Малоруская замятня

   Украйна – хвороба Руси,
   Проказа  духовного стана,
   Шатанье словенской оси
   От Балтики до Океана.   
   Ушедшая в унию блудь,
   Беспамятная изница,
   Аркучая: «Русь, позабудь
   Мои родники и зарницы.
   Я ныне Cвободы оплот,
   Душа у меня – латинянка ,
   Дурманит Европы полёт,
   Гурманит в Париже гулянка.
   Ещё не согнулась в журбе
   Казачья разбойна воля,
   Мне по сердцу свей на горбе
   И с ляхом кандальная доля».   
   И вправду не сгинула Ты
   – Единой Руси чаровница,
   Крестильная синь Высоты,   
   Парящая песнями птица.   
   Стоит заповедно Славянск
   В сорочке донского пространства,
   Тебя не впуская в Обманск,
   В Карпатскую хмарь святотатства.
   Славянск, как упрямый Козельск,
   Упёрся плечами в Бандерск.

Изница – пропащая.
Аркучая – в значение кричащая, есть и другое значение – причитающая, молящая.

   2014 г.
   
               
                «О, Руская Земле! Уже за шеломянем еси!»
               
                /«Слово о полку Игореве»/

   Город мерцает, город лучит,
   Ветер прохладит вечернюю жаркость.
   Город ещё суетливо речист,
   Держит высотно оконную яркость.
   Свод поднебесный тенисто угрюм,
   Звёзды редки, что алмазь в сто каратов.
   Дивно дымится казачий шулюм,
   Горькая льётся струёю закатов.
   Волга вальяжна, в боках широка.
   Ладно поём, говорливо пьянеем,
   Под задушевный гранёный стакан
   Велеречивым гутаром немеем.
   За «шеломянем» горят города,
   Бухают пушки, бахвалятся «Грады».
   Словом воюем, живём без стыда,
   Славянск аукается Сталинградом.   
 
   2014 г.    

 ПОСВЯЩАЕТСЯ «АФГАНЦУ» – КОМАНДИРУ
   ВЗВОДА С ПОЗЫВНЫМ «МЕДВЕДЬ»
   
   Саур-могила,
   Саур-курган,
   Байраки.Степь:
   Ковыль, шафран.
   Зелёным строем тополя –
   Родная руская земля.
   Пылает солнца жаркий диск.
   Стоит солдатом обелиск
   На не сменяемом посту
   И держит стойко высоту.
   И мы не списаны в запас:
   За нами Русь, над нами Спас.
   Броня ползёт, броня гудит,
   Свидомый люд в глазах рябит.
   Буравить «Граду» не в первой
   Тризубь булатной булавой.
   Уперся в родовую твердь
   «Афганец» с позывным Медведь,
   И вызвал на себя огонь,
   Что взвыла высоты гармонь.
   И нас в небесное село
   Ракетным ветром унесло
   Спасать молитвами Донбасс.
   Мы не отправлены в запас:
   За нами Русь, над нами Спас.
   Саур-могила,
   Саур-курган,
   Байраки.Степь:
   Ковыль, шафран.   
   Зелёным строем тополя...
   Горит под  ворогом земля.
 
   2014 г.
          
            *** 
 
   Ридна мати, моя Украина,
   Я – не сын твой, я – горькая быль,
   Обожжённая серая глина,
   Опалённый огнями горбыль.
   Нет ни жизни во мне и ни крови.
   Я – обугленный влады костыль,
   В обгоревшей чернявой обнове
   В Комиссаровке брошенный в пыль.
   Не укрыла блакитная Рада,
   Не отбила жовтовая рать.
   Ничего уже больше не надо –
   Ни майданить, ни убивать.
   Я лежу на разбитой дороге
   Безымянный, безрукий, безногий…
   
   Не встают золотые рассветы,
   Не пылает прощальный закат.
   Надо мною убитые дети,
   Будто ангелы Божьи летят.
   
   2014 г.   

        2 МАЯ 2014 ГОДА

   Цветёт сирень, листва трепещет,   
   Горит вечерняя звезда,
   Чарует колыханье женщин,
   Ликует птичья череда.
   Пирует созидатель вешний.
   Всё как всегда,
   Всё как всегда.
   
   Монах в молитвах прибывает
   В преддверье Божьего суда.
   Русин русина убивает
   На праздник Мира и Труда.
   И жизнь по капле убывает…
   Всё как всегда,
   Всё как всегда.   
   Давай, душа, и мы с тобою,
   Когда накатится беда,
   Уйдём дорогой столбовою
   От униженья и стыда
   В туман вселенского запоя.
   Всё как всегда,
   Всё как всегда.

   2014 г.

              ***

   Распад равновесия духа и тела,
   Крушенье договорами взятых пространств –
   Это взрыв человеческих воль под расстрелом,
   Вулканический выброс в дубравы тиранств.   
   Народная лава, ликуя, воюет,
   Плавит оковы обывательства лагерей.
   Власть закордонная пуще лютует
   Ордами гвардий, огнемётами новостей.
   И пожирается воля крестами смертей,
   Голодом, и осознаньем того, что кто то пирует
   Брашно за бронью банковских крепостей.   
   И вот появляется Он – распорядитель судеб,
   Миротворец с прокрустовым ложем порядка.
   Стреножит стихию, дарует заботливо хлеб –
   Одевается смирительная рубашка.   
   В запас упекают мечтательных бунтарей,
   Не согнувшихся гнут, молвой обжигают,
   Ставят памятники, под речи золотарей
   Славят героев, подачками разъедают.   
   За убитым героем спешит чинолюб,
   Чиновласт, торгаш, маркитант и молчальник,
   Вонзающий в недра природные хищный зуб.
   Дело обычное: новый начальник.
   
   Успокоивший совесть и хлеб даровавший,
   Искушает и праведно возликовавших.
   
   Донбасс, у тебя вырывают победу,
   Морозят  кремлёвисто воли  весну,
   Предают убиенных под посмех соседа
   За курганы угля, за ахметовскую казну.
   Господи, не дай свершиться грехопадению,
   Ибо к некому обратиться, ты – последний рубеж
   И стена, за которыми бездна и блуд распадения,
   И лихая татьба богоборческих  меж.

   2014 г.
            

   Запорожье. Четыре часа пополудни.
   Валят Ульянова, дело – каюк.
   Не динамитом, работно – по-буднему,
   Взявши вождя на подъёмистый крюк.
   Валят застрельщика, основателя,
   Стана украинского созидателя.   
   Врос в постамент мегалит большевик,
   Стропы натянуты жовто-блакитно.
   Будто поставленный на броневик,
   Не поддаётся гранит монолитный .   
   Скоро, уж скоро могучие пилы
   Перекорёжат железные жилы.
   План «ГОЭРЛО» на днепровской волне
   Мощно вращает стальные турбины.
   Быть бы добру, да сгорают в огне
   За ненасытное чрево чужбины.
   
   Время пришло развалиться руине:
   Кранты Ильичу, кирдык Украине!

   16 марта 2016 г.      
            

 Достоин сабли и свинца
 Холоп напыщенного пана,
 Предавший веру и отца,
 И хату с вербой у паркана.
 Всё было сказано давно
 У Гоголя Тарасом Бульбой:
 «Не стоит памяти земной,
 Пленённый ляшскою голубой.
 Что, сынку, помогли тебе
 Твои сиятельные ляхи?
 Лежат порублено в Днепре
 Паны, как тати и галахи.
 Ты, сынку, больше не казак,
 Гультяй, пропащая душонка.
 Пропита, отдана в кабак
 Родительская распашонка.
 Сгубила прелесть казака,
 Пропал защитник и рубака,
 Пропал, как подлая собака,
 Не за понюшку табака».

Паркан – забор, тын.
«Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?». А были ли ляхи-то? И вот стоит потупившись
Андрий, так внезапно и жестоко выброшенный из мира призраков туда, где ждет его лишь Отец, карающий за предательство смертью и тем, что горше смерти – разочарованием: «Чем бы не козак был? Пропал, пропал бесславно, как подлая соба- ка!». И Украина, умирающая ежедневно, ежечасно сама – со смертями своих карате- лей, и убивающая направо и налево, приносящая невинные жертвы, превратив- шая Донецк и Горловку в фабрики святых мучеников, конечно, не хочет видеть себя в этом зеркале. Не хочет слышать пророчества того, истинного Тараса: «Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему! Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу».

2015 г.    
          

Отреклися от Руского имени,
От Корсунской купели Руси,
От словенского млечного вымени,
От глагольной родильной красы.
Стали буйными янычарами,
Остриём бесовского копья,
Закалённого вийскими чарами
Ватиканистого литья.
Позабавили плоть вышиванками,
Но сгубили духовную стать,
Заманились пустыми обманками,
И пошли на Донбасс убивать;
Да рванулись мечтой оборванскую
В Европейские невода.
Эх, ты хлопская дурь хуторянская:
Поле голое, хлеб-лебеда.

2015 г.

             ***         
               
Боже, правый, приучили меня к обыденному:
Жизнь человеческая не стоит яйца выеденного.
Смотрю в телеящище с интернетищем:
Нет на земле душе спасения и убежища.
Море крови, океаны крови,
Льётся дождями сукровица…
Боже, правый, останови,
Льющуюся багровицу,
Оторви от беспутного зрелища
Безразлично-глазастое телище.

2016 г.
   
            ***    

Вертушки – спрутово над Славянском,
«Бэтеэрит» бандера, клокочат колокола…
Набат над всем православным словенством:
Над бульбашом, над кацапом, над чупрыной хохла.
Слышите, Вы,белорусы, украинцы с рускими,
Соборно сойдитесь, повести «грушевские мовы» на крюк.
Нравится, что ли на бойне кровавиться тушками?
Ибо скоро – капут и кирдык, и кронты, и каюк. 

2016 г.


Рецензии