Двадцать четыре строфы

Знаю первое слово – начертано алым: «Жизнь».
В этой жизни есть всё, чего можно себе желать.
Исполнять пожелания всю свою жизнь учись -
И не бойся потом это всё подойти и взять.

И не бойся той силы, которую обретёшь,
Когда двинется бурный искрящий в лучах поток.
Мне известно, что, веря потоку, потом найдёшь
Те врата, за которые ветер так яро влёк.

Оказавшись у врат, я оставлю всё то, что мне
Помешает в дороге, куда бы она ни шла.
Посижу на дорогу на старом трухлявом пне,
Обещая себе довести до конца дела,

Обещая сдержать все из сказанных мною слов,
Обещая дар слова использовать лишь в добро.
Помню: знание – сила. Кто знает – всегда готов
Ко всему, что придёт в свой назначенный час и срок.

Путешествие жизни, как время, не станет ждать.
Значит, больше не время всё спихивать на судьбу.
Значит, полный вперёд, а потом впереди – как знать –
Я и собственный свет вдалеке для себя зажгу.

Этот свет будет ярким, как тысячи новых звёзд.
Если я захочу, то, наверное, всё могу.
Всякий путь – он извилист, он долог, и он непрост.
Я свой факел возьму. Тьма уйдёт. И утихнет гул.

Пусть кому-то в пути попадутся мои огни.
Пусть откроет мне душу, как древний глубокий ларь.
Я возьму себе то, что действительно нужно, и
Заплачу свою цену за этот великий дар.

И возрадуйся, сердце, встречай, наконец, триумф.
Впрочем, знаю, что здесь совершенству предела нет.
И я знаю, что хаоса силы, и не моргнув,
Иногда прилетают внезапно и гасят свет.

Да, мне страшно, но я продолжаю ловить поток,
А поток разрастается быстро и вглубь, и вширь…
Всё, что нажито старого, свой отслужило срок.
Я иду – и за мной разрушается прежний мир.

Остаётся, по сути, единственно верный путь –
Тот, в котором моя изначально была нужда.
Что разрушено, то невозможно уже вернуть,
Ибо это – песок, а песок унесла вода.

И когда завихрится в потоке и всё, и вся,
Я сумею всё это усилием усмирить.
Знаю: это бывает, что быстро бежать нельзя,
Но возможно остаться спокойным и просто жить.

Да. Всему своё время и место. Приходит час,
Рассыпается лёд, запускается новый круг.
Всё циклично, и там, где божественный свет погас,
Он в свой срок загорится и вновь позовёт к костру.

Там, где смерть, там и жизнь. Всё едино: добро и зло.
Древо тянется к небу, уходит корнями в Хель.
В пустоте подбирается нужный для песни слог.
Открываются двери. Стрела попадает в цель.

Проявляются тайны, становится ясным знак.
Я не знаю, как быть, но я верю, что я пойму.
За стеной неизвестности больше не слышен страх.
Есть лишь голос из сердца – я двигаюсь по нему:

Под защитой богов, под защитой своих же чувств,
Руки к небу подняв, встретить ласковый тёплый бриз,
Слушать шорохи трав, заприметить здесь каждый куст.
Это позже поможет в ночи не скатиться вниз.

На рассвет и на солнце я буду держать свой курс,
И огонь созидания будет во мне гореть,
И я жизнь проживу на свой собственный цвет и вкус,
И я буду делиться всем тем, что смогу иметь.

Впереди меня ждёт самый главный и страшный бой.
Мне набраться бы мужества, чтобы в него вступить.
Мне сражаться придётся не с кем-то – с самим собой,
Чтобы в честном бою своих демонов победить.

Да пребудет со мною всесильная Мать-Земля,
Пусть рукой своей нежной она отведёт беду.
Пусть Великому Древу во веки веков стоять.
Пусть в тени его я свой ночлег и приют найду.

Обретя равновесие в шелесте диких крон
И прислушавшись к щебету мне неизвестных птиц,
Я продолжу идти. Мне дорога – как верный конь,
А движение – это и есть и борьба, и жизнь,

И свобода поверить в итоге своим глазам,
Разорвать до клочков надоевшие все клише.
Груз свободы осилит лишь тот, кто сумеет сам
Своё счастье познать и его сохранить в душе.

Мне мой внутренний голос всё это твердил во сне,
Наяву он приказывал это писать в стихи,
И я верю ему, и я верю своей волне.
Мне уже не страшны произволы любых стихий.

Пусть отжившее всё ритуальным костром горит,
И прожитый этап завершается пусть сейчас.
Я сумею всё то, к чему сердце моё лежит.
Я сумею свою сохранить с Мирозданьем связь.

Связь со мною пройдёт через месяцы и года,
Как и шла с самых первых моих в этом мире дней.
То, чего не отнять, не теряется никогда.
Всё, что сердце искало, - и так уже есть во мне.

Если я – это свет, значит сумерки нипочём.
А ещё можно быть маяком для других людей,
Чьим-то сердцем, рукою, мечтою, душой, плечом.
…Значит, именно здесь начинается новый день.


Рецензии