Записки из отеля. Глава 2

В Москве пооткрывались казино. И... начался «Пир во время чумы»:  на улицах толпы нищих и беспризорникиов с протянутой рукой, сутенеры и проститутки, а там – гремела громкая музыка, переливалась иллюминация и шла большая игра. Появились наркотики, случались перестрелки, игроки выходили от «безруких бандитов» с выпученными глазами после крупных проигрышей, бывали самоубийства.

     И тут... Гайдар, со своей тяжелой реформой – «шоковой терапией», которая наполнила прилавки магазинов и изменила ситуацию в стране и курс.
     Приезжали в Москву игроки изо всех стран – хороши были не только кудрявые красавцы-итальянцы, которые развлекались в этих казино. Сняв большой куш, игроки утром стояли в открытых дверях, и горничные могли увидеть полуголых мужиков с белым махровом полотенцем на бёдрах, которое сильно топорщилось ниже пояса. Они пытались заманить к себе в номер красивую русскую обслугу.
Девушки часто жаловались, что обкуренные наглецы не дают им работать.
     Никто не бросался к ним в объятья, не шли даже проститутки с улицы – доллары «макаронники» везли домой, а клиенток дурили своими тысячами лир, которые у них в то время ничего не стоили. И у нас ходили миллионы, а тысячи рублей обесценились и на них мало что можно было купить.
Никто из девушек не хотел терять работу, которая неплохо оплачивалась, за сомнительное удовольствие.

    Однажды вызвал Елену директор.
– В четыреста семнадцатом люксе остановится принц и принцесса Саудовской Аравии. Малейшая оплошность с вашей стороны или со стороны горничных, грозит международным скандалом, и вы все окажетесь на улице.
Сначала это звучало, как сказка... «принц и принцесса»... а потом... мурашки по спине от нехорошего предчувствия. Лена постоянно ждала от босса  подвоха.

    Горничные ходили на цыпочках, разговаривали шепотом, всё делали быстро и как невидимки. В этот номер носильщики внесли огромное количество кофров и чемоданов. Потом привезли ортопедическую кровать – оказалось, что принц-спортсмен и у него недавно была травма позвоночника. Вылечился, но спать должен был на жестком. Даже самолетом уже управлял сам.
    Обо всём этом узнавали из прессы или от переводчиков, новости разносились по отелю мгновенно. Когда напряжение от ответственности достигло апогея, появился принц – высокий, стройный и красивый араб, одетый по-европейски, и похож он был на артиста индийского кино. Следом, в окружении свиты, шествовала принцесса. Её необыкновенная красота производила неизгладимое впечатление.
   Принцесса, действительно, была сказочная – миниатюрная и стройная, как кукла с большими черными и миндалевидными глазами. (Подобной красоты девушку Лена видела, будучи с мужем по тур.путёвке в Тбилиси. Та шла с охранниками по проспекту Шота Руставели).

    Всё стихло. Гости отдохнули в номере и ушли в ресторан. Горничные молниеносно навели порядок в люксе – проветрили, поменяли измятое постельное белье, вытерли капельки от воды в двух ванных комнатах и на зеркалах. Елена только успела всё проверить, как вернулась принцесса со свитой, а через минуту в администраторскую прибежала испуганная горничная.
– Что случилось? – спросила Елена.
– Идёмте! Я не понимаю по-французски, а она рыдает.
Лена помчалась к лифту.
     Принцесса лежала в постели вся в слезах. Она была прекрасна. По розовым щекам текли слезы, она плакала и показывала на свой мизинчик. И без французского было понятно, что пропало колечко. Все её пальцы были унизаны кольцами и перстнями с бриллиантами и драгоценными камнями, а мизинец правой руки... пуст.
Сердце у Елены так и рухнуло вниз. Она подумала:«Вот ОНО... то, чего боялась... о чем предупреждал директор – международный скандал».

      Старший администратор  уже прочёл в новостях, что принц приехал в Москву совершить сделку, которая в Америке у него почти сорвалась, оставаясь еще в подвешенном состоянии. Как только в Нью-Йорке его ни обхаживали, он не соглашался на их условия – об этом писали газеты и говорили в новостях по ТиВи.
В Штатах разразился скандал между республиканцами и демократами, из-за того что принц Саудовской Аравии уехал в Россию, а с Америкой не стал вести дела.
    Принц прилетал закупить противогазы на несколько миллионов долларов, и уже шли переговоры в США. Но и СССР был заинтересован в этой сделке, хотя многие дельцы за рубежом распространяли  слухи, что Советские противогазы работают только «на выдох».

     «Такой ужасный эксцесс... Вся вина падёт на меня... А может, принцесса потеряла свою драгоценность в пути»? – испуганно думала Лена.
Горничные со всего этажа ползали по коврам, перетряхивали постель, но... колечка... нигде не было. Елена знала, что слишком усердные горничные, поменяв постель, отнесли её в прачечную. И кольцо, (если оно там было) уже смыло водой и несет по московской канализации.
«Очевидно, это был особенный подарок, и принцесса с принцем дорожили им. Она читала где-то, что у мусульман есть поверье – терять колечко, подаренное мужем в первую брачную ночь нельзя – к несчастью. Может, то колечко тем и было... Иначе, чего бы миллионерше так рыдать»? – продолжала думать Лена.

     Принцесса позвонила мужу, а он, услышав её рыдания, подумал, что произошло что-то ужасное, кинулся в отель, бросив переговорщиков. Как самум, (ветер пустыни) принц влетел в номер.
Лена испугалась, у неё потекли слезы. Принц увидел это. Он бросился к своему, тоже плачущему «сокровищу», стал целовать её в глаза и успокаивать, сначала по-французски, потом перешёл на арабский, пока слёзы не высохли. Было понятно по интонации голоса, что он утешает любимую и что-то ей обещает, и заметно, как он её любит. Они недавно поженились – это тоже было известно из газет.

      А у Лены в мозгу билась мысль: «скандал... безработица... нищета». Она представила, как её с позором выгоняют с работы, как она стоит в толпе с протянутой рукой, но...
принц, оставив принцессу, подошел к ней и подал свой чистый носовой платок из внутреннего кармана пиджака, чтобы вытерла слёзы.
 
– No problems. Do not Cry – It's not your fault. Еverything happened in New York.
(Нет проблем. Не надо плакать – это не твоя вина. Всё произошло в Нью-Йорке)
Он развернулся и вышел из номера.

     Принц, прервавший внезапно переговоры, также внезапно вернулся. Все были в недоумении. Он взял контракт и решительно подписал его.
Что повлияло на его решение и почему он моментально согласился со всеми условиями договора – никто не понял. Русские политики и деловые люди были приятно удивлены.
... И только Елена... решила, что этот небольшой инцидент с маленьким колечком, сыграл важную роль в выборе принца между СССР и Америкой. Ей хотелось так думать.

    Из дирекции никто не узнал об этом происшествии ни от неё, ни от горничных, ни от принца. Уезжая из отеля, важный гость нажал на кнопку вызова Елены. Она летела, как на крыльях, всё ещё взволнованная и находящаяся под воздействием перенесённого стресса.
Принц положил ей в карманчик на груди пиджака сто долларов.
Она сделала испуганные глаза.
– It's impossible. (Это невозможно).
Он улыбнулся.
– Рossible-possible (возможно-возможно). Why is a lot of money... bad? (Почему много денег... плохо?)

       Принц обратился к жене по-французски, и она показала Лене правую руку. На её мизинце сверкало новое колечко с русским бриллиантом. Поблагодарив принца за крупные чаевые, Елена с улыбкой вышла, довольная вдвойне – за принцессу и за вознаграждение.
Она подумала: «Если нас прослушивали спецслужбы и всё видели, то... принцу – можно ВСЁ.  (Секса же не было...) И никто не посмеет её наказать, ведь принц совершил такую выгодную сделку для СССР.
И... она к ней причастна, и заслуживает ещё бОльшую награду. Если бы он решил, что в России виноваты в краже, мог вернуться в Америку».

Вскоре, после отлёта принца Саудовской Аравии,  началась операция НАТО – «Буря в пустыне». Противогазы они успели получить вовремя.

       Года через три в прессе было сообщение, что Принц Саудовской Аравии, (такой-то) погиб в авиакатастрофе вместе с женой, управляя частным самолетом.
Сердце у Лены сжалось... Так и остался в памяти его приятный бархатный баритон:

«No problems. Do not Cry – It's not your fault. Еverything happened in New York».
(Нет проблем. Не надо плакать – это не твоя вина. Всё произошло в Нью-Йорке)

А его носовой платок, который так и остался у неё, (он не взял обратно) до сих пор хранит аромат его дорогого парфюма.

Продолжение - http://www.stihi.ru/2019/09/24/343


Рецензии
Татьяна! Такая жизненная и душераздирающая история...Жаль,что Принц и Принцесса погибли...Лариса

Лариса Татаурова   24.09.2019 06:51     Заявить о нарушении
Да, но... такое произошло. Тоже жаль.
Читай дальше.
Спасибо!

Таня Тарасова Пыжьянова   24.09.2019 10:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.