редиф, рефрен и прочие украшения

Начиная говорить о каких-либо элементах рубаи, необходимо, хотя бы вскользь, упомянуть и о самих рубаи.

Что же такое рубаи? Прежде всего - это один из видов арудного стиха. Мало того, ученые средневекового Востока определяли их изначально как один из, далеко не самых важных видов, в общей массе стихов метра хазадж. Но все меняется. Было пересмотрено и это.

Метры, которыми можно было писать стихи перераспределились, и теперь никто не утверждает, что рубаи должны относиться только к хазаджу. Главное, чтобы они продолжали подчиняться основным правилам аруда. Даже более того, вполне допускалось, чтобы внутри самого стиха использовались разные метры. Если провести аналогию, то это все равно, если у вас в одном стихотворении будут и ямб и хорей одновременно присутствовать. Или же комбинация из трехсложных строф.

В принципе, как прием - вполне себе, почему бы и нет.

Теперь самое интересное наблюдение. Даже не понятно – почему современные исследователи упорно проходят мимо и не замечают этого. Я сначала тоже как-то не рассмотрел того, что потом просто резануло, оглушило.

Просматривал работы и древних авторов, и современных  исследователей восточной литературы и долго кое-чего не мог понять. В работах Вахида Тебризи, Шамс ад-Дин Мухаммад ибн Кайс Ар-Рази и других какого-то выделения рубаи почему-то не обнаружил. Нет, обсуждение поэтики очень пространное. Как пример – в восточной поэзии ПОДОБРАНО сто эпитетов для описания красоты человека. Они даже были регламентированы!

Ну а теперь, все-таки, бросим взгляд на структуру стихов. Просто система рифмовки, не более. Газель: АА БА ВА ГА ДА и т.д. Касыда – аналогично. Маснави АА ББ ВВ. Рубаи – АА БА. Дубейти – АА ББ. В принципе, почему-то все игнорируют (сейчас) только саму основу – бейт, хотя он тоже может выступать как самостоятельная единица.

Ничего глубже копать сейчас не буду. Это тема для более подробного исследования. Просто – и газель, и рубаи подчиняются одним и тем же законам стихосложения. Разница только в количестве бейтов. Если в рубаи – это всего лишь два, то для газели количество не регламентировано…

Ну а теперь о элементах украшения стихов.

Редиф в переводе с арабского – сидящий позади всадника.

Почему-то в связи с этим вспомнились два эпизода. Первый – учебник истории средних веков 6 класса из далекой школьной поры 70-х годов. Невзрачная черно-белая иллюстрация из главы о завоеваниях арабов в 6-7 веках. Вереница всадников, едущих покорять пока еще чужой Магриб.

Картинка удивляла тем, что на каждом коне по два седока. Значительно позже я узнал, что это особый ранг, что ли, воинов, которых так и называли – редиф.

Второй – эпизод мимолетен. Но сомневаюсь даже, что большинство, читавших когда-то книгу Р. Стивенсона «Черная стрела», вспомнят его. Речь о том, как Ричард Глостер отдал в распоряжение своего нового союзника Ричарда Шелтона полусотню всадников. После того, как отряд был разбит, воинственный герцог удивился, что его подчиненные отправили их без вторых седоков.

Так, мимолетные видения, но речь о том же, о чем и мы ее поведем.

Редиф – это исключительно вспомогательная сила. Если говорить о воинах, то, сидящий за спиной, никак не мог участвовать в атаке в таком положении. В противном случае первый превращается просто в возницу. Большого смысла в этом нет. Это исключительно походное положение.

В литературе ситуация аналогичная. «Сидящий позади всадника» поставлен чтобы только усиливать эффект. Самостоятельной смысловой нагрузки он не несет. Но зато с редифом стих звучит более весомо, играет новыми красками.

Заметим – восточные литераторы говорили о том, что редиф идет сразу после основной рифмы. Основной. То есть, тем самым утверждалось, что, если редиф убрать, то стих все равно остается стихом. Да, может и не таким ярким, не таким насыщенным, но стихом.

Кстати, точно такое же значение имеет более знакомый для запада рефрен. Да и сходств у рефрена и редифа настолько много, что в некоторых работах их даже отождествляют.

Вот, например, одна из работ, где эти понятия практически слились: http://ilmiyqirim.blogspot.com/2017/04/blog-post_17.html
Нет, работа очень хороша, но…

Поэтому, на мой взгляд, стоит разделить понятие рефрена и понятие редифа.

Поскольку языковая среда, и орфография, и стилистика написания стихов в нашем языке и языках средневекового Востока сильно отличаются, то необходимо вместо слепого копирования правил взять только основные ключевые понятия. Каковы же они?

Первое: редиф должен идти после рифмы.

Второе: рифма от последующего рефрена обязательно должна отделяться цезурой.

Третье: в развернутом редифе возможно изменение одного из слов, кроме значимого - последнего, но незначительное, без подмены его другим словом. Это иногда прослеживалось и в классических рубаи.

Соблюдение этих трех позиций (возможно, после дальнейшей проработки, их количество изменится) и дает возможность отделить рефрен от редифа. Рефрен известен во многих культурах как Востока, так и запада. Мало того, иногда в народном творчестве он даже подменяет собой рифму.

Давайте на примерах попробуем:

Лишь только голос птичий божественный затих,
Мир бренный, суетливый исчезнет для двоих.
Без памяти, бессильно, бездумно погружаюсь
Я в океан бездонный лучистых глаз твоих.
Лишь сверив с ритмом сердца газели строй напевный
И ляжет на пергамент прекрасный стройный стих.

Пришлось напрячься немного. Это газель. Обычная газель, хоть и короткая. А вот теперь давайте кое-что добавим:

Лишь только голос птичий божественный затих, - звучит газель!
Мир бренный, суетливый исчезнет для двоих. – звучит газель!
Без памяти, бессильно, бездумно погружаюсь в стихах газели
Я в океан бездонный лучистых глаз твоих. – звучит газель!
Лишь сверив с ритмом сердца газели строй напевный, строй газельный
И ляжет на пергамент прекрасный стройный стих. – звучит газель!

Ну, возможно можно и лучше и тем не менее…
А что там с рубаи?

Смысл новый передать словам – звучит редиф!
Вкус слов, усилив как шафран – звучит редиф.
В конце стиха сплошным повтором, звон в ушах,
Будто турецкий барабан звучит редиф!

И чтобы не путать с рефреном

Рубаи, дубайти, цезура, рефрен...
В рубаи порою встречаем рефрен.
Коль в каждой строке повторяется слово,
Мы точно уверены – это рефрен!

За сырость стиха извините. Цель была показать разницу прежде всего.

Собственно,  назначение обоих этих понятий несколько сходно - заострить внимание, усилить впечатление или звучание слова, фразы, понятия. Иногда попытка рассмотреть одно и то же понятие с разных сторон. В этом случае простое, на первый взгляд, украшение начинает играть свою самостоятельную роль, иногда даже более важную, чем все остальное построение стиха.

В любом случае, рефреном, в отличии от редифа, стоит называть простое повторение слова, фразы, строчки. С этой точки зрения повтор в начале стихотворной строки стоит считать скорее рефреном, чем редифом, поскольку нет первых определяющих признаков. Еще раз вернемся к переводу самого слова - "сидящий ПОЗАДИ всадника". Позади! Сидящий впереди - это уже сам всадник. В нашем случае - сам стих. А следовательно это уже не редиф, а рефрен, для которого пребывание в начале, в середине, в конце стиха - дело вполне обычное. Мало того, рефрен не требует особого временного выделения (цезуры) - он сам по себе уже будет заметен.


Рецензии
Сергей, спасибо за статью!
Обязательно воспользуемся ею!

С уважением,

Клуб Золотое Сечение   28.02.2019 10:06     Заявить о нарушении