Мост

Утро красит февральским фломастером
прошлогоднюю серость листвы.
Вновь колючей иронии Мастера
не хватает конторам Москвы.
В хмурых башнях хранится молчание,
как и раньше, как было в веках…
И живые цветы нескончаемы,
на Мосту, для презревшего страх.

Там, где красной звездой Москворецкою
освещается память судеб,
те, кто нам разливал «постсоветскую»,
не оставят: ни небо, ни хлеб.
Покрова Пресвятой Богородицы
обрамляют заоблачный транс…
Но надежды здесь с верой расходятся. 
Здесь расстрелян был выпавший шанс.

Жил человек. Жил вопреки. Cтремительно,  в полный рост.
Берег искал у синей реки, чтобы построить мост.
Встал человек. Тихо сказал: я –  человек!
Мост протянулся за облака, на тысячи рек.

Я не верю, что ложь – во спасение:
все на этой земле не впервой.
Вот Васильевский спуск. Воскресение,
прямо в небо над стылой Москвой.
И приходим сюда мы, пропащие,
чтобы вновь обрести берега…
И живые цветы, настоящие,
чтоб ни делал хозяйский слуга!

Я скажу тем, кто счастлив в неведенье,
что у «крепкой руки» - чаще дрожь.
Не ищи красоту у безвременья,
в нем застой процветает и ложь.
Всех стереть можно, или заспамить, и
проехаться вдоль – поперек…
Но цветы на Мосту нашей памяти –
приговор. И назначенный срок…

Жил человек. Жил вопреки. Cтремительно,  в полный рост.
Берег искал у синей реки, чтобы построить мост.
Встал человек. Тихо сказал: я –  человек!
Мост протянулся за облака, на тысячи рек.

https://www.facebook.com/kap.ksp/videos/2547008698705914/


Рецензии