Моисей

                ПОЭМА

                Посвящаю Юрию Ромену


Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий (Иегова).
И сказал: так скажи сынам Израилевым:
Сущий послал меня к вам.
                Исх. 3:14

                * * *

Был мал — беспомощностью мил.
Встал на ноги — и силой привлекал.
Повёл людей — и мудрость силой стала.


       КОЛЫБЕЛЬ МОИСЕЯ

                Исх. 2:3-6

Плывёт малыш, плывёт ничей,
Плывёт в корзинке тростниковой.
Непонимающих очей
Не сводит с колыбельки новой.

Кораблик мальчика несёт,
Несёт по Нилу голубому.
Но в мире кто дитя спасёт,
Вернёт его теплу и дому?

Лишь в снах и грёзах тишь да гладь,
А в людях зло не угасает, —
Не перестали убивать.
Но вечно женщина спасает.

3а что со сворою своей
Стремится фараон в Египте
Убить? За то, что он еврей.
Малыш не крикнет: “Помогите!”

У фараонов нет души,
Но дочь — вся милосердье с детства!
В тиши раздвинет камыши
И на руки возьмёт младенца!

Ему не долго — по воде,
Всю остальную жизнь он властен
Пройти песками по беде,
Пройти камнями по ненастьям.

Пройдёт и выведет народ
Из рабства тёмного, из плена
И на вершине гор умрёт
Пред Небом, Богом и Вселенной.


     ПРИЗВАНИЕ МОИСЕЯ

                Исх. 3:2-22; 4:10-12, 17

Горел, не сгорая, терновник!
И ветви взошли серебристо.
Небесное пламя текло в них,
Роились над иглами искры.

И Голос, исшедший из света,
Забился в ушах Моисея!
От смертного ждал Он ответа,
Но в душу смятенье посеял:

“Я, Сущий, тебя избираю.
Чтоб племя твоё не погибло,
Да выйдет из рабства Израиль,
Да выйдет с тобой из Египта!

Там всякий во страхе животном,
Там каждый под взглядами сгорблен.
Я слышу тревожные вопли,
Я вижу страданья и скорби.

Глядят на еврея с презреньем,
И гонят, и хлещут бичами,
И горестно их изнуренье
Над глиною и кирпичами...”

Внимал Моисей и чуть слышно:
“Но кто я? И чем я отличен?
Ни мыслью особой, ни мышцей,
Но вспыльчив и косноязычен”.

Послышался в Божьем ответе
Не только призыв Иеговы:
“Я встретил  т е б я,  Я отметил,
Но мог бы призвать и другого.

Кто истинно знает,  ч е м  нужен,
Кто истинно знает,  ч т о  может,
И что он в себе обнаружит,
Особенно с помощью Божьей?!

Да будет чутка и готова
Душа человечья заране —
Твоя ли, его ли, — любого
К призванию или избранью!

Ты видишь: раздоры, несчастья
Повсюду народы терзают.
Они же, враждуя всечасно,
Единого Бога не знают.

Да вспомнят средь бездны столетий,
Другим посылая проклятья,
Что все они — Божии дети,
Да вспомнят, что все они — братья!

Я создал народ Мой средь многих
С их верой слепой в истуканов,
Чтоб мысль о единственном Боге
Он нёс всей Земле неустанно!

Пред ликом созвездий несметных
Не знаешь в юдоли обманной
Ты высшего Замысла, смертный,
Не ведаешь дальнего Плана!

Возьми же Мой жезл, — и отныне
Им знамения сотворяя,
Пророком — сквозь боль и унынье —
Народ поведи по пустыне —
До обетованного края!”


           ИЗБРАННЫЙ

                Исх. 4:15-16

Не сгорая, купина горит!
Бог, кого желает, избирает,
И с косноязычным говорит,
И ему Он тайны поверяет,
И диктует, скрыт или открыт!
А другие только повторяют.


                ИСХОД

                Исх. 12

Скорее, скорее из рабства, евреи,
                от злобы тяжёлой, скрепляя родство,
Из плена презренья, из царства чужого
                с его фараонами, с ложью его!

Иссопа пучки завяжите, евреи,
                и жертвенной кровью овечек, молясь,
В домах косяки, перекладины двери
                помажьте, и гибель пройдет мимо вас!

Квашню, что завязана в ваших одеждах,
                кто — на плечи, кто — на вола и осла!
А в пресных лепешках вернётся надежда.
                Скорее! Спасенье вам ночь принесла!

Пока еще тесто не вскисло, скорее!
                Себе приготовите пищу потом!
Свобода — вкуснее! Я с нею согрею
                Израиль, что двинется Божьим путём!

Намечено Яхве и место, и время.
                И враг не достанет. Но только вперёд!
И станет народом печальное племя.
                И землю найдёт, и себя обретёт.

Взгляните на небо: как белое тесто,
                а то как опресноки, там облака!
Летят! Долетят ли? Растают безвестно?
                Но, верно, дорога и их далека.

Скорей из Рамсеса — в Сокхоф! И — в пустыню!
                С тревогою всею и радостью всей!
Навеки отныне душой не остыну
                я, позванный Господом! Я, Моисей!


                МАРИАМ

                Исх. 15:20-22

Пой, Мариам! Пой, Мариам!
Если запела женщина, — значит,
Истинно, мы победили, и начат
Путь из неволи к вольным краям!

Пой, Мариам! Пой, Мариам!
Пусть пред тобою не роза с тюльпаном,
Воля цветёт над звенящим тимпаном!
Будь же готова к чудным дарам!

Пой, Мариам, и сестра, и друг!
И позови для победной песни
Стайку подружек, и в поднебесье
Женская радость вырвется вдруг!

Пой, Мариам! Пой, Мариам!
Всадник и конь его сброшены в море!
И не в неволе, не в страхе и горе —
Новый народ нарожаете нам!

Слушай, Израиль! Небо твой храм!
Верю, дойдёшь до земли, до обещанной, —
Ибо запела счастливая женщина!
Пой, Мариам!


         ПИЩА В ПУСТЫНЕ

                Исх. 16

Возроптали вдруг в пустыне Син:
“Для того ли вывел нас в пустыню,
Чтобы лишь глотали неба синь
Да песок? И зной нам опостылел!”

И услышал ропот их Господь:
“Одождю им пищу с небосклона,
Испытаю души их и плоть, —
Следуют ли Божьему закону?”

И — перепела покрыли стан,
А наутро средь росы у стана
Россыпь манны поднесли к устам,
И медовой показалась манна!

И сказал пророк: “Несчастный род!
Ты живёшь в единственной заботе.
Бог вам, братья, большее даёт.
Что же вы для плоти лишь берёте?”

Разбрелись, насытясь, по шатрам.
Поскорей добраться б до постели...
А глаза слипались. Ну, a там
Утром просыпаться не хотели.

И зачем куда-нибудь идти?
Пища есть, забыли, в самом деле,
Что идут из плена, что —в пути,
Что — спасают душу в слабом теле.

Целью, а не цепью золотой
Как соединять их год за годом?
Племя станет тёмною толпой,
Если не сумеет стать народом.

“Встань, Израиль! — крикнул Моисей, —
Птичьим мясом сны твои пропахли.
Их хамсином яростным рассей!
Где твой дух? Ты позабыл про Яхве!

А без духа и народа нет.
Встань, Израиль, Богом осенённый!
Он да заключит с тобой Завет
И да закуёт в Свои Законы!”


                СРОК

Сказал пророк: “Что сделаю народу?
Мятутся недовольные опять —
Так трудно обретённую свободу
На жирный кус готовы променять”.

Сказал Господь: “Они привыкли к рабству.
Кружи их по пустыне сорок лет.
Пока не вымрут. Новые родятся,
Другой народ, в ком духа рабства нет”.


                СРАЖЕНИЕ

                Исх. 17:8-13

То в белом облаке с рассвета,
              то огненным столпом ночами
Шел Яхве, вел народ неспешно,
              обозначая даль и путь.
Но встали амаликитяне
              с камнями, копьями, мечами,
И в Рафадиме злое племя
              не обминуть, не обмануть.

Тогда призвал Господь пророка:
              “Где жезл? Ты — действуй и надейся!
Встань на холме! Вскинь к небу руки!
              И — содрогнётся Амалик!
И — станет побеждать Израиль —
              и дале с помощью Небесной!
Но если ты опустишь руки, —
              лишишься тут же Сил Моих”.

Пошло железо на железо,
              и жизни жизней не жалели,
И в жёлоб каменных расщелин
              стекла из жил живая кровь.
Рука с жезлом отяжелела,
              уже над ним держалась еле —
И опускалась, умножая
              звериный раж его врагов.

Дрожали кисти, затекая.
              Дышал, хрипя, молился в муке,
Но Аарон и Ор, приблизясь,
              внезапно встали с двух сторон!
Весь день, до самого заката,
              его поддерживали руки, —
И Амалик был пересилен
              народом! Сломлен! Покорён!

...Потом так сладко Моисею
              спалось! Но и сквозь сон звучало:
“Народ мой, слушай! Я с тобою!
              Взлелеянный увидишь край!
Там, впереди, конец Исхода!
              Там, впереди, твоё начало!
И — Божий замысел свершится!
              Лишь к Небу руки простирай!”


         РАЗБИТЫЕ СКРИЖАЛИ

                Исх. 20; 32; 34

...Сойдя же с Синая, где с Господом был,
Увидел народ у тельца золотого
И в гневе скрижали в осколки разбил!
Но — снова к нему было Божие слово.

И вытесал, прежних разбитых взамен,
Две горных плиты, Откровенья Скрижали
Для горних, дарованных свыше письмен!
Но — будто продрогшие, буквы дрожали.

Казалось, их будут не раз разбивать —
Иные пророки за чьи-то пороки,
И будут тельцу золотому опять
Молиться на западе и на востоке.

Читались на каменной серой груди
Завета речения, десятисловье.
А в них на века: “не убий!”, “не кради!”
И к Богу, и к ближним наполнись любовью!”

Не многие смогут снискать благодать,
Не станут, предавшись вину и разврату,
Ни мать почитать, ни молитвы читать,
В убийстве и краже покорствуя злату.

Глядел Моисей через мги пелену:
“Израиль! Из рая ли вывел тебя я!
Но раб ты и здесь, у себя же в плену,
И алчешь, и жаждешь, свободу теряя.

Надежду доверю грядущим годам,
И сорок пройдёт, и с молитвою в руки
Другим поколеньям тебя передам!
Но будут ли лучше их дети и внуки?

Не раз раздробится скрижалей гранит,
Покуда навек, всех уставов превыше,
Те заповеди с пары тёсаных плит
Народ мой в сердца свои не перепишет”.

И крикнул пророк: “Кто Господень — ко мне!”
И с ними — от стана позора, обмана!
Под Божиим оком — средь серых камней —
К земле той взлелеянной, обетованной...


             МОЛИТВА МОИСЕЯ

                Пс. 89

В расщелине скалы стоял его шатёр.
Он к вечеру устал. Но после перехода
В благодаренье встал, и длани он простёр
К Тому, кто был Отцом и Господом народа.

“Господь! Я и средь скал синайских — как в раю,
Когда со мною Ты! Будь полночь или полдень.
Пою я — как молюсь, молюсь я — как пою,
Но главное — к Тебе любовью переполнен!

Ты фараона пыл в пучине утопил!
За краткое в сердцах сомнение прости нас!
Но, к морю подойдя, народ в него вступил, —
И море пред моим народом расступилось!

Для смертных на земле бессмертья, знаю, нет,
Будь бедным пастухом иль царскою особой.
Мы не живём, — летим: кто семь десятков лет,
Кто восемьдесят, но при крепости особой.

На лучшую их часть падут болезнь и труд.
Мы истощаем жизнь в пороке и соблазне.
Так научи скорей, пока не грянул суд,
Нас мудрости Своей — и быть с Тобой в согласье!

Наш тайный смрадный стыд притворства, полулжи,
Сплошную темноту всех наших беззаконий
Перед Своим лицом Ты в гневе положил,
Как мёртвое зерно на белые ладони!

Не знаю, сколько нам пройти ещё пустынь,
Но я веду народ, и я постиг: зачем я!
Дай времени ещё, но не для дней пустых,
Но чтоб исполнил я моё предназначенье!

И снова я готов, Водитель, Бог и Друг,
Божественному внять веленью, знаку, жесту.
Благоволенья дай, и в деле наших рук
Израилю и мне и дале споспешествуй!”

Молился он и пел до самого утра,
И с солнцем золотым очнулся вдруг и замер:
Там агнец на него смотрел сквозь щель шатра,
Неведомый пришлец с нездешними глазами...


         ДЕРЕВЬЯ В ПУСТЫНЕ

Жалость... Откуда вырвалась ты?
Сгорбясь в унынье,
То ли деревья, то ли кусты
Встали в пустыне.

Заповедь Яхве в тесных тисках
Дерзко нарушив,
Так и остались души в песках
Тех малодушных,

Что сквозь стихию зноя брели,
Пыли, тумана
И не смогли, — не узнали земли
Обетованной.

Долго их вёл я, вёл не спеша,
Вёл из Египта,
И не одна в испытаньях душа
Никла и гибла.

Не пожалев их, вёл по жаре,
Гнал, ожирелых,
Жаждавших пищи в сытой норе,
В чуждых пределах.

Голод глодал их, бил, бедолаг,
Свет с небосвода.
Было милей им мясо в котлах
Свежей свободы.

Слабые души, с плотью простясь,
Рыхлой и дряхлой,
Деревенели за разом раз
Волею Яхве.

Только опасно рослыми стать, —
В почву врастали
И, ежечасно чувствуя cтрax,
Стали кустами...

Господи, малых, слабых душой,
Сгинувших рано,
Кто до Тебя, увы, не дошел
И Ханаана,

Тихо прости их, и пожалей
И в благостыни
Их укрепи, окропи и пролей
Влагу в пустыне.


            РОПТАНИЕ МОИСЕЯ

                Чис. 20:10-12; 27:12-14

Скоро, скоро — земля вожделенная та,
О которой когда-то узнал он от Бога!
Отчего же тревога сильней, чем мечта,
И не хочет порой, чтоб кончалась дорога?

...И стоял Моисей на горе Аварим,
И, надежду с чела человечьего свеяв:
“Вот земля, — Моисею Господь говорил, —
Но в неё ты не вступишь ногою своею.

Не забыл, как для жаждущих влаги молил?
Но когда Я изволил спасти вас от жажды,
Непокорен ты был повеленьям Моим,
И в скалу, сомневаясь, ударил ты дважды.

Ты молчишь, но я знаю: роптанье тая,
О, как рвёшься, конечно, спросить, неутешный:
“Отчего много тысяч войдёт, но не я?
Я лишь раз согрешил, а они — многогрешны...”

Моисей, Моисей! Я с тобою давно.
Те ж — как дети. То в идолов верят, то в Бога.
Так внемли же, пророк! Кому много дано,
То, наверно, с того же и спросится много!

Да войдёт в эту землю избранный народ!
Это он чрез столетия, догмы порушив,
Даст Спасителя, Кто небеса изберёт,
Не живот их спасая, но грешные души!

А сейчас, озирая небесную синь,
О себе позабудь, и подумай о большем,
И обиды и горечь свою пересиль, —
Что бы ни было, — помни о Замысле Божьем”.

И стоял Моисей на горе Аварим,
Трепетал, переполненный горним ответом.
То сурово смотрел, то молитвы творил
Над долиной, что чудным наполнена светом!

А туда устремлялись уже без труда
И дрозды голубые, и ветра стихия,
И ручьёв серебристых живая вода,
Агнцы белые, ящерицы золотые...


               ГРЯДУЩЕЕ

                Втор. 18:18-19

...И за плечами мрели годы,
И близок был земной конец.
Грядущее его народа
В ночи приоткрывал Творец.

И слушал он, седой и старый:
“Воздвигну Я Пророка им.
Моими будет Он устами
И Словом будет Он Моим.

Взыщу с не слушающих Слово.
Он — власть имеющий. А власть
Кладет Любовь в свою основу”.
...И даль веков отозвалась...


                МЕЧТА

Видишь, Яхве, ни капельки рабства в груди!
Видишь, наша пустыня уже позади.
Мы пришли. Вон Земля под Твоим небосводом!
Как смеются, поют Твои дети, гляди!
Я привёл их, Господь. Племя стало Народом.


             ПРОЩАНИЕ МОИСЕЯ

                Втор. 34:1-6

...И с равнин Моавитских на гору Нево,
На вершину Фасги, против Иерихона,
Он взошёл, раб Господень. Желал одного, —
Чтоб Израиль был счастлив в земле обретённой.

В белых пейсах застряли колючки пустынь,
Крошка манны сползла с бороды водопадной.
А глазища пророка, с небесную синь,
Жгли песчинки! До слёз! О, как жгли беспощадно!

“Я исполнил Твоё порученье, Творец!
Жаль: не трону маслин на земле Ханаана,
Не вдохну её лилий средь пенья сердец
В обретённой, взлелеянной, благоуханной!”

Но не знал: чрез столетья придёт на Фавор
С Илиёй — в час Господнего Преображенья!
С Иисусом он будет вести разговор
Об Исходе Его и Голгофском сраженье!

А пока, он, Израиля ставший душой,
С ним прощался... И — умер в земле Моавитской.
Не ищите его: то ли в землю ушёл,
То ли в небо взошёл! Чтобы снова явиться!


                ЗАМЫСЕЛ

Пришли к земле обетованной!
Достигли цели долгожданной —
Сквозь тьму ненастий и помех!
Вздохнули радостно сегодня!
Но дальний Замысел Господний
Сокрыт,  к а к  прежде,  о т о  в с е х.


               К ИСТИНЕ

                1.

Выведи из плена, Моисей,
Выведи из рабства заблужденья
Всех моих врагов и всех друзей,
И меня — от самого рожденья!

Чувствую: смотря с небес на тех,
Кто кричит и что-то утверждает,
Бог с печалью смешивает смех,
И жалеет всех, и ожидает.

                2.

Путник я, затерянный в лесу,
В небе заплутавший астероид.
В вечности мне истину откроют.
Правда, не уверен я, что всю...

А пока — из плена, Моисей,
Выведи из рабства заблужденья
Всех моих врагов и всех друзей,
И меня — от самого рожденья!..

2009 г.


Рецензии
" не живот их спасая, но грешные души".
Сильные стихи .
С теплом,

Ирина Зарянка   24.11.2019 08:29     Заявить о нарушении
Ирина, предлагаю ознакомиться и получить удовольствие от прочтения гениальной поэмы на ту же тему.
http://stihi.ru/2018/02/11/3250
Всех Вам благ.

Бэнсалэм   24.11.2019 18:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.