Письма из эмиграции 4. Американцы - дети свободы

Нью-Йорк. Статуя Свободы
      

   В начале 80-х годов прошлого столетия моя подруга М*** эмигрировала с мужем М*** (М & М), матерью Р*** и свекровью Р*** из СССР. Вызов пришёл из Израиля на свекровь. Но по прибытии в Вену семья заявила, что желает выехать не в Израиль, а в США, чтобы воссоединиться с роднёй. Подобным способом обманывали и СССР, и Израиль многие евреи, кинувшиеся нескончаемым потоком на вожделенный Запад. У мужа моей подруги в Сиэтле жила сестра Б***, которая эмигрировала с семьёй раньше и в течение  нескольких лет убеждала оставшуюся родню покинуть ненавистный Советский Союз.
   Из писем М*** можно проследить весь многосложный путь бедных евреев, замученных беспросветными годами мрака в стране, которая дала им бесплатное высшее техническое образование, бесплатную медицину, работу по специальности и две отдельные квартиры в Ленинграде.
   Публикуется в сокращении.
               
                «Уж как ей хотелось во всём походить
                На истинных американцев!
                Она научилась машину водить
                И в гордости рдела румянцем».
               
                «Эмигранты III. Жить по-американски»               
                http://www.stihi.ru/2019/06/30/6734 
               

   «Дорогая моя подруга!
   Очень рада была услышать твой голос и что у тебя всё в порядке. Две недели назад мы купили машину Buick Sentury (Buick Beka), считай, лишь на мою зарплату — очень симпатичная, американская, серебристого цвета, внутри обивка — вишнёвая кожа. Мне жутко нравится ехать в ней и слушать музыку. Мой М*** ещё в июле прошлого года сдал на права штата, сейчас набирается опыта вождения. Я попытаюсь в будущем научиться водить тоже, чтобы обрести присущую всем местным женщинам подлинную свободу и независимость в повседневной жизни. Правда, плохо представляю себя за рулём.
   Были в Оперном театре вместе с мамой, слушали «Риголетто», американские и итальянские артисты, высокий уровень, выше Ленинградского театра оперы и балета. Мама недавно с одной американкой смотрела в кино «Летят журавли», «Солдатами не рождаются», а мы с М*** на английском «Hair» и «Fame». По телевизору смотрели большой концерт «АВВА» в записи из Лондона. Были на одном концерте рок-музыки, организованном христианской церковью. Концерт был неплохой, но очень скучна длинная проповедь пастора в конце.
   В Университете слушали стихи И. Бродского, смотрели «Андрей Рублёв» А. Тарковского и много других новых и старых интереснейших фильмов. Едем в машине, слушаем последний концерт В. Высоцкого, который он давал в Канаде. Кое-что читаем, что раньше читать не могли…
   М*** ювелирничает, учится этому ремеслу у мужа своей сестры Б***. А с инженерным делом ему сложнее, для него здесь нет работы. Из-за наших бабусек мы не свободны и не можем переместиться в любой штат, где бы М*** мог работать инженером по специальности. 
   Скоро мы оформим документы и получим грин-карту, по которой сможем путешествовать, жить и работать в любой стране мира, кроме соцстран. Но опять же наши бабуськи нас держат в Сиэтле, а перевозить их с собой не представляется возможным.
   Ностальгией не страдаю ни по чему, кроме как с тобой хорошо бы встретиться, может быть, когда-нибудь…
   Всё больше убеждаюсь, что американцы намного лучше нас, добрее и проще. Может быть, мне просто везёт, но сейчас у меня есть друзья за столь короткий срок (ещё нет и года, как мы уехали), искренние, отзывчивые, готовые в любую минуту бескорыстно помочь. Это такие люди, которых я не встречала в Советском Союзе за свою 30-летнюю жизнь (исключение лишь ты). И это не просто слова! Они намного лучше нас, потому что они — дети свободы! А мы все — гнильё, извини!
   Один наш знакомый Т*** (друг наших друзей), журналист по профессии, вылетел из Аляски в Японию, проехал весь Союз поездом от Находки до Ленинграда в числе других иностранных литераторов. Поездка стоила ему очень дорого. По дороге его постоянно предупреждали не контактировать ни с кем из советских граждан, фотографировать лишь природу. Как-то он разговорился с кем-то на одной из станций, Т*** вызвали и сказали,  что если такое повторится, он должен будет в короткий срок уехать из страны без возврата денег. В Ленинграде Т*** был всего три дня, хотел многое посмотреть и встретиться с тобой, звонил тебе несколько раз, но тебя не было дома. Очень жаль, потому что вам было бы интересно пообщаться. В Сиэтле по возвращении Т*** мы провели с ним у наших общих друзей вечер. Т*** показывал слайды о Союзе и рассказывал о том, что увидел и прочувствовал. Конечно, возможности его были ограничены, но кое-что он видел. Несмотря на то, что он был подготовлен, то есть представлял всю разницу между советским и американским образом жизни, но всё оказалось значительно хуже и сложней. Американского журналиста поразила неприветливость, невежливость, отсутствие улыбок на лицах людей, что здесь в Америке не принято, и прочее, и прочее. Больше писать не буду, чтобы это письмо дошло.
  Немного о себе. Учусь водить машину, продолжаю изучать язык, особенно тяжело даётся технический. На работе осваиваю компьютер, сложный, сделанный по последнему слову техники. Очень устаю, расслабляться нельзя, нужно хорошо работать и выглядеть, всем улыбаться. С непривычки было тяжко, в Союзе я так не работала, в основном перекуры и трёп, и босс был скотина. А здесь всё наоборот, и главное — есть за что бороться.   
   Посылку твою с книгами получила, но больше не надо. Праздничная книжка уж очень гнусная, извини. Много красного цвета (флаги, транспаранты).
   В начале весны одна женщина по имени Ю*** поедет в Ленинград через Финляндию. Я её лично не знаю, но через третье лицо попрошу передать для тебя книгу о Битлз, которую ты просила, и серёжки, простенькие. Если вы встретитесь, передай через неё лекарства для моей мамы. Она привыкла принимать всю жизнь эти лекарства. Они дорогие, но ей очень нужные.
1. Интеркордин.
2. Но-шпа.
3. Папазол.
4. Панангин.
5. Аллохол.
6. Анальгин.
7. Интестопан Сандоз.
8. Нитроксолин.
9. Валидол (в капсулах).
10. Седалгин.
11. Что-нибудь от тромбофлебита, мамины ножки опухают и болят.
12. Марганцовка сухая.
13. Вата стерильная.
   Если не получится передать лекарства с Ю***, я буду искать другой способ с другими студентами, приезжающими в СССР на стажировку.
   Деньги ты можешь выручить, продав кое-что из того, что я тебе пришлю, дороже раза в три. Книгу о Битлз, например. Пришли свои размеры.
   Обнимаем и целуем тебя крепко!
   Твои М*** & М***

Февраль — май 1982»

                «Писала, что лучше Америки нет,
                И как же всё мерзко в России.
                А я возражала подруге в ответ:
                Мы трудности наши осилим».

                «Эмигранты IV. Ностальгия взяла?»   
                http://www.stihi.ru/2019/07/01/6341
               
                Продолжение следует


Рецензии