вой. Правда говорят: после тысячи приседаний не останется притязаний.

Смотрит бабка на Россию по окружности в ужасе: "Живем бедно и скудно, бледно и паскудно, не стерильно, много тунеядства, б**дства, холестерина. Хватит в госдуме базлать - отечество надо спасать". В мозгах у Нюры зашевелились амуры: "Завести с президентом шуры-муры, шашни в кремлевской башне, а потом вместе лет двести трудиться без брака на пашне, ради блага страны. Для чего патриотками с колготками рождены?"
Заявила бабка деду в телевизор: "Еду к тебе сюрпризом, Емеля-земеля, твой час пробил. Надеюсь, ум не пропил - готовься к показу: отдашь, не кичась, стране не часть, а всё и сразу. Жди, когда закончится штиль".

Нарисовалась бабка перед дедом целиком. Дед оценил у бедняжки ее подтяжки и силикон, косметические таланты, импланты, волосы от манды. Отметил, как мужчина: сделано made in China - филигранно, без лишнего грамма; по российски - кранты. Начались по бедности помпезности-любезности: "О! Кто к нам прибыл - налог на прибыль. Что сегодня нам споет грядущий крадущий хам-патриот?"
Бабка: "На язык - пластырь перцовый: не трогай персоны, ибо у всякого балласта должен быть пастырь, а бог крив - такой апокриф...ну ты - и баран же - желаешь отколоситься пораньше? В России при оре всплывает априори: ори-не ори матом-не матом - отматывают срок бунтари. Вот тебе, Емеля, для счастья немного хмеля - ящик виски. Друг мой, единственный и близкий".
Дед: "С эдакой этикой и аурой обойдемся без траура". Емельян снял пробу: "Н-да. Вискарь особый". Еще глотнул, головой мотнул, еще добавил: "А впрочем, из пор чьих? - испорчен,"- слукавил.
Дед: "Хватит голову морочить, чего моя бывшая хочет?"
Бабка: "Я тебя мотивирую, дом отремонтирую, выстрою туалет, проведу интернет, станешь инвалидом битвы Куликовской, поговорю с МИДом - получишь американский "Оскар"".
Дед: "На фиг - "Оскар": был бы в стране вискарь, к вискарю - соска, гулял бы в реке пескарь, море сахарного песка, чтоб не сачковал, градус ковал самогон-аппарат, а там хором - на парад. Закончила строчку? Поставила точку - не прикидывайся запятой. С чем пожаловал цирк Шапито?"
Бабка: "Я - госженщина. Закалилась (не заголилась) как сталь. Хочу женой раба на галерах стать. Он разведен. Я - разведенка".
Дед: "Самогон и самогонка".
Бабка: "Очень тонко. Встану перед тобой на колени с тысячью извинений. Позвони Русалке-давалке, скажи по шпаргалке..."
Дед: "Отбой. Я тебя и не в такой позе...Не дави на жалость,"- допил бутылку - хлабысь о земь.
Бабка держала бы ружье, нажала бы на гашетку. А так, потащила Емелю на кушетку. Дед еще бормотал: "Мадам, опоздали. Обосрали державу. Смотрите, где живу - дешевое дежа вю (deja vu)". Сучий сын - не волк - замолк. Бабка невезучая, кипя от злости, подалась к мэру в гости.

Дед вскоре протрезвел и сам себя поимел: "Не могу президенту, как избранному другу, подсунуть бывшую старую суку". Не стал Емеля чуточку за ум браться-ломаться, стал второй бутылкой опохмеляться. Будучи без удочки и в сильном-стильном похмелье звякнул-брякнул Русалке Емеля:"Я в пьяном бреду куда-то бреду и куда-то приду..."
Русалка: "Ах, ты - закудахтал..."
Дед: "Послушай, Русалка, мне себя жалко. Я - не силач. Мне говорят: "Не спи - на страну батрачь. Не хватает пенсии? - не плачь, берись за баян, пой песни.""
Дед, пьянея, сатанея: "Надоело быть альтруистом-виолончелистом. Хочу прожить пофигистом, ходить направо, ходить налево, жить- как английская королева; чтоб уйма здоровых зубов; есть, вместо борщей и супов, мясо; чтоб мою жизнь изучала народная масса: еще бы и деньги за просмотр платили, глазея на мои водевили. Не хочу жить в спешке и запарке, хотелось бы уверенно-размеренной житухи (без старухи) - как в зоопарке. Вот, в дырках - старая куртка: изъедена молью натуральная шкурка. Хочу жить не отшельником с ошейником, а с другом, таким же бездельником. Нарываюсь на прецедент, но хочу, чтоб любил меня президент. Остальное мне - по борозде..." Отрубился, в сон провалился.
Русалка: "Нет проблем. Бу... сде...."

Встал Емеля опохмелиться - глотнуть водицы; морду - в таз, слезы - из глаз; исчезли краски и лица - в воде качается, отражается львица. Стал материться - выскочил рык (сушняк - к гортани прилип язык). Сидит Емеля без любимой кепки в клетке. Пахнуло адом. Народ рядом дивится: ночью у льва появилась львица. Читают детки надпись на клетке: "Лев - Президент, львица - Амалия."

Ходит Емеля туда-сюда, злится: "Не страна - сплошная аномалия. Дождемся страшного суда. Триста лет в России боль не залечена". Заорал Емеля,как Нина Заречная:  "Люди, звери, куропатки, с кем играете вы в прятки? Не желаю быть фигляром! Только виски мы и пили! Где Русалка? Где мобильный? Я - мужик! Я льву - не пара! На хера мне такое соседство, где сокамерник сидит за людоедство?"
Лев торчит, ворчит - от львицы несет перегаром.
Емеля продолжает, словно рожает: "Что скажет президент? Где в конституции раздел "Жизнь по борозде"?"

Смотрят дети, будто в цирке на худсовете:
Мальчик №1: "И чего он орет - идиот?"
Девочка: "Не он - она, в Президента влюблена. Сложная ситуация. Называется, братцы, менструация".
Мальчик №2: "При чем здесь братья Стругацкие?"

У Емели-Амалии рев вакханалии: не рычит - верещит: "Где российский меч и щит? Кто  защитит? От желания озверев, на меня забирается лев. Оп-па, это же моя попа. Я не пе...(не пел?) - попал. Что скажу теперь попам? - когда без свадебных колец..."
Сцена закончилась. Титры "КОНЕЦ".

Давайте на посошок махнем стопку и пустим бабку на растопку. Губернатор не смог помочь ей: лишили (не лечили) бабку, как тунеядку, депутатских полномочий. Она неделю ждала Емелю, затем нашла хромого, немого, но агронома, с недостатком - лишняя хромосома, бывшего чекиста, на руки чистого: любит в горсть зажать, а потом сажать. Я была у него на семинаре со своими семенами - всё в порядке: засадили все грядки.
Вот и закончился сказ наш краткий, а жаль. Где мораль? -
лучше плохо питаться,
избегать дармовщины,
чем беспричинно
менять ориентации.


 Глава 16. КАТЕРИНА. ПРОДОЛЖЕНИЕ.

   
      Увидев Крым на российской карте на стене у Кати, поэт Какашкин, вдохновением с дерзновением одним, затронул интим, стихами душу разворотил, Екатерину обворожил, мысль обнажил: «Даже наша география — та же порнография». Какашкин, не Сократ-резонер, но когда резанет: выносите голышом — не шутите с калашом. Короче,скажем про «это»: Катя влюбилась в поэта, как Роксана — в Сирано. Рок — странный. А нам — не все ли равно?
Благодарим свата и сватью — сыграли свадьбу. Невеста обошлась без фаты. Пили водку вместо воды. И мы там были, домами дружили, с дамами пили, напылили, глаза залили, никого не злили, говорили оптимистично-патриотично-этично-поэтично-типично.
Ах, да! И я смутился между выпивкой и танцами появился один господин с неверной манерной настройкой (в смысле — ориентации). Примет с кем-нибудь из мужчин на грудь и, ну-орать, нет бы шепнуть: «Ну, что? Койка!» ( в смысле — кровать). С женщинами оттанцует, ручку поцелует и бойко орет — идиот: «Ну, что — койка?!» В мужчинах — смущение, отвращение. В женщинах — волнение, недоумение, влечение: биосексуал? Насильник? маньяк? изувер? - готовы помочь в лечении. Свадьба сникла, возникла необходимость принятия приятеля или иных мер. Жених-и-поэт набросал портрет: «Кончайте базар. Мой кореш, у него — горе: не выговаривает букву эР. Кричит «Горько!» - звучит «Койка!» Сдуйтесь, не волнуйтесь: он — не педераст. Кто селедочки мне передаст?» Само собой: отбой — на мордобой.            
               
Гости не хотели свадьбу комкать, пили долго, кричали громко, говорили умно и тонко. Блуждали по темам. Забыв поэта и Катю, рассуждали: демократию придумал бог или демон?
Оценили российское кино — итог неутешительный (внушительный) — говно. Я — не Илья
Репин, но набросал несколько реплик.

                (( КИНОСЮЖЕТ «СУДИЛИЩЕ  ИЛИ СУТЬ  УДИЛИЩА»

Кое-кто: «Постой. Говорю, как простой зритель: надобно Никите на китель
                добавить орден
                и отправить на отдых
стал не годен».
Сократ: «Зачем в сортире свежий воздух?
               Никита еще как годен и к тому же не бестолков».
Свидетель: «Никита Сергеевич?»
Свидетельница: «Хрущев? - он умер...»
Кое-кто: «Он — в думе».
Сократ: «Михалков -
                кинематографа игумен.
               Что еще?  Ах, да — заштопанная схима
                отцовского бесовского гимна -
                на все времена
                белена и пелена — мозги пеленать.
                Я стихи и музыку отправил бы в мусорку.»
Кое-кто: «Не тронь Никитин кинотрон — старый конь
                борозды не испортит».
Свидетельница (шутит): «Ага, если — в исподнем.
                А без трусов, как таракан без усов, - не бороздить, не поразить -
                блажит паразит».
Свидетель: «Никита, похлеще крепкого орешка».
Сократ: «Так же водку хлещет?»
Свидетельница: «Никита Сергеевич — золотая решка».
Свидетель (поправляет): «Золотой Орел».
Сократ (уязвляет): «Да, страна бедна, когда от пятна — несмываемый неснимаемый ореол».
Свидетельница: «Голос нравственный, барственный, государственный».
Свидетель: «Российский колос».
Сократ (перешел на мат): «Оставьте при себе эпитет, мне мозги не е бите...»
Свидетельница: «Допотопны вы и подобны Иуде».
Свидетель: «Точнее — свинье».
Сократ: «Я не люблю звонить и звенеть.
              Я — дворник, моя задача, в эпоху общественного срача,
              не икру метать, а чисто и вовремя подметать.
              До меня не доходит (я - не о доходах):
                как из звездного кинокоммуниста
             получили (или нам всучили?) одиозного гуманиста?»
Кое-кто: «Михалков — монолит».
Сократ: «Каков — сам себя молодит».
Кое-кто: «Глыба!»
Сократ: «От первого клипа до последнего всхлипа».
Свидетель: «Согласен: дело в классе — монолит».
Сократ: «Нам налить?»
Свидетельница: «По чуть-чуть».
Свидетель: «Когда потомки его прочтут...»
Сократ: «...и почтут.»
Свидетель: «...поймут — знаковый режиссер. Вы мне не долили».
Сократ: «...шлаковый...из шестер. Все до капли надоили».
Кое-кто: «А вы видели?»
Сократ: «...разочаруетесь в идоле».
Свидетель: «Так понять, поднять вопрос о Российской нации в «Двенадцати»». 
Сократ: «Правильной сводкой боремся с водкой?
                Про «Двенадцать» - если разобраться -
                сажа - не Саша Блок: фильмец — плох.
                Не кино — одно шарлатанство».
Кое-кто: «Лишить Сократа гражданства!»
Сократ: «Мой гражданин торчит из штанин,
                как из сарая — собака злая: не залает,
                но безусловно безсловно в обход посылает.»
Свидетель (на Сократа): «Балабольное чудовище».      
Сократ: «Согласен, пересоленные чуть овощи.»
Свидетель: «Тьфу!»
Сократ: « В России «тьфу» стараются заносить,
                чтоб власти не занозить и не заразить,
                в графу:
                определяют, будто мы с луны,
                качество слюны — сочность, точность,
                ядовитость, плодовитость, личность, заграничность,
                целеметание. Затем плюющего,
                как медвежонка  с мошонкой, плюшевого,
                испепеляют и сметают добровольно или с ментами.»
Свидетельница: «А кинолюбовь? Переживаешь — страх!»
Сократ: «Полно. Если кинет любой, и к тому же — трах -
               дешевое порно».
Свидетельница: «Искусственный бриллиант».
Свидетель: «Кавалер. Награды. Талант. Гигант».            
Сократ: «Рыгали мы на ваши регалии.
               Россия — не Китай. Ники'та — не Никита'.
               Ему, как номенклатурному адепту,
               спасибо за унесенную лепту.
               Без кривляний, он — достойный кремлянин.»
Свидетель: «Сам не в силах рулить, а туда же — хулить.
                Лишь бы кукарекнуть».
Кое-кто:  «И очень не корректно».               
Свидетельница: «Без оскорбления гения!
                Он — России слух, нюх, зрение».
Сократ: «После нашего ослепления.
                Куда отвернулась цензура -
                на наше общество карикатура.
                Впрочем, мы не сойдем с обочины:
                если там (с верху) одобряют -
                пусть мозги нам удобряют.
                С такими трюками, скоро хором захрюкаем».
Свидетель: «И все-таки есть порох и порок в пороховнице».
Сократ: «Где порог и потолок, чтоб остановиться? В Кремле? В Ницце?»
Свидетельница: «Вы стремитесь расчленить и очернить».
Сократ: «Надо выбросить — нельзя починить.
                Но всегда отыщется (кутенком в нас тычется) «но» -
                остались агнецы: Сокуров, Звягинцев
                и прочие из русского вакуума,
                как Аввакумы, вякают.
                Разве Мастер — официант власти?
                В истории привирать — ложь прививать».
Дальше Сократ на стол проник, как Ленин — на броневик:
« Русская консервация способна взрываться, она просрочена-испорчена, выплывает ботулизм
под названием путинизм, то есть путь в низ. А в аду всех, и белых, и красных, и с ними несогласных — на сковороду,  даже если в численнике вы — порядочно-чистенький.»
Свидетельница: «Вы — хулитель!»      
Сократ, не поняв, правую руку по ленински подняв: « Я — не х*ев лидер, не отношусь к элите. Я — последний русский подметала, не прогнулся под ментами. Я, как президент,-монументален.»
После таких слов оратора-провокатора, как вечное зло, стащили со стола моментально. Наша
ментальность. Повторяюсь: взвешивая и смешивая «за» и «но» российского кино, пришли к
консенсусу — говно.))

Стало всем не по себе-то — полностью расстроилась беседа. Однако дворник,  кстати и весьма, ловко разрядил обстановку чтением письма:
                «ЗАЯВЛЕНИЕ
                на обновление конъюктуры
                министру российской культуры
                от поклонника, сторонника
                и последнего русского дворника Сократа.
История буквально — сакральна!
На рассвете, минуя лунную фазу, в интернете набрел на оскорбительную, возмутительную фразу: «Если разобраться, братцы, - как выносим порнофильм отцов «Двадцать восемь панфиловцев» - то поймем: мы — в дурдоме, но в какой палате? - на каком препарате? - у кого какой номер?»
За такие речи, постчеловечьи, в прежней гимназии применили бы основы
гимнастики: поставили бы поколение коленями на горох или  посекли бы прутьями. А
тут рассуждают: каково жить на Руси при Путине! Что за инако-(иконо)-мыслие в тюбике? Оно имеет эффект продолжения, вызывает раздражение, в мозгах — брожение, и, постфактум,- поражение. Возникает в голове сомнительная губительная игра: например, стоило ли защищать Ленинград? На лице — к военным мифам неуважение. Хоть мы и — скифы, вношу предложение. Зачем на оппонентов, не считая интеллигентов, тратить нервы: снимать панфиловцев, улетая в сорок первый? Тех, кто смотрит на мифы букой, околпачим (отхерачим) единственной буквой: заменим невнятных 28 панфиловцев на лице-приятных памфиловцев.
Зачем по воде рисовать вилами? - всмотритесь (и утритесь, заткнитесь) в лица команды Эллы Памфиловой. Защищая грудью Россию единую, продолжим историю мифов длинную. Вперед, лет за двести, выбор народа подсчитан, взвешен, известен,
потешен, поэтому (выбор) требует защиты и должен быть поддержан. Чтоб избранники не выглядели кисло, нужны чистые голоса «за» и честные числа в конце арии — в этом задача канцелярии. Родился бы повторно в Назарете Иисус, и он бы использовал административный ресурс.
(Отвлекусь на матушку Русь: если сука близорука, ничего не слышит, еле дышит, как
поступить: усыпить или сама помрет, как тунеядец из пьяниц,живущий на один МРОТ? У нас всегда: сначала «насерют», затем ищут идеологию-панацею; не улавливая суть, хватают за грудь: «у страны особый путь». Кончил про матушку Русь — на колею вернусь.)
У двадцати восьми за спиной — стеной Москва, СМЕРШ и смерть. У наших памфиловцев за спиной — расклад иной: президент, дума, голоса, то есть мертвые души — как тут выстоять?- психику не порушить? Дорогому избиркому России воздвигнуть памятник — вот куда необходимо неотвратимо качнуть культурный маятник. Живы памфиловцы, их груди и В.В.Путин, их мужество смахивает на мученичество. Никого не жалея, от честности шалея, на защите демократии памфиловец, про еду забывая (и такое бывает), себя тратит и тратит. Работает юридически-математически — не топорно. Грудь — метафора — не порно. Голая правда звучит жестко. Такой сценарий потянет на «Оскар». И не надо гнать волну про войну.

P.S. Когда получите кинонаграду, объявите: идея принадлежит Сократу.

P.S.S. Проснулся после перепоя с геморроем, нашел чинарик и согрешил, решил дополнить
          сценарий новым героем:        в начале — лакей в прихожей,
                бывший повар,
                в конце — миллиардер Пригожин.
                Ну, чем - не повод?
Закроем рты интервентам-интернетовцам подленьким — в России сегодня есть место и время подвигам. Ложь опрощают, на правду внимания не обращают. Правда все реже глаза кому-то режет».


Шуршали ушами. Сократа заслуженно заслушали. Нюхнули — струхнули. Свободно в конце вздохнули. Сам дворник, махнув стопку, спросил робко: «Как вам с кваком наши дули в вашем ридикюле?»
Свидетельница: «За вами придут».
Сократ: «Знаю, в стране и на стороне — немало Иуд. Возьмут — присядем, согласно присяге:
дела-то пустяшные, смешные, непрестижные, зато присяжные — не пристыженные — сплошь пристяжные».
Свидетель: «Опять ни свет, ни заря в голове без царя запел кавалер-петух: его свалили, сварили, а он протух...»
Сократ: «Зазря перевели продукт?»

Помнят статистика и беллетристика: мат — лучшая человеческая характеристика. Где сват и
брат, гуляет-пуляет русский мат. Без матершины мельчают мужчины, а женщины и подавно без мата подавлены. Для связи речи, народа и Кремля имеется короткое под водку «бля». В угаре (если напиться, исчезают лица, являются хари) с размаху и Кремль посылают на плаху.
Но зачем с Кремлем бодаться? Лучше попытаться за границу податься. Вот куда приводит водка — да?

Катя, как российская патриотка, себя не опозорила, крамольные речи не позволила, только молвила: «Гости такие дорогие, еще врежьте, посуду не бейте, больше ешьте, чаще пейте, водку не жалейте. Она — отрава, но, право, лучше полония, даже когда поленая.»
« И я про то же,- Сократ продолжил,- производителю на качество плевать, а нам блевать. Здоровье россиянина — лотерея: у кого — запор, у кого — диарея».

Но гости Сократа не слушали, все силы на стол обрушили. Понеслись вилкотыкания, рюмко-махания — у свадьбы открылось второе дыхание. Правда,  пламя распалось на очаги, где-то Сократу разбили очки. Одни зевали. Другие танцевали. Отдали должное машине времени и битлам. Сократ встрепенулся: «В стране — быдлам!  В мае сломаем декорации! В эпоху деградации, у нас бога — с излишком слишком — много!» После чего Сократ заткнулся, уткнулся мордой в салат «мимоза». Свадьба закончилась. Объявилась проза.
               

    Глава 17 ФИНИШ (ФИНИТА ЛЯ)

Поэт, человек семейный, живёт благоговейно:
1.Сменил тусклую и вонючую фамилию Какашкин на русскую и звучную — Чебурашкин;
2.(не знаю в какой смене) бизнесменит: разводит щенят, потому что женат;
3.на замке беззубый рот, потому что патриот;
4.пишет доносы оперу на встречах по покеру;
5.пишет на заборах по периметру: «Славу — Путину Владимиру!» Кто против Славы -
в рог, кто против Вовы — срок;
6.в церкви бьёт поклоны — метит на погоны;
7.от политики и критики Чебурашкин отстал — примеряет роль отца;
8.каплей камень точится, бытом с болью, как шуба — молью, съедается творчество.
Чебурашкин обрёл покой: потерял вдохновение, в поэзию — не ногой, прошлое сжёг.


На посошок — последнее его стихотворение:
                « Россия-мать, когда б глухих б лядей
                ты иногда не посылала миру, -
                у нас бы было всё, как у людей.
                А так — мы ссоримся, кто с голоду,
                кто с жиру,
                и строимся под окрик, по ранжиру».

 В каждой драме есть место водевилю.
Вот и всё — про несовременную идиллию.

P.S. Ах, да. Сократ. Он нам — не брат. Он нам не рад. Передало сарафанное радио: он — друг Эльдара Дадина. Говорят большие умы: в России кайся, но не зарекайся от шаурмы и тюрьмы.
То же самое повторяем и мы.
P.S.S. Открыл Сократову тетрадку, попал на сократку-загадку: «Допились: главенствует, блаженствует дебилизм, элита - тля, -  финита ля...»

ПРИЛОЖЕНИЕ (Сократ на прощание оставил сказку-завещание)

                ГНОМЫ И ЗВЕРИ

                СКАЗКА  18+
                Ненормативная лексика

После ядерной лихорадки
(нажалась, деликатно забыв про жалость, какая-то кнопочка;
виноват многократно не кто-то, а герой анекдотов Вовочка,
фамилию запамятовали - похожа на пудинг)
начались иные дрянные порядки:
человек измельчал - стал лилипутен,
звери, согласно их вере, с лилипутов тянут взятки.
Озверели зверюги (в том числе и суки) -
берут продуктами: крупами, крупными фруктами,
овощами, пустыми густыми щами, соленьями, вареньями,
диковинными штуковинами, колобками и лобками
(это убожество называлось гномоложество).

Лилипутов обложили - они не блажили,
откопали реликвию - религию:
у голых поп должен быть поп,
чтоб в горе в хоре петь и терпеть впредь,
есть конституция - зачем революция?
Легко догадаться - произошла деградация.

Звери жили при монархии, без анархии, без олигархии.
Правил без правил Лев - царь зверей
(поговаривают - бывший всплывший еврей).
В замах (почувствуйте замах)не монах -
тот самый Медведь, любитель запереть
непослушанцев (без шансов) в клеть.
У Медведя и Льва - подученные подручные:
опричники-отличники-отмычники
(у них высокие жестокие тарифы)
Ишаки, Шакалы, Грифы
(не вожаки, не художники Шагалы).
Одним словом, стража, чтоб всем - страшно.

Так гномы жили-тужили, рвали жилы,
костры разводили, пожары тушили,
с голодухи и медовухи припухали,
пекли буханки, бухали,
зверюг демографией и мафией пугали,
вымирали по одиночке, по цепочке, мирами.
Если бы - не бражка, то бы - кондрашка.

Нашелся храбрый Ивашка
(из племени вне времени Ша.рашка),
звякнул, брякнул, вякнул по блату,
как брату, императору Леве.
Ивашка: "Срочно в номер:
         никто не заботится (в поте лица)о гноме -
         здоровьице становится - опилки вместо брёвен.
         Как быть здоровыми? -
         жмут (гному капут!) ПИФами и тарифами старыми и новыми.
         Друзья, скажите: как выжить? -
         всё, что нельзя, из нас стараются выжать.
         Власть - в починку:
         берут не по должности, не по чину,
         без осторожности, в округлениях - глумление.
         В общем, мы не ропщем.
         Лева, в стране не пуганных (напукано?) патриотов
         мы за тобою - в любое болото.
         Алло, начальник, хватит глазеть
         на клозет, чаек и чайник.
         Говоришь ты мудро, но муторно.
         Когда талдычишь про крест,
         не утверждай, что это - прогресс.
         Мы - при крестах, как коты - при глистах,
         а веры - с гулькин клюв:
         из нас вылазит и безобразит Тартюф..."
Лев: "Хорошим манерам не научишь Мольером".
Ивашка: "Разве мучает крыс страх,
         когда они - при крестах,
         а за каждым (загажен?) углом и кругом -
         спраебливость, тихость, дикость, лживость.
         Выше - форсаж, ниже - мандраж,
         всеобщий - холуяж, вместо цензуры - хронометраж:
         лояльным - звук, время, место, инвестор;
         остальным - читать по губам, ждать ареста.
         Твои обозрели и оборзели, будто в бордели:
         дай-дай-дай на хвост, на пост, на лапу.
         Лева, не видно? - включите лампу.
         Если человек - гном,
         значит, можно сравнять и сравнить с говном?
         Покрутите ноздрями - не учите нас дряни.
         Голос, Лев, у тебя сильный, но противный -
         ответим примитивно, превентивно, коллективно:
         пойдем (кто в лес, кто по дрова)
         твой авторитет подрывать.
         Убеждаем и предупреждаем: придут кранты -
         продадимся и подадимся в кроты.
         Лева, царь ты клевый, но квелый.
         Упадет рейтинг за пятьдесят -
         услышим, что соловьи твои залепестят.
         Лева, ты хоть и старожил: всю жизнь режим сторожил -
         мы все вопросы без тебя и без вбросов  решим.
         Зачем нам солнце? - мы по тени пройдем без падений".
Лев слушал (скушал), дивился, словами давился.
Лев: "Ну, Ивашка подосрал".
Ишак: "Да, подросла смена - говорит смело".
Шакал: "Мы все вытекали из вертикали:
        гномов приструнивать, чтоб не смели подтрунивать".
Ишак: "Требуют суверенитет, а сувениров нет".
Кошечка: "За Кота - в тюрьму закатать: Кот - не глист, а хлыст.
          Он в палате - первообладатель ганареи,
          зато знаток музыки и канареек".
Сука: "Кот - гулеван".
Кошечка: "Ну, и что - гули вам?"
Медведь: "У Ивашки (казачок-то засланный во вред нам)
          речь - на засранной туалетной бумажке:
          чуть-чуть муть и полная чушь,
          разбавленный отравленный компот".
Гриф: "Чу! - подкоп под наш оплот и народ".
Шакал: "Сыграем ноктюрн "Гномов к ногтю"?"
Ишак: "Ивашка - социальный глист,
       потому что нигилист и террорист.
       Он, обормот, продал Христа".
Шакал: "Во-первых, не глист - глиста,
        во-вторых, продал Иуда".
Ишак: "Та же паскуда.
       Продолжит угрожать - начнем укрощать".
Шакал:"Поступим (наступим), как великий викинг:
       организуем антитеррорный митинг".
Лев: "За чей счет?"
Медведь: "Студенты - за зачет,
          бюджетники под угрозой увольнения
          собственноручно затушат (задушат) волнения".
Гриф: "Плюс наша гвардия".
Ишак: "Плюс наша партия
       "Единые росы, розы и рожи"".
Медведь: "Твоих, кроме нас двоих, сторонников-хроников -
          целая россыпь, сами лезут из кожи".
Шакал: "Прикажи - явится каждый смертный".
Лев: "Опять та же самая рать,
      под фонограмму аплодисменты,
      от водоканала море слез".
Ишак: "Зато заслуженный и заслушенный официоз".
Лев: "Вопрос отцовский философский:
      все ли хапают звери? Не найдется ли изгоя? -
      ответь, Медведь, тет на тет".
Медведь: "Ты у нас издали - эстет и элита:
          дружил и с Гойя, и с Ренуаром, и с Дали.
          Может, твои-то мемуары мы-то издали?"
Ишак: "Где служил, с кем спал, как рос..."
Лев: " С какого горя? Какой кокос? У меня склероз.
       Ответь, Медведь, лапают-хапают много ли?"
Медведь: "Как и при Гоголе и при друге Горации:
          с чёртом и учётом реинкарнации".
Ишак: "Это теперь до конца света терпеть санкции?"
Медведь: "Гномы ударились в культуру - забыли про шкуру.
          Станут к протестам взывать - прибегнем к арестам,
          будем взрывать общественное не существенное мнение,
          доводя патриотов до исступления".
Шакал: "Сажать (зажать) тарахтелок
        строго до второго пришествия".
Медведь: "И больше сделок со следствием".
Лев: "Придется отреагировать на сигнал,
      что промычит родственный нам Сенегал:
      откуда под глазом у Ивашки фингал?
      Что пролают джунгли и прерии -
      колупаются, залупаются с коррупцией в империи?
      Может, гномам что-то дать?"
Медведь: "Ну, если догнать..."
Лев: "Вскроем Родины закрома!"
Медведь молчит. Лев - ему: "Чего в речах захромал?"
Медведь: "Твои львята унесли последний элеватор.
          К тому же полегли хлеба".
Лев: "О, ужас! А гномы?"
Медведь: "Перекрестились и пристрастились "Боярышник" хлебать.
          В глазах - воз мучений и возмущений.
          Не помню из какого жанра: смотрят на нас жадно.
          Я - не за классику, в умах - несогласие".
Лев: "Я вам - не шут в колоде и не пугало,
      чтоб трясогуска от страха в огороде пукала.
      Под общий восторг (на запад и на восток)
      я ввел новаторство на воровство (ограничение),
      запретив фразу "всё - моё, что ничейное".
      Как достучаться, домычаться, домчаться
      до домочадцев и до стада: "Достала вшивота!""
Шакал: "Спазмы живота".
Лев: "Не въехал?"
Шакал: "Я и говорю - веха века:
        видим твой куш-то
        и самим хочется кушать..."
Гриф: "Собираем (запираем) гномов на палубу..."
Ишак: "...наплевав на жалобы, тянем к ним лапу-то..."
Шакал: "Способ тривиален, но гениален:
        если особь поимела куренка,
        нам - часть тушки".
Лев не вникнул,но крикнул: "На полную громкость
                задолбали частушки!
                Пусть развлекается пока община,
                если нравится похабщина.
                Однако спросим (сбросим?) власть:
                откуда у нас взялась (завелась) взятка?
                Ужель вермишель мне на уши повесели? -
                доложив: "все живем сытно и весело".
                Засуну коррупцию в зад-ка.
                Незафиксированной кассирами
                и скрытой элитой данью
                наносится ущерб государственному зданью.
                Чтоб не торчал по ночам колом
                перед голым гномом
                вопрос: "Что подашь нам?" -
                вдарим по тварям продажным.
                Не буду плодить и святить монологи.
                В эпоху цивилизации с канализацией
                куда утекают запасы нации?
                Придурки, зачем придумали налоги,
                валюту и шкурки?"
Медведь: "С лентой туалетной бумаги
          в универмаге вручать налоговые декларации.
          Как мыслишь, Гриф?"
Гриф: "В экономике нужен прорыв.
       Наши цели - бюджет без сита,
       гномы целы и звери сыты.
       Жажду патриотизмом не утолить,
       патриотов от себя не удалить:
       они болячками (не полячками!) озабочены,
       не жалеют врага за идею (не за пончики!) -
       им - и руки в ноги и налоги:
       пусть сплачивают ряды
       и, открыв рты, всё везде оплачивают".
Медведь: "Ничего себе прорыв..."
Гриф: "О родине забота та же:
        вместо агрессивного бла-бла -
        больше (из Польши?)прогрессивного бабла
        без саботажа".
Медведь: "Чистая речистая лажа.
          Патриота налогом задень -
          такого наговорит за день:
          за год не разгребешь.
          И потом, знает и гном,
          слова-то в экономике - слабоватый крепеж".
Лев: "Если всякий наложит лапу на Исакий,
      где здоровый дворовый авторитет?"
Ишак: "Раритет. Нет?"
Шакал: "Как вариант не рассматривать антиквариат?"
Лев: "Хватит ковылять - в мозгах ковырять".
Ишак: "И так, первый шаг?"
Лев: "В стране порядок угас.
      Издаю указ (внесите в УКа):
      чтоб искоренить беспорядков повадки,
      пусть лапоблуды на Парнас
      возвращают взятки.
      Любителям взять - засовывать
      без зазоров и засоров в зад
      то, на что они падки".
Медведь: "Лапоблудам - достойное блюдо!"
Лев: "По прежнему невежи - мы:
      в супе воду толчем.
      Нужен толчок..."
Ишак (орет): "Царю нужна параша!"
Лев (презрительно, снисходительно): "Рвота патриота-идиота.
     (продолжает)                Гномы сдохнут, не охнув,
                без нашего патронажа".
Ишак (опять): "Прекрасно ясно - не смогут без патронов наших!"
Медведь влепил Ишаку подзатыльник: "Куда мозги затырил?"
Ишак: "Вы же, блин, и вышибли".

При двадцати по Цельсию запустили процессию.
Лисичка принесла земляничку, Волчара - клубничку, Бобер припер помидор, Кабан -
переспелый банан, Бычок - увесистый кабачок.
Лев (Бычку): "Дурачок, полегче бы подобрал смычок".
Крыса тащит огурец.
Лев (Крысе): "Вот тебе пупырчатый конец".
У Барсука - штуковина-херовина.
Лев, осмотрев: "Что за хрен?"
Барсук: "Электрочлен - вибратор".
Лев: "Эта штука тебе заменит друга,
      отца и сына, мать и брата,
      будет у тебя в заде -
      пока батарейка не сядет".
У Белки - сливы. Заяц, счастливый добряк, несет крупняк-морковку.
Лев: "Шел в столовку - попал на стыковку".
Шакал: "Зай, давай вставай на изготовку".
Олень принес на Верблюда донос: мол, горбатый - слишком богатый; если два горба -
значит, сколько добра? Оленю не поверили, Верблюда на патриотизм измерили. Хомяк
от прихожан притащил баклажан, Хорек приволок Ужа.
Лев: "Что за йог? - не ломается, сгибается, мнется, гнется, зовется "импотент"".
Уж: "Один момент. Раздвиньте, что необходимо Хорьку, я поддам угольку: неотвратимо, не ради экстрима, нырну в нору, как пес в конуру".
Привели Крота - у того лепота: одна слепота. Крот, инвалид и патриот, ничего не принес - идиот. (Инвалид - по зрению, Патриот - по сердечному велению, Идиот - по
общему мнению, сокращенно ИПИ.) Стало всем не по себе и тесно - нашелся один честный.
Кабан: "Как вертикаль не кропи и не крепи - ломается и получается пи,пи,пи,пи,пи..."
Лиса: "Крот - моральный банкрот".
Енот открыл рот, смутился, за Крота вступился: "Скажите Кроту: где и что крадут -
                зря - потому что незряч".
Вклинился, вскинулся Медведь: "Как разуметь. Мой дед, в сто лет,
                когда совсем ослеп и ослаб,
                в женской бане поимел всех баб.
                Был незряч, но смог напрячь
                женский деревенский контингент,
                как Россия - континент".
Не смутился, возмутился Хомяк: "Нам хамят.
                В стране глобальный сексуальный напряг,
                раз страда - все страдают, не косят,
                а этот слепой метод покинул стаю,
                продал косяк-костяк - маньяк.
                Разрешите (или меня держите),
                я о подземную выдру лапы вытру".
Лев: "Не спешите. Не сбежит же..."
Бычок (в сторону Крота кивает): "Я, молодой бык, правду говорить привык.
                Всех заставляют. Всем вставляют, ему - нет..."
Кабан: "Я в политике - профан и баран. Но это - никакого секрета - иммунитет".
Баран (Кабану): "Баран не попадается в капкан.
                Нас стригут, кабанов в засаде стерегут.
                Мы, послушные, с наградами заслуженными,
                не то, что некоторые - засуженные".
Кабан: "А судьи кто? Жопы да груди, ими и крутят.
        Реагируют на звонки - пересчитал бы всем позвонки.
        Зачем в карманах драных (в наших расходах) рыться? -
        если у вас у самих - мохнатые вороватые рыльца".
Лев: "После такого, по понятиям, наезда
      кабанятины хорошо бы наесться".
Кабан (осмелев, обнаглев):В лесу (я не - про Лису) я - самый счастливый:
                есть судья справедливый - Лев!"
Лев: "То есть?"
Кабан: "Не заводя шашни и ни с кем не ссорясь,
        скажу: Лев - всегдашние ум, честь, совесть".
Медведь на ухо Кабану:"Не части. Нам Льва на пьедестал нести".
Кабан: "Подпрыгнем и воздвигнем в лесу (я - не про Лису)
        статуи с тату и со сжатыми цитатами, и с датами..."
Хорек: "...с оральнами сакральными матами".
Лиса: "Мат - брат гиганта от таланта".
Хорек (томно и скромно): "Да, ладно - такая награда...
                впрочем, сойду за Атланта".
На Крота Барсук с пенисом взъерепенился: "Немало видел сук,
                но такой суки нет ни в одной науке".
Сука: "Не тряси якорями.
       Мы, суки, берем не пенисами - сухарями".
Пес: "Не трогай наших самок,
      а то останешься без своего авто.
      Держи себя при деле в пределе рамок".
Барсук (Псу): "Предлагаю выгодный обмен:
               мне - сухарики, тебе - супермен".
Сука (Барсуку): "Лучше в заднице крошки,
                чем член без мандовошки".
Медведь: "Где ум, совесть, честь? -
          не залезть в казну, если можно...
          За Крота тревожно и тошно.
          Дозвольте, ему по морде мазну".
Хорек (клокочет): "Что за кочет? - нам не брат.
                Не хочет и не смеет брать?
                Послать к змеям.
                Можно мне мороженое -
                я ему пердану на всю страну".
Лев: "Нельзя. Газы химические. Наши разборки лирические".
Медведь: "И потом, Хорек, ты же - вонючий зверек,
          ты бы старался - мылся, стирался,
          а не с нами и знаменем обнимался".
Как жена - мужу, укрощая перепалку:
"Пошли в постель - прихвати-ка из бутика палку," -
так Барсук пресек перебранку: "Чтоб оставить сомнения позади,
                окаянного посадить
                в стеклянную банку.
                Если протянет, не завянет год,
                значит - не берет.
                Если отбросит коготки -
                втихоря бросал якоря,
                взятничал, крысятничал, братки!"
На том и порешили - в склянке Крота придушили.
Барсук: "Не буду (не Будда) себя беречь: продолжу речь.
         Пока нас враги чернят. Ударим по ним ФБК".
Лев: "Что за херня?"
Барсук: "Фонд Борьбы с Кротами, заодно рабочее время скоротаем.
         Барсук - старший, двух сук - в секретарши,
         бухгалтером зову Сову, а брата со сватом и шурином
         надобно ввести в жюри нам".
Сука: "Непоколебимо: старший - со стажем кобелина".
Барсук: "Хватит ныть вам, Пса устрою телохранителем.
         Нужен спонсор..."
Медведь: "Поздно. Ша! - в болоте остались два камыша,
          и на них косят твои кореша
          с коротким кротким девизом "не укради!""
Лев: "Зачем нам саммит? - мы сами коррупцию укротим".
Ишак: "Правильно. Попался вор - каков приговор?"
Барсук взял и встрял: "Без оков, беседа напоследок:
                "Ребята, и на солнце - пятна,
                не надо телиться, старайтесь делиться,
                хватайте жизнь за передок,
                чтоб класс рукосуев не передох"".
Лев: "Запищала мышь:"Ура!" - словоблуд твой - мишура.
      Скажу (не Коню) одно: дураков гоню в окно,               
      лезут в дверь. Так не годится -
      нашей традицией миру глаза мозолим...
      Хоть и злая сука лает и мы - в караване,
      не забывайте: враг коварен".
Баран: "Не грех - отвечу за всех. Лева, ты нам верь,
        мы тебя не опозорим: есть срака - встанем раком.
        Сложно, когда обвиняют ложно, жить
        без вины виноватыми,
        но пострадать (паспорта сдать?) рады мы".
Медведь: "После симфонии - очередь какофонии".
Лев (подчиненным, энергией начиненным):
     "Махну - не смотрите на внешность, начните сада-маза.
      Главное - в промежность старайтесь не промазать".
Медведь: "А я моргну".
Звери включили психа. Царь рявкнул - стало тихо.
Лев, крики и стоны презрев, строго молвил с трона:
    "Я вам соболезную, но процедура воспитания,
     как и цензура со стуком, - штука полезная".
Медведь: "Без субординации не получим, пока не проучим, супернации".
Лев: "Вы государство обызъянили".
Макака: "Не пугайте обезьянами".
Лев: "Что сказать дуре в натуре? - ввели в изъян, в убыток..."
Медведь: "Попали на порцию пыток".
Шакал: "У нас куцые экзекуции не прописаны в конституции.
        Пора бы сочинить параграф про казни..."
Кабан и Баран выходят на первый план: "Ишь, проказник.
                Знаем из кого готовят шашлыки".
Лев: "Братки, выкиньте белые платки, спрячьте пока рога и клыки.
      Легко взять и поломать-то, но есть дипломатия, мать ее..."
Шакал: "Нам бы в свару с жару-пару ввязаться".
Лев: "Вы ведете себя по русски: готовы друг друга сожрать, как моллюски.
      МЫ - цивилизация!"

Медведь моргнул - всех вспугнул.
Лев махнул - всех в грех макнул.
Лисичка хихикает. Бобер матерно пипикает. Кабан молчит. Баран мычит.
Хорек отряхнулся - Уж задохнулся.
Барсук пускает трель: "Вибратор лучше, чем электродрель".
Откачали Ужа, вылив воды ушат. Куда деваться от услужливых инициатив?
Уж (вовсе не чушь), сочинив из противогаза презерватив
и сразу патриотом засверкав, ринулся на Хорька,
совратив (своротив) зверька.
Ужу за клоунаду со смекалкой
вручили (всучили) награду -
машину с мигалкой.
Зверье орет, ревет без голоса, на себе волосы рвет.
У Бычка (не улыбочка) развивается косоглазие -
на Европу надвигается Азия.
Крыса когти изгрызла - ее натягивают на огурец.
К косому подкрадывается с косою песец,
косой оглядывается и чему-то радуется.
Лев (про себя): "Нет ума - почти калека от ушей и до колена".
Наступила продолжительная внушительная тишина.
Лев: "Вот, тебе - на. Капитуляции пакт? Антракт?"
Терпевшие и их имевшие заржали.
Лев: "Зажрались? Доколе будем смеяться до колик?"
Надвигалась гроза.
У патриота Крота раскрылись глаза: "Отчаянный карапуз".
Ежик, пыхтя и кряхтя, на нос надвинув картуз,
катил из последних сил полосатый груз -
пузатый арбуз.
Исполнителям законов и чертежей посылает же чёрт ежей.
Этакое узрев и оценив, сказал великий Лев,
остальных зверюг, ворюг, бандюг простив,
не съев и в клеть не посадив:
"Ну, что же: был Ежик, теперь - с иголками наколками презерватив".
Жалко Ужей и Ежей: при одинаковом старании
                не все уживаются с тиранами.

В конце маразма - рецепт оргазма.
Верь- не верь, зверь-не зверь,
Чебурашка с полицейской бляшкой (у, змей!)
тащит, что для Льва вкусней и слаще -
гномов тачку. Льва потянуло на жрачку.
Жаль-не жаль, жарь-не жарь, жрать-не ржать,
это уже (без ужей и ушей) - атрибутика:
схавал царь лилипутиков.
Чебурашке-гаду - высшую награду:
орден (возложит, возможно, на смертном одре)
и с наколками иголками презерватив
для предотвращения секс-инициатив.

Лев наелся, огляделся и велел
(вот вам и дефиле)
издать закон-загон,
ничего не перепутав: филе
производить из лилипутов,
а так же, вынув кости и протезы,
готовить иные отбивные деликатесы.
Чтобы избавиться от запахов серных, скверных,
выращивать гномов на фермах,
а так же разрешить истинным
лиственным вегетарианцам
заниматься тиранством:
создать колхозы, где одни
(после дозы) работают за трудодни,
другие (пусть и без запала) -
за баллы и звериное львиное
барское царское спасибо. Ибо
говорил, гном и гад, Сократ:
"В какой-то мере
мы - и гномы, мы - и звери.
Человек вздорен, пока не вздоен
и в систему не встроен.
Поэтому, читая поэтово,
на суше и на море
имейте глаза и уши
и "momento mori..."

КОНЕЦ

P.S.
Подвергнутый мерам, и будучи серым,
вопрошает: "За каким таким хером?"
Однако нашелся прыткий -
написал (в душу Льву написал):
"Попал под пытки!"
Лев, собрав зверей,
спросил у оравы всей:
"Вас пытали?"
Хором ответили: "Нет! Ты - что? Нас воспитали."
 21.04.2017.         


               
               


Рецензии
Ну да, примерно так, может быть, а может и не быть. Интересно было прочесть. С улыбкой.

Барахоев Хасолт   31.05.2019 22:29     Заявить о нарушении