Семейные хроники. 1941-1945 гг. Послесловие. Мир

Предыдущая глава  http://www.stihi.ru/2019/08/13/7067               


                МАРЬИНА РОЩА (в сокращении)

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА:
«…Ма;рьина  ро;ща   —  район Москвы к северу от Садового кольца.  Первые упоминания о деревне Марьино относятся к концу XVI века. В XVII веке здесь уже существовала слобода. В 1742 году недалеко от деревни Марьино был проведён Камер-Коллежский вал, это была в то время граница Москвы. Лес вокруг вала был вырублен, а оставшиеся нетронутыми рощи стали на долгие годы излюбленным местом народных гуляний».
                ***
      Мир!  Четыре года мирной жизни без светомаскировки,  без пронзительных сирен, возвещающих о начале бомбардировок,  без дежурств на крышах, во время которых  тушили  сброшенные врагом  зажигательные бомбы,  без голода. Жизнь москвичей реально становилась лучше. Больше года  назад   отменили  карточки!  Снизились цены на жизненно важные  продукты питания! И, как обещал Сталин (а он свои обещания выполнял!),  правительство планировало снижать цены и дальше.
                ***
      Тома ехала в трамвае к своей  бабушке, что жила в Марьиной роще, и любовалась послевоенной Москвой:  чистые вымытые улицы,  улыбающиеся прохожие, зелёные скверики, утопающие в цветущей сирени.     Год назад она поступила на  дневное отделение в  медицинский институт! Сегодня на отлично сдала очередной зачёт.  Ей предложили  интересную  работу  в клинике первого медицинского института, где работали врачи, профессора с мировым именем!  Вся жизнь впереди! Девушка улыбнулась своим мыслям, весне, пассажирам в трамвае.
       Нельзя сказать, что Тома была писаной красавицей, но в ней было столько жизнелюбия, оптимизма, что люди тянулись к ней. В своём единственном нарядном тёмно-синем  платье, полученном по ленд-лизу*, она чувствовала себя королевой! И это состояние праздничности  передавалось окружающим.  Вот и тогда, держась за поручень в трамвае, она ощущала на себе восхищенные взгляды мужчин. Она обернулась и встретилась  глазами с очень красивым  хорошо сложенным  молодым человеком.
     «На греческого бога похож:  чёрные волнистые волосы, синие глаза, правильные черты лица»,  -  отметила про себя Тома. А молодой человек в сером шевиотовом костюме, потихоньку продвигаясь по салону, приблизился к Томе и спросил:
-  Скажите, пожалуйста, а когда будет остановка  «13-й проезд»? Там ещё церковь недалеко.
 - Следующая после моей, - ответила Тома, невольно отметив про себя, что мужчина не сводит с неё глаз. – Я сойду, а вам -   на следующей.
- Я лучше вместе с вами. Давно здесь не был. Зрительно  помню дом, но могу ошибиться. Заблужусь ещё! Вы мне поможете?
- Вообще- то, я тоже не очень хорошо знаю этот район, знаю только улицу, на которой бабушка живёт.
- Так вы не местная!
- Нет, я  живув фабричном городке по Курской железной дороге.
- А я по Ярославской железной дороге  в  50-ти километрах от Москвы.  Кстати меня Николаем  зовут,  а вас?
- Тамарой.
- Красивое имя! Так царицу грузинскую звали!
На Томиной остановке молодые люди вышли вместе. Незаметно во время разговора они перешли на «ты».
 - А кем ты работаешь? – спросила Тома.
- Сейчас автомехаником, но могу плотником, столяром, каменщиком… Короче, могу дом построить от фундамента до крыши. Правда,  ещё печки выкладывать  не научился.
- Да ты мастер на все руки, - улыбнулась Тома.
- Жизнь и не такому научит, особенно если в деревне живёшь,  да своё хозяйство имеешь.
- А много домов в деревне  после войны осталось.
- Ну, немец до нас не дошёл. Так что все дома целы. И в каждом доме родственники.
 -  Так много родных!
- Хватает. Если из Москвы до Загорска ехать, то на каждой остановке можно выходить  и в гости наведываться, - улыбнулся Николай.
- Ну, это дальние, а близкие есть?
- Конечно,   - мать, отец, две младшие сестры на выданье. Отец лесничим в леспромхозе работает,  одна сестра – проводницей в поездах дальнего следования, другая -   на трикотажной фабрике закройщицей, а мать по хозяйству,  дома  управляется.
- А я вот в городе живу, и понятия не имею, как с крестьянским хозяйством управляться.
- Если за меня замуж пойдёшь, то все дела  буду делать я!
- А что же мне тогда останется?- шутливо поддержала тему Тома.
- Мужа любить и вкусно кормить,  -  ответил Николай, широко улыбаясь .
     Молодые люди давно прошли нужные адреса, но продолжали идти дальше по улице, не замечая ни времени, ни людей.   
- Ты воевал? – спросила Тома.
- Да, добровольцем пошёл на фронт осенью сорок первого.
     Тома посмотрела на неуверенную походку Николая, будто каждый шаг стоил ему огромных усилий и спросила:
 - Наверное, ранение?  Или контузия?
- Да, так ерунда, всё  уже в норме.
Николай  постеснялся рассказывать понравившейся ему девушке о своей тяжёлой контузии и о том, как больше года он боролся со своей болезнью и учился заново ходить. А потом боролся  с бюрократами, которые не хотели брать его на работу из-за «группы», что, в конце концов,  заставило его  отказаться  от инвалидности.
- А я на трудовом фронте всю войну: снаряды протирала, а последний год в тубдиспансере  работала.   И даже медаль получила. «За доблестный труд» - похвасталась Тома.
- Молодец!  А вот я медалей  не заработал…
- Зато ты воевал,  разве за победу над Германией награды не дают? У меня знакомые только несколько месяцев на фронте были, и то медаль «за победу» получили!
- Я много партизанил… Наверное документы ещё  не пришли… потом, наверное, дадут… - нарочито равнодушно, как показалось Тамаре,  сказал Николай и сразу предложил:
  - А пойдем в субботу  в театр! Я билеты достану и заеду за тобой! Только куда? Где ты работаешь? – быстро поменял тему Николай.
- В клинике первого медицинского, в больнице «Медсантруд» на Яузской. А вот насчёт театра  -  подумаю. Пойду, но только  вместо сапог не забудь ботинки одеть, а то нас в зрительный зал не пустят! –  сказала Тома, красноречиво посмотрев на его брюки, заправленные в кирзовые сапоги.
- Как же я в ботинках по нашей непролазной грязи до станции восемь километров топать буду?
- Не знаю, думай! Но запомни, если приедешь в сапогах, я с тобой никуда не пойду! - хитро улыбнувшись, повторила  девушка.
- Хорошо, разберусь.  А ты случаем есть не хочешь? Я вот очень хочу! Ты ведь ещё не ужинала?  Я тут по дороге батон с маслом купил, давай в скверике сядем и перекусим!
Тома согласно кивнула.
      Они сели на лавочку. Николай открыл свой небольшой чемоданчик, достал складной ножик  и  разрезал  им батон на большие куски – «оковалки» (как он их назвал), помазал  маслом и первый кусок дал Томе.
                ***
   Медаль за победу над Германией Николай получил только в 1959 году,  спустя 14 лет после окончания войны. После этого были и другие награды … Родина наконец-то оценила заслуги рядового, который за четыре года войны прошёл все круги ада в регулярных частях, в партизанском отряде, в плену, в концлагере!


                ПОДРУЖКИ

     Они ещё жили в своих маленьких каморках, в  одной казарме,  каждый день встречались в общем коридоре, на чугунной лестнице, где в детстве играли в «лётчиков».  Но ветер судьбы уже подхватил каждую из них и очень скоро  их пути  разойдутся навсегда…
                ***
      Тома поднималась по лестнице на третий этаж со второго, когда увидела, что навстречу ей идёт бывший одноклассник  - черноглазый Сашка.
- Тома, ты куда? К Зойке? – спросил он девушку.
Тома кивнула.
- Поздравь её от меня! – сказал парень
- С чем?- недоуменно спросила девушка.
- Узнаешь, -  усмехнулся Сашка, и, спускаясь дальше вниз, как бы, между прочим, спросил: А ты завтра вечером свободна?  А то поедем в  кинотеатр «Ударник», там перед кино оркестр играет, потанцуем! Поедем?!
- А что ж ты свою Тоню не приглашаешь? Смотри, бросит она тебя!
- Ну и пусть бросает! Она танцевать не умеет, а с тобой у нас здорово получается! -  признался Саша, глядя  на девушку снизу вверх, так как уже спустился на несколько ступенек, и,  неожиданно,  для Томы, поцеловал её коленку. – У тебя очень красивые ножки…
- Ты что с ума сошёл?! – возмутилась Тома и быстро побежала наверх.
- Наверное, сошёл, - тихо пробормотал  парень, спускаясь вниз.
   
 - Ты чего такая запыхавшаяся? -  спросила Зоя Тому, когда та вбежала к ней в комнату.- Гнался за тобой кто-то?
- Некоторые тут проходу не дают! – буркнула Тома.
- Ладно, успокойся. Потом расскажешь. Я вас  девчонки  позвала, - тут Зоя сделала паузу и загадочно посмотрела на Анфису, которая  сидела на диване в шёлковом облегающем платье, закинув ногу за ногу, и на раскрасневшуюся Тому, - чтобы сообщить важную новость!
Зоя выждала ещё несколько секунд и, увидев в глазах подруг возрастающее любопытство, торжественно изрекла:
 - Я выхожу  замуж! Завтра расписываемся! – и тут же повернувшись  к зеркалу, стала поправлять   кудряшки.
  – Вот и «шестимесячную» завивку по такому случаю сделала. Как вам?
Девушка покрутилась перед подругами, которые застыли от этой новости на своих местах. А Зойка продолжала:
- Сегодня «девичник» организуем. Мой  Витя  на сватовство бутылку вина хорошего купил,  там ещё полбутылочки  осталось. Так что  будем гулять! А то, кто знает,  когда я  снова вас увижу? Мы ведь через пару дней уезжаем.
- Зоя,  это тот Витя, с которым ты только месяц назад познакомилась? – удивлённо спросила Тома.
- Ну, кто же ещё, конечно, он! Его направляют служить на Балтику, в Калининград. Он  офицер, у него нет возможности долго ухаживать. Сделал предложение, я предложение  приняла.   
- Подруга,  а  ты не поторопилась? – спросила  Тома.
- Ни- ка-пель-ки! – по слогам произнесла  Зоя. -  Он мне подходит по всем статьям! Симпатичный – раз! Образованный  – два! Перспективный,  с будущим карьерным ростом – три!  И, наконец, самое главное,  влюблён  в меня по уши – четыре!!!               
     А вот ты, Томка, чего тянешь с замужеством ?  Непонятно!  Вы с Николаем уже год  встречаетесь и, как я понимаю,  до свадьбы ещё далеко. Смотри,  поаккуратней с ним, а то поматросит, да и бросит. Он такой красавчик, небось все девки его.
- Насчёт других девок - не знаю, но мы с ним ещё ни разу не целовались.
- Что до сих пор только  за ручки держитесь? – смеясь, спросила Анфиса. – Ты, Тома, его проверь на предмет  пригодности  к женитьбе, а то после войны много импотентов развелось.   
- Насчет  проверки – это ты у нас  мастерица. А у нас с Николаем и так всё хорошо, - отрезала Тома. – Ты лучше на своего майора посмотри.
- А что мне на него смотреть! Он меня любит, и я его люблю. Какие он мне подарки из командировок привозит, девчонки, закачаешься! Дорогие духи, капроновые чулки, бельё шёлковое! А в каких шикарных  ресторанах мы с ним бывали!  Вам и не снилось, - горячо возразила Анфиса.
- Да, где уж нам! Только замуж он тебя не возьмёт, потому как женатый! – заметила Зоя.
- А это мы ещё посмотрим! Женится – никуда не денется! – с загадочной улыбкой  парировала Анфиса.
- Кстати насчёт капроновых чулок, - Тома с пристрастием посмотрела на Зою. – Ты зачем всем растрезвонила, что у меня капроновых чулок нет, а мне хочется. Ты знаешь, что на  Дне рождения наши мальчишки  меня по очереди на танец приглашали и  втихую  чулки дарили? А?
Зойка прыснула и откинулась на диван:
- Я только одному Сашке сказала, да и то по секрету.  Очень он хотел тебе угодить! Кстати, он таким  симпатичным стал и танцует хорошо!
- А как же остальные узнали? – недоуменно спросила  Тома.
- Ну, а я Васе и  Толику сказала! А что плохого- то? Ты теперь чулками на целый год обеспечена! – призналась Анфиса.
Девушки расхохотались и обнялись. 
- Всё, всё, девочки, хватит обниматься! - засуетилась Зоя. -  Давайте за стол  и по «маленькой» за наше женское счастье. Чтоб у каждой из нас всё сложилось, чтобы мы любили и нас любили! А главное, чтобы больше никогда, никогда не было войны!  Чтобы наши дети росли под мирным небом в самой лучшей на земле стране, в Советском Союзе! 
                ***
                Это была их последняя встреча. 
                ***
     Тамара и Николай поженились через  год. И только в Загсе при подаче документов Тамара узнала, что  будущий муж старше её на десять лет.
     Зоиного мужа  в составе ограниченного контингента войск направили служить в ГДР. Зоя нигде не работала, занималась детьми, их у неё было пятеро. 
    Анфиса родила девочку от своего майора, но он так и не женился на ней. Она воспитывала дочку одна, и  замуж  не вышла.
                Предсказания старой цыганки сбылись


_______________________________________
*)  гос. программа, по которой США поставляли союзникам технику, продовольствие и  т.д – прим. авт.




                КОНЕЦ


Рецензии
Вера, доброе утро!
Благодарю за цикл «Семейные хроники». Чувствуется, что автору хотелось напомнить читателю о трудной поре Великой Отечественной Войны и, вероятно, систематизировать услышанное о войне – для себя.
Но у меня в сознании жив подслушанный разговор моих школьных учителей – фронтовиков о натурализме ночного танкового броска летом 1944 года по лесам Белоруссии, по местам, где только что шли бои пехотных дивизий, а убитых и раненых убрать не успели. Танки шли по живым и мёртвым! И на примере этого подслушанного разговора понял, почему фронтовики не любят рассказывать о войне. Но перед автором повествования о войне, обращённого к «пороха не нюхавшим», встаёт сложная необходимая задача передать средствами художественного слова то, о чём фронтовики говорить избегают и что составляет жуткую правду о войне – и на фронте, и в тылу – нашем и вражеском. Например, пирожки с мясной начинкой из мертвечины. Рассказчицу начинало рвать спустя десятилетия при воспоминании о рыночном эпизоде, когда неожиданно раскрылась правда о том, ЧТО в пирожках!
В Ваших главах чувствуется фильтр рассказчиков, воспоминаниями которых Вы воспользовались.
Вы щадите нервы современников наших дней (или свои?). Надо ли?
Сергей

Сергей Таллако   27.08.2019 09:10     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Сергей, за дополнения. Свои "семейные хроники" я писала полагаясь исключительно на факты и воспоминания своих близких, как они в своё время всё это рассказывали! Причём я всецело доверяю этим людям, и знаю, что они ничего не приукрасили и не приуменьшили. Воспоминания такие какие они есть: ни больше, ни меньше.
Ещё раз благодарю Вас за неравнодушие, за прочтение!

Вера Столярчук   27.08.2019 13:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.