Хватаю воздух удивленным ртом...

Хватаю воздух удивленным ртом,
от долгого кошмара просыпаясь:
и потолок непрочный, как картон,
и даже стены толщиною с палец;
свернулось одеяло в жесткий тюк,
от ночника в глазах пылают пятна…
Вот так заснешь однажды – и каюк;
пусть хоть бы сон привиделся приятный.
 
Подгадывать не буду ничего,
я сам себе провидец и оракул, –
меня не охраняет божество,
но хоть не гонит к черному бараку.               
А хорошо, что впереди покой,
стирающий душевное увечье.
Лежишь утихомиренный такой,
но хочется, чтоб все по-человечьи.
 
Чтоб памятник, приличные цветы;
да черт бы и с цветами, в самом деле.
А главное – вот чтоб без суеты –
запомнили, а в будущем радели.
Но кто же соскребет могильный мох,
почтит своих пра-пра- веночком тонким?
Я только говорил, а сам не смог;
навряд ли превзойдут меня потомки.
 
Пусть этикет и будет соблюден, –
о нас недолго выдастся радеть им.
Не страшно, что когда-нибудь уйдем,
весь ужас в том, что смертны наши дети.


Рецензии