Революция и праздник или переворот и боль?

Картина художника Николая Кочергина «Штурм Зимнего дворца»

   Эта моя статья была опубликована 7 ноября 1992 года на первой полосе одной из петербургских газет. Тема, думаю, не потеряла актуальности. С некоторыми поправками на сегодняшний день представляю статью вашему вниманию.
   Три четверти века 7 ноября отмечали в Советской стране как праздник Великой Октябрьской социалистической революции, красиво и пышно, с парадами на Красной и Дворцовой, в столице и в колыбели революции, в городах и сёлах.
   Сегодня революцию называют Октябрьской 1917 года, слова Великая и социалистическая изъяли, как ошибочные и неприемлемые. При этом хотят, чтобы историю Государства Российского считали великой, а само государство социальным. Парадокс! Социальное государство вне социализма, великая история без признания великих событий.
   В 1992 году в период разгула демократии и вседозволенности решили отмечать 7 ноября как День памяти невинно погибших за годы Советской власти. Седой ветеран революции, честно проживший свою трудовую жизнь и веривший в идеалы коммунизма, имеет право отмечать 7 ноября как свой праздник. Тот, кто считает, что Октябрь 1917 года принёс одни беды, пусть помянет тех, кого потерял. Как бы ни называли событие 1917 года — Великой Октябрьской социалистической революцией или государственным переворотом, оно от этого не станет по значению ни большим, ни меньшим.
   В 1992 году совершается переоценка ценностей, история болезненно переписывается заново, и хорошо если бы это было сделано без предвзятости. Конечно, трудно быть объективным в оценке столь грандиозных исторических событий, но есть опасность, что иных историков и ораторов чересчур захлёстывает. Уста политических деятелей, а также деятелей литературы и искусства извергают на нас лавину открытий, о которых они с большим трудом долго молчали: 70 лет не туда шли, у власти стояла преступная партия, которая совершила государственный переворот, опираясь на преступников и антисоциальные элементы. Перелицовка идеалов, лозунгов, символов совершается с цинизмом не меньшим, чем у большевиков. И это понятно. Кто обличает сегодня? Потомки  большевиков, у которых жестокость и нетерпимость в генах.
   В наши дни, чтобы быть объективным к тем далёким событиям, мало быть историком, хорошо осведомлённым и проштудировавшим кучу секретных документов. Чтобы воспринять и прочувствовать до конца весь ужас и величие революционных дней, мало быть талантливым художником. Надо было жить в той эпохе, чтобы иметь право судить о ней. Но как же нам, живущим в XXI веке, хочется понять, что это было и как это было!
   В начале 90-х  впервые были изданы творческим объединением Ленинградский литератор «Окаянные дни». Дневник писателя 1918-1919 гг. Ивана Алексеевича Бунина, не вошедший в собрание сочинений московского издательства 1967 года. Таким образом, мы впервые узнаём точку зрения Нобелевского лауреата на события  1917 года в России. Сам лауреат, русский писатель и дворянин, как известно, вовремя эмигрировал из России. Классовая ненависть, злоба и непримиримость кричат с каждой страницы, нетерпимость, антагонизм в каждой строчке. Замечательный автопортрет врага Советской власти. Всё грубое, мужицкое, лакейское претит дворянину Бунину. Всё, что не входит в круг его понятий и привычек, вызывает ужас и омерзение. Многое можно узнать о современниках Бунина, читая его «Окаянные дни». Например, Александр Блок  у него глупый человек, потому что открыто присоединился к большевикам. Особенно пристрастен писатель к вождю мирового пролетариата, само собой. Цитировать даже неприятно…
   Начиная с 1992 года в ходу теория, развиваемая разного рода деятелями, в том числе Станиславом Говорухиным в его непревзойдённом документальном фильме «Россия, которую мы потеряли», теория о том, что  Октябрьскую революцию делали люди преступного физического и умственного склада. И.А. Бунин одним из первых выдвинул эту теорию. А ему как Нобелевскому лауреату надо бы доверять, но вот ведь какая оказия: в Шведской академии не застрахованы от ошибок в оценке достоинств кандидатов на соискание Нобелевской премии. Нам, россиянам, это хорошо известно на примере лауреата и предателя М.С. Горбачёва. Так что свидетельства лауреатов нас не убеждают. Но любопытно с ними ознакомиться, чтобы понять, пользуясь нобелевским жаргоном, кто есть ху. Бунин вглядывается в лица рабочего люда, вышедшего на манифестацию, и ставит своё клеймо: «...прирождённые преступники с бледными лицами, большими скулами, грубыми нижними челюстями, глубоко сидящими глазами, в общем, те, кто в мирное время сидит по тюрьмам и жёлтым домам». Не с бунинских ли антропологических посевов начинали вызревать семена национал-фашизма в Европе? Вот и современный псевдоинтеллигент Говорухин в своём вышеупомянутом фильме с брезгливостью, равноценной Бунину, скользит кинокамерой по лицам людей, толпящихся в очередях, лицам без намёка на одухотворённость и творческую озабоченность, лицам испитым и посеревшим от скотской жизни. Этих лиц больше всего боится Говорухин, и страх его сродни бунинскому: вы только представляете, что начнётся, если власть перейдёт в руки люмпенов? А кто сегодня (в 1992 году) сделал из советских людей люмпенов? Растёт и ширится армия люмпенов! Вот уже и люмпен-интеллигенция народилась — это те творческие и итээровские работники, которые за годы Советской власти не научились воровать и жульничать, грабить и убивать и съехали из среднего класса в разряд нищих. Но зря переживает Говорухин — власть перейдёт не к люмпенам, а к бандитам с замашками интеллектуалов. Это уже случилось, а вы и не поняли, когда избрали президентом России бывшего коммуниста-перевёртыша Б.Н. Ельцина, который приведёт за собой таких же, как он. И тогда держись, Россия!
   Но вернёмся к Бунину и его беде — социалистической революции: «Ещё не настало время разбираться в русской революции беспристрастно, объективно...» И не наступит. Настоящей беспристрастности всё равно никогда не будет, потому что были и будут бедные и богатые, униженные и угнетатели, честные и мошенники, господа и слуги… А вот последних революция как раз отменила в 1917 году. Поэтому господам Великая Октябрьская так не по нутру.

1992, 2019 гг.


Рецензии