Радость поглотит всё

По-немецки «совесть» - «Gewissen», «знание» - «Wissen». Русское слово «весть» также связано с понятием «знание» («Бог весть» – «Бог знает»), и весть всегда приносит какое-то знание. Примечательна в таком случае связь слов «знание» и «сознание». То есть совесть выступает здесь как нечто родственное сознанию и как бы дополняющее его. Если слово «сознание» можно понять как совместное (твоё с кем-то) знание, то «со-весть» означает не только знание, которое ты получаешь от кого-то, но и то, что в этой «вести» участвует не только посылающий, но и ещё кто-то. А кто же это ещё, кроме как не ты сам? То есть в совести ты сам также принимаешь участие, ты сам себе тоже посылаешь эту весть, и ты, соответственно, должен быть готов её принять. Итак, вырисовывается неразрывная пара: на одной стороне – сознание, на другой – совесть. Без «со-вести» сознание ущербно, без «со-знания», без осознания, совесть оторвана от действительности, от этой жизни. Они должны быть вместе, совесть и сознание, это части одного и того же – тебя самого. И ты останешься самим собой, только если в тебе будет поддерживаться эта целостность.
Да, мы знаем, что хорошо, а что плохо, как нужно поступать, говорить, думать, а как нельзя, как должно быть, а как не должно. Больше по-настоящему мы ничего не знаем. Наверное, это и есть то единственное, что нам нужно здесь знать. Не будем же тратить свои силы на постижение того, чего мы пока не можем постигнуть. Когда прийдёт срок, нам откроется то, что должно нам открыться. Будем же только жить и действовать, опираясь на наше знание и все свои силы тратя на то, чтобы наша жизнь стала единой с нашим знанием о том, какой она должна быть. В этом смысл нашего нынешнего положения. И это безмерное поле деятельности, на которое вполне можно положить всю свою жизнь без остатка. И это тот путь, на котором нас ожидают такие чудеса и такие радости, о которых сейчас мы даже не можем и не смеем мечтать. И они ждут нас, эта сказка открыта перед нами. Пойдёмте же вместе туда, потому что это наш Дом. лето-осень 1995 года
... Человеку тесно в себе самом, и совесть не высшая инстанция нашего бытия. Это не значит, что есть нечто высшее, что может противоречить совести. Это значит, что есть нечто, просвещающее совесть человека. Совесть также не есть что-то статичное, или, может быть, сознание в разной степени может улавливать голос совести. Не случайно говорят, что у дикарей совесть одна, у мусульман – другая, у христиан – третья. Просвещает совесть непосредственное воздействие Бога, откровение Его высшего Света, перед которым наша худая и глухая совесть – сущий мрак. Молитва – вот третья, высшая составляющая человеческого «я». Через неё Бог открывает человеку Своё присутствие в мире, через неё приходит понимание всех вещей («Молитва учит всему», - говорили старцы), в ней совершается истинное духовное восхождение, которое приводит в Церковь и к таинствам. ... Но и там есть динамика. Церковь и таинства постепенно просвещают саму молитву. В таинствах человек соединяется с Богом, происходит обОжение, высшее, что ... знает Православие. Человек создан для Богообщения, для общения с Богом. Всё, что знаем мы хорошего в жизни, - начатки и семена этого общения, которое есть Источник сладости, во страхе и трепете, и во взаимности неисчерпаемой любви. Молитва и связанное с ней откровение Божие восполняют человека до того, чем он действительно должен быть. Как непрерывно сознание, как всепроникающ голос совести, так же непрестанна должна быть и молитва. И тогда сознание вместит в себя то, что жизнь есть непрестанное откровение Божие. И тогда из непостижимой глубины, где ничто не может помешать, начнёт подниматься радость, медленно, торжественно, победно, и радость поглотит всё. 27 апреля 1999 года


Рецензии