А был ли инцест?

   Оболгать человека очень легко. Так, что потом всю жизнь будет не отмыться.
   Это случилось в нашей семье. Моя родная тётка отправила на каникулы одиннадцатилетнего сына к подруге на дачу. Там случилось то, что называется подросток познал женщину, эту самую подругу, которая ему в матери годилась. Это, конечно, преступление, но это ещё не инцест. Инцест будет впереди. Или не будет, а будет создана его видимость. Тётя, удручённая таким событием (как этот факт ей стал известен, история умалчивает), поделилась переживаниями с родной сестрой, то есть с моей мамой. Последняя начала разбирательство, поговорила с подругой-растлительницей, и та убедила её, что на самом деле это не она, а сама мать спит регулярно со своим сыном. Не знаю почему, но эта версия моей матери пришлась по душе, хотя в ней было мало логики. Если мать спит с сыном, зачем ей отправлять родного любовника к другой женщине: на стажировку, курсы повышения квалификации? Моя мать упорно обсасывала эту новость сначала с моим отцом в моём присутствии (мне было лет семь-восемь), потом с многочисленной роднёй. Но особого резонанса эта сплетня не имела. Видимо, не верилось никому и мне, в том числе. Тётя, она же моя крёстная, была адекватным человеком, честной, прямолинейной и открытой. Эта инсинуация с инцестом продолжалась на протяжении всего времени, пока все были живы. Когда мой двоюродный брат женился, тётка на свадьбе, как это бывает с матерями, всплакнула. Её слёзы не прошли незамеченными моими родителями, и вскоре я услышала от них: «Она плакала, как будто не сын женится, а любовник уходит». Слышать такое было дико, страшно и гадко. До чего ещё могут опуститься мои родители?
   Спустя три десятилетия, когда моей мамы не стало, у тётки вырвался крик души: она не могла простить моим родителям этот навет и вылила на меня всю накопившуюся за долгие годы обиду и горечь. Что могла я ей ответить? Родителей не выбирают.

   24 сентября 2019 года в своей программе Елена Малышева смаковала тему инцеста с привлечением психиатров и убеждала зрителей, что инцест в семье Хачатурян имел место быть. Следствие не закончено, суд ещё не состоялся, поэтому Малышева спешит укрепить общественное мнение со стороны, ей наиболее близкой и понятной: три дочки невинные жертвы развратного отца. Елена Васильевна мне в дочери годится, но чем-то напоминает мою мать в том же возрасте: та же предубеждённость, категоричность и желание верить в грязную и бездоказательную составляющую нашумевшей истории.
   Я вижу ситуацию в семье Хачатурян иначе. Развратные и хитрые девицы оболгали отца, жестоко убив его из корыстных соображений, а затем оседлали тему насилия в семье как наиболее выгодную, удобоваримую и конъюнктурную в современном обществе.
   Будет справедливо, если злодейки будут сидеть в тюрьме пожизненно!


2019 год   


Рецензии