Юрий Токранов - написанные рецензии

Рецензия на «Несъедобные грибы России 6. Мухомор вонючий» (Татьяна Сергеева 9)

А викинги-то - вот умора -
без страха ели мухоморы.
Сожрет один - и стал берсерк:
мечом в сраженьи сверк-сверк-сверк.
Он круче всех на поле - ох ли!
Опять же - и глисты подохли.

Юрий Токранов   05.11.2019 15:05     Заявить о нарушении
Ой, откуда сведения? Спасибо))

Татьяна Сергеева 9   05.11.2019 15:49   Заявить о нарушении
Рецензия на «Искупление невинности» (Юрий Токранов)

Юрий Беликов - русский поэт и прозаик, эссеист, литературный критик, журналист. Рецензия опубликована в пермской краевой газете «Звезда» 5 августа 2016 года [№86(32546)] - приложение «Лукоморье».

ОДИНОЧНОЕ СКОЛЬЖЕНИЕ

Вообще его должны оглядывать, как музейный экспонат. И даже щупать: из какого материала, например, изготовлена его бежевая, вытянутая почти до пола безрукавка, в которой он походкой конника иногда передвигается по стеклянному атриуму, а она развевается, подобно ратному плащу.

Однако чаще сидит, как и все, за монитором, делая вид, что никого не замечает. Но поскольку в нем течёт кровь великих правителей Булгарии, глаза его, даже сведённые в одну точку, поневоле ухватывают всех и вся.

В былые бы какие-нибудь Средние века... Но он нашёл себе подходящее прикрытие — газету «Местное время».

Впрочем, древнее булгарское происхождение не исчерпывает в этом человеке его предназначений. О, если бы девушки знали, что стихи Юрия Токранова украшают отечественную антологию поэзии XX века, озаглавленную «Свойства страсти»!

Украшают наряду со строками Александра Блока и Анны Ахматовой, Игоря Северянина и Сергея Есенина, Евгения Евтушенко и Андрея Вознесенского. Вот всего лишь концовка стихотворения:

А после - между водкой
и «Анапой» -
трезвее становясь,
а не пьяней,
такую грязь насочинял о ней,
что даже карточка её
сорвалась на пол.
Но...
подобрал
и закрепил
верней.

Впрочем, нынешние девушки наверняка не в курсе, что такое закавыченная «Анапа». Однако достаточно прочесть токрановское стихотворение полностью — и язык автора воспроизведёт все оттенки послевкусия.

А если вы откроете недавнюю, сольную книгу Юрия Токранова «Искупление невинности» (так могли бы назвать свои новые романы Маркес или Борхес), вас удивит многогранность воплощений её создателя.

Сравнительно небольшая по объёму, эта книга напоминает некий стенд с пробирками в лаборатории по забору крови. То бишь тестирует развитие автора в разных направлениях, начиная с 1980 года прошлого века и по сей день.

Тут тебе и стихи, и переводы с английского, и зарисовки, и новеллы. Верхняя часть айсберга. А сам айсберг - не то под водою, не то его съело когда-то тёплое, но уже остывающее течение Гольфстрим...

Но достаточно и верхней части — нескольких парадоксальных строчек, дабы оценить масштаб авторского кредо:

По льду небес
коньками крыш,
давно упившись
сном и ленью,
скользит народонаселенье,
но ты с народом
не скользишь.

Токранову ведомо: любой атриум может превратиться в серпентарий, если наполнится упоённым скольжением по руслу обывательских извилин. И тут ведь автора не упрекнёшь, что, дескать, он смотрит на «народонаселенье» сверху вниз.

Нет, он поставил его на «коньки крыш», чтобы глянуть на «упившихся сном и ленью» снизу вверх. Оттуда, где и должен пребывать народ. Поэт в изящной своей миниатюре поставил его на место. Дерзко? Но почему-то ведь ещё Александр Сергеевич предупреждал: «Поэт, не дорожи любовию народной...»

Юрий Беликов - лидер литературно-поэтических объединений «Времири», «Дети стронция», «Политбюро», «Монарх», «Дикороссы». Входит в Высший творческий совет Союза писателей XXI века.
****************************************

Юлия Баталина - редактор отдела культуры ИД «Компаньон». Рецензия опубликована в журнале «Новый Компаньон» 19 января 2016 года.

Автор сборника стихов «Искупление невинности» Юрий Токранов, в отличие от авторов предыдущих книг этого обзора, — профессионально пишущий человек.

В журналистской среде его знают как матёрого многостаночника, готового и на спортивный репортаж, и на криминальную хронику, и на заказные рекламные статьи, в том числе политические, и на — чего греха таить — небольшую «чернушку».

Словом, немного циничный пройдоха-репортёр, классический такой типаж. Но в своих художественных текстах он открывается как тончайший лирик, остро чувствующий сложности и нюансы бытия, а также как эстет, умеющий виртуозно обращаться со словесной материей.

«Френды», читающие ленту Токранова в фейсбуке, давно знали, что Юра — мастер рифмы, но по сетевым двустишиям трудно было предположить, насколько художественные и профессиональные поэтические тексты он пишет «в стол».

Стихи Токранова — очень добрые, немного грустные и изрядно философские. Правда, их немного: автор придирчиво отобрал за 30 лет творчества всего-то 80 страничек.

С изданием книги связан многозначительный анекдот. Редактор издательства испугался давать в печать следующее четверостишие, посчитав, что его могут принять за пропаганду суицида:

Чего усложнять: решил — так оземь.
Погода лётная, в небе — просинь.
Лететь недолго: этажей восемь.
Главное, что — весна, а не осень.

Тогда Токранов приделал к нему название «Галилей швыряющий». Но без названия было лучше, честное слово.

Подробнее: http://www.newsko.ru/articles/nk-2979856.html
**************************************

Андрей Сердюк, роман «Дороги младших богов», 2005, фантастический боевик, ISBN: 5-93556-523-4, АРМАДА: «Издательство Альфа-книга»

Очнулся там, где и упал, — на полу в кабинете старика-консультанта. Целым, но не сказать, что невредимым. Башка раскалывалась. Правда, связанным я не был.

И первым, что я обнаружил, была шишка на макушке. Вторым было уяснение того печального обстоятельства, что теперь я безоружен. Мой пистолет перекочевал в руки подлого старика. Который, кстати, вновь усевшись на том краю стола, безмятежно перебирал листочки, любовно упакованные в мультиформу.

Увидев, что я пришел в себя, он сказал как ни в чем не бывало:

— Вот он, новейший перевод «Вещего дрозда». От Юрия… секундочку… Токранова. Чудесный, просто чудесный перевод.

Я с трудом встал и дотащился до ближайшего стула, и когда опустил на него свой зад, старикашка, коварная какашка, прочел мне теперь, впрочем не на память, а с листа:

Свинцовый саван высоты
и ветра скорбный стон.
Столетья труп уже остыл
и в вечность погребен.
Умолкло в мертвой мрачной мгле
биенье бытия.
И жизнь угасла на земле.
И угасаю я.
Но голос вдруг в ветвях возник
из немоты ночной.
Прозрачный, чистый, как родник,
он покачнул покой.
Мятежный дрозд:
и слаб, и мал,
не виден никому —
счастливой песней разрывал
густеющую тьму.
Он исступленно, страстно пел.
Он пел, а мир вокруг светлел,
казалось, и теплел.
И я подумал вдруг, что эта песня как ответ
на безнадежность тьмы,
что близок радостный рассвет,
которым грезим мы.

— Правда, замечательно? — досуже поинтересовался моим мнением старик.

— Правда, — вынужден был согласиться я, хотя говорить мне теперь, по понятной физиологической причине, стало труднее.

— И тема Спасения тут как-то так четче обозначена… — продолжал старик. — Близок радостный рассвет, которым грезим мы… Хорошо и ясно. Почти как у Тургенева в его «Дрозде». Помните? Вижу, не помните. Ну так послушайте.

Он, никуда не торопясь, оттягивая удовольствие, открыл на закладке одну из книг, лежащих на столе, и зачитал из классика:

— «Они дышали вечностью, эти звуки, — всею свежестью, всем равнодушием, всею силою вечности. Голос самой природы слышался мне в них, тот красивый, бессознательный голос, который никогда не начинался — и не кончится никогда.

Он пел, он воспевал самоуверенно, этот черный дрозд; он знал, что скоро, обычной чередою, блеснет неизменное солнце; в его песни не было ничего своего, личного; он был тот же самый черный дрозд, который тысячу лет тому назад приветствовал то же самое солнце и будет его приветствовать через другие тысячи лет, когда то, что останется от меня, быть может, будет вертеться незримыми пылинками вокруг его живого звонкого тела, в воздушной струе, потрясенной его пением».

http://www.litmir.me/br/?b=24506&p=41

Юрий Токранов   15.10.2019 21:51     Заявить о нарушении