Xlvii

Чадо, здравствуй!
Не рыча, снова ведаю тебе.
Как заметил сгоряча,
Всей словесности борьбе,
Объяснил, как мог, родному
Я родителю сему,
Твоему, как смел чудному
Тебе жить не во мечту.

И чего глупа ленивость,
Чья безмерно влюблена
В его нрав скупой на милость
Быть должна твоя вина?

Его мира неведение
В абсолютность бытия,
И его всего неверия
В чадо славное, тебя?

Я всей силою хотел,
Чтоб сих строк ты внять сумел.
Всё поняв верно; при этом,
Зная, что, мой друг, запретом,
Петь в мечту, любви куплетом, –
Было вовсе не имел.
То лишь взрослого удел…

Чтоб как я, однажды в лето
В одночасье захотел
Стать быть более, чем поэтом,
Чей лишь рифмою владел…


Рецензии