Неологизмы Баратынского

II.10.8. Неологизмы Баратынского


Белинский писал:

«…из всех поэтов, появившихся вместе с Пушкиным, первое место
 бесспорно принадлежит г. Баратынскому» (1842)  (65).


Сергей Толстой (389) включил в свой Словарь неологизмов (389) 17 словообразований  этого поэта: волнованье, восскорбеть, всеозаряющий, втесненный,душемучительный, необщий, непервый, несрочный, нечуждый, обстать, окогченный, отдышавший, приманенный, прихлыстнуть, разновещающий, сладкопоющий, упой.
Далеко не все из этих слов, как  мы покажем на примерах, на самом деле были новыми в то время. 


ВОЛНОВАНЬЕ

Это ныне устаревшее слово, которое, если бы оно не было давно известным, включённым в Словарь русского языка XVIII в. (255) , следовало бы считать окказионализмом за изменение его литературного синонима  - волнение,  читаем в стихотворении «Запрос Муханову» (1825):

     Любви заботою полна,
     Огнём очей, ланит пыланьем,
     И персей томных ВОЛНОВАНЬЕМ,
     Была ль прямой зарёй она,
     Иль только северным сияньем?


Его мы находим раньше у Пушкина в поэме «Руслан и Людмила» (1817-
1820), о чём мы писали в разделе об орфографических отклонениях в
существительных. Причём находим в строке почти такого же стиха, как у
Баратынского, который, хотя и не терпел заимствований, но сам вольно или невольно допустил его:

                [710]

     В забвенье сладком ловит он
     Ее волшебное дыханье,
     Улыбку, слезы, нежный стон
     И сонных персей  ВОЛНОВАНЬЕ...
          Песнь пятая.

У Баратынского: «И персей томных волнованьем».
У Пушкина: «И сонных персей  волнованье».

«Строгое отношение к подражательности» Баратынского отмечал Бунин в
статье, посвящённой 100-летию со дня рождения поэта (629):

«…у Баратынского была еще драгоценная черта, опять-таки
необходимая для настоящего художественного творчества: он был
 человеком очень самобытным и врагом подражательности. Он
говорил:

     Не подражай: своеобразен гений
     И собственным величием велик».

Между прочим, если говорить о современном литературном синониме этого слова, выражающем «нервное возбуждение, сильное беспокойство» (168), то его написание  возможно в двух вариантах: волнение и волненье.

В последнем варианте читаем его в стихотворении Лермонтова «Есть речи - значенье…» (1840):

     Есть речи - значенье
     Темно иль ничтожно,
     Но им без волненья
     Внимать невозможно.

                [711]


ВОССКОРБЕТЬ (ВОССКОРБИЛ)

Промчалось ты, златое время!
С тех пор по свету я бродил
И наблюдал людское племя
И, наблюдая, ВОССКОРБИЛ.
     «Стансы». («Судьбой наложенные цепи…») (1827)

Церковно-славянское слово восскорбеть вошло в Словарь Даля:

 «ВОССКОРБЕТЬ, восскорбнуть о чем, по чем, начать скорбеть, стать
сокрушаться; заскорбеть снова, вторично» (119).

О древности этого слова может свидетельствовать следующая цитата из
богословского произведения «Добротолюбие. Слово подвижническое, в
вопросах и ответах. Брат и старец» (раздел 41) преподобного  Максима Исповедника (630):

«Очистим руки наши грешные, исправим сердца наши двоедушные,
восскорбим, сокрушимся, и восплачем о грехах своих».

Преподобный Максим Исповедник (р.580 в  Константинополе,  ум.  662 в
Колхиде (Грузия) – «христианский монах, богослов и философ, известный непримиримой борьбой против ересей… прославлен в лике преподобных и в лике исповедников в Православных церквах и в лике святых Римско-католической церкви (631).


ВСЕОЗАРЯЮЩИЙ

Это слово  из стихотворения «Когда исчезнет омраченье…» (1835):

     Когда исчезнет омраченье
     Души болезненной моей?
     Когда увижу разрешенье
     Меня опутавших сетей?
     Когда сей демон, наводящий
     На ум мой сон, его мертвящий,
                [712]

     Отыдет, чадный, от меня
     И я увижу луч блестящий
     ВСЕОЗАРЯЮЩЕГО дня?

В переведённом с древнегреческого в 1843-1848 гг. произведении
почитающегося в лике святителей  Григория Богослова ( р. ок. 325 ,
ум. 389 ) (632) «Мысли,  писанныя двустишиями»  (IV век) читаем:

«Одинокая жизнь — всеозаряющій св;тъ; но надобно устранить сердце отъ міра, и держать себя вдали отъ плотскаго».


ВТЕСНЕННАЯ

     Безумец! не она ль, не вышняя ли воля
     Дарует страсти нам? и не её ли глас
     В их гласе слышим мы? О, тягостна для нас
     Жизнь, в сердце бьющая могучею волною
     И в грани узкие ВТЕСНЕННАЯ судьбою.
          «К чему невольнику мечтания свободы?.. » (1835)

Это устаревшее причастие,  от глагола втеснить, в значении «ввести,
заставить войти, проникнуть во что-л. тесное, втиснуть, вжать» вошло в
Словарь Ушакова (25) и в академический  Словарь русского языка (168) с буквой ё (втеснённый) с цитатой из стихотворения Баратынского, и оно, действительно, является авторским неологизмом поэта, образованным приставочно-суффиксальным способом.
В современном литературном языке сохранился синонимичный глагол
втиснуть и соответствующие ему отглагольные формы, например,
втиснутый. Отметим также литературный глагол вытеснить и причастие вытесненный с той же основой.

                [713]


ДУШЕМУЧИТЕЛЬНЫЙ

Этот сложно-составной неологизм находим в стихотворении
«Подражателям» (1826):

     Не напряжённого мечтанья
     Огнём услужливым согрет,
     Постигнул таинства страданья
     ДУШЕМУЧИТЕЛЬНЫЙ поэт.


Указанные Сергеем Толстым в Словаре неологизмов  (389) слова с отрицательной частицей «не» (необщий, непервый, несрочный, нечуждый), на первый взгляд, включены  туда по недоразумению, ведь без таких слов отрицательного значения любого эпитета никогда русский язык не обходился. Тем не менее интересно посмотреть на примеры из стихов Баратынского:


НЕОБЩИЙ

     Но поражён бывает мельком свет
     Её лица НЕОБЩИМ выраженьем…
          Муза (1829)


НЕПЕРВЫЙ

     Увы! Творец НЕПЕРВЫХ сил!
     На двух статейках утомил
     Ты кой-какое дарованье!
          «Увы! Творец непервых сил!..» (1838)


НЕСРОЧНЫЙ

     Он убедительно пророчит мне страну,
     Где я наследую НЕСРОЧНУЮ весну…
                [714]

          «Запустение» (1835)

Во всех этих примерах выделенные слова, как оригинальные эпитеты, даны поэтом  в нетипичных словосочетаниях, оборотах речи и образах: «её лица необщим выраженьем», «творец непервых сил», «наследую несрочную весну». И в этом смысле казалось бы известные слова-эпитеты с отрицательной частицей «не» приобрели, действительно, новые семантические значения, т.е. стали как бы семантическими неологизмами. Вместе с тем подобные выражения можно встретить и в обиходной речи, например : непервой свежести, несрочной надобности, необщим ощущением.

Заслуга Баратынского, что он включил в поэтическую речь эти слова, зазвучавшие по-новому.


ОБСТАТЬ

Неологизм ли это или архаизм?
Глагол обстать в 3-м л. прошедшего  времени использован поэтом в стихотворении  «Что за звуки? мимоходом…» (1841):


     Что за звуки? мимоходом,
     Ты поёшь перед народом,
     Старец нищий и слепой!
     И, как псов враждебных стая,
     Чернь тебя ОБСТАЛА злая,
     Издеваясь над тобой.
          «Что за звуки? мимоходом…» (1841)


Это слово было включено в  Словарь Даля как синоним основного словарного слова обставать:

«ОБСТАВАТЬ, обстать что, обступать, становиться вкруг чего, окружать собою» (119).
                [715]

В Словаре Ушакова ОБСТАТЬ характеризуется как
устаревшее. поэтическое слово и означает то же, что  окружить, обступить (25).

В поэзии XX века это же слово использовал и Блок в стихотворении «Как свершилось, как случилось…» (1913):


     Нет конца и нет начала,
     Нет исхода — сталь и сталь.
     И пустыней бесполезной
     Душу бедную ОБСТАЛА
     Прежде милая мне даль.


Вместе с тем, в современном русском языке употребляются и другие литературные синонимы этого слова: обставить и обставлять, которые были известны ещё Ломоносову и использованы им в стихах, которые  мы цитировали в разделе об архаизмах:


     Дамаск, Каир, Алепп сгорит;
     ОБСТАВЯТ росским флотом Крит.
          «Ода... на взятие Хотина» (1739)

Глагол обстать вошёл и в современный  академический Русский орфографический словарь (141), хотя его нет в академическом Словаре русского языка (168), да и, правда,  его употребление в настоящее время трудно встретить в литературном языке.

Тем не менее, своей основой или корнем это слово вошло и в другие литературные слова, например: обстановка, обстоятельства.

                [716]

ОКОГЧЁННАЯ

Этот неологизм, образованный приставочно-суффиксальным способом, встречается в «Эпиграмме. (Окогченная летунья...)»  (1827):


     ОКОГЧЁННАЯ летунья,
     Эпиграмма-хохотунья,
     Эпиграмма-егоза
     Трется, вьется средь народа,
     И завидит лишь урода -
     Разом вцепится в глаза.
         
Баратынского можно считать родоначальником неологизмов, образованных от существительных с приставкой «о-», которые особенно много творил в своей поэзии Северянин, как мы это ещё покажем, когда перейдём к его неологизмам.


ОТДЫШАВШИЙ

Таким же, одним из первых, если не первым, неологизмом, из образованных от глаголов с приставкой «от-» является следующий замечательный пример из стихотворения «На смерть Гете» (1832):


     И если загробная жизнь нам дана,
     Он, здешней вполне ОТДЫШАВШИЙ
     И в звучных, глубоких отзывах, сполна
     Всё дольное долу отдавший,
     К предвечному лёгкой душой возлетит,
     И в небе земное его не смутит.

                [717]


ПРИМАНЕННАЯ

Это слово использовано в поэме «Пиры» (1820):

     Пускай на век исчезла младость,
     Пируйте, други: стуком чаш
     Авось ПРИМАНЕННАЯ радость
     Еще заглянет в угол наш…

Являлось ли оно, действительно, неологизмом? – Это вопрос, так как в русском языке слова приманить, приманка, приманчиво и приманчивый были давно известны.
Например, ещё в басне Крылова « Сочинитель и разбойник» (написана не позднее 1816) читаем:


     Не ты ль в ПРИМАНЧИВЫЙ, в прелестный вид облёк
     И страсти и порок?


ПРИХЛЫСТНУТЬ

В стихотворении «К *** («Не бойся едких осуждений…»)» (1827) читаем:

     Когда по рёбрам крепко стиснут
     Пегас удалым седоком,
     Не горе, ежели ПРИХЛЫСТНУТ
     Его критическим хлыстом.

Это окказионализм, образованный приставочно-суффиксальным способом  с использованием глагола хлыстнуть (141,168), и существительного хлыст. Литературным синонимом этого глагола является прихлестнуть в значении «слегка хлестнуть, подстегнуть» (168).

                [718]

РАЗНОВЕЩАЮЩИЙ

Этот сложно-составной неологизм использован в стихотворении «Две доли» (1823):

     Дало две доли провидение
     На выбор мудрости людской:
     Или надежду и волнение,
     Иль безнадежность и покой.

     Верь тот надежде обольщающей,
     Кто бодр неопытным умом,
     Лишь по молве РАЗНОВЕЩАЮЩЕЙ
     С судьбой насмешливой знаком.

Молва разновещающая значит вещающая разное.


 СЛАДКОПОЮЩИЙ

Этот сложно-составной неологизм дан в стихотворении «Богдановичу» (1824), посвящённом поэту, автору знаменитой поэмы-сказки «Душенька» (1175-1883) :

     Так, веку вопреки, в сей самый век у нас,
     СЛАДКОПОЮЩИХ лир порою слышен глас…

Напомним, что похожие неологизмы были даны Державиным в стихотворениях «Любителю художеств» (1791) («арфой сладкогласной»),  «Пришествие Феба» (1797) («лиры сладкострунной) и «Проповедь» (1807) («арфы сладкострунной»).


УПОЕМ

Этот неологизм поэт дал в своём последнем стихотворном послании из Неаполя «Дядьке-итальянцу» (1844), посвящённом памяти своего воспитателя - итальянца Боргезе:

                [719]

     Лелей по-своему твой подземельный сон
     Наш бурнодышущий, полночный аквилон,
     Не хуже веющий забвеньем и покоем,
     Чем вздохи южные с душистым их УПОЕМ!


Аквилон (лат. aquilo, aquilonis) — «северный ветер» (633).

В этом же стихотворении Баратынский употребил и неупомянутый Сергеем Толстым в его Словаре (389) неологизм макаронщики - известную характеристику итальянцев за их пристрастие к макаронам:


     Ты был вожатый мой в столице нашей древней:
     Всех МАКАРОНЩИКОВ тогда узнал я в ней,
     Ментора моего полуденных друзей.


Кроме отмеченных действительных и подразумеваемых автором Словаря неологизмов (389), в поэзии Баратынского, в самом деле, было немало новых словообразований, например, такие  как  отмеченные филологами Еленой  Чубуковой (634)  и Наталией Мокиной (635) в книге «Русская поэзия XIX века» (636) о Баратынском такие выражения с неологизмами как «Эол бурнопогодный», «беззаботливой душою», «дряхолетний отец», «забота сладостно-туманная», «мощно-крылатая мысль» (636).

«Любит Баратынский и отглагольные существительные, а ведь это не что иное, «как миниатюрные олицетворения состояний и действий»: «сочувствий пламенный искатель», «дум моих лелеятель»» (636).

В заключение приведём фрагменты с неологизмом образованным суффиксальным бесприставочным способом - лелеятель и сложно-составным неологизмом тяжёлокаменный из стихотворения «Запустение» (1835):

                [720]

ЛЕЛЕЯТЕЛЬ

     Стези заглохшие, мечтаешь, пешеход
     Случайно протоптал. Сошёл я в дом заветный,
     Дол, первых дум моих ЛЕЛЕЯТЕЛЬ приветный!
     Пруда знакомого искал красивых вод,


ТЯЖЁЛОКАМЕННЫЙ

     И ты, величественный грот,
     ТЯЖЁЛОКАМЕННЫЙ, постигнут разрушеньем,
     И угрожаешь уж паденьем,
     Бывало, в летний зной прохлады полный свод!


Примечание: Этот раздел из работы "О литературных нормах в русской поэзии". Автор будет признателен  читателям, которые могут внести свои замечания и предложения к этому разделу (нумерация страниц и сносок продолжается).


Рецензии
Читал Баратынского и не замечал всего, что Вы обнаружили у него. Перечитал с этой точкой зрения и насладился.

Сергей Сорокас   19.11.2019 08:17     Заявить о нарушении
Очень рад Вашему прочтению, Сергей Сергеевич!

Петр Анатольевич Полетаев   19.11.2019 10:22   Заявить о нарушении