Экспертный обзор. Юрий Милорава. Февраль-2017

По моему мнению, необходимо выделить таких авторов:

Вадим Седов
Пожалуй, лучший в списке. Он понимает, что задача поэта волновать словом. Как это ни невероятно трудно и почти недостижимо, но у него это все-таки получается – удел единиц в нашей поэзии.

ВАДИМ СЕДОВ «Ночью тёмной и снежной...»
http://www.stihi.ru/2016/11/16/8585 номинатор Эдуард Филь

Ночью тёмной и снежной
со среды на четверг
по бессонной Манежной
проходил человек.
Шёл походкой неспешной,
брал снежинки в ладонь.
Сразу видно – нездешний
человек молодой,
 
Без кашне и перчаток,
легковато одет,
он на стенах зубчатых
видел матовый свет
за чугунной оградой
фонарей восковых,
аллохор Ленинграда
в сердцевине Москвы.
 
В голове затихали
голоса зазывал.
Кто-то ждал со стихами,
кто-то стол накрывал.
И снежинки летели
в москворецкую тьму.
Вольной жизни неделя
оставалась ему.
 
Мёрзли львы на фронтоне.
Он не видел уже,
как в окне, в пятом доме,
во втором этаже
в пеленах полотенец
вслед не глядя ему,
улыбался младенец,
непричастный всему.
 
Сколь ни щедро застолье,
ни вакханка смугла,
даже смерть удостоит
лишь чужого угла
проходящего дальше
по неспящей Москве
за тенями купальщиц
в изъяснимой тоске.
 
В неурочное время
не увидит Москва
твоего появленья,
твоего Рождества.
От озноба под кожей
до обрыва в груди
преходящий прохожий,
проходя – проходи.

.....................

Исхаков Алексей
Он продолжает высокие традиции антиэстетизма, заложеные русским футуризмом. Это эпатаж со вкусом, интересная поэзия с современной экзистенцией.

ИСХАКОВ АЛЕКСЕЙ «Механическое»
http://www.stihi.ru/2017/02/06/6014 отборочный тур для резидентов

Опираясь опереньем на воздушные потоки
механическая птица вымерзает до каркаса.
В атмосфере назревает смутный план антициклона.
Дом на северо – востоке
спит кирпично – жёлтой массой,
разметавшись этажами по лицу микрорайона.

На пятнадцатом светает, люди кончили недавно
механически сближаться, в циферблате мнутся сутки.
Громко цокает будильник под давлением пружины.
На развалинах дивана
прорастают две забудки.
Во дворе уже грохочет соло мусорной машины.

Ледяное время года разместилось на обложке.
Электрическая тяга гонит поезд – календарь.
Чай в стеклянном переплёте, подстаканник, мелочь ложки –
механическое счастье, дребезжащая деталь.

.....................

Дана Курская
На редкость интересная, глубокая и разноплановая поэтесса, у которой нет никаких проблем в области формы, у нее свой уверенный голос, ей есть что сказать читателю, это очень не скучное и не банальное чтение.

ДАНА КУРСКАЯ «Кажется, про яичницу»
http://www.stihi.ru/2017/02/07/10651 отборочный тур для резидентов

говорят, ее чувствуют как удар
с чем-то часто путают Божий дар
но ее не спутать в нервов тугой клубок
не сложить как жужелку в коробок

говорят, нависает штормом, бурлит рекой
а у нас февраль в окне и покой
а у нас в духовке брокколи и минтай
– Почитать тебе сказки Пройслера? – Почитай.

говорят... впрочем, пусть себе говорят
пусть у них она словно импульс или разряд
ведь у нас есть тоже своя беда
– Почитать тебе Антокольского? – Никогда!

но когда пора отходить ко сну
я мой смысл обретаю во всю длину
– Приготовить на утро яичницу? – Приготовь.
...если здесь не любовь, тогда что – любовь?

.....................

Влад Маленко стремится создавать благородную и загадочную фактуру текста на фоне Брейгеля. И у него это получается. Редкий трюк, мало кому такое могло бы удасться.

ВЛАД МАЛЕНКО «Брейгель и подсолнечное масло»
http://www.stihi.ru/2017/02/06/9738 номинатор Катя Че

Глаза согрев у нефтяных канистр,
Но так и не насытив их искомым,
Февраль придумал
Брейгель-хоккеист,
Как первый блин весны
Со снежным комом.
Холст загрунтован. Белая кора –
Начало жизни. Новый лист по сути.
А подо льдом на дне лежит корабль,
И мы остекленевшие в каюте
Касаемся друг друга вновь и вновь
Без слез, без разговоров и улыбок.
Снеговики нас ловят на морковь,
Урок любви не выучивших рыбок.
Подсолнечное брызгалки комет
Историю большую предвещают.
А Брейгель лишь фиксирует момент
И кистью лёд февральский расчищает.

.....................

Рита Круглякова – четко и очень трогательно строит стихотворение. Хороший сентиментализм.

РИТА КРУГЛЯКОВА «Человеку»
http://www.stihi.ru/2016/06/23/6435 квота ГР за редактирование отборочного тура

За капризным мартом пришел апрель,
Бог разводит синюю акварель.
Начался отсчет сорока недель –
Прорастает семя.
Для того, что сбудется в декабре,
Дождевую каплю принес  Борей,
В этой капле – воды из двух морей
Продолжают время.

Ты – моя река, я – твоя река.
Из такого разного далека
Протянулись ниточки ДНК:
Наполняясь ими,
Изнутри ласкают меня моря...
Сопричастный, в сетке календаря
Сосчитай недели до декабря
И придумай имя.

Мы замедлим свой беспокойный бег.
Из сиянья лун, из слиянья рек
Здесь, под сердцем, начался человек,
Чтобы в мир вглядеться:
Написать роман, полететь к звезде...
Счастье в этом чуде и простоте –
Подержи ладони на животе –
Там, где бьется сердце...

.....................

Игорь Мальцев – интересен, это поэзия мысли, сопряженной с лирикой, довольно редкое качество, и с иронией он не перебарщивает. С философским оттенком стихи.

ИГОРЬ МАЛЬЦЕВ «Сразу всё»
http://www.stihi.ru/2017/01/09/5057 отборочный тур

Шмелю в полёте всё едино:
Пыльцой припудренный слегка,
То видит общую картину,
То зев отдельного цветка.

Но сразу всё узреть — куда там!
Отнюдь не каждый эрудит
Сумеет враз представить атом
И вещь, в которой он зашит.

А насекомому — тем паче!
Ему, конечно, всё равно.
Ему плевать — на чьей он даче
И кто принёс сюда бревно;

И кто за ширмою растений
Крадётся весело в очках;
И дела нет до смысла тени
От пионерского сачка.

.....................

Любовь Левитина
Заразительные реминсценции. Прочувстованные фантазии. Хороший язык.

ЛЮБОВЬ ЛЕВИТИНА «Гамельнское. Исход»
http://www.stihi.ru/2016/05/25/7240 квота ГР за редактирование отборочного тура

I

Крысы

Небо дышит пылью и пахнет серой,
солнце – выжатый ананас.
Позади куражится город серый,
он всегда ненавидел нас.
Потому не спросит: зачем? куда мы?
Догорая, чадят мосты.
Мы уходим сомкнутыми рядами,
зубы-гвозди, крепки хвосты.
Поднимаем пыль на тропе ногами,
животами в траве шурша.
Каждый носит свой непрощённый Гамельн,
и не стоит его прощать.
В край, где в нежной музыке тонет слово,
мир по-своему нарекать
мы идём за дудочкой крысолова.
Не свернуть.

...Впереди река.

II

Дети

Небо дышит пылью и пахнет серой,
солнце – выжатый ананас.
Околдован звуками город серый,
потому не удержит нас.
Прибиваем пыль на тропе ногами,
невысокой травой шурша.
Смотрит вслед беспомощный сонный Гамельн,
нас научат его прощать.
Горько шепчет в спины попутный ветер,
опустился небесный свод.
Мы теперь уже навсегда не дети...

На волнах чародейных нот
в край, где в недрах музыки зреет слово,
мир по-новому нарекать
поплывём за дудочкой крысолова.
...Удержи на воде, река!

------
Согласно средневековой немецкой легенде, музыкант, обманутый магистратом города Гамельна, отказавшимся выплатить вознаграждение за избавление города от крыc, c помощью колдовства увёл за собой городских детей, сгинувших затем безвозвратно.

.....................

Юлия Долгановских
Мне нравится погружаться в ее мистику и в ее интересные ритмически тексты.

ЮЛИЯ ДОЛГАНОВСКИХ «Иггдрасиль»
http://www.stihi.ru/2017/01/03/2631 номинатор международный поэтический клуб «Рифма»

В час недобрый, когда с головой накрывает упадок сил,
с недостижимой для взгляда кроны дерева Иггдрасиль
срывается птица, царапает воздух, садится тебе на плечо —
и начинает петь.

Если птичий язык распознал как родной — ты, увы, обречён.
Обречён молчать во веки веков и владеть ключом.
Молчать, даже если тянулся к небу, но пальцы попали в гниль
и на спину обрушилась плеть.

Птица, клюв наклонив, пропоёт, что Земля — это ком,
ком налипшей земли на корнях, что укрыты песком,
ствол томится в волнах, что дают свою зелень листве —
в ней покоится шар золотой.

В этом мироустройстве таится печальный ответ —
то, что мы испокон принимали за солнечный свет,
есть лишь сон, ибо тьма поутру распускается хищным цветком,
обволакивая слепотой.

Видят люди во сне, что летят над Землёй высоко,
что идти и бежать, и дышать — широко и легко,
дети видят во сне, что по дереву лезут вверх
и сидят на тяжёлых ветвях.

Рыбы спят — видят сны, как выпрыгивают из рек
и скользят в облаках, где идёт и бежит человек,
человек забирает руками, плывёт на восток,
обжигаясь о шар второпях.

Мрак дневной убивает живое — и множится гниль.
Каждый погибший становится семенем Иггдрасиль.
Вырастают деревья. Шатаясь, к плечу плечо,
из корней выплетают сеть.

Мой язык распознал как родной? Знай, что ты обречён.
Обречён молчать во веки веков и владеть ключом.
...Открывается дверь, за которой раскинулся лес Иггдрасиль.
Ты начинаешь петь.

______________
Иггдрасиль – мифическое Мировое Дерево, пронизывающее Вселенную.

.....................

MIC29
По настоящему своеобычный автор. Такая поэзия радует и обновляет итерес к чтению в нашу эпоху вала литературной самодеятельности.

MIC29 «Ктулху»
http://www.stihi.ru/2015/11/07/2934 номинатор «Термитник поэзии»

И вот зима... Бело-белым.
Всё в однотонной гамме строго.
Бескомпромиссно, с видом злым
Скребётся дворник у порога.

Газон машинами пророс.
Они до лета в нём – озимы.
Затянут смогом край берёз,
И пахнет непереносимо.

Старушка с глупой хитрецой
Сшибает мелочь с проходящих.
С востока дует Виктор Цой,
И воздух делается слаще.

Но всё изменится вот-вот:
Порвутся трубы в подземелье,
И город медленно всплывёт
И потечёт к туманной цели.

У сквера статую в пальто
Расточат в бронзовую втулку
И бросят в воду – подо льдом
Глушить проснувшегося Ктулху.

.....................

Петра Калугина
Узнаваемые черты настоящего времени, современности, важные ее детали, без иронии – для этого автора эти черты самое ценное. Это и есть настоящий поэтический процесс. Как сказал классик: "Жить должны мы настоящим,  / В нем лишь жизни торжество!"

ПЕТРА КАЛУГИНА «С изнанки»
http://www.stihi.ru/2017/01/02/4161 конкурсный литературный портал stihi.lv

Тёплый хтонический ветер,
лакомый запах Москвы.
Помню, как ехал и бредил,
гнил с головы.

Видел названия станций,
воющей тьмы провода.
Заповедь «Не прислоняться»
к ней никогда.

Надо – к чему-то – стремиться.
Ехал и чуял нутром,
как распускается в лицах
Роза метро, –

Словно растет прореха.
С севера на восток
Ехал себе и ехал,
Летел себе, лепесток.
.
Грезил, нахально грезил,
Как бы в глаза дерзя
Жызни. Был груб и весел.
А что, нельзя?!

Нет в ней тебя – и ладно!
Может быть, ты – вон та.
Чувствовал: нет, прохладно.
Парок у рта.

Видел судьбу с изнанки,
стыки ее и швы,
пшики ее и знаки, –
шипы Москвы.


Рецензии
Неожиданно. Огромное спасибо, Юрий за ваш выбор.

Долма   13.03.2017 20:20     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.