Ольга и Ульяна

Любой сюжет реальности бумажной
- Поблёкший след реальности живой.
Но хрупкое – обязан я, однажды
Мой разум увлекло и за мечтой
От суеты обыденных событий
Рискну бежать. Их воскрешая жизнь
Прошу тебя, всезнайка-небожитель,
По пустякам в эфир не дребезжи!
Из века истончившейся морали
Легко судить и поступать легко,
Но если совесть есть, то выбирают
Совсем не то...

Случилось так, что дочка стала мамой
Не побывав девицей на сносях.
Разрыв оставил кроме кучи хлама,
Двух пацанят и да её – дитя.
Сам здравый смысл и логика событий,
Ей рисовали братьев сдать в детдом
И проще, и доступней и простили б,
Да и война списала б, … А потом?
Лихие дни и ушлые румыны
Как саранча ворующие всё,
Налётов вой, свои, чужие мины
Освобождение, кто выжил, был спасён.

Судьба другой похожа: груз лишений
И на руках сестрёнки мал-мала.
Сдать в детский дом – не в этом преступленья,
От выбора кровь от лица сошла.
И тот же край, и те же оккупанты
Ночлег в землянке, мусор со стола…
Освобождение! С ним похоронка папки,
А мамка уже год как там была…
Герой кино сценарием так гладко
Ломает все преграды на пути,
А правда жизни – складки да заплатки
И до конца не всем дано пройти…

Так подчиняясь грузу обстоятельств
Мы вынуждены выбирать порой
Не сладкий рай, а тернии. В абзаце
Их внешность опишу скупой строкой:
Смугла лицом – цыганка ли армянка,
Колючий взгляд, характер тот ещё,
Живущая на дальнем полустанке,
А остальное в принципе не в счёт.
Ей визави славянские овалы,
Коса густая, серые глаза
Безбрежные как степь, но для начала
Открыта и прозрачна как слеза.

Описывать лишения и голод,
Труд бесконечный, честный, на износ
Не стану, для чего плодить глаголы
И глупо ждать, что вас проймёт до слёз.
Страна смахнула орды оккупантов,
Весна вдохнула в серость будней жизнь!
И зацвела сирень! И белым бантом
Закладывали судьбы виражи…
Отец вернулся, братья подрастали
И звёздной целью брезжил институт.
Ей встретился вполне приличный парень
– Казак донской и страшный баламут.

Сиял войны Отечественной орден
На молодой израненной груди.
Как в теореме неизвестна хорда
А ты пойди и замужем найди.
Отец был против, говорил весомо:
"Намаешься с ним дочка, погоди".
"Ты поищи", – бросая взгляд суровый.
Но бушевало пламя плавя льды.
Упрямых взгляд и не дрожащий голос:
"Люблю его!" На доводы отца.
Созрела дочь, как зреет в поле колос,
Идущая в решеньях до конца.

В семье казацкой дети – зёрен россыпь,
Три брата, с фронта, живы – полный блеск!
Наш, средний сын, прямой и в меру рослый.
Год сорок первый, в армии юнец,
Кавалерист. В окопе возле балки
Удачно маскируя пулемёт
Косил фашистов мастерски, но танки…
Лязг гусениц и грунта тяжкий гнёт…
Остался жив, остался... И калекой
Был списан “непригодный для боёв”
Ломают и метал, а человека, …
Но время все невзгоды перетрёт.

События в отрыве от контекста
Рождают скуку. Рот прикрыв рукой,
Бежишь глазами, ищешь слово, место
Где проступает глыбою герой
И прорывает сеть стереотипов,
Невольно мы копируем таких.
Длинна строка, живущим миром клипов,
Как ДНК, неясен витый стих.
Читатель, знай, – твой разум оболочка
В которую сумею поместить
Свой "фолиант". Намеренная строчка
И передышка вам на полпути.

Вернёмся к той, что с сёстрами в охапку
Ждала своей безудержной любви,
Она жила! А не сложила лапки,
Но не во всём судьба благоволит…
Кто сердцу мил не смог принять обузы,
А оставлять сирот на волю волн…
Произошло рождение союза
Не по любви, ... и под завязку чёлн...
Порою жизнь – терпение и вера.
Достался старше муж, но клясть судьбу
И стерпится, и тысячи примеров,
Но эта тема нынче под табу...

Он уроженец с берегов Кубани
И до войны успел, … успел пожить.
Под Комсомольском вдоль границы дальней
Снабжая провиантом рубежи.
Сейчас твердят: толпою загоняли,
Преобладал в поступках лютый страх.
Но добровольцы поездной бригады
Через страну, как в бой, на всех парах.
Перевозя на фронт боеприпасы,
Обратно, в тыл, израненных бойцов,
А их бомбили геринговы асы
Вдоль рельс ложа расплавленным свинцом!

Три года эшелон по всей Европе
Меняя армии и страны, в те места…
Но угольная пыль – не пыль окопа,
Скупой строкой по трудовой. И так,
На западном театре отгремело,
Восточный фронт подтягивал резерв
Комиссовать! – Вердикт: "В архив сдать дело".
Обратно в жизнь, где слышен женский смех.
За столько лет он оказался дома,
Но старые обиды душу жгли…
И снова в путь, но взгляд её бездонный…
Сын от другой, и все-таки сошлись! …

Внимательный не пропустил читатель
Что у героев не было имён,
Исправить недостаток этот ради
Формальности нет смысла, но рискнём.
Донской казак и Ольга обживались
И с первенцем она закончив вуз
В вечерней школе как преподаватель
Ровесникам начитывала курс.
Доказывая с ними теоремы
Влюбляла в математику весь класс
Глаза её профессией горели
И мне тепло что вспомнилось сейчас.

Семья росла и парой пацанята
Вносили гомон, смех и суету
Герой войны срастался с ролью папы
Работал так как мог, но в прочем тут
Он только фон. Так завершая образ
Смуглянки Ольги плавно уведу
К другой… Ульяне, взгляд которой создан
Дарить любовь, заботу, теплоту
И в век иной… Холодная реальность
Отбрасывает мысли о ином.
Две дочери, свои, такая данность
Перехлестнулась в памяти с войной.

И говорят, что дочки – это к миру.
Уверен я, что промысел Творца
– Вести вперёд, а вовсе не сатира
Как иногда мерещится глупцам.
Но это тема будущих событий
Мой слог колюч для рассуждений в слух.
Судьба зовёт и случай-повелитель
Представит шанс, … но не подарит двух…
Прошли года и встретились их дети,
Семья – взошла звезда на небосвод!
Бабулям непохожим, впрочем, это,
Особую пикантность придаёт,

Вдыхаю жизнь, свой внука долг исполнив,
В чужих умах воссоздавая мир.
Мы живы лишь пока нас кто-то помнит
И в вере этой непоколебим!


Рецензии
Инициалы этого романа
Меня, конечно, за душу берут,
У времени нет времени обмана,
Оно верно, когда нас помнят тут?

Облако Ночь   07.07.2019 15:21     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.