Эмигранты IV. Дружбе конец

Из цикла «Мемуары в стихах»

К юбилею Марианны

Все ФИО изменены

С работой Басевичам мало везло,
Футболили их, словно мячик.
Их жизнь закалила всем бурям назло
И сделала злей, а не мягче.

У нас в девяностых был полный бардак.
Народ наш терялся в догадках:
Кто есть президент? Он предатель? Дурак?
Настолько жилось всем несладко.

Голодная жизнь культивирует злость,
Не будучи менее яркой.
И мне, чтобы выжить, однажды пришлось
Работать простой санитаркой.

Однажды я с ней поделилась в письме,
Что сердце больное у мужа,
Как быть нам? В ответ саркастический смех:
«А может, вам так вот и нужно?»

Лет двадцать прошло, изменился фасон
Российского строя и жизни,
И съехала Мара на менторский тон,
Пропитанный злобой к Отчизне,

К Отчизне моей, потому что у них
Не может быть Родины вовсе!
И наш диалог постепенно затих,
Не звали, тем более, в гости.

Отлично известно, что менторский тон
Всегда США задавали.
Marianna прекрасно усвоила то,
Чем голову ей забивали.

Засох нашей дружбы журчащий ручей.
Какие мы разные всё же!
Мне зубы сводило от сладких речей,
Что я всех милей и дороже.

Я просто давала, а Мара брала.
Нам не поменяться ролями. 
И я никогда никому не врала,
И жить не смогу на Майями.

Ведь русская я и Россией горжусь!
Мне смотрит в глаза её фотка,
И в сердце моём поселяется грусть –
Ведь Мара моя русофобка.

А значит, Басевич Марина, прощай!
Прощай, Марианна и Мара!
И дружбу навеки мне не обещай,
Такого не нужно мне дара!..
 
Мы с Марой дружили со школьной скамьи
И жили мы с ней по-соседству.
Остались на память серёжки мои,
Что ей подарила от сердца.


2002 год


Рецензии