Эмигранты III. Ностальгия взяла?

Из цикла «Мемуары в стихах»

К юбилею Марианны

Все ФИО изменены

Старуха – плохой интерьер в living room –
Во всём раздражала супругов.
Ревекка страдала от тягостных дум,
Лишившись привычного круга.

Идеи Сиона весьма далеки
Для разума бедной еврейки
И ценности западные не с руки
Блокаднице старой Ревекке.

Плохое поблекло на памяти вдруг
И стёрлось у доброй Ревекки:
Какой был в Союзе убогий досуг,
Как вечно считала копейки.

Скучала по «Красной Москве» - по духам,
Мечтала о мятной конфетке.
Глотала Ревекка с слезой пополам
Совсем не родные таблетки.

И некому старой сказать пару слов
В большом комфортабельном доме.
Ей вторя, вздыхает о прошлом свекровь,
Томясь в дорогом пансионе.

Чтоб русский язык позабыть на года
И чтобы родным стал английский,
Басевичи Мара и Марк никогда
Ни с кем не общались из близких.

Marianna писала: «Я только молюсь,
Чтоб мама пожила подольше».
Но как тяжело ей тащить этот груз,
Звучало всё чаще и больше.

Писала, что лучше Америки нет,
И как же всё мерзко в России.
А я возражала подруге в ответ:
Мы трудности наши осилим.

Летели в Америку и в Ленинград
Открытки с письмом, бандероли.
И каждый из нас был поистине рад
Играть благородные роли.

Однажды, услышав мой голос живой,
Когда я звонила в Америку,
Она потеряла на время покой,
Всю ночь прорыдала в истерике.

А мне не понятно, о чём там рыдать?
Неужто взяла ностальгия?
Зачем осуждала тогда свою мать,
Скользила по периферии?

И думалось мне, а была ли вообще
Когда-нибудь искренна Мара?
А если была, то бежала зачем
От Родины, как от кошмара?

Сказал мне наивный один человек,
Чем тронул душевную рану:
«Уехала, бросив подругу навек.
Плохая твоя Марианна».


2002 год

     Продолжение следует


Рецензии