Случай - 1

Убийство  Друга!!!
Всё  началось уж с детства. С  другом в первый класс  ходили.
Нам по семь лет  было в ту пору. Мы безгрешные ещё были тогда.
Но рок жестокий нас преследовал. Убийцы нас в кустах накрыли!
Меня мой Ангел  и Хранитель вынёс. А  мой друг - ушёл на Небеса.   

Теперь всё больше жизнь германцев усложнилась.
Нам запрещали всё, что только лишь могли.
К нам в одночасье отношенье изменилось:
Мир находился в ожидании войны.

Нас власть «врагами государства» объявила.
Нам запрещали на немецком говорить.
Газеты, школы – всё немецкое закрыли.
И, словно крыс, не прекращали нас «травить»

Презренье к немцам дальше - больше «накалялось».
Опасно стало на немецком говорить.
Вражда к переселенцам «ярко разгоралась»-
И страшно стало немцам по земле ходить.

К нам часто беспричинно в школе задирались.
Конечно, мы не смели за себя стоять.
Учителя несправедливо придирались,
Но мы, как овцы, не могли им возражать.

Фашистами нас дети в школе обзывали.
«Герои» безнаказанно толкали нас.
Учителя, конечно, ничего «не замечали».
Нас было только двое немцев на весь класс.

Вдвоём мы школу русскую там посещали.
Мы с другом Яшей поступили в первый класс.
Родители нас в школу в город провожали
И после смены вечером встречали нас.

Дорога - меж кустов и лесом проходила:
От города два километра до села.
К весне мы сами, без присмотра, уж ходили.
И вот на нас пришла смертельная беда.

В тот, как обычный, день из школы возвращались.
Детей–германцев, нас, решили проучить.
Из города молодчики нас дожидались.
Все с палками в руках! Фашистов нас - побить.

Средь леса нам дорогу к дому перекрыли.
«Фашистов бей!»- раздался громкий дикий клич.
Метнули палкой в нас и друга наземь сбили.
Герои «ржали», будто им попалась дичь.

Когда увидел: он упал, в него попали!-
Я в подсознании хотел ему помочь:
Схватил его портфель - пока не добежали,
В кустарник прыгнул и сбежал из поля боя прочь.

И мне, наверно, Бог помог. В кустах я скрылся.
Что духу было, я пустился наутёк.
На желдорожном полотне я очутился.
По нём, по шпалам «я летел, как самолёт».

Железная дорога близко проходила.
Из Ленинграда в город шли к нам поезда.
Она меня в тот роковой час приютила.
Сюда мы часто приходили из села.

Впотьмах я прибежал в село своё родное
И с ходу постучался в его отчий дом.
Я объяснил, что там произошло такое!
Казалось, будто бы облил их кипятком.

Семья вся в шоке! Как-то хором закричали!
Метались все по дому, что нельзя понять,
Потом, словно в безумстве, лошадь запрягали
И стали бедную вожжами погонять.

Там полумёртвого его нашли у той дороги.
Чтобы облегчить боль, отец мальчонка нёс.
Молилась, плача, мать: «Нам помогите, Боги,
Чтоб родненький  детёнок боль ту перенёс».

А «звери» немца–кроху не на шутку били!
Знать злобу кто-то на ребёнке вымещал.
Враги ногами хлопцу почечки отбили.
На третий день его душонку Бог забрал.

Деревня жертву «коммунизма» хоронила.
А это лишь начало - немцам дан был знак.
Угрозу постоянно ждали, в страхе жили.
Но власти не вникали, хоть и знали, кто вожак.

То были с города известные подростки.
Командовал сей группой в возрасте вожак.
Добычу лёгкую искали отморозки.
Ребёнок семилетний, чем был виноват?!

Но Бог убийство им так просто не оставил.
За кровь невинную грехи им не простил:
Когда этот вожак убитых немцев грабил,
Его израненный фашист на месте уложил.

Родители к властям, конечно, обратились,
Чтоб по следам «горячим» банду задержать.
Но, видно, что в милиции не торопились:
«Не будем шум без основанья поднимать!

Сначала проведём по факту пред дознанье
И установим, кто тут в деле виноват.
Заполучить чистосердечное признанье-
Без процедуры сей не обойтись никак.

А может сын ваш сам упал, отбил печёнки?
Свидетелей необходимо поискать.
Быть может, даже с дерева упал мальчонка.
А нам виновника ищи, кто виноват

Представьте срочно о его здоровье справки!
Быть может он давно смертельно заболел?
А вы нам тут про всё рассказываете сказки.
Хотите, чтобы кто–то за него «сидел»?!

Вот так велись дела смертельного разбоя,
Где немец изначально в корне виноват.
Ты хоть прощения проси у них, пред дверью стоя-
Иначе будешь виноват за тот «бардак».

С тех самых пор мы все притихли, что–то ждали.
Деваться некуда, приходится молчать.
Мы в страхе жили, что–то будет - точно знали.
Защиты больше негде было нам искать!


Рецензии