Лунная соната

                История создания сонаты – история невостребованной
                любви тридцатилетнего Бетховена к юной
                семнадцатилетней графине Джульетте Гвиччарди.
                Неразделённой любви, оказавшей влияние на его оставшиеся
                годы творчества. Каждый исполнитель
                переживает драму сонаты по-своему.


Рояль, Бетховен... Мерцает нервный блеск свечи,
И нот звучание без отблеска в душе.
В окне луна без жалости, с ухмылкой... Хоть кричи.
Сонаты ноты корчатся в меже.
Не клеится. Мираж бетховенский растаял.
Остался призрак кружев шлейфа лишь,
И чьих-то глаз укор с пренебреженьем таял.
Сник пианист... Любовь не объяснишь.
С утра до ночи он терзает бело-чёрных.
И столько горести в его глазах,
И стон усталости, и реплик подзаборных,
Бормочет злобное себе в сердцах.
Устал за день. Собой оставшись недовольным,
Достал чего покрепче боль заткнуть.
Он узник. Жрец Фемиды. В таинстве невольным
От звуков не уснуть и не вздохнуть.
И снова, как во сне, к раскрытому роялю...
Какая одержимость правит им?
Закрыв глаза, смутно наполненных печалью,
Он клавиши движением одним
Заставил струны петь его больной душою.
Ещё мелодии не разобрав,
Пронзённой вдруг набежавшею тоскою,
Чувственный смысл прозрения вобрав,
И осознав, чем мучился, страдал, Бетховен,
Он, перейдя к мелодии его,
Рояль заставил петь интимностью часовен,
Тревогой раздраженья своего.
Он растворился в музыке, в её истоме.
Пальцы ласкают клавиши слегка
Или взывают к милости кошмаров в дрёме,
Иль громом унесутся в небеса.
Не слышит всхлипов напряжённого рояля.
Соната “Лунная ...” звучит внутри.
И музыка, коснувшись мирозданья рая,
Застала дух его в небытии.
***********************
В костёле всё в ожидании концерта.
Величественно освещён орган.
Выходит пианист под гром аплодисментов,
Не видя никого. Пред ним дурман
Вдруг осознания величия единства:
Рояль, Бетховен... И отрешённость.
Только рояль и он... Капризы материнства.
И от всего живого удалённость...
Внезапно в тиши нависшей, проникновенно,
Вполголоса, так нежно и тревожно
Мелодия над залом замерла почтенно,
Словно в любви призналась осторожно.
Мерещится ему луной чуть освещённый сад.
И медленно сквозь звуки пьяных струн,
Украдкой уловив девичий томный взгляд,
В душе его смешался чувств тайфун.
Взволнованный. С собой ему не совладать,
Лишь пальцы помнят автора каприз.
Он весь в смятении..., желанье ею обладать...
Наивен он... То был мгновенья бриз...
Рояль низвергнул ярости глухой аккорды.
Не превозмочь бессилие страданий:
С презреньем жгучим в зал – мы горды, горды..., горды...
...пассажи полные негодований.
Решающим аккордом он поставил точку.
В костёле гробовая тишина...
Словно висит над ним несыгранная строчка...
Висит... А вслед за нею – пустота.

Май-июнь 2019


Рецензии