Письма из эмиграции 6. Ностальгией не страдаем!

Ленинград. Дворцовая площадь и Эрмитаж


   Моя подруга еврейка эмигрировала из Советского Союза с семьёй в США в начале 80-х  прошлого века. После первой эйфории от новой жизни, тональность её писем с годами менялась в сторону протрезвления. Трудности, с которыми столкнулась семья, медленно удаляли от них американскую мечту. Честным и порядочным евреям, как выразилась подруга, удача не желала сопутствовать что в ненавистном Советском Союзе, что в самой демократической возлюбленной Америке. Пожилые родители, словно деревья, вырванные с корнем из родной почвы, не могли прижиться на чужой земле. Но взрослые дети требовали от старух не только прижиться, но «цвести» и «плодоносить».
   Мои письма с критикой советского строя приветствовались и получали высокую оценку.  Если я отмечала положительные перемены в жизни своей страны, это вызывало недоверие и негодование подруги.
   Постепенно я разобралась, что мои евреи сделаны из другого теста, нежели эмигранты, тоскующие о покинутой родине, что они неизлечимо больны русофобией. Ненависть к стране, в которой они родились и прожили более 30 лет, с годами только возрастала. От меня требовали, чтобы я побольше ругала свою Родину, иначе переписка теряла смысл. Письма стали приходить всё реже…
   Публикуется в сокращении.
               
                «В аэропорту уронила слезу:
                «Тебя уношу в своём сердце».               
                И что-то в моём защипало носу,
                Как будто нанюхалась перца».
               
                «Эмигранты II. Отъезжающие из СССР»               
                http://www.stihi.ru/2019/06/29/6456

               
   «Здравствуй, дорогая!
   Давно собиралась тебе написать, да всё откладывала. Рада, что тебе всё подошло из моей посылки.
   Наши знакомые американцы М*** и Л*** благополучно прибыли домой, заехав на обратном пути в Финляндию и Данию. Я была безумно рада, узнав, что всё произошло, как я хотела: они встретились с тобой, побывали у тебя в гостях, передали мои подарки. М*** и Л*** от тебя и твоей дочки в восторге, рассказывали о поездке, показывали слайды. Очень многое хотелось бы тебе рассказать, но невозможно… Спасибо огромное за твою посылку и лекарства для мамы. От неё огромное спасибо! Для моей мамы, как и большинства пожилых иммигрантов здесь, страдающих ностальгией, любая вещь из СССР — самая лучшая по сравнению с американской. Мы же с мужем никакой ностальгией не страдаем (ты не в счёт)! Моя старушка стареет, с ней тяжело общаться, невозможно её переубедить, заставить мыслить разумно. Я психую, нервничаю, чего мне в моём положении делать нежелательно. Да, я на восьмом месяце беременности! Я писала тебе об этом ранее, но ты, возможно, не получила моих писем. Что-то часто они стали пропадать…
   Я уже несколько месяцев не работаю. Моя компания стала увольнять людей как раз, когда я забеременела. Американцы к такому повороту событий привыкли, но не мы… С деньгами не богато, но мы не избалованы.
   Прошло уже более 4 лет, как мы простились с тобой, как видно, навсегда, если не какая-либо случайность… Я никогда в жизни не забуду того последнего момента, когда мы смотрели друг на друга через стеклянную дверь в аэропорту… Вряд ли когда я буду иметь такого друга, как ты, понимающего, бескорыстного, доброго, сердечного, верного. Здесь другие понятия о дружбе, чем у вас.
   Продолжаю месяц спустя. Твою посылку получили. Большое спасибо! Пробовали твой шоколад с нашими друзьями, им понравился. У меня есть уголок русского зодчества, я поставила туда доску и ложки деревянные, что ты прислала. Мама млеет от твоих мятных конфет.
   И ещё просьба: старайся не идеализировать ни меня, ни мою жизнь. Она не без проблем.
   М*** и Л*** шлют тебе привет и благодарят тебя за теплоту и сердечность, что ты приняла их, как старых друзей.
   И ещё одна просьба: пришли слайды с видами Ленинграда, покрасивее.
   Привет от моего М*** и мамы. Целую тебя и дочку!
   Твоя М***.
   Октябрь 1985»
               
                «Скучала по «Красной Москве» - по духам,               
                Мечтала о мятной конфетке.               
                Глотала старушка с слезой пополам               
                Совсем не родные таблетки».               
               
                «Эмигранты IV. Ностальгия взяла?»               
                http://www.stihi.ru/2019/07/01/6341
               
               
                Продолжение следует


Рецензии