Год 1947.

Нина Лавренова: литературный дневник

Год этот снова был голодным и холодным. Правда,у нас появилась черная коза Марта, которая, конечно, спасала нас своим молоком.Мы все ее очень любили, потом она исчезла, и я не знаю, куда. На следующий год мне надо было идти в школу, но я была такая худая и прозрачная, что мама отдала меня в пионерский лагерь, так как питание там было получше, чем дома. Я впервые узнала вкус сыра и кофе из желудей.Был и хлеб с маслом. Тогда главной задачей было , чтобы дети набрали вес . На меня надели пионерский галстук,а мне было всего шесть лет. Я очень скучала, хотя на фотографии, которая сохранилась у меня, я улыбаюсь.Еще расскажу об одном происшествии в этот год, которое могло закончиться печально. Я очень была привязана к маме, и всегда ждала ее возвращения с работы или откуда-то еще . Около нашего дома было шоссе.Почти пустое, так как машин было мало.В тот день я была на другой стороне шоссе, когда увидела возвращение мамы домой, и со всех ног бросилась через шоссе ей навстречу. Мама кричала мне:"Стой!Стой!", но остановиться уже я не могла.И вдруг из-за крутого поворота прямо на меня летит огромная машина, американский студебеккер, как я потом узнала, и я вижу прямо перед собой огромное колесо, которое вдруг замирает,и машина останавливается.Я ,живая и невредимая, бегу к маме. Мама потом неделю лежала в полуобмороке, и бабушка ее выхаживала.Еще один памятный случай с пленными немцами. По шоссе едет грузовик ,на верху которого сидят пленные немцы. Вдруг машина резко тормозит, и борта машины откидываются резко, и люди падают на землю.Бабушка, когда узнала о смерти близких от голода в Ленинграде,стала курить. Курила она самокрутки из газет. Немного табака ей приносил отец, ее зять. Чай она пила из трав, и часто летом просила меня нарвать ей чабреца. Он всегда напоминает мне мою бабушку.



Другие статьи в литературном дневнике: