Дневник покойника

(запись последняя)
 
Страшно, когда ты видишь в иллюминаторе приближение гор.
Думаешь: «Здрасьте! Вы шутите?», ёрзаешь, поправляешь пиджак.
Бог накануне отчаянно клялся, глядя почти в упор,
мол, поживёшь ещё, вывезешь...
Что с ним не так?
—-
 
(запись первая)
 
Страшно, когда ты слышишь под Энфлураном, как матерится хирург.
Думаешь: «Имя... Во имя... Матери? Дочери?..» - Чертовщина!
Слева направо. Спаси, сохрани meine Seele, meinе Burg.*
К сердцу, дебил!
И по-русски,
с Отцом и Сыном.
—-
 
(запись вторая)
 
Страшно, когда в кармане осталось на жизнь, а их у тебя все три.
Думаешь: «Крали, крадут, будут красть!», зажимаешь в кулак - тащишь.
Воспрянула в Сен-Максимэн-ла-Сент-Бом потаскушка Мари
духом, готовым прощать...
...но добытое слаще.
—-
 
(запись третья)
 
Страшно, когда ты в церкви впервые за все те ушлые... Сколько мне?
Думаешь: «Ладно, пришёл!», стоишь - стыд неведомый, страх крысиный.
Каждый из трёх перстов, напрягаясь, дрожью хрустит в пятерне.
К сердцу! За мать и за дочь,
пред Отцом и Сыном.
—-
 
(запись четвёртая)
 
Страшно, когда ты глядишь на свою и не знаешь, куда смотрит та.
Думаешь: «Лишь бы не гены! Бог в комнате - светит. Молишься при.
Где-то икает жена...
Эволюция: хвост от хвоста!
Так-то Надежда - по сути, всё та же «Мари».
—-
 
(запись пятая)
 
Страшно, когда ты обрёл, но не понял кого и зачем быть под ним.
Думаешь: «Завтра пойму!», покупаешь для встречи пиджак - акрил.
Доктор звонил: нужно к морю.
На море продолжу... (Летим)
 
Так-то красавчик - по сути, всё тот же дебил.
 
 

*(нем.) мою душу, мою крепость


Рецензии