Не держи двери настежь, держи рот на замке

   I. Русские люди любят в гости ходить и гостей принимать — за накрытым столом, хлебосольно, с чаепитием и другими напитками. В советские времена были популярны дружеские посиделки на кухне. Эта привычка принимать знакомых дома сохранилась до сих пор на постсоветском пространстве. Тех, кто бережно перенёс эту и другие традиции в современную жизнь, называют ласково-пренебрежительно совками.
   На Западе люди общаются несколько иначе. Они не тащат своих знакомых к себе домой в гости. Для встреч существуют кафе, рестораны, бары, природа, наконец. Моя подруга, эмигрировавшая в начале 80-х в США, писала об американцах, таких не похожих на советских людей: вы встречаете знакомых случайно, например, на улице, вас дружески, с радостными восклицаниями приветствуют, обмениваются короткими положительными новостями и быстро расстаются, не втягивая вас в более близкое общение; прощаясь, тут же забывают о вас до следующей случайной встречи. Моя подруга-эмигрантка долго не могла привыкнуть к такому стилю общения, она стремилась сблизиться с американцами, чтобы самой скорее стать американкой, чтобы получать от дружбы какую-то пользу, выгоду что ли, как у нас принято было в СССР. Но нет! У них там менталитет другой. Как прививали нам с детства, что у капиталистов человек человеку — волк, а в нашей социалистической системе человек человеку — друг. Вот подруга на своей шкуре и убедилась: волк не волк, но дела до тебя там особо никому нет.

   II. В молодости хочется много общаться, обмениваться опытом, информацией, как теперь принято говорить, энергетикой. Молодым это необходимо. В старости такая потребность снижается. Недаром умудрённые старцы предпочитали уединение, уходили жить в лес или в горы. Люди шли к ним за советом, сами же они в советах не нуждались. В связи с повышением пенсионного возраста правительство России взяло курс на долголетие, и теперь из всех щелей теле- и радио-ящиков нас учат, как продлить молодость: двигаться, общаться, лечиться в последнюю очередь. Следуя такой программе старикам и старушкам нужно рысцой бежать на танцы, знакомиться друг с другом и общаться. Я думаю, что в общении нуждается тот, кто в своей жизни чего-то не успел: недолюбил, недодружил, недодал, недополучил и прочие недо. У кого всего было в достатке, тот в тесном общении не нуждается, а стремится к покою и уединению, к медитации, наконец! И это, мне кажется, более естественно, чем молодящаяся старушенция в короткой юбке, отплясывающая и кокетничающая с молодыми мужчинами. У неё сенсорный голод. Недобрала бабушка чего-то в своей жизни, недодвигалась, недотанцевалась, недоцеловалась, ну и так далее… Старикам, конечно, двигаться показано. Но делать это надо в рамках приличия, соотнося со своим возрастом. Лучше всего и безопаснее дома — перед зеркалом пляши, а людей не смеши. Не нравится своя рожа в зеркале? А тогда почему она другим должна нравиться?

   III. В молодые годы двери моего дома были открыты всем желающим знакомым. Многих я считала друзьями, подругами, хотя по сути они таковыми не являлись. Зовёт меня приятельница в гости или сама заявляется ко мне. Начинаются вопросы, больше похожие на допросы: как живу, с кем живу, чем живу, какие планы на будущее, нравится ли работа, чем там занимаюсь, что там происходит, с кем сплю, с кем дружу, какие с родителями отношения, какое настроение вообще и т.д. … Даю полный отчёт, ничего не скрываю, открыта для всех, находка для шпиона. То, что мои так называемые друзья-подруги были стукачами и стукачками, нештатными сексотами, ко мне приставленными, пришло в голову не сразу. Было замечено, когда я меняла место работы или жительства, неусыпный контроль со стороны подруги-сослуживицы или соседки резко обрывался, интерес ко мне терялся — я вышла за пределы её территории и она больше не обязана докладывать обо мне вышестоящему начальству в своих органах. На освободившееся место наблюдения приходили другие. Интуитивно полагая, что за мной постоянно подглядывают, я давала своим соглядатаям хоть и правдивую информацию, но весьма дозированную, чтобы себе и другим не навредить. Так вот мы и жили, в сталинские времена, при брежневском застое, андроповском бдении, короче, во все советские времена эта работа стукачом по совместительству была популярна у народа. Не зря говорили: в СССР половина стучит, вторая половина сидит.
   Однажды я случайно встретила бывшего сотрудника, который уволился год назад. Он похвастался, что сегодня ему присвоили звание капитана и что он нештатный сотрудник КГБ. Вот как! А я с ним работала и не догадывалась. Он всегда по умолчанию был рядом, даже на мой юбилей пришёл как-то без приглашения. И вот теперь, когда он мне открылся, я его спрашиваю, как там с моим досье, есть ли на меня в КГБ что-нибудь? Он отвечает: «У тебя всё в порядке!» Гора с плеч! Какая я умничка! Несмотря на мои письма подруге в Америку, которые все насквозь прочитывались органами госбезопасности, несмотря на мои связи с художниками-диссидентами, рок-музыкантами и прочим андерграундом, на общение с иностранцами, я оставалась в глазах неусыпного КГБ вполне лояльной. Это же надо суметь!

   IV. К чему я рассказываю всё это? Хотелось бы донести до молодого читателя, что закладывать прочный фундамент дружеских связей лучше в юности. В зрелом возрасте — это уже надстройки и крыша. В пожилом возрасте создавать дружбу, а тем более любовь, то же, что строить шалаш на ветру. Ненадёжно, чревато нестыковками в характерах, привычках, мировоззрении. В молодые годы легче подстроиться друг под друга, подшлифовать свои вкусы, взгляды. Дружите и любите, пока молодые. Не ходите, дети, в гости и свои гнёзда берегите от инородного вторжения, пусть даже и дружественного. Встречайтесь на нейтральной полосе — претензий друг к другу будет меньше. Держите дистанцию со всеми, это только укрепит и сохранит ваше личное пространство. Не открывайте душу всем, кто вам приятен, на первый взгляд. Не болтайте о себе лишнего, всё может быть обращено не в вашу пользу, не исповедуйтесь никому, не говорите о себе плохо, это о вас скажут ваши друзья, фильтруйте тщательно каждое слово, а лучше держите рот на замке, потому что молчание — это золото.
   Искренне ваша — Лена Карцева.


2019 год


Рецензии