Случай - 3

Немецкие подворья по ночам горели –
нередко Люди погибали в тех «кострах»!

Ещё три месяца прошло. Опять несчастие случилось!
Со всеми жителями в одночасье нашего села.
От фронта мы бежали.  На неделю отлучились.
К нам в нашу жизнь пришла непоправимая беда!

А подлая война всё ближе подползала!
Решили всем колхозом срочно в лес уйти.
Община всем коней и по мешку зерна раздала.
Был рано на рассвете наш обоз уже в пути.

Привычно, не спеша, повозки тянут кони.
А на возу болтаются лишь только малыши.
Все взрослые - в отчаянье, лишь тихо слышны стоны.
Коровы за телегой  нехотя брели.

Лишь к вечеру достигли подходящий лес с травой.
До темноты нам нужно место подобрать,
Усталую скотину знать вести на водопой.
Вот шалаши построили и можно ночевать.

Прошла неделя. Нам, наверное, пора домой.
Всем как - то не спокойно тут в лесу среди берёз.
И вроде выстрелы затихли, кажется, порой-
Нам надо возвращаться уж в «родимый» наш колхоз.

Что делать? Долго думали и сомневались.
В конце концов, решили - ехать нам домой.
И утром на рассвете быстро все собрались,
Мы возвращались все опять в свой дом родной.

А по дороге немцы нас остановили.
Искали, видно, подозрительных людей.
Чуть нашего отца они не застрелили:
Солдаты, верно, думали, что он еврей.

Но наши взрослые его все защищали,
Ручались и стояли за него горой.
Когда же документы наши увидали,
Нам разрешили ехать вновь к себе домой.

Мы, наконец, приехали под вечер в свой район.
Войска немецкие и танки вряд стоят.
Нас пропустили, отнеслись вполне с добром.
В разбитом доме мы остались ночевать.

А утром тронулись домой. Немного уж страдать.
«Детишки, не скулите, скоро отдохнём.
Мы вот–вот будем дома. Уже рукой подать.
Порадуйтесь, смотрите, вот село - за тем бугром».

Домой приехали. О Боже! Что тут стало?
Сгорело всё село: постройки и дома.
Где раньше наше бедное село стояло,
Дымилось пепелище – чёрная дыра.

Был общий плач. Всю ночь община вся рыдала.
Куда теперь идти? Приюта, где искать?
Одежда, живность и припасы – всё пропало.
О, ужас! Детям пропитание, где взять?

Нас Бог сберёг, что мы в лесу в то время жили.
Могли сгореть все люди в запертых домах.
Мы знали!- Что молодчики поджёг, сей учинили:
«Прочь, немчура. Пусть здесь покоится ваш прах»!

Тогда погромы повсеместно проводились,
Где немцы жили в сёлах  и на хуторах.
Повсюду по ночам подворья их дымились,
Нередко люди погибали в тех кострах!

А поджигатели героями считались.
Их власти поощряли же на «славные» дела.
За злодеяния подонки кары не боялись,
С германцами была открытая война.

Российским немцам не было нигде защиты!
Любой мог безнаказанно их оскорбить.
Заслуги их перед Россией все забыты!
А власти их ссылали, чтобы погубить!

«Где жить? И чем питаться нам? Хоть в петлю полезай!
Чем виноваты дети? Кто их подберёт?
Чем восемь ртов кормить? – «Метут»-лишь подавай»,-
Не спали, думали Родители всю ночку напролёт.

Война. Безвластие, куда ни кинь – разруха.
А помощь всем нужна, но некому подать.
Просить о помощи? Никто не слышит – глухо.
Не можешь жить? Прости, придётся погибать.

А утром всем селом опять в район вернулись.
Пристанище найти, где можно бы пожить.
И, слава Богу, к вечеру мы все «приткнулись».
Теперь проблема, где питание добыть.

Евреи, как и коммунисты, все сбежали.
Боялись все фашистов, бросили дома.
И то, что не смогли забрать, всё оставляли.
Понятно, что соседи набрались добра.

Поэтому квартиры часто пустовали.
Знать нашим погорельцам «крупно повезло».
Жильё чужое семьи просто занимали,
Но, потеряли всё! Спалило всё «зверьё».

Под немцами мы худо-бедно, как-то жили.
Они нам не мешали и не делали нам зла.
Свободно и куда нам вздумалось, туда ходили.
Нам непривычно ощущалась доброта.

Нас, видно, на заметку генералы взяли,
Чтобы в Германию забрать - к себе домой.
Нас в списки всех по форме строго записали,
Наверно, скоро будем дома всей семьёй.


Рецензии