***

Валентина Томашевская: литературный дневник

На подступах к статье


…стихи становятся интересны всем благодаря божественным искрам: хорошее стихотворение может быть ловко сколочено и подчинено всем правилам, но в нем всегда должно оставаться место для случайного работу мастера в произведение чуда, которое превращает искусства.
Из анкеты Анкета с ответами Дилана Томаса (1913-1953). Была напечатана в сентябре 1946 года. Дилана Томаса
Эдгар По. Поэтический принцип. « Произведение достойно называться
поэтическим постольку, поскольку оно волнует, возвышая душу. Ценность его
пропорциональна этому возвышающему волнению. Но все волнения преходящи -
таково свойство души. Та степень волнения, которая дает произведению право
называться поэтическим, не может постоянно сохраняться в каком-либо
сочинении большого объема. Максимум через полчаса волнение ослабевает,
иссякает, переходя в нечто противоположное, и тогда поэтическое
произведение, по существу, перестает быть таковым».
Краткость (А.Ахматова: настоящий миг поэзии краток». «С другой стороны, ясно, что стихотворение может быть и неуместно
кратким. Чрезмерная краткость вырождается в голый эпиграмматизм. Очень
короткое стихотворение хотя и может быть блестящим или живым, но никогда не
произведет глубокого или длительного впечатления. Печать должна равномерно
вдавливаться в сургуч.
». так и простое устное или письменное
воспроизведение этих форм, звуков, красок, запахов и чувств удваивает
источники наслаждения. Но это простое воспроизведение - не поэзия. Тот, кто
просто поет, хотя бы с самым пылким энтузиазмом и с самою живою верностью
воображения, о зрелищах, звуках, запахах, красках и чувствах, что наравне со
всем человечеством улыбаются и ему, - он, говорю я, еще не доказал прав на
свое божественное звание. Вдали есть еще нечто, для него недостижимое. Есть
еще у нас жажда вечная, для утоления которой он не показал нам кристальных
ключей. Жажда эта принадлежит бессмертию человеческому. Она - и следствие и
признак его неувядаемого существования. Она - стремление мотылька к звезде.
Это не просто постижение красоты окружающей, но безумный порыв к красоте
горней. Одухотворенные предвидением великолепия по ту сторону могилы,
боремся мы, дабы многообразными сочетаниями временных вещей и мыслей обрести
частицу того прекрасного, которое состоит, быть может, из того, что
принадлежит единой лишь вечности. И когда поэзия или музыка, самое чарующее
из всего поэтического, заставляет нас лить слезы, то не от великого
наслаждения, как предполагает аббат Гравина, но от некой нетерпеливой
скорби, порожденной нашей неспособностью сейчас, здесь, на земле, познать
сполна те божественные и экстатические восторги, на которые стих или музыка
дает нам лишь мимолетные и зыбкие намеки.
Стремление постичь неземную красоту, это стремление душ
соответственного склада и дало миру все, в чем он когда-либо мог постичь и
вместе почувствовать поэтическое.


я бы вкратце определил поэзию слов как _созидание
прекрасного посредством ритма. Ее единственный судья - вкус. Ее
взаимоотношения с интеллектом и совестью имеют лишь второстепенное значение.
С долгом или истиной она соприкасается лишь случайно.


Э-По
Полны энергией
Размах воображения
и ощущение чуда : та-та-та – ты как говорил наш преподаатель Ф.Ф. Федоров, «хорошее стихотворение может быть ловко сколочено и подчинено всем правилам, но в нем всегда должно оставаться место для случайного работу мастера в произведение чуда, которое превращает искусства. Дилана Томаса ритмическое ли, лексическое (слова, соединение слов), синтаксическое (как и Цветаевой) или тональное: неподдельная искренность интонации (твердые восточные формы: хокку, танка). Предстаьте: в стихах одна красота и образность. В щтом случае они могут и не стать литературой вовсе.
Томас Стернз Элиот (1888–1965) принадлежит к плеяде известнейших европейских поэтов XX в. Его имя можно поставить в один ряд с именами П. Валери, P.M. Рильке, У.Б. Йейтса, Эзры Паунда. Если в начале нашего столетия многие могли счесть его стихи экстравагантными, а в нем самом увидеть дерзкого экспериментатора, то с середины 40-х гг. Элиот становится официально признанным мэтром англоязычной поэзии, и в 1948 г. ему присуждают Нобелевскую премию по литературе. Современный образованный европейский (в том числе и русский) читатель видит в нем автора программных для англо-американской литературы поэтических произведений, поэм "Бесплодная земля" (1922), "Пепельная среда" (1930) и "Четыре квартета" (1943).
«Байрон и Бодлер драматизировали в прославивших их книгах собственные беды, Уитмен – свое счастье». Х.Л. Борхес Несколько слов об Уитмене



Другие статьи в литературном дневнике:

  • 26.03.2019. ***
  • 22.03.2019. ***
  • 17.03.2019. ***
  • 12.03.2019. ***
  • 07.03.2019. ***
  • 04.03.2019. ***
  • 03.03.2019. ***