Великая сила паскудства. О Сером и о грязном

Как клевещут на Великую Победу
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,



ЗНАКОМСТВО С ТАИНСТВЕННЫМ ВЕТЕРАНОМ
В 2006-м году на портале Стихи.ру появились первые военные стихотворения автора Леонида Серого –

«Высота 208» - http://www.stihi.ru/2006/06/02-1788
"Фильм ужасов" - http://www.stihi.ru/2006/07/01-536
«Рокада» - http://www.stihi.ru/2006/06/18-1233
«Военных книжек нет в моей квартире» - http://www.stihi.ru/2006/06/02-1790

Годом позже –

«Курская дуга» -  http://www.stihi.ru/2007/01/20-572
«Черниговская поэма» - http://www.stihi.ru/2007/09/13/1496
 «Венский вокзал в сорок пятом» -  http://www.stihi.ru/2007/04/07-1919


В 2008 –

«Поэма о кусочках» - http://www.stihi.ru/2008/04/20/1132
«Блиндаж» - http://www.stihi.ru/2008/04/15/2837
«Атеист» - http://www.stihi.ru/2008/11/30/1074


В 2009-м –

«Рассказ про первую любовь» - http://www.stihi.ru/2009/05/09/1274

Даю ссылки на все эти опусы, чтобы неподготовленный читатель СМОГ ПРОЧЕСТЬ ИХ ДО ЗНАКОМСТВА С МОЕЙ КРИТИКОЙ. Для чистоты эксперимента. Возможно даже, для кого-то открою нового кумира. Не страшно. Я сам в своё время попал под обаяние "фронтовой правды" произведений Леонида Серого. И, в отличие от ряда других его критиков, продолжаю настаивать на том, что эти стихи написаны опытным мастером, эмоционально, ярко, экспрессивно, с жестокими, натуралистическими подробностями. Читаешь – и поначалу веришь каждому слову. У людей моего поколения нередко возникают воспоминания – что-то подобное рассказывал дед, отец, соседи, знакомые, прошедшие войну… Уверен, отдельные куски впечатляют и самих фронтовиков. Предельная правдоподобность. Иногда даже мурашки по коже:

Их артиллерия проснулась вдалеке –
"Благоприятного" момента ждали, гады.
Взревели гаубицы, целясь по реке,
Завыли следом минометные снаряды

И стали, нашей артиллерии в ответ,
Кромсать атаку мясорубкою фугасной.
В Десне осенняя вода сменила цвет,
За полминуты боя став кроваво-красной.

Глаза от грохота давило из глазниц,
От гари солнце восходящее поблекло.
Весь Дантов ад – приют изнеженных девиц,
Курорт на море, по сравненью с этим пеклом.

Ошмётки мяса с неба сыпались как град,
Дыханье взрывов било - не вздохнуть не охнуть.
Я не боялся угодить, там, под снаряд,
Я, там, боялся от разрыва сердца сдохнуть.

Сильно, не правда ли?

О самом поэте известно немного. В аннотации к подборке стихов в «Литературной газете» читаем:

«Родился в рабочем посёлке Крутинка Омской области. Приписал себе лишний год, чтобы попасть на фронт. Воевал с весны 43-го года до Победы. Боевой путь: Калуга – Курская дуга – Украина – Австрия. Большую часть жизни прожил в сибирском селе, последние годы живёт в Омске». В других местах отмечено, что «Леонид Серый выставляет свои стихи только на сайте Стихи.ру, на рецензии давно уже не отвечает и сам их почти не пишет. Удалось установить только обрывочные сведения о нем: родился в июле 1927, приписал себе лишний год»… Вот, собственно, и всё. Чем богаты, тем и рады.

Насчёт эксклюзивности военных произведений Серого на стихире – это, конечно, лукавство. Он не раз представлял их на многих других сайтах и обсуждал с большой охотой. Не говоря уже о том, что их разносят по Интернету его поклонники. Как раз на стихире ему, в общем-то, не слишком повезло. Да, в 2007-м номинировал его стихи Владислав Сергеев – без особого фурора. Творчество славного фронтовика из глухой сибирской глубинки долгое время не находило достойного отклика в душах стихирян. Уже Интернет клокочет – а стихира преступно равнодушна к окопной правде ветерана.

Но наконец-то награда нашла героя…


«НЕ СМЕЮТ КРЫЛЬЯ ЧЁРНЫЕ НАД ЛЁНИНЫМ ЛЕТАТЬ!»
В октябре 2013 года на конкурс «Народный поэт» были номинированы два стихотворения Леонида Серого - «Курская дуга» и «Венский вокзал в сорок пятом».  Они вызвали бурю читательских эмоций.

Вот лишь несколько – о «Курской дуге»:

***Спасибо Вам, Леонид. Я учитель истории, мы уже провели урок мужества о великой победе под Курском… Мне очень жаль, что я ещё не прочитала тогда это Ваше стихотворение, но обязательно прочту его ученикам. Да, Леонид, это очень трудно говорить так о войне, но правда должна быть сказана, какой бы она ни была.
Алла Валентиновна Вавилова***


***Великолепно!!!
 До слёз...
 Храни Вас Господь!
 Смирнов Александр Александрович***

О «Венском вокзале»:

***Сильные стихи, я изрыдалась, обеими руками.
Светлана Баранник***   

И так далее.

Среди впечатлённых оказался и я. Тоже изрыдался обеими руками. И даже написал несколько строк, полных восхищения.

Но вдруг выяснилось, что в стройный хор восторгов и похвал вклинились диссонансные реплики. Например, под стихотворением о Курской дуге:

***Ребята, разве кто-то из вменяемых людей может усомниться в том, что эта чушь про Курскую дугу написана литературным власовцем, поэтическим Хлестаковым? Ведь это видно невооруженным глазом! Ветераны ТАК не пишут. Друнину почитайте, Берггольц про рукопашный бой. Под маской серого волка скрывается матерый либераст, поклонник Б. Соколова, Марка Солонина и прочих говнюков - очернителей Победы.
Юрий Кононов***

***Ага, правда так и прёт.  Про стих этот брехливо-натужный и говорить неохота… Значит, говорите, Вы самый молодой в Совете ветеранов. Вам только 85 (или 86) лет. Ветеранов чего? Околополитического п...жа? .. Любитель мистификаций хренов.  Морочите людям голову, напяливая на себя разные маски…  Стишки мерзостные с двойным дном кропаете. Уже по ним видно, как Вы любите свою Родину и людей, в ней живущих.  Издеваетесь Вы над согражданами и кайф от этого ловите. Презираете их, доверчивых и недалёких…
Кладницкий Алексей***

Полон праведного гнева, я обрушил на Кладницкого свой полемический пыл. Чтобы почерпнуть аргументы, перечитал оба номинированных стихотворения, затем обратился к другой рифмованной фронтовой мемуаристике Леонида Серого… И ужаснулся. Как нынче принято говорить, испытал состояние культурного шока. Внимательное знакомство с «военной поэзией» «ветерана» ЗАСТАВИЛО меня встать в ряды Кононова, Кладницкого и СОТЕН людей, сохранивших способность отличить честную поэзию от «фуфла». На поверку эта «окопная правда» оказалась ЛОЖЬЮ ИЗ СТОЧНОЙ КАНАВЫ.

Дерьмо, к сожалению, не меняет своего вкуса и запаха, в какую бы изящную упаковку его не поместили. А стихи Леонида Серого, на мой взгляд, являются именно талантливым дерьмом.

Ознакомившись с обсуждением омерзительных пассажей Серого и ползучей гнили, которой пропитаны его опусы, с нелепостями, противоречиями и ложью, номинатор, который выставил стихи «фронтовика», признал правоту критических аргументов и снял стихи «ветерана» с конкурса. Для многих людей стало очевидно, что мы имеем дело с гнусной, безнравственной мистификацией, целью которой является фальсификация истории великой войны, навязывание лживых, подлых представлений о ней под видом «свидетельств» и «впечатлений» «очевидца».

Да и сам «фронтовик» шустренько удалил все свои «военные опусы» с портала Стихи.Ру. Что не осталось незамеченным «передовой общественностью», которая грудями встала на защиту «невинно оскорблённого» и «постыдно оболганного» «ветерана». Разумеется, по существу дела никто ничего толком возразить не мог. Да и не желал. Зачем?!! Разве и без того не видно, что это – «настоящие стихи»?!! Так может написать лишь человек, который сам прошёл войну, мёрз, утопал в болотах, штурмовал высотки, видел страшные картины всеобщей «мясорубки»...

Принцип защиты «ветерана» замечательно сформулировала Нина Хачатурян на сайте «Фабула», разместив здесь стихи Серого, им удалённые:

***Эти стихи выставлены мной в этой заметке с одной единственной целью - сохранить их. Без обсуждения и критики личности автора, его возраста, вероятности его существования, а также - техники, лексики и прочих аспектов его стихов. Если кому-то непременно нужно обсудить всё вышеперечисленное, то они могут делать это на страницах своих публикаций.
В этой заметке под этими стихами таких обсуждений не будет, потому что для меня  обсуждения в таком ключе таких стихов равносильны критике  текста на мемориальной доске у братской могилы.
Поэтому, комментарии с критикой Леонида Серого и его стихов  в этой заметке будут удаляться***.

Всё ясно? Кто ещё хочет попробовать комиссарского тела?!! В другом месте ещё более резко: «Это то же самое, что осквернить  могилу». О как…

Вот ещё перл в адрес «циничных негодяев»:

***Потрясающие стихотворения... стыдно за тех, кто посмел  обидеть человека преклонного возраста, участника войны...***

И таких откликов немало.

Ощущая прямую причастность к обидчикам Леонида Серого, очень хотел бы пролить слёзы раскаяния. Но что-то мешает. Вместо этого решил выступить от лица и по поручению «осквернителей могил» - чтобы народ, у которого кипит разум возмущённый, мог узнать, как мы дошли до жизни такой, ПОЧЕМУ НАШИ ЧЁРНЫЕ ДУШИ РАЗЪЕДАЕТ РЖАВЧИНА НЕДОВЕРИЯ к «фронтовику» Леониду Серому и его стихам. Уважая сверхъестественное поэтическое чутьё поклонников «фронтового поэта», мы всё же посмеем поделиться некоторыми сомнениями. Возможно, вы их развеете – и мы падём перед вами на колени со скорбью и покаянием.
 
А пока создаётся впечатление, что мы имеем дело со стаей одичавших страусов, зарывших головы в песок и не способных узреть очевидное.

Честно говоря, сие зрелище не способно меня впечатлить.


КАЛУЖСКАЯ ВОЛОСТЬ В ИСПАНИИ ЕСТЬ?
Разобьём исследование на три позиции.

1.Личность Леонида Серого. Мы ведь о нём не знаем почти ничего. А кое-что узнать можно, прочитав его стихи и прозу. И это «кое-что» - очень любопытно.

2.Правдивость и документальность фронтовых стихов Леонида Серого. Экспрессивность мы уже оценили на «пять». Автор талантливый, одарённый, умеющий «завести» публику. Но мы - о другом. Насколько отличается (и отличается ли вообще) творчество Серого от развесистой клюквы типа «Цитадели» Мыкиты Михалкова или «Штрафбата» Эдуарда Володарского? Понимаю, для кого-то и эти, пардон муа, фильмы являются образчиками «окопной правды». Таких господ сразу прошу в сад. Или в зад – на выбор.

3.Взгляд на войну глазами Леонида Серого – это действительно «окопная правда» - или под её видом нам пытаются втюрить грязные идейки, мысли, оценки, НИ НА ЙОТУ НЕ СОВПАДАЮЩИЕ с суровыми реальностями ТОЙ войны?

Начнём с первого пункта. Объявляю сразу: никакого «фронтового поэта» из сибирской глубинки НА САМОМ ДЕЛЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Мы имеем дело с «дурилкой картонным» - выдуманным типом, которого авторы мистификации НЕПРЕМЕННО хотят выдать за подлинного участника той далёкой войны. Доказать это несложно. Большого ума не надо.

Итак, 16-летний мальчишка добавил себе лишний год, попал на фронт весной 1943-го и прошёл путь до Австрии. Далее – молчание, как говаривал принц Гамлет. Вплоть до начала нового тысячелетия, когда мы узнаём, что-де фронтовик «большую часть жизни прожил в сибирском селе». Но об этом – позже. Тут бы разобраться с причудами его фронтовой биографии…

А они таки есть. Начну с "незначительных мелочей". Спросите опытных разведчиков, они подтвердят: на мелочах прежде всего и "прокалываются".

Послужной список Серого начинается с Калуги.

Вот строки самого «фронтовика»:

Мне почему-то вспомнилась Калуга,
 Холодный дождь, угрюмый небосклон
 И, вышедший из адового круга,
 Потрепанный боями, батальон.

 Мы, промесив в усталом отупенье
 Шесть километров глины и воды,
 Шагали отрешённо в предвкушенье
 Сна, крыши, бани, курева, еды.

 По сторонам, среди золы и смрада,
 Как тени тех, что полегли в боях,
 Бродили похоронные бригады
 И собирали трупы на полях.

Итак, автор ПРЯМО ГОВОРИТ О ГОРОДЕ КАЛУГА, к которому он вместе с батальоном прорвался из какого-то «адового круга». Что за круг такой, непонятно, но, судя по полям, усеянным трупами (их сбрасывают сотнями в вырытые ямы), видимо, имеется в виду освобождение Калуги. Но почему тогда вырвались из круга, а не прорвали его? Вырываются из окружения, оборону же – прорывают, что ясно не только фронтовику, но и школьнику. Однако это – ничтожная придирка. Нам важнее, что речь идёт о боях НЕПОСРЕДСТВЕННО У КАЛУГИ, к которой, проделав шестикилометровый путь, подходит батальон Серого в предвкушении «сна, крыши, курева, еды». То есть воевали в шести километрах от Калуги.

Позвольте! Но ведь Калугу войска Красной Армии освободили… 30 ДЕКАБРЯ 1941 ГОДА! Когда бравому вояке Лёне Серому исполнилось аж 14 годочков! Если кто-то в здравом уме и трезвой памяти разъяснит мне сей забавный феномен, буду ему вельми благодарен. Калуга стоит на первом месте и в послужном списке «хронтовика», кочующем по Интернету. То есть Серый не отрицает участия в этих боях. Однако одновременно утверждает, что на фронт попал весной 1943-го, приписав себе годок лишний.

Как прикажете вас понимать, товарищ фронтовик? Растолкуйте мне, сущеглупому. Ведь после освобождения Калуги окрест неё уже боёв не велось. Но Леониду Серому «почему-то вспомнилась Калуга»… Видимо, что-то не то на ночь съел.

Правда, некоторые читатели мне возразили. Например, Анастасия Галицкая (которая во всём остальном,  как я понял, со мною согласна) указала на то, что 15 сентября 2013 года состоялась военно-историческая реконструкция, посвящённая... 70-летию освобождения Калужской области от немецко-фашистских захватчиков 13-14 декабря 1943 года! Выходит, я как разоблачитель сел в лужу?

Увы, не выходит. И не только потому, что именно с ГОРОДА КАЛУГА Леонид Серый отсчитывает свой боевой путь. Дело в том, что НИ КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ, НИ КАЛУЖСКОЙ ГУБЕРНИИ, НИ КАЛУЖСКОГО КРАЯ, НИ КАЛУЖСКОГО УЕЗДА или какой-либо подобной географической единицы во время войны вообще не было. Калужская губерния существовала с 1769 года по 1929 год, затем исчезла с карты России, а Калуга стала городом в Московской области. Создана Калужская область лишь в 1944 году Указом Президиума Верховного Совета СССР из 27 районов Орловской, Тульской и Смоленской областей. Поэтому во время войны Калужскую область не могли освобождать при всём желании. За неимением таковой. А вот сегодня праздновать её освобождение могут. Так сказать, задним числом. Но это примерно то же, что праздновать основание Петром Первым города Ленинграда.

Один товарисч также пытался меня убедить, что-де Калугу следует понимать "расширительно": мол, если бои велись в ста километрах от Москвы или Ростова, то спокойно можно написать - мне почему-то вспомнилась Москва (Ростов)...

Извините, но это - маразм. Если кто-то сражался за Таганрог (а это - Ростовская область), ему и вспомнится Таганрог, а не Ростов. Если кто-то бился с немцами под Волоколамском, он и напишет - вспомнился Волоколамск, а не Москва.
Ещё более нелепо писать - "мне почему-то вспомнился Ростов", а дальше описывать штурм Таганрога.

То есть "фронтовик" тупо врёт.
 
Опять-таки попытаемся выслушать аргументы защиты. Так, стихирянка Надя Яга попыталась возразить:

«Читаю, и не возьму в толк. Почему человек, начавший воевать хоть в 43-м, хоть в 44-м, не может от первого лица написать о том, что было (БЫЛО!!!) всего за два года до него, и почему то же самое может сделать человек из другого времени, не вызвав ничьей критики».

Другой стихирянин, Юрий Прохватилов, выразился примерно в том же духе:

"Высоцкий тоже не воевал ,однако никто не ставит ему это в вину!"

Хорошие вопросы. Итак, первый: можно или нельзя писать фронтовику ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА, КАК УЧАСТНИКУ СОБЫТИЙ, о тех боях, которые были ДО НЕГО и в которых он не участвовал? Мол, пишут же сейчас об этом вообще все, кто попало!
 
Ответ прост: конечно, нельзя. ЛЮБОЙ ФРОНТОВИК вам скажет то же самое: как же я буду в кровавых подробностях, называя себя УЧАСТНИКОМ, рассказывать о сражениях, в которых не воевал?!! Да ещё и расписывать свои подвиги, которых не совершал? Вы за кого меня принимаете?!

Да, есть исключение. Когда писатель-фронтовик (и не только фронтовик) создаёт художественное полотно, он, разумеется, может вести речь от первого лица. Однако от ПЕРВОГО ЛИЦА СВОЕГО ГЕРОЯ. Если же он начнёт писать от себя лично, то ветераны плюнут ему в лицо. И правильно сделают.

Теперь о Высоцком. Владимир Семёнович никогда не выдавал себя за "фронтовика". Напротив, всегда подчёркивал, что НЕ ВОЕВАЛ. Он писал часто по рассказам ветеранов, это да. Но всегда держал дистанцию.

Человек из другого времени, когда пишет о ТОЙ войне, совершенно определённо позиционирует себя по отношению к ней: не участвовал, но вот так мне видится. И поэтому он открыт для критики. То же самое и писатель-фронтовик - если пишет КАК ОЧЕВИДЕЦ о том, чего не видел и в чём не участвовал, его с полным правом разнесут по косточкам.

Леонид Серый говорит о себе без всяких экивоков: Я ВСЁ РАССКАЗЫВАЮ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. Всё это я видел собственными глазами. Напомним его послужной список: Калуга-Курская дуга-Украина-Австрия. Правда, в одном из стихотворений он поведал о том, как штурмовал ещё и Берлин. Но как-то в "фронтовую родословную" это не вошло.

Именно с этой точки зрения мы и должны о нём судить. Насколько правдив и его образ, и его рассказы КАК ОЧЕВИДЦА.

И вот тут-то с трудом слепленная мистификация жидко растекается. И оказывается, что Серый СОЗНАТЕЛЬНО ЛЖЁТ.Ему ВАЖНО, чтобы все верили в то, что он ЛИЧНО воевал там-то и там-то, с ним ЛИЧНО произошли описанные события. Чтобы никто не посмел даже рта раскрыть. Даже тени сомнения не возникло бы. И тогда можно втюхивать простакам всё, что угодно. Это ТАКАЯ ИГРА. Он наслаждается тем, что провёл "фраеров ушастых" на мякине. А на самом деле этот мистификатор нигде не участвовал, ничего не видел и не знает.

Прошу вас: приберегите возмущение по поводу того, что автор статьи облыжно охаивает фронтовика, не приводя ни фактов, ни аргументов. Поверьте - их есть у меня, как поётся в одной одесской песенке. Но поимейте немного терпения.



«ХРЕН С НИМ – ДАВАЙТЕ БУТАФОРИЮ»!
Оставим на время ероическую биографию Лёни Серого. Хотя она стоит того, чтобы явить её миру. И мы таки её явим. Но - всё же начнём с исторически-поэтического разбора.

Мой покойный отец рассказывал, как в начале 1950-х к приезду какого-то высокого гостя витрины магазинов Магадана украсили фруктами, овощами, мясными деликатесами из папье-маше и воска. Когда один из магаданцев захотел купить килограммчик «липовых» апельсинов, продавец пояснил: «Это бутафория». – «Хрен с ним, давайте бутафорию!» - воскликнул покупатель, сроду не слыхавший чуднОго слова.

К чему это я? Да к тому, что Леонид Серый (или кто там прячется за этой маской) рисует ровно такие же бутафорские картины «жутко кровавой военной правды». Они вроде как бы и похожи на подлинные. Однако стоит лишь попробовать на вкус - и понимаешь, что тебя одурачили. Но это если у тебя вкус не атрофирован. В русских и немецких сказках чёрта под любой личиной узнают потому, что у него отсутствует вкус: вместо орехов ему суют пули, дают жрать дохлых мух, даже говно. А он, нечистый и несчастный, ест да нахваливает. У меня такое ощущение, что многие поклонники липового «ветерана» - потомки тех самых фольклорных бесенят.

«Невежество – мать всех пороков», - говорили древние. Я убеждён: именно незнание, невежество, полуобразованность лежат в основе наивной веры любителей «серой» поэзии. Да, советские энциклопедии, исследования, фильмы, книги и прочие орудия идеологической обработки не стоит считать истиной в последней инстанции. А нередко и вообще истиной считать нельзя. Однако после падения СССР появилось огромное количество серьёзной мемуарной, исследовательской литературы, опубликованы тысячи документов военного времени, которые прежде хранились под грифом «секретно» - да много чего вышло (в том числе, разумеется, и мерзости, клевета, фальшивок).

И снова скажу похвальное слово мистификатору. Он очень серьёзно подошёл к делу. Видимо, в меру сил пользовался воспоминаниями фронтовиков, документами, исследованиями. Умело вплетает реальные детали, создаёт яркие картины тягот войны, страха, ужаса, грязи, цинизма. Он талантлив, и в этом меня не разубедит никакой разоблачитель. Вот только зачем все эти усилия отданы мистификации, зачем кропотливо лепить подделку? К тому же не настолько кропотливо, раз Серый допускает кошмарнейшие ляпы. А о цели подобной стряпни у нас ещё будет возможность поговорить.

Повторюсь: излагает Серый красиво. И зёрна падают в хорошо удобренную почву. Кровавые, «жызненные», натуралистические ужасы подобного рода уже давно привычны современной публике, эксплуатируются масс-культурой, особенно киношниками. На экранах мелькают орки, гоблины, зомби, упыри, оборотни с жуткими харями, которых герои крошат на части, заливая всё вокруг потоками крови… «Мумуары» Серого напоминают сцены боёв из «Властелина колец» вкупе с дурацкими ужастиками Тарантино типа «От заката до рассвета». Плюс хуливудские поделки типа «Спаси рядового Райана». А чё? Много мяса, много крови на прелестных льётся дам…

Поэтому в дальнейшем я позволю себе иногда именовать нашего «поэтического фронтовика» не Леонидом Серым, а Гэндальфом Серым.. Как-то больше в тему.

Но пора перейти к главному. Итак, часть вторая, где важно указать на несоответствия, несуразицы и нелепости «фронтовой поэзии» волшебника-недоучки. И одновременно разобраться, ДЛЯ ЧЕГО Гэндальф втюхивает нам под маской очевидца и участника боёв ЛОЖЬ И ГНУСЬ.

Начнём с доводов обвинения, которые мне показались не слишком весомыми.

Так, в стихотворении о Курской дуге разоблачители усомнились в наличии брусники на курских болотах. Если это и не так, ничего особенного не вижу в том, что фронтовик-сибиряк мог за давностию лет невольно перенести родную ему бруснику в курские болота. Бывает.

То же самое – по поводу  строк

Я, сквозь голодный, войлочный туман,
 Среди червей выискивал патроны
 В карманах неживых однополчан.

Я не медик и не могу утверждать, появляются ли трупные черви в течение девяти дней или нет. В конце концов, Сергей Эйзенштейн в «Броненосце Потёмкине» подмешал в пищу матросов червей размером чуть ли не с анаконду. Простим автору некоторую долю художественного вымысла.

Тем более именно это стихотворение меня поначалу впечатлило. Дело в том, что мой тесть, Алексей Васильевич Макаров, как раз воевал на Курской дуге. И СТОЯЛ ПОЧТИ ДВЕ НЕДЕЛИ В ТАКОМ ВОТ БОЛОТЕ. Ему повезло. А вот многим другим бойцам - ампутировали ноги. И это - правда. В приведённом стихотворении есть другие мелкие нестыковки, но обсуждать их нет смысла. 

Короче, если бы речь шла об «отдельных недостатках», на них можно было бы закрыть глаза. Но речь об ином – о СОЗНАТЕЛЬНОЙ ФАЛЬСИФИКАЦИИ. О бутафории, восковой скус которой не скрыть. Ограничимся наиболее яркими образчиками штиля и больной фантазии «ветеринара».


"МОСИНКА" НА ПЯТЕРЫХ, БЕСПОГОННЫЕ ДЕМЕНТОРЫ И КАППЕЛЕВСКАЯ АТАКА
Что заставило лично меня усомниться в реальности фронтовых воспоминаний Серого? Хотя поначалу, напомню, я вступил в жёсткую полемику с Алексеем Кладницким, который возмутился «художествами» волшебника-недоучки.

А началось со стишка «Высота 208», где мне по глазам шарахнули такие строки:

Ещё вчера нам люди без погонов,
 Без званий и медалей боевых,
 Раздали каждому по пять патронов
 И “мосинку” одну на пятерых.

Уже первые две строки заставили напрячься. Поскольку их идиотизм зашкаливал. Сразу возник вопрос: а почему на военном складе новобранцам должны раздавать оружие люди в погонах, со званиями - да ещё С БОЕВЫМИ МЕДАЛЯМИ? Это - рутинная работа кладовщиков, а не парад на Красной площади. На кой шут половину строфы посвящать нелепому описанию? Разве что показать, как «тыловые крысы», «интенданты», всякая трусливая сволочь посылала несчастных молодых ребятишек -

 Нас, пацанов, на фронт попавших в мае
 В голодную военную весну –

на верную смерть, безоружных, с голыми руками на пулемёты и автоматы. Правда, работники военного склада тут вроде бы не при делах вообще, но… «Люди без погонов»  невольно внушают мистический трепет. Ведь не случайно же автор подчёркивает их жуткую «зашифрованность», мрачное инкогнитО. Вроде как намёкивает читателю: ты знаешь, кто это? Эээ, брат… Что конкретно значит это «эээ», неважно. Важно, что вас в него ткнули носом. Дальше фантазируйте сами.

Честно говоря, ни один из фронтовиков, с которыми я беседовал лично, вообще не вспоминал о том, кто выдавал им оружие. Не встречалось мне ничего подобного и в мемуарах ветеранов. Это для них было совершенно не важно. Так же, как вспоминать, кто выдавал мыло в бане. Но для Серого – деталь важная! И он СПЕЦИАЛЬНО подсовывает её читателю. Так сказать, 25-й кадр. Ну, право же, ведь никто из вас специально не заострил внимания на этих подробностях, скользнув по строкам. Но в подсознании невольно отложился образ мрачных теней, посылающих солдат на верную и бессмысленную смерть. Этакие страшилища вроде ниппорэпонов (людей без лица) из японских сказок или дементоров из «Гарри Поттера»:

***Дементоры — самые отвратительные существа на свете. Они живут там, где тьма и гниль, приносят уныние и гибель. Они отовсюду высасывают счастье, надежду, мир… питаются человеческими, преимущественно светлыми, эмоциями. В особых случаях, если предоставляется такая возможность, дементор высасывает душу человека… Под капюшоном обычно не видно лица дементоров, только там, где у человека находится рот, зияет щель. При приближении дементора человек испытывает необъяснимые приступы страха и отчаяния***.

Надо же – дали, гады, одну винтовку Мосина на пять человек! Да ещё зачем-то по обойме раздали безоружным солдатам. Этим-то на фига патроны?! С одной стороны, вроде как логично: убили бойца с винтовкой – ты подхватываешь оружие и имеешь дополнительную обойму (если убитый её не расстрелял). Но, с другой стороны, если убивают тебя, выходит, все патроны остаются неизрасходованными. А поскольку 80 процентов (!!!!) бойцов идут в бой безоружными, весь основной комплект боеприпасов выкидывается на ветер, то есть высоту берут ГОЛЫМИ РУКАМИ. В мае 1943 года!!!

Но и по воспоминаниям ветеранов, и по документам, и по исследованиям серьёзных историков мы знаем, что к этому времени столь ЧУДОВИЩНОГО дефицита оружия в Красной Армии не было. Даже ко времени Сталинградской битвы солдаты не воевали подобным образом. Помнится, когда вышел французский фильм о Сталинградской битве – «Враг у ворот», его освистали не только оставшиеся в живых участники сражения, но и серьёзные историки войны. Однако даже у французов была одна винтовка на ТРОИХ бойцов! Совершенно очевидно, что части, безоружные на 80%, неспособны взять штурмом ровным счётом НИЧЕГО, даже засранного вражеского клозета. Даже при помощи лома и какой-то матери.

И всё же такое идеологическое клише появилось не на пустом месте. В начале войны в войсках и ополчении нередко действительно не хватало вооружения и боеприпасов. Многое осталось на захваченных врагом территориях, часто оружие было устаревшим и негодным. Поэтому даже при формально полном вооружении бойцы частично оказывались безоружными.

Вот что пишет главный хранитель фондов Государственного музея обороны Москвы С.Е. Соболев, основываясь на архивных документах о степени укомплектованности вооружением двенадцати дивизий московского народного ополчения на 3 сентября 1941 года:

«Винтовок имелось 34 721 вместо положенных 28 952, станковых пулеметов 714 вместо положенных 612. Но ощущался недостаток в следующих видах оружия: автоматических винтовок имелось 7 796, а требовалось по штату 21 495, ручных пулеметов было 869, вместо необходимых 956, пистолетов-пулеметов Дегтярева насчитывалось 784, вместо положенных 928».

Цитата из мемуаров Юрия Владимирова «Война солдата-зенитчика» о событиях 16 октября 1941-го в батальоне ополчения:

"Винтовок на всех бойцов не хватило. Нашему отделению из 12 человек досталось пять винтовок. Из них две были отечественными - трёхлинейными конструкции С.И.Мосина, но времён ещё 90-х годов Х1Х века, а три польскими, оказавшимися в СССР как трофеи после похода Красной армии в сентябре 1939 года в Польшу. Патронов к польским винтовкам было очень мало, из-за чего практически их невозможно было использовать в бою...».

Таких воспоминаний достаточно. Правда, речь в основном шла о народном ополчении, а не о регулярных частях. Хотя и в армии нехватка остро ощущалась. Случалось такое и в боевой обстановке. Кто-то вспоминал, как во время переправы в Сталинград наши баржи с солдатами накрыла немецкая артиллерия, стрелковое оружие у многих бойцов ушло ко дну. Соответственно, на берегу им сказали: здесь военных складов нет, ищите оружие на поле боя. Потому с кем-то и одну винтовку делили.

И позднее в боевых частях наблюдались проблемы со стрелковым вооружением. Даже в 1943-м году - по крайней мере, в начале. Например, Николай Иосифович Тимошенко попал на фронт в феврале 1943-го – 17-летним пареньком, практически как и Леонид Серый. Он рассказывал о своём кубанском походе:

«У рядового состава, состоящего в основном из только что мобилизованных, необученных хотя бы в малой степени военному делу бойцов, на вооружении были только винтовки с пятизарядным магазином. Причём и винтовок, и патронов к ним не хватало на каждого солдата. Поэтому винтовки давали в первую очередь тем бойцам, которые хотя бы кое-как умели обеспечивать прицельную стрельбу...
…На вторые сутки похода в станице Новоминской полк получил вооружение и боеприпасы в ограниченном количестве. Мне досталась винтовка производства 1915 года Тульского оружейного завода, выполненная из прекрасной воронёной стали и с красиво оформленным прикладом. Она была сделана настолько аккуратно и была в таком хорошем состоянии, что казалось, будто время не коснулось её внешнего вида. Что особенно нравилось в ней, это надёжность в любых военных условиях, отсутствие намёка на ржавчину, прекрасная пристелянность… Прицельная планка была размечена в шагах, а не в метрах, однако это не мешало исключительно меткой стрельбе по удалённым целям... Как отличный стрелок я получил 30 штук патронов, в то время как неопытным стрелкам выдавали не более одной обоймы – пять патронов».

Правда, похоже на воспоминания Серого? Правда – да не совсем. Тимошенко пишет о том, что винтовок не хватало НА КАЖДОГО СОЛДАТА, но это не то же самое, что ОДНА ВИНТОВКА НА ПЯТЕРЫХ. Из мемуаров Тимошенко мы видим, что часть вооружена недостаточно (ХОТЯ ПРИ ЭТОМ фронтовик указывает на наличие в батальонах пулемётов «Максим», пулемётов Дегтярёва, автоматов ППШ). Кроме того, далее Тимошенко пишет: "Часть бойцов пополнения, которые не имели оружия, были оставлены в тылу батальонов в резерве". То есть БЕЗОРУЖНЫХ В БОЙ НЕ ПУСКАЛИ!

А вот из «воспоминаний» Серого выходит, что часть шла в бой ПРАКТИЧЕСКИ БЕЗОРУЖНОЙ! На деле же чем дальше, тем мощнее вооружались части - особенно перед Курской битвой. Вот воспоминания другого 17-летнего бойца 1943-го – ветерана Анатолия Голикова:

«К 1943 году война стала рутиной, и готовили нас к фронту основательно. За 10 месяцев в учебных частях Абакана и Красноярска мы освоили станковый пулемет «Максим», 82 мм миномёт, стрелковое оружие, приёмы рукопашного боя. И когда в ноябре 1943 г. наш эшелон под звуки марша «Прощание славянки» был отправлен на фонт, мы чувствовали себя уже бывалыми солдатами».

То есть новобранцев готовили… почти год! Так было наверняка не везде, однако важно понимать разницу между 1941-м и серединой 1943-го годов. Ситуация же, когда ПАЦАНЯТ ОТОРВАЛИ ОТ МАМКИНОЙ СИСЬКИ , СОБРАЛИ В САРАЕ, А НАУТРО БРОСИЛИ ШТУРМОВАТЬ ВЫСОТКУ, ЗАНЯТУЮ ДО ЗУБОВ ВООРУЖЁННЫМ ПРОТИВНИКОМ, - это бред. Причём это - ложь сознательная, продуманная и целенаправленная.

 Итак, если говорить о 1943-м годе на основе документов и воспоминаний, становится ясно: ситуация со стрелковым вооружением в начале года (и даже несколько позже) была не идеальной. На отдельных участках ощущался некомплект. Однако одна «мосинка» на пятерых – фантазия совершенно бредовая, даже если ссылаться на «локальную ситуацию».

Для справки: за время войны советская промышленность произвела 12,5 млн винтовок Мосина (вдобавок к уже имевшимся нескольким миллионам – даже после потери складов, захваченных немцами в период наступления 1941 года), 5 млн автоматов ППШ (к миллиону выпущенных до войны) и других пистолетов-пулемётов. Обеспечение Красной Армии к 1943 году нередко превосходило вермахт по целому ряду позиций.

Западные историки даже любят подчеркнуть превосходство советской стороны в танках, самолётах, тяжёлой технике… Но ровно так же бесперебойно было организовано и производство стрелкового оружия! Не только в моральном духе, но и в материальном обеспечении кроется залог любой победы – что с одной, что с другой стороны. Рогатинами и топорами нельзя победить хорошо вооружённого противника даже при перевесе 10 к 1.

В бредовых сочинениях Серого особенно напрягает именно клишированная формулировка – «одна винтовка на пятерых». Даже у самых отъявленных и больных на голову фальсификаторов истории дальше «одной винтовки на троих» дело обычно не заходит. «Хронтовик», однако, всех переплюнул.

Определить, откуда «растут ноги» у гнусной байки, довольно легко. Увы, это клише было создано… СОВЕТСКОЙ ПРОПАГАНДОЙ! Только использовалось оно по отношению к русской армии периода первой мировой войны.

Вот «Повесть о суровом друге» (1937) Леонида Жарикова: «Солдаты разуты и безоружны. Один стреляет, а трое ждут, когда этот горемыка примет свой смертный час, чтобы его винтовку взять».

А вот «Краткий курс истории ВКП(б)» (1938): «У царской армии не хватало пушек, не хватало снарядов, не хватало даже винтовок. Иногда на трёх солдат приходилась одна винтовка».

А 9 февраля 1946 года сам геноссе Сталин повторяет то же самое в публичной речи: «Такова в общем картина снабжения Красной Армии вооружением и боеприпасами. Как видите, она не похожа на ту картину, которую представляло снабжение нашей армии в период первой мировой войны, когда фронт испытывал хронический недостаток в артиллерии и снарядах, когда армия воевала без танков и авиации, когда на каждую тройку солдат выдавалась одна винтовка».

В июле 1941 года выходит агитационная короткометражка «Чапаев с нами», где Василий Иванович в исполнении Бориса Бабочкина счастливо доплывает до берега и обращается к зрителям с призывом бить фашистов. Здесь уже винтовка на троих оказывается у красноармейцев. Чапаев говорит:

«Была у меня одна винтовка на троих, а стреляла за пятерых. Был у меня один пулемёт, а стрелял за полста. Была мне придана артиллерия - одна пушка, и та стреляла по праздникам, а врага били, гнали, и из своей земли выгнали!». При этом легендарный Чапай подчёркивает, что у нынешних бойцов – великолепное оружие. «Такое оружие, что ничего не страшно».

Можно вспомнить и фильм «Юность Максима», где главный герой поёт:

Восемь винтовок на весь батальон,
В каждой винтовке последний патрон.
В рваных шинелях, дырявых лаптях,
Били мы немцев на разных путях.

Немецкая, а позже отечественная либерастическая пропаганда попросту заимствовала готовое клише пропаганды советской – и использовала «винтовку на троих» против самих же Советов. Причём именно «перестройщики» - видимо, решив, что «на троих» мелковато будет, - решили увеличить число страждущих до пяти. Это соотношение выдаёт фальшивку Серого "с головой".

Но если бы на этом наш «хронтовик» остановился… Однако Остапа уже понесло!!! Он лихорадочно начинает вспоминать и лепить как придётся все обрывки, ошмётки, ахинею, которая лезет в голову:

Нам долго, обстоятельно внушали
То, что победа уж недалеко,
При нашей мощности огня и стали
Мы разгромим их просто и легко.

Очередная нелепость. В середине 1943-го года впаривать кому-то сказки о «лёгкой победе» - после двух лет чудовищных боёв и тяжёлых отступлений – не решился бы самый тупой баран из особо идейных политруков. Слишком очевидно было, что до конца войны – как до Китая раком. Даже после победы под Сталинградом. Армия жила ожиданием новых, страшных столкновений с по-прежнему сильным и опасным врагом. Серый снова берёт СОВЕТСКОЕ ПРОПАГАНДИСТСКОЕ КЛИШЕ довоенного времени и первых военных месяцев и переносит шапкозакидательские настроения «малой кровью, единым ударом» на несколько лет вперёд, в совершенно другую обстановку. Всё его «творьчество» пронизано штампованными агитками патологической диссиденствующей твари. Вот-де, проклятые коммуняки забивали головы несчастных бойцов всяким бредом и гнали их, безоружных, на верную смерть! Зачем? А шоб завалить немцев трупами! Ещё одна знакомая байка, не правда ли? Серый в одной из рецензий так и пишет:

«Я пережил страшные годы войны. Когда пьяные в дым командиры, в белой горячке гнали советских солдатиков в бессмысленные атаки, на верную и бесполезную смерть».

Вот вам вся «окопная правда»! Командиры – алкаши, солдаты – тупое быдло, их гнали на верную смерть в бессмысленные атаки… Меня не покидает ощущение того, что псевдофронтовик просто насмотрелся дебильного сериала «Штрафбат». Там и пьяные командиры, посылающие в атаку солдатиков и рвущие у них с грудей крестики, и зэки девочек насилуют, и прочие жутики. Да, на фронте бывали куда более страшные вещи. Но заметьте, какая сила обобщения! Всё - только во множественном числе: командиры, солдатики, бессмысленные атаки… Типизация мерзости.

Не, ну а как иначе? Или вы что, сурьёзно думаете, что военное руководство Красной (Советской) Армии оказалось УМНЕЕ И ТАЛАНТЛИВЕЕ вояк вермахта? Вы чегоооо?!! Да Жуков – людоед, Сталин – дебил, все остальные – трусы и ничтожества… Только так и смогли – трупами завалить. Ну, и союзники подоспели. Правда, военачальники вермахта в своих воспоминаниях и размышлениях твердят совершенно об ином: о ПРЕВОСХОДСТВЕ СОВЕТСКОЙ ВОЕННОЙ МЫСЛИ, о таланте красных командармов и командиров, о поощрении личной инициативы в Красной Армии – в противовес тевтонской тоталитарной военной машине, целиком замкнутой на решениях припадочного фюрера… Это пишут наши враги, а не совейские пропагандисты. Однако «фронтовик Серый» относится совершенно к иному типу НАШИХ ВРАГОВ. Он предпочитает принцип своего геноссе Геббельса: чем чудовищнее ложь, тем легче в неё верят.

В «Высоте 208» идея «заваливания трупами» демонстрируется с редкостной придурью, достойной законченного олигофрена:

А там шесть пулеметов щерят дула,
 А там на каждом метре автомат,
 И жутким, леденящим душу гулом
 Висел над полем наш предсмертный мат.

 Я помню - шёл, дрожа, под красным флагом
 И что-то там у Господа просил,
 И, хоть была команда — только шагом,
 Не выдержал, рванул что было сил.

Оставим в стороне шесть пулемётов, которые перепуганный мальчонка успел пересчитать. А заодно - и автомат на каждом метре, хотя зольдаты вермахта были в основном вооружены вовсе не знаменитыми автоматами МР-40 и штурмовыми винтовками Шмайссера: главным стрелковым оружием гитлеровцев являлись обычные винтовки системы Маузера.

Но неужели кто-то из вас В ЗДРАВОМ УМЕ может поверить, что на отлично укреплённую высоту даже ужравшийся вусмерть командир поведёт солдат ТОЛЬКО ШАГОМ?!! Тщапаев отдыхает… Дело Каппеля живёт и побеждает. Кррасиво идут, сволочи! Ну, это даже за гранью идиотизма. По-моему, такое способен написать лишь психически нездоровый человек. Ещё бы «свиньёй» выстроились… При плотности пулемётно-автоматного огня пустить безоружную пехоту на штурм высоты ШАГОМ – это равносильно тому, что пустить себе пулю в лоб. Расстреляют на хрен. Соглашусь с одним из критиков:

«Представить ситуацию, когда командир сознательно отправляет невооружённую пехоту в атаку, довольно сложно. Это грубейшее нарушение боевого устава, за которое командир вполне заслуживает расстрела. Кроме того, даже неспециалисту известно, что при большой плотности огня атакующая пехота залегает. Поднять её и вновь отправить в атаку довольно сложно. Использовать заградительный отряд для этих целей невозможно. Так как заградительный отряд должен находиться непосредственно в районе боя и вместе с основными силами нести потери и, кроме того, этот отряд должен обеспечивать плотность огня выше, чем у противника, чтобы солдат "знал куда бежать"».

Ну, "заградотряд", стреляющий в спины солдат, - это очередная либеральная чумка, мы её даже разбирать не будем, поскольку заградотряды не действовали в районе боя. Они задерживали подозрительных лиц в глубине, за линией фронта.

Господа защитнички Гэндальфа Серого, уже после этого стихуёчка можно бы понять, что вас разводят, как последних лохов. Над вами издеваются, вам плюют в лицо. Да хорошо бы только вам… Вас не жалко. Плюют в лицо ветеранам. Плюют в лицо всей стране.

Разумеется, после идиотского ужастика Лёсик Серый делает «логический вывод»:

Светло глядел на нас с портрета Сталин
 И улыбался ласково. Мудак.

Прочитав эту мерзость, я понимаю, что мудак – не Сталин. Мудак – автор «фронтового» стиха. Говорю с полной определённостью: так могла написать только ПАДАЛЬ.

Однако это – только цветочки…


МАНЬЯК ИЗ БУДУЩЕГО,
ИЛИ
ПОЛУЧИ, ФАШИСТ, ОТРОСТКОМ!

Не менее замечательна «Черниговская поэма» Леонида Серого о переправе через Десну в 1943 году. Начинается она вполне себе ничего, с кровавыми красотами в стиле «земля тряслась, как наши груди» (отрывок я приводил в самом начале статьи).  Но главное разворачивается далее, когда герою не везёт и он, устремляясь вперёд по наведённому мосту, соскальзывает в воду:
 
Я, уцепившись за бревенчатый каркас,
 От потрясения в себя пришёл не сразу.
 Упавших в воду не спасать – таков приказ,
 А на войне не обсуждаются приказы.

 И смутно, сквозь полусознательный туман
 Смотрел – как, в чистеньком и новеньком мундире,
 Вдоль по пустым уже мосткам шел капитан,
 Небрежно, так, как на прогулке или в тире.

 Он широко на брёвнах ноги расставлял,
 А по погонам судя, был из "комитета",
 И в тех, кто мешкал иль сознание терял,
 Он, целясь в головы, стрелял из пистолета.

 Быть может, смелость выставляя напоказ,
 Он, исполняя долг, слегка перестарался,
 Наверно кто-то дал ему такой приказ,
 А он приказы обсуждать не собирался…

 Я не успел… А капитан не опоздал.
 Ну, вот и всё, ребята - песенка допета…
 А он стоял спокойно и чего-то ждал,
 Направив в голову мне дуло пистолета.

 Не знаю, чья рука, какие голоса,
 Его надолго удержали от расстрела.
 Я смерти очень много раз глядел в глаза,
 А тут - она в мои внимательно смотрела…

 Врешь, не возьмешь! Мне слишком рано на погост!
 Во много худших переделках я не сгинул,
 И, захрипев, винтовку бросил на помост,
 И, матерясь, туда же тело перекинул.

 Осталось малое - догнать однополчан.
 Теперь уж, коли не убьют, так будем живы.
 Я прокричал ему - Спасибо капитан!
 А он с усмешкой - Ладно, не за что, служивый!..

Эта мерзость – уже за гранью добра и зла. Я – не о мифическом палаче-капитане. Я – о «ветеране» Сером. Итак, что за херь собачью впаривает нам этот «военно-половой» пает? Солдатам дан приказ при наступлении – упавших в воду не спасать. Приказ вполне разумный. Начнёшь помогать – толкотня, затор, срыв наступления и всем кранты. Вопросов нет. Но далее начинается гребля с пляской. Оказывается, какой-то «капитан из комитета» чё-то недослышал-недопонял – и уже ПОСЛЕ ТОГО, КАК АТАКУЮЩИЕ ФОРСИРОВАЛИ РЕКУ, решил ходить и достреливать бойцов, которые не могли взобраться на мостки! Не, ну а чо – не понЯл человек. Приказано не спасать – он и не спасает. А расстреливает. Зачем? А патаму шта – ИЗ КОМИТЕТА!!!

Стесняюсь спросить: ИЗ КАКОГО КОМИТЕТА? Из центрального комитета партии? Нет, я понимаю, что серенький прощелыга намёкивает: мол, комитет у нас один был – догадываетесь?.. Да в том-то и дело, что не догадываемся. У нас в стране в 1944 году этого самого «комитета» не существовало! КГБ появился ДЕСЯТЬЮ ГОДАМИ ПОЗЖЕ. Настоящий фронтовик такого «косяка» никогда не допустит. Он скажет «особист», «смершевец» - но уж никак не «комитетчик». «Комитетчик» - лексикон совейских диссидентов. Опять ветеран напутал по причине старческого маразма? Мало верится…

И как замечательно описан внешний вид капитана: непременно в чистеньком и новеньком мундире. Он же не воевать пришёл, а эдак в лайковых перчатках творить свои красочные «чекистские зверьства», «отряхая ударами трости клочья пены с высоких ботфорт». Да, Гумилёв так и прёт:

Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвёт пистолет,
Так, что сыплется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.

Только у Николая Степановича капитан поступает разумно, поскольку обнаруживает бунт. А тут – какой-то маньяк-чистоплюй. Опять-таки – калька с советских агиток про «белую дворянскую сволочь», которая садистски ходит и добивает революционных матросов и солдат. Кстати, как раз солдаты вермахта занимались именно этим, достреливая раненых красноармейцев на поле боя, а также выжигая огнемётами дома вместе с хозяевами. Причём не только на территории России, но и в Югославии, даже во Франции.

Дальше – ещё забавнее. Как справедливо заметил стихирянин Никола (наблюдениями которого я пользуюсь с его любезного согласия), непонятно, каким образом солдатик, барахтающийся в воде, смог разглядеть погоны капитана, смотря на палача снизу вверх. На досуге рекомендую поэкспериментировать. Ещё проблематичнее было бы определить принадлежность погон «особисту». На передовой ВСЕ обязаны были носить полевую форму с погонами ЗАЩИТНОГО ЦВЕТА.

Но и это – мелкие детали! Поражает воображение маразматичность ситуации. ДЛЯ ЧЕГО добивать массу солдат (вы представляете, сколько их соскользнуло с мокрых мостков в реку) ВО ВРЕМЯ НАСТУПЛЕНИЯ в 1944 году?! В любом рассказе должен быть хотя бы намёк на элементарную логику. Зачем нехороший капитан расстреливает в голову солдат (особенно любопытно было бы увидеть, как он добивает ПОТЕРЯВШИХ СОЗНАНИЕ – они же сразу идут ко дну)? Какой в этом глубинный смысл? А никакого. А просто – маньяк и садист. Вы чё, не в курсе? В кине не смотрели? Они все там такие были. Ходили и в спину стреляли. А то бы солдаты разбежались во все стороны.

Но это же бред. За подобную «инициативу» капитану тут же башку бы снесли. Как вражескому агенту, уничтожающему советских бойцов в тылу вместо того чтобы элементарно подать руку и помочь выбраться. Ну, можно ещё как-то понять упрёки «правдорубов» по поводу того, что-де командование не жалело бойцов, посылая их в лобовую атаку и проч. Но чтобы кто-то добивал их, как загнанных лошадей… Знаете, есть предел даже скотству фальсификаторов. Предела скотству Серого, видимо, нет.

С ужасом думаю, что даже после всех этих объяснений найдутся защитники "фронтовика", которые заявят: а вот мы верим, что такой капитан был! Ну, попутал товарищ немного, не из КГБ был, так из НКВД. Всё равно они твари и мульёны наших солдат в спину стреляли. Вот просто так им ндравилось!

Не, ну это понятно. Как говорится, на вкус и цвет, у каждой избушки свои погремушки. Но тут вот какой штришок неприятный, понимашь ли... По воспоминаниям ветеранов и по документам командования (с двух сторон, добавлю для ясности), переправа шла ПРИ ЯРОСТНОМ СОПРОТИВЛЕНИИ ФАШИСТОВ! Это ведь штатскому, "шпаку" можно втулить, что вот-де перебежали основные силы через переправу - и тишинаааа... Ходи себе по мосткам, в стороны постреливай. Фиг вам, как говаривал незабвенный Шарик. Судя по боевым донесениям, противник предпринимал постоянные контратаки с ПРИМЕНЕНИЕМ АВИАЦИИ И АРТИЛЛЕРИИ! Чё-то как-то паззл не складывается... Не тулится в такую тёплую атмосферу красивый капитан с воронёным наганом. Смели бы его на хрен на первых секундах матча. Да он и сам бы сдёрнул.
Вы, наверное, решили, что это – всё?  Щщас! Далее серый герой, выбравшись на сушу, устремляется в атаку:

Забили всех. В атаке пленных не берут,
 Не из жестокости, а в целях обороны –
 Они ведь, с дури-то, и в спину нам пальнут.
 Ну и, конечно, экономили патроны.

Здесь на секундочку прервусь, просто не могу удержаться. Как сказали бы у нас в Ростове – уссаться и не жить… Снова байка о страшшшной нехватке патронов. Видимо, забивали врага одной мосинкой на пятерых. Вспоминается к месту чудная песенка Эдуарда Успенского о том, как провожала на разбой бабушка пирата:

Без нужды не посещай
Злачные притоны,
Зря сирот не обижай –
Береги патроны!

Да, если кто не понял: имеется в виду не рукопашный бой, а ТУПОЕ ЗАБИВАНИЕ ПЛЕННЫХ В ОКОПАХ. Как там в песне поётся? "Дорогая моя, на передней у нас передышка...". А чо? Пленных резать - это же не работа, а развлекуха. Народная русская забава.

А ежели кто и после этого ещё сомневается, что "кароши немецки зольдат" воевал с "рюсски скот, шывотный" - не беда. Дальше серый поэт доходит просто до экстаза в своих припадочных видениях:

Мы не боялись этим бога прогневить,
 В полку собрались пообстрелянные братцы –
 Умели фрицу и на психику давить,
 А если надо, и бездушными казаться.

 Об этих методах не говорит устав,
 Такому учатся под пулями, не в школе.
 Мы, на ковер травы гранаты побросав,
 Прорвали узкие проходы в минном поле.

 Ну а потом, чтобы врага пробил озноб,
 Поотхватив штыками быстро и умело,
 Швырнули в дальний неприятельский окоп
 От немцев руки и… другие части тела…

А теперь – медленно и по буквам. Чтобы дошло до каждого. Итак, бойцы прорываются по узким проходам через минное поле под ураганным огнём... Далее - что? Разумеется, дальше - открытое простреливаемое пространство. Сам автор указывает, что окопы фрицев - "дальние". И что же делают наши бравые бойцы? Занимаются, прошу меня извинить, пошлым членометанием...

Вопрос первый: откуда дровишки? Варианта два. Первый - немецкими мудями запасались ещё в окопах, кромсая безоружных пленных. Как пел Высоцкий: оно надёжней, да оно и тише... То есть вместо того чтобы бежать в атаку, когда поливают свинцом и сверху, и спереди, и сбоку, - под обстрелом артиллерии и бомбовыми ударами авиации русский Ваня сидит себе и армейским штыком отчекрыживает у трупаков самые аппетитные части тела - чтобы, значит, произвесть попозжа психологическую атаку...
 
Вариант второй: уже после преодоления минного поля тела брошенных при отступлении мёртвых гитлеровцев разделывают прямо супротив передовых позиций противника. А что? Он-то никуда не убежит, а тут такое удовольствие...

Даже если допустить, что автор имел в виду только отрубание кистей рук (помимо "прочих частей тела"), штык для подобной операции не дюже пригоден. То есть традиционный четырёхгранный штык к винтовке Мосина вовсе отпадает. Но и крайне редким штыком-ножом с рукоятью по типу финского ножа пуукко, который был выпущен в ограниченном количестве к модификации «мосинки» 1939 года, рубить кисти трупа довольно проблематично: мешают кости и сухожилия. Уместнее разделочный топорик.

А теперь представьте стада диких мудаков, которые вместо того чтобы использовать преимущество внезапности и оставаться как можно менее уязвимыми, СНАЧАЛА ДОЛГО РАЗДЕЛЫВАЮТ ТРУПЫ ПОД ШКВАЛЬНЫМ ОГНЁМ, А, ПРЕОДОЛЕВ МИННОЕ ПОЛЕ - НАЧИНАЮТ ЗАБРАСЫВАТЬ "ДАЛЬНИЕ ОКОПЫ" НЕМЦЕВ КРОВАВЫМИ *УЯМИ!

 Товарисч явно не сдавал норматив по метанию гранаты ни в школе, ни в вузе, ни в армии. Объясняю: человек должен остановиться, ВСТАТЬ В ПОЛНЫЙ РОСТ и метнуть предмет. То есть на какое-то время превратиться в удобную ростовую мишень - ради милого, но абсолютно бессмысленного развлечения.

А немцы в это время тихо сидели и боялись... Оказывается, солдат вермахта можно было запугать, забрасывая отрезанными ручками и письками! Кого?!! Их что, из институтов благородных девиц в армию призвали? У них что, не было опыта войны как минимум такого же, как у мальчонки, который всего-то год воевал?! И за это время стал "пообстрелянным бойцом", вполне годным для того, чтобы выступать в роли мясника. ВОТ ДЛЯ КАКОГО ИДИОТА ЭТО НАПИСАНО?

Объясняю – есть такие идиоты и идиотки. Их немало. Особенно умиляет современная лоховитая ребятня. Так, некая Мона Лизанька в ответ на мою реплику о том, что байки Гэндальфа Серого – ложь и осетрина третьей свежести, то есть тухлятина, от которой за версту несёт вонью, возмущённо завизжала:

 «Пропаганда в лице литературы это и есть осетрина третьей свежести!
 А почти вся социалистическая поэт тусня работала именно так. Родина именно за эти заслуги давала признание. И если сейчас государству будут нужны трубадуры для патриотического духа - оно их сделает! Тут вкус не причем, тут совсем другое! Их читали на утренниках и заводах, укрепляя социалистический дух! И не надо мне больше впихивать советских баснописцев... Нужно… я сама поковыряюсь в библиотеках. Мне и классики то не все по душе.. Меня интересуют современники. Так что не только во вкусе, привитом формацией дело, а в личном мировоззрении!»

Орфографию, пунктуации и дурь автора оставляю без изменений (чего стоит одна только «пропаганда в лице литературы»). Но заметьте, как лихо Лизанька вешает ярлыки. При этом совершенно очевидно, что о «клятой Совдепии» она понятия не имеет и вряд ли жила в то время. С каким похабным пренебрежением отзывается она обо всех скопом фронтовых поэтах! Вот просто так, мимоходом – вылила на мёртвых помои и мило улыбается. Мол, сама разберусь, сами с усами…

В чём ты, дэвочка, способна вообще разобраться? Не смеши мои тапочки. Как только речь заходит о конкретных вещах, Лизанька несёт такое, что уши вянут:

«Фима, в вопросах вооружения под Курской дугой я спорить честно не буду…
 Для этого нужно изучать дидактический материал… Эта война не была войной народов, а была войной двух фашистских режимов, где царьки ещё в сороковых поделили мир».

"Дидактический материал" ей надо изучать. То есть она признаёт, что НИ ХРЕНА не знает о войне, однако совершенно уверена, что это «была война двух фашистских режимов»! Кто этой идиотке всё это внушил? Поясняю: вот такие серые Гэндальфы - с масками и без масок.

Вот на такие человекоподобные существа и нацелена вонючая пропаганда Серого. Цель - показать, что советские солдаты были тупыми маньяками, полными долбогрёбами, воевали, как дегенераты, поэтому врагов мы завалили своими трупами в соотношении один к пяти. В стремлении нагнать жути автор доходит до полного маразма, никакого отношения к войне не имеющего. Ну разве что к войне орков и гоблинов.

Мысль простая: «советским дикарям» противостояли "цивилизованные люди", привыкшие воевать "по правилам". А советские бойцы – моральные уроды, мясники, маньяки, для которых разделывать трупы и глумиться над ними - вполне нормальное занятие, ОБЫЧНОЕ ДЕЛО:

Умели фрицу и на психику давить,
 А если надо, и бездушными казаться.

То есть это они так КАЗАЛИСЬ бездушными. Что же тогда для них есть настоящее бездушие?

Задумайтесь, поклонники Лёсика Серого, что вам внушает этот «хронтовой пает». Я 18 лет имел дело с арестантами и отпетыми уголовниками, затем ещё десяток лет был судебным репортёром, и опыт у меня в этом смысле есть. Так вот: даже среди законченных уркаганов маньяков и садистов очень немного. Даже в преступной среде жестокость определяется целесообразностью и крайней необходимостью. Мало кто убивает «ради удовольствия», тем более потрошит или режет на куски. Это уже – область патологии. В воспитательной колонии я встречал, например, несовершеннолетнего мальчугана, который убил отца, затем кровью жертвы написал на стене – «Динамо», высосал оставшуюся кровь из трупа и на десерт сожрал папашины пальцы. В общении это был тихий, спокойный, замкнутый, но уравновешенный мальчик…
 
Так вот, Серый пытается уверить нас, что «настоящие» советские бойцы как раз все и были «потомственными динамовцами». Солдаты эти трусливы и ублюдочны. Они позволяют себя унижать и гнать под пули, как скот на бойню, когда имеют дело со своими командирами и с мрачными «особистами». Зато эти озверелые, психически больные солдатики вовсю отрываются на врагах, на несчастных немчиках…

А разве вы не заметили, что немцы выступают в стихах Серого исключительно как «жертвы»? Их бьют, режут, разделывают - и вроде бы ни за что. Вот и Лизанька к месту припоминает, что у неё «родственник был из Германии, который служил в немецкой армии инженером пехотных войск. Он много что рассказывал, и вовсе не был рад этой войне…тот кто отказывался служить вермахту, получали пулю в затылок или в лучшем случае светил трудовой лагерь».

Серый очень умело играет на струнах пацифизма, гуманизма и прочих не менее привлекательных «измов». Вот «мессер» уничтожает маленькую девочку, и вокруг места, где разорвалась бомба, собираются солдаты противоборствующих сторон:

И мы, и немцы стали подниматься,
Как будто вырастая из земли,
И позабыли, что должны сражаться,
И медленно к воронке подошли.

Стояли вперемешку, сняв пилотки,
Кто смахивая слезы, кто крестясь.
Мне вдруг до смерти захотелось водки.
А старый "унтер" плакал не стыдясь.

Мы долго простояли так. Без звука.
Потом сержант, нарушив тишину,
Сказал – Пусть будет проклята та сука,
Которая затеяла войну!

А этот "унтер", весь в бинтах и в ранах,
По-нашему не зная ни х…я,
Вдруг понял, что сказал сержант Степанов,
И горько головой качнул – Я, я…

Всё вроде бы душещипательно, даже идеологически выверено. Девочку ведь немецкий самолёт угробил. И понятно, что в войну поневоле втягиваются те, кто совершенно не хочет воевать – и с одной, и с другой стороны. Воевать вообще мало кто рвётся. Но в воздухе так и зависает вопрос: а что же это за «сука», которая затеяла войну? Как-то мало верится, чтобы русский сержант выразился именно ТАК. В его устах более естественно прозвучало бы в этой ситуации – «Что, ****и, доигрались?!» - по отношению к немцам. И уж для советского солдата было ВПОЛНЕ ОЧЕВИДНО, кто та самая сука, которая войну затеяла. У него двух мнений и быть не могло. У него был точный ответ на этот вопрос. И совершенно иной, нежели у Серого и у Лизаньки-недоучки. Серый-то знает, что войну затеяли ДВА ФАШЫСТСКИХ РЕЖИМА. Два – это обязательно. Не один. ВСЕ ВИНОВАТЫ.

ВО ВСЕХ СТИХАХ СЕРОГО убивают ТОЛЬКО СОВЕТСКИЕ БОЙЦЫ. Причём лично Серый, как говаривал незабвенный Тарелкин у Сухово-Кобылина, бежит впереди прогресса:

Я с весны в сорок третьем, по май в сорок пятом
 Убивал-убивал, убивал-убивал…

 Чем сильнее старею, тем чаще мне снится,
 Как, в землистых шинелях на белом снегу,
 Мной застреленных немцев бредут вереницы.
 Просыпаюсь и долго уснуть не могу,

 И не греют меня боевые награды
 От холодной глухой полуночной тоски…

Птичку жалко… Пает с особым смаком описывает все эти убийства, взрывы, трупы, гниение и прочую «окопную правду». Но так и было! – воскликнет читатель. Нет, не так. Было страшнее. Но – НЕ ТАК. Вся хронтовая паезь липового «ветерана» нацелена на то, чтобы навязать победителям ЧУВСТВО ВИНЫ за прошедшую войну. Мол, СССР ничуть не лучше, чем фашисты. А, ежели глубже глянуть, «советские» - куда более скотские существа. Жывотные. Стадо, которое гнали на заклание.

Но для того, чтобы в этом убедить, надо лгать, лгать, лгать… И обязательно – под маской участника боёв, фронтовика, ветерана. Ничего, что концы с концами не сходятся, Кто там из нынешних дурней сопливых разберётся? Да и у взрослых дядей с тётями проканает – если на нужную клавишу нажать. На какую? А что, это тоже любопытно…


ШКЕЛЕТЫ НА МАРШЕ,
ИЛИ
ВЕНСКИЕ СОПЛИ ПОД БРАЗИЛЬСКИМ СОУСОМ

 Пришло время коснуться стихотворения, которое вызвало самую значительную волну откликов читателей – «Венский вокзал в сорок пятом». Поначалу и меня оно проняло до печёнок. Привожу с незначительными сокращениями:

Я помню "Западный" вокзал. Так, не вокзал - одно названье.
 Сраженья гул ушел на запад и постепенно вовсе смолк.
 На рельсах сидя отдыхал прошедший укомплектованье,
 А проще - заново рождённый, наш боевой стрелковый полк.

 О том, что завтра будет, мы не говорили суеверно.
 В дыму и копоти над Веной апрельский вечер догорал
 И очень юный лейтенант, учитель музыки наверно,
 Красиво на аккордеоне нам вальсы Штрауса играл.

 И на платформу вполз состав, идущий на восток куда-то,
 Шел медленно и осторожно, как бы стараясь не греметь,
 В вагонах, в тех, что возят скот, стояли дети в полосатом
 Так ужасающе худые, что жутко было посмотреть.

 Состав вздохнул и тихо встал, поскрипывая тормозами.
 В другое время я бы думал, что это зрения изъян -
 Скелетики в товарняках с пустыми темными глазами.
 Одни глаза. Сейчас такими рисуют инопланетян.

 Скупой военный разговор на полуслове прерывая,
 Мы замолчали. Всех вернее здесь подходило слово "шок".
 И наступила тишина на самом деле гробовая…
 Я как лунатик сел на рельсы и стал развязывать мешок.

 …Тушёнка, сахар, сухари, всё из потаек извлекалось,
 Трофейный шоколад, галеты, компот, трофейная халва,
 И мужики, в бою – зверьё, всё повидавшие, пытались,
 Сквозь неудержанные слёзы, найти поласковей слова.

 Сопровождавшие детей медсёстры-девушки примчали,
 Они метались вдоль состава, весь полк пытаясь вразумить,
 Отталкивая нас назад, они рыдали и кричали –
 Солдатики, остановитесь! Нельзя! Нельзя детей кормить!

 …До нас дошло - кормить нельзя! Мы всё сложили аккуратно
 На полках первого вагона, где был устроен лазарет.
 В последний раз я в те глаза взглянул, и стало мне понятно...
 В тот миг отчётливо и ясно я осознал – Что бога нет!!...

Впервые на фальшивость этой ситуации обратил внимание Александр Кладницкий. Какое-то время я пытался с ним спорить, однако вскоре и мне стало очевидно: очередная слезоточивая, ПОЗОРНАЯ «залепуха».

Только не торопитесь закидывать меня гнилыми помидорами. Действительно, даже моё поколение (а я родился всего через 11 лет после окончания войны) большей частью неспособно почувствовать фальшь этой картинки. И всё же после долгих уточнений, размышлений, знакомства с мемуарами очевидцев я попытался как можно более ясно сформулировать свои замечания - в диалоге с Надей Ягой:

«Очень трудно было организовать отлаженную санитарно-эпидемиологическую работу на освобождённых (оккупированных, как угодно) территориях. Но на КЦ (концлагеря) обращалось особое внимание как на потенциальные рассадники тифа и других болезней. Поэтому слабых и больных узников (тем более ДЕТЕЙ!) не перевозили в телячьих вагонах "куда-то на восток", да ещё не кормленных. Это - ЧУДОВИЩНАЯ ЛОЖЬ. Легче было расстрелять на месте. Результат тот же. Нет, создавались специальные лазареты, действовали эвакогоспитали (например, Саратовский в Штольпе, но на самом деле их было множество), причём о детях заботились, разумеется, особо. Поэтому "скелетики в телячьих вагонах" - дикая картина, особенно ещё и в полосатых робах. Кстати, в ряде лагерей вообще такой униформы не было, но это так, по ходу дела.
А по Серому выходит, что полуживых ребятишек забросили СРАЗУ ЖЕ, в первый день после освобождения КЦ, в теплушки - как есть, в "зебрах", с пылу с жару!!! - и погнали "куда-то на восток". Как мы понимаем, раз их нельзя было кормить, значит, не соблюли никакого элементарного карантинного срока. РАЗУМЕЕТСЯ, это был бы особый, изощрённый метод смертной казни!!! Вы этого не понимаете? К тому же это граничило с военным преступлением: а вдруг дети представляли собой источник заразы?! А мы их везём на родину, способствуя эпидемии и в пути, и на советской земле. Ну понятно, Серому некогда было выяснять детали санитарно-эпидемиологической работы. Ему нужна была красивая картинка. Но она совершенно фантастична и нелепа. Даже взрослых и относительно здоровых узников предпочитали некоторое время держать в лазаретах и эвакопунктах, чтобы привести в Божеский вид. А затем выпускали. А с детьми уж тем более действовали аккуратно.
Вот то, что с малолетними узниками позднее случилось, когда их не приравнивали к жертвам войны, когда они зачастую были вынуждены скрывать своё пребывание в гитлеровских КЦ и работу в качестве батраков - ЭТО КУДА БОЛЕЕ ВОЗМУТИТЕЛЬНО. Об этом писать надо, о чудовищном бездушии нашей системы, доходившем до негодяйства. А не сочинять бразильские сериалы на австрийской земле».

Надя мне возразила:

«Про "Вокзал". Это гениальная вещь. Если её написать с документальной точностью, что сначала мыли, потом выдерживали карантин, потом везли, а полосатую одежду сожгли ещё в начале, то вот это колоссальное напряжение пропадет. Нельзя поэзию судить по законам документальной прозы. Тут колоссальное сгущение и смешение разных пластов… Автор писал по памяти и вдохновению. Я не знаю, воевал он, или нет, я всё же думаю, что есть такой человек, может, и правда, в Омске, вероятно из тех, кто застал войну в детстве, вряд ли воевавший сам, но бывший близко, человек, навсегда раненный войной, отсюда и такой контраст в даровании - в военных и прочих стихах».

И мне пришлось более чётко пояснить свою позицию:

«Нет, Надя, я не оставляю даже этой доли процента - мол, писал не воевавший, а задетый войной. И не только потому, что со страницы Леонида Серого на прозе.ру глядит на меня понтярщик и балабол вполне современный. Просто в большинстве стихов пропихивается ТАКАЯ ГНУСЬ, ТАКАЯ ЛОЖЬ, что с души воротит. Хотя, конечно, можно было бы гипотетически представить, что писал какой-нибудь "умелец" типа Володарского. Только, повторяю, я категорически не согласен с твоим подходом к оценке творений липового фронтовика.
Тот же вокзал в Вене. Да, вроде бы на соплю гениально давит, охи и ахи, народ трыпещщет... Но ведь НЕ ЗАДУМЫВАЕТСЯ НАРОД НАД ТЕМ, ЧТО ЕМУ ВПЕНДЮРИЛИ! А теперь протянем ниточку: для чего всё это? Всё просто. Ежели этого поганца не разоблачить, рожей в его же дерьмо не пнуть, вскоре появятся милые публицисты, которые на полном серьёзе будут утверждать, что-де "советские" со своими узниками вели себя, как скоты, вот почитайте ФРОНТОВИКА, ОЧЕВИДЦА! Ну как вам? Несчастных детишек-дистрофиков из бараков выгоняли голодными и больными, набивали ими телячьи вагоны и гнали в проклятую Совдепию! И вы что же, думаете, они выжили? Скелетики эти несчастные с глазёнками инопланетян... Перемёрли по дороге! Вот вам звериная сущность ДВУХ ФАШИСТСКИХ РЕЖИМОВ!
Гениально придумано. И очень здорово укладывается в концепцию мосинки на пятерых, расстрелов барахтающихся бойцов на переправе, штурма высотки бодрым шагом, кромсания штыками трупов врага и "забрасывания" дальних окопов мужскими гениталиями... Надя, пойми, здесь даже ПРАВДОПОДОБИЕ не соблюдается. Какие-то дебильные кадры из современных "ужастиков". Вот это мОлодежи и надо. Она именно так и понимает. Не случайно постоянно следуют в полемике ссылки на кинофильмы, то на "Морозко", то на зомби, то на инопланетян...».

Скоро появятся как аргументы цитаты из "Бесславных ублюдков" Тарантино. А что? Вот уже американские социологи отмечают, что некоторые школьники считают, будто войну выиграли американцы, когда взорвали во Франции Гитлера!

Но обратимся к куда более осведомлённому человеку, нежели я. Это - Борис Бергин, который пишет следующее:

***И вот, что касается " Венского вокзала", от которого все рыдают и продолжают считать, что ради художественного эффекта можно и историческую правду "задвинуть".
Мне его сразу неловко было читать, сразу увяз в плохих рифмах и корявых фразах...штампах - если Венский вокзал, обязательно Штрауса будет играть аккордеонист...Но что "добило" . "Сейчас такими рисуют инопланетян" - эта фраза коробит сама по себе в том контексте, и никак не может принадлежать человеку, прошедшему войну. Только нечувствительным к слову и ситуации это не заметно. Ну а дальше всё правильно, подчеркнуто " куда-то на восток", то есть "два фашистских режима"... Но дело в том, что я занимался историей освобождения концлагерей, смотрел километры хроники. В Санкт-Пёльтене был филиал Маутхаузена. Его освободили американцы {здесь поправка: освобождали также и советские войска. - Ф.Ж.}. С чего бы детей в таком тяжелом состоянии погрузили в товарняк и повезли на "восток" с советскими медсёстрами? Да ещё в лагерной одежде? В концлагерях свирепствовал тиф, там одежду жгли сразу. И организовывались медпункты, в которых американские и советские врачи сначала кормили понемногу, как положено и лечили узников - особенно детей. Какая халва? Она смертельна для голодавших. В Маутхаузене были в основном советские военнопленные, детей было мало, чтоб везти таким составом. Даже до госпиталя в Вене. Туда потом отправляли для дальнейшего лечения. Но в состоянии когда "кормить нельзя" никто бы не погрузил детей в товарняк. Эту сценку автор увидел в кино, вероятно, когда наши отбивали состав, перевозивший узников - вот тогда могли и так стоять...Но не в той ситуации, которая описана в стихотворении.
Я почему это пишу. Потому, что нашему сердобольному народу всё равно.
"Очень сильное произведение. И не важно: написано ли оно внуком со слов прошедшего войну деда и спрятавшегося под псевдоним. Пишущая братия частенько, входя в образ, выдаёт на гора потрясающие вещи."
С каких слов? А почитать документы, чтобы убедиться, что перед нами гнусная фальшивка - это за "впечатлением " нельзя?
Я считаю, что можно писать о войне тем, кто на ней не был и даже от первого лица - есть такие примеры очень талантливые. Тут мера искренности, соучастия. Но такие стихи ведь можно критиковать - видеть документальные ляпы и технические. Но тут же выставлен " щит" был - это стихи очевидца, ветерана, он видел, он знает, критиковать нельзя...как вам не стыдно ветерана критиковать.
И это такая подлость...
Под свидетельствами очевидца умело внедряют в умы неискушенного читателя гадости о войне, ложь о советских солдатах освободителях, о стране, победившей фашизм***.

Но если у кого-то ещё остались сомнения в том, что Серый лжёт БЕЗОГОВОРОЧНО, приведу совсем уже железобетонный аргумент - воспоминания Владимира Григорьевича Калиниченко, который с 8 до 11 лет был узником того самого концлагеря, о котором идёт речь в стихотворении:

***После этапных лагерей в Польше и Германии мы оказались в одном из филиалов Маутхаузена, где была вискозная фабрика, там готовили сырье для парашютного шелка. В австрийском городе Санкт-Пёльтене в восемь лет начался мой трудовой стаж (чернорабочим - так значится в фильтрационном деле НКВД, и там же, на полном серьезе в соответствии с духом времени засвидетельствовано: "преступлений против Родины не совершал"). Рабочим инструментом была тележка с лямкой через плечо, назывался я "пфердиком", то есть лошадкой, и развозил по территории лагеря и фабрики всякие грузы. От гибели спас десант Советской Армии. Меня в числе других раненых увезли во фронтовой госпиталь в Вену. Там и встретил Победу, стал сыном полка при воинской части гарнизона и получил первую в жизни медаль "За победу над Германией"...

  Через  много лет, вспоминая эти дни, бывший хёфтлинг ОСТ №9340 напишет такие стихи:
Так и было на самом  деле –
  лес был Венским,
  а сказки – былью:
  нас не били вторую  неделю,
  и от пуза тушенкой  кормили.
  Венский лес звенел  голосами
  майских птиц и  мальчишек русских,
  а бойцы,
  подобрев глазами,
  молча гладили головы  русые
  нам, вчерашним  узникам шталагов,
  эшелона ждущим в  Россию,
  и вздыхали протяжно,  устало,
  и глаза наливались  синью.
  Гимнастерки  перешивали
  под цыпленочьи шеи  наши,
  а усатые кашевары
  все несли котелки нам
  с кашей...
  Много раз сады  зацветали.
  Лепестки мне виски  забелили.
  "Сказки Венского  леса"
  остались
  для меня  прекраснейшей былью:
  теплотой ладоней  солдатских,
  ожиданьем дороги –
  на хауз...
  Эх, какие вальсы  создать мог,
  знай он это,
геноссе Штраус!

Итак, оказывается, детей НЕ МЕНЕЕ ДВУХ НЕДЕЛЬ никуда не перевозили, постепенно откармливали тушёнкой, перешивали для них гимнастёрки! ВОТ ОНА, ПРАВДА. РУССКАЯ ПРАВДА. А не дешёвый лживый высер с налётом бюргерского мелодраматизма, в котором ВСЁ лживо. И повторюсь ещё раз: это - не просто "выдуманная картинка". Это - ЯКОБЫ впечатления НАСТОЯЩЕГО ФРОНТОВИКА. Который видит, что детей-дистрофиков из КЦ ПЕРЕВОЗЯТ ХУЖЕ, ЧЕМ ЭТО ДЕЛАЛИ ФАШИСТЫ!!! Под мелодию "Венского леса" нам  навязывают очередную фальшивку. Чтобы ПОЗДНЕЕ эта картинка стала "документальной". Ребята, да вот же вам свидетельство фронтовика! Он же своими глазами видел... Как немецкие бюргерши на колени падали! Вот они, главные сострадательницы!

 Так что эта ложь не менее гнусна, чем про высоту или переправу через Десну.

Стихи Серого – это НЕ ВЗГЛЯД И ВОСПРИЯТИЕ ФРОНТОВИКА. Это – оценка прошедшей войны нынешним псевдоинтеллектуальным отребьем. Небесталанная фальсификация. Именно оттого – ОСОБЕННО ПОДЛАЯ. Но гнусность скрыть невозможно.

Тут самое время вспомнить известный анекдот. От одного человека постоянно исходил запах дерьма. И ничего этот несчастный гражданин поделать не мог. Однажды, поддавшись рекламе, решил принять ванну с сильным хвойным экстрактом. Сказано – сделано. Затем пригласил знакомого и спрашивоет: «Ну, чем пахнет?». Тот принюхался и говорит: «Знаешь, вроде как кто-то под ёлкой насрал…».

Ровно то же с паезией Серого. Я могу разобрать по косточкам все его стишки, лживые, подленькие и поганые. Но тошно копаться в этом сером говне с хвойными примесями… Да, пришлось. Хотя бы для того, чтобы ЗАСТАВИТЬ вас включить мозги, вчитаться, задуматься. Пусть даже возмутиться – но и возмущение служит стимулом к мозговой деятельности. Однако это не значит, что чтение и разбор опусов Гэндальфа Серого доставляет мне удовольствие.

Но кто-то же должен...

А ОН ЕЩЁ И ВЫШИВАТЬ УМЕЕТ! НО ПОГАНО…
Теперь - непосредственно к личности Серого. Так фронтовик или не фронтовик? Ну, по стишкам уже вроде вменяемому человеку понятно - тупая "разводка". Однако - не всем...

Один из защитников Серого пишет: «Склонен считать, что это не какой-то талантливый прохиндей, а действительно некий старик, возможно, частично выживший из ума, отсюда и передёргивания, и неточности, и предвзятости в прозаических оценках. Я лично знаком с несколькими такими...».

Нет, в самом деле: подгуляла у старика память, вот всё к чертям собачьим и перепутал за давностью лет. Кто попеняет ветерану?

Я попеняю. Дозвольте малость посомневаться. Выходит, что стихи, которые многие читатели склонны причислить чуть ли не к разряду гениальных, написал «полоумный старичок»? Ребята, уважайте если не наших ветеранов, так хотя бы здравый смысл.

Другой стихирянин утверждает, что при подготовке сборника для «Сибирских огней» один раз якобы общался с Леонидом Серым по телефону, и тот по голосу показался ему «старым немногословным человеком, совершенно не склонным к самовыпячиванию». Жил он в какой-то деревушке под Омском, не очень здоровый физически, поэтому «чрезвычайно далекий от понтов и суеты».

Вот такой привычный для нас образ ветерана, измученного немощью и нарзаном… Я даже не прошу прощения за кощунство, потому что сейчас последует небольшой сеанс чёрной магии с разоблачениями.

Дело в том, что «фронтовик» Леонид Серый существует не только в поэтическом, но и в прозаическом Интернет-пространстве -

http://proza.ru/avtor/greywb

И «фронтовик» Леонид Серый из Омска, который появился на портале Проза.Ру в 2012 году, совершенно не вяжется с образом не склонного к самовыпячиванию, больного, несуетного и беспонтового НЕ ШИБКО ГРАМОТНОГО (большую часть жизни провёл в родной деревне) старичка. Напротив, перед нами – понтовитый, словоохотливый, бодрый персонаж, напичканный новомодной лексикой, следящий за богемными столичными склоками, рассуждающий обо всём и вся с ухватками лощёного московского псевдоинтеллектуала… Причём подчеркну: это – один и тот же человек, и точно так же он держался уже по меньшей мере с 2007 года в общении с обитателями разных сайтов.

Вот вам слог этого «непрофессионала», «дедушки из глуши», «чрезвычайно далёкого от понтов и суеты»:

 «Оппонируя Вам, хочу сказать, что теория развития биологических систем имеет лишь косвенное отношение к системам социальным. Иная основа причин и следствий. Иные мотивы и иная скорость прохождения процессов. Поэтому спрашивать о принципах эволюции человеческого социума у биологов и палеонтологов - не следует. Велика вероятность ошибки. Тут нужны профессионалы иного толка».

 «Государство, давно ассоциируется с чиновничьим конгломератом, который полностью отдалился и абсолютно отделился от своих сограждан. Чиновнический корпус выполняет только надзорные, фискальные и карательные функции».

«Необходимо консолидироваться, чтобы не допустить экспансии ислама в Россию».

«Все оценки текста происходят на уровне подсознания по принципу приемлемо – неприемлемо. Причём приемлемость определяется весьма субъективно. Но, для экономии времени, приходится верить наитию. И поверьте – сказанное мною в первом фрагменте дискуссии не ретроспективное оправдание написанного наобум».

И так далее. Это стиль «лесовика-фронтовика»? Почитайте его памфлеты, размышлизмы, дискуссии. Какая «сибирская деревня»?! Лощёный московит. Неглупый образованец, который находится в курсе всех событий и в гуще общественно-политической жизни. Менталитеты, консолидации, конгломераты и прочее.

Вас ничего не настораживает? Если нет, это довольно странно. Я склонен во многом согласиться с характеристикой, которую дал прозарушному Серому Капитан Буратино:

«По стилю я бы его отнес к нынешним полугуманитариям, менагерам. Маска ветерана прикреплена прочно, но болтается и завязки иногда выглядывают через лапшу на ушах. Приличного образования не имеет… Лексика и используемый запас образов, сравнений, словарный запас - уровень серенького менагера. К военному делу параллелен совершенно. Выше мл.сержанта вряд ли бы дорос даже при случае».

Но и это не всё. Айрин Зэд зацепилась за одну из реплик Леонида Серого:

«Интересная тема. Думаю, однозначного ответа нам не сыскать. Особенно в современной России, где Коля Басков – певец, Ника Сафронов – художник, Анастасия Волочкова – балерина, и т.д. …».

Вот что пишет Айрин по поводу этой записи:

«Угу! Ника Сафронов! Ника(!!!) :-)))
Если бы моя проф. деятельность не была бы связана с нашей богемой, то я бы не только не знала, что художника Сафронова в этих кругах называют, а точнее пренебрежительно кличут «Ника», но и восприняла бы это «Ника», как недописанную букву «с» )))
И я убеждена, что многие участники полемики, пытающиеся докопаться до истины, тоже не знают о таком прозвище художника.
Но, даже такая маленькая деталь чётко говорит, является ли автор Леонид Серый ветераном ВОВ, или это человек, имеющий отношение к шоу-бизнесу. И не по этой ли причине этот автор так часто упоминает в своих стихах на военную тему фильмы, которые никакого отношения к войне не имеют априори. Не зря же говорится, что профессионализм не пропьёшь, а точнее не спрячешь».

К месту и ещё один характерный пример стиля Серого:

«Не будучи искушённым в телевизионных политических шоу, туда нечего и соваться. Если там задают вопрос, надо знать – что ответить. Прежде всего, надо думать не о том, "что спрашивают", а о том, "зачем это спрашивают".  В таких делах необходимо иметь специфическую реакцию, определённый склад ума и настрой на "драку". В теледебатах выигрывают оппоненты, поднаторевшие в конфликтных ситуациях, чувствующие себя в них как рыба в воде».

Со знанием дела написано. Профессионализм не пропьёшь…

Один из читателей простодушно заметил в рецензии на опус «хронтовика»:

«Завидую Вам, в курсе всей политической жизни элиты».

Та о то ж… Сам завидую. Мощный старик, как говаривал Ося Бендер.

Мощный в буквальном смысле слова. Вы познакомьтесь на досуге с образчиками его «дэрэвэнской прозы» - просто Рэмбо лапотный! Абсолютный слепок в хуливудских боевиков. Тайные убивства «чекистов», драки против троих – с «хитрыми хронтовыми приёмчиками», когда здоровенные деревенские бугаи разлетаются во все стороны с хрустом костей и брызгами кровавых сопель… Короче, бред сивой кобылы в лунную ночь. Вот, к примеру –

http://www.proza.ru/2013/06/20/366

Как сказал бы незабвенный Борис Писахов – «этот случАй всех злее»… После знакомства с подобного рода «терминаторской» прозой «хронтовика» одна из его активных защитниц написала мне:

«Дочитала я прозу т.н. Серого и теперь полностью с тобой согласна - это враньё и подделка самого низкого пошиба. Одно то, что потери от его рукоприкладства в деревне, если бы это было правдой, сравнимы с потерями в войне, дорогого стоит… Мама моя с первых страниц плевалась на бытовых несоответствиях, которые человеку, жившему тогда в деревне, куда больше режут глаза, чем мне».

Короче, образ скромного, тихого «ветерана» из глухого сибирского селения РАЗВАЛИВАЕТСЯ НА ГЛАЗАХ. Его даже соплями не склеить. «Ветеран» легко превращается в «ветеринара», который гуляет по ушам наивных обитателей скотного двора. А что вы обижаетесь? Именно так он и относится к своим благодарным читателям – с издевательской усмешкой и пренебрежением: да я настолько гениален, что любой мой бред этот убогий пипл схавает на раз!

И пипл – хавает.

Он самонадеян и самовлюблён, этот автор «картонного дурилки», спрятавшийся за образом фронтовика. На стихире опасается высунуться, что-то вякнуть, вступить в диалог. Более того: чуть заколышется земля под ногами – тут же снимает «военные стихи» и пережидает, «пока всё стихнет». Затем – снова выставляет. Так случалось уже много раз. Что сказать, «фронтовая закваска»… Сами подумайте: ежели ты оскорбился и гордо удалился – зачем же снова ТО И ДЕЛО возвращаться? «По многочисленным просьбам трудящихся»? Но такие ужимки и прыжки смеху подобны. Высунулся-пнули-исчез-переждал-появился, высунулся-пнули-исчез… и далее по тексту.

Не случайна и таинственность биографии. А ну как налетят поклонники, начнут расспрашивать «о боях-пожарищах»… И всё. Кердык. Чё рассказать? О героическом мордобое в сибирском селе? Да и там запутался в собственной брехне. Жидко обхезался. Чего уж о «фронтовой биографии» говорить…

Впрочем, некоторые почитатели поэтического «окопника» вяло намекают на то, что на прозе творит «совсем другой» Серый. Вяло – потому, что прозарушный Лёсик с его эссеюшками о Пусси Райот, Ходорковском, Хаматовой и Собчак, кредитах, менталитетах и консолидациях – прямой клон именно  «окопного поэта»: Омск, совет ветеранов, послевоенные стражения с деревенской алкашнёй, указания на старость, внуков да правнуков…

И всё же… Может быть, в сомнениях фанатов есть своя сермяжная правда? Тут мне поневоле придётся сослаться на собственный пример. Не сочтите дешёвым пиаром, просто другого нет под рукой. Недавно на сайте «Одноклассники.РУ» наткнулся на страницу «Фима Жиганец» - с моею собственной фотографией! Хотя адресом жительства указана страна Марокко. Эк меня занесло-то… Потрясённый открытием, забил свою персоналию в поиск. Оказалось, на сайте присутствуют… аж 10 Фимов Жиганцов!!! В том числе из Китая, Львова, Москвы и просто из ниоткуда. Отдельные Фимы, как сыновья лейтенанта Шмидта, время от времени кочуют по просторам Интернета, появляясь на самых неожиданных сайтах и порталах. Так почему бы не предположить подделку под Серого?

Разумно? Казалось бы, да. Однако не всё так гладко. Не будем даже говорить о том, что «под Фиму Жиганца» стали «косить» лет через десять после создания этой литературной маски – когда персонаж уже был на слуху и приобрёл определённую репутацию (неважно, с каким знаком). Вполне допускаю, что популярность «ветерана» в массах распространились куда быстрее – и талант ширше, и тема глыбше.

Но вот какой коленкор: прозаический Леонид Серый с ынтеллектуальными умствованиями, как уже упоминалось, возник ОДНОВРЕМЕННО с «фронтовым поэтом» и шёл с ним плечом к плечу по разным сетевым ресурсам. Есть и другая сторона медали. В моём случае речь идёт всего лишь об использовании необычного имени и скандальной славы. Никому и в голову не пришло «развивать тему», примерять на себя мою биографию, творчество, подделывать стихи и прозу под реального Жиганца и т.д. Спрашивается: если речь идёт о мифических «недругах» и «очернителях» Леонида Серого, с чего бы им разворачивать бурную деятельность С ПЕРВЫХ ШАГОВ этого самовыродка по Интернету, под его именем защищать его же опусы как собственных детищ, обсуждать их достоинства, вести дискуссии?

Да и позднее, в 2012-м, с какого бодуна не просто рассыпать под «украденной маской» Серого богемно-политичекие публицизмы-размышлизмы, но то и дело впиндюривать «подробности» его давней и современной биографии с упоминанием былых заслуг, места обитания и т.д.? Кому и на кой шут это сдалось?! С какой такой тайной целью надо убивать время, создавая некую «параллельную реальность» с тем же антуражем? Ведь прозаический и поэтический образы Леонида Серого с «фронтовой» точки зрения не противоречат один другому. И без своей прозы Серый разоблачает себя в «военных стихах». Проза лишь СТИЛИСТИЧЕСКИ демонстрирует читателю его ослиные уши. Думается, противу всякого желания автора.


КТО НЕ С НАМИ – ТОТ НА ФИГ С ПЛЯЖА!
Андрей Моисеев в отзыве о стихах «фронтовика» пишет:
«Леонид Серый, когда ещё поддерживал переписку на сайте, писал, что он далеко не всё, что пережил, рассказывает в стихах - щадит читателя. Нас всегда щадили, и в результате мы знаем позорно мало, а теперь это незнание становится необратимым».

Оказывается, ветеран ещё и «щадит» нас! Бля, как я ему благодарен… А то бы, наверное, не пережил. Серьце бы лопнуло. Понимаю, кто-то сейчас полон праведного гнева: в этом Фиме нет ничего святого, он глумится над защитником Отечества! Поверьте: если бы во мне оставалась хоть капля веры в то, что передо мною – стихи фронтовика, я не позволил бы себе подобного тона. Но нет даже капли.

Моисеев, по сути, прав: о войне он и его соратники знают позорно мало. Это очевидно. И всё же надеюсь посеять в них сомнение по поводу необратимости их дремучего невежества. Андрей, чтобы ЗНАТЬ,  надо стремиться УЗНАВАТЬ. А не покупаться на пошлые фальшивки.

В том-то и беда, что у сторонников Серого нет НИКАКИХ аргументов. Они и не думают этим «заморачиваться». У них, видите ли, просто «чуйка на правду» срабатывает. Типа: верую, патаму шта так и було. А так и было, патаму шта верую. Мона Лизанька пишет:

«Не нужно меня ни в чём убеждать…что извращено, а что нет. Стихи Серого заставили меня почувствовать дыхание войны. А в советских энциклопедиях вряд ли вся правда о войне… У войны всегда грязное лицо. То, что мы победили, это здорово…но какой ценой! Даже начинать не хочется, ибо ты Фима не думаешь стратегически и конструктивно, верно преклоняешься только перед авторитетами, а значит, не можешь сам рассуждать».

То есть, оказывается, это я «преклоняюсь перед авторитетами» и «не могу рассуждать». Неважно, что как раз именно разоблачители Серого рассуждают и анализируют, а его защитники СЛЕПО доверяются мнимому «авторитету» липового фронтовика:

«Это настоящая военная лирика...без лицемерного пафоса, коим здесь страдают многие!
Мона Лизанька»

«Такое  мог  написать  только  переживший  Горе  Войны.
Леонид Третьяков»

А тех, кто не согласен с этим мнением, - сразу к позорному столбу:

 «Не возможно представить если честно что всё сказанное выше по поводу отзывов правда!!! Люди совсем потеряли совесть???Человечность???Уважение???Благодарность???Как можно вообще это критиковать - истину в грязь???Мерзко на душе...
Надя»


И это ещё – самое нежное.

Хотя насчёт человека, в котором зашкаливает скотство, я согласен. Правда, отношу это определение непосредственно к «фронтовому поэту» Леониду Серому.




ЛЕГИОН УМАЛИШЁННЫХ,
ИЛИ
ВРАГ У ВОРОТ

Не исключаю возможности, что даже после всего изложенного выше найдутся люди, которые будут возмущённо вопить: а мы верим, что автор стихов воевал! А если это – действительно фронтовик?! А вы докажите!!! Да как вы смеете…

Смею. И ещё как. Если кто-то не понял, что сомнений во фронтовом прошлом АВТОРА СТИХОВ более чем достаточно, - это проблема не моя. Однако дело не только в этом. Даже если бы это был реальный фронтовик (что, на мой взгляд, в отношении автора опусов-фальшивок совершенно исключено), для меня бы он остался лживой сволочью.

Впрочем, есть люди, которые призывают «не судить строго». Так, Александр Кормилин пишет:

«В своё время ну очень много времени проводил с ветеранами. Разного наслушался и насмотрелся. Так вот, некоторые из них, чьё участие в боевых действиях не подлежало никакому сомнению, рассказывали вещи, которые с ними просто не могли произойти. Они их описывали как вполне РЕАЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ, но потом мы совместно выясняли, что источником послужил всё-таки не личный опыт. Порой в эти рассказы вкраплялась даже газетная "правда" конца 80-х...».

То есть Кормилин считает, что дедушка по старости малость начудил, плетёт всякую ахинею с чужих слов – но это не значит, что сам он не воевал. Ну, начитался в своё время перестроечных газет…

Похожее мнение – у Нади Яги:

«Сошлюсь на собственного деда, который на старости лет так увлёкся перестроечными статьями и настолько стал внушаем, что и о пережитом лично стал рассказывать чужими словами и мыслями. Такой период детской внушаемости многие старики проходят… Человек по старости и болезни часто делает и говорит то, что нельзя простить здоровому и молодому».

Не верю. Хоть режьте на куски. Экспрессия, энергетика стихов Серого явно не соответствуют состоянию старичка, впавшего в лёгкий маразм и спутавшего котлеты с мухами. Создание стихов – это совсем не то, что пересказ чужих баек. Это – ТВОРЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС. «Дедушка» СЛИШКОМ нечистоплотен, и одного этого довольно, чтобы иметь полное моральное право втоптать его в грязь.

Но если это - болезнь, то её следует лечить в соответствующем закрытом учреждении. Ведь такой ветеран опасен для окружающих: неровён час, покусать может… Хуже того: если человек лжёт, используя собственный авторитет, это омерзительно втройне.

Стихирянин Валентин Беляев идёт ещё дальше:

«Я считаю, что автора Л.Серого никто не смеет осуждать, зная о войне понаслышке, художественной литературе, фильмам, историческим документам, и даже по рассказу очевидцев, которые не всегда могли оценить сложившуюся в конкретном бою обстановку».

Перевожу на русский вменяемый. Защитник вообще оставляет в стороне вопрос о том, воевал или не воевал Серый, правду или неправду он пишет. Из слов Беляева логически вытекает, что КАЖДЫЙ ЖЕЛАЮЩИЙ МОЖЕТ НЕСТИ О ВОЙНЕ ЛЮБУЮ АХИНЕЮ, и никто не смеет такого сочинителя критиковать, поскольку очевидцев почти не осталось, а всё остальное – и документы, и мемуары, и документалистика и проч. – гроша ломаного не стоит. При этом сам Беляев в своей рецензии пересказывает расхожие дикие байки о приказе «Ни шагу назад!», заградотрядах, стрелявших в спины солдат и прочем как истину, не требующую доказательств.

Так вот: не случайно вступление к своему памфлету я озаглавил изречением древних – «Подвергай всё сомнению». Это – не только право, но и обязанность каждого честного, мыслящего человека.

Если какой-нибудь реальный ветеран станет рассказывать, что на самом деле под Сталинградом Паулюс разгромил советские войска, а потом просто поссорился с Гитлером и сдался в плен – я что, должен этой бредятине безоговорочно верить? Я имею право сомневаться и имею право критиковать. Если мои сомнения и критика аргументированы.

Теперь – ближе к нашим баранам. Правда о войне порою страшнее или неприятнее, чем у Серого. В своей книге "Я помню тот Ванинский порт", посвящённой истории лагерных песен, я большую главу посвятил "блатным фронтовикам". И мародёрству в Германии, и изнасилованиям женщин на освобождённых территориях, и партизанскому "беспределу" - много чему.  Хотя и там пришлось спорить и дискутировать порою, поскольку некоторые авторы стремятся возвести всё в абсолют и перевернуть с ног на голову. Я согласен с утверждением о том, что советская пропаганда (как ЛЮБАЯ ДРУГАЯ) зачастую лакировала действительность, умалчивала, подтасовывала факты, занималась выдумками и т.д. Поэтому НЕОБХОДИМО по крупицам восстанавливать правду о войне – какой бы неприятной и страшной эта правда ни оказалась.

Но нельзя скатываться в другую крайность: заменять одну лживую пропаганду на другую, ещё более чудовищную и клеветническую.

 Дело ведь не в том, что, скажем, фронтовик мог что-то переврать. Или преувеличить. Или пересказывать чужие байки. Дело в другом: РАДИ ЧЕГО он это делает. Можно добросовестно ошибаться. Даже некритично что-то цитируя из сомнительных источников. Но СОЗНАТЕЛЬНО БРЕХАТЬ - позорно. Ни одна самая благая цель этого не может оправдать.

И вот тут я позволю себе сослаться на свидетельства другого ветерана. АБСОЛЮТНО РЕАЛЬНОГО. Чтобы яснее стала моя мысль о цене некоторых «документальных свидетельств».

Нынче в России активно издаются и переиздаются «мемуарно-приключенческие» боевики некоего Свена Хасселя – датчанина, воевавшего во время второй мировой в танковом штрафном полку германского вермахта, в том числе на Восточном фронте. Первый его роман, «Легион обречённых», вышел в свет в 1953 году и посвящён боям на территории СССР.

Замечу, что Хассель в целом настроен к бывшему противнику достаточно благодушно. Но воспринимать его сочинения как документальное свидетельство – значит себя не уважать. Жанр их можно, скорее, определить как «деревенские побрехушки». Собственно, и сам дядюшка Свен остроумно замечает, что, несмотря на упоминание реальных событий и имён, его повествование является «воплощением законного права автора использовать свободный полёт фантазий».

Слава Богу, у издателей хватило ума сопроводить «воспоминания» Хасселя комментариями. Даже добродушно настроенный к датчанину кандидат исторических наук Р. Мазуркевич во вступительной статье вынужден то и дело оговариваться, когда речь заходит о чудовищной брехне отважного танкиста-штрафника: «На страницах его романа тысячи и тысячи русских солдат наступают на немецкую танковую роту или же взвод, которые держат оборону на фронте в 100 и более километров».

Рассказчик не знает вооружения танков, на которых воевал, калибра их пушек и т.д. Вот, например, одна из цитат:

«Пришёл приказ готовить танки к бою. Мы… загрузили боеприпасы: 20 тысяч пулемётных патронов, по 10 тысяч на каждый пулемёт; 100 кумулятивных снарядов, 100 осколочных, 50 бронебойных; ручные гранаты, сигнальные гранаты, патроны для стрелкового оружия и зажигательную смесь для огнемётов».

А теперь для справки – вооружение танка Т-IV, о котором идёт речь. Боекомплект пушки – 87 снарядов, двух пулемётов – 3150 патронов, огнемёта на танке и вовсе никогда не было. То, что перечисляет дядюшка Свен, при всём желании невозможно было впихнуть в один танк…

Из такой галиматьи состоит вся книга Хасселя. Так, бронепоезд «Лейпциг» подавляет русскую артиллерию огнём маломощных зенитных пушек (представьте, что вы подбиваете сверхзвуковой истребитель из рогатки), между тем советские 280-мм орудия колотят по платформам бронепоезда, не причиняя ему вреда (на самом деле при попадании одного такого снаряда от платформы остались бы только щепки)…

Перечислить всю ахинею из «воспоминаний» фашиста-датчанина не представляется возможным. Уже не впечатляют даже радостные русские, с песнями и плясками бегущие строить укрепления для немцев и катающиеся по 40 человек на броне «Тигра» (на который и дюжина мужиков с трудом заберётся), и вонючая русская баба, в зимний  мороз посреди улицы стоя справляющая малую нужду, расставив ноги и пустив на землю мощную струю…

Главная мысль Хасселя: немцы воевали против диких, варварских племён, которых фактически не коснулась цивилизация. Писающую на морозе бабу Свен прямо сравнивает с коровой. Забить корову – конечно, жестоко, но – не преступно же. Как можно сравнивать человека и бурёнку? А проиграли германские войска потому, что устали убивать. Русских было, как мошкары. Просто на них на всех боеприпасов не хватило. Вспоминается Высоцкий: «А потом кончил пить (потому что устал)»…

Но особенно мило после этого читать перлы Хасселя о «лживой и коварной» советской пропаганде. Вот один из эпизодов, где описываются советские киножурналы с фронтовыми сводками:

«Мне они казались фальшивыми, высокопарными, даже гротескными. Один из них посвящался советскому солдату в боях за Крым. Солдат был тяжело ранен, ему оторвало ноги выше колен, снарядный осколок выбил оба глаза, однако едва его перевязали, он спрыгнул с койки, схватил охапку мин и побежал на своих обрубках продолжать бой. По улице шли немецкие танки. Этот безногий, безглазый русский подкрался, словно тигр, к одному и взорвал его. И продолжал, пока не уничтожил больше десятка…».

Понятно, что во время «холодной войны» подобный опус выполнял определённый социальный заказ – несмотря на экивоки в сторону «храбрых русских солдат». Однако даже пьяный бред должен иметь разумные границы. Но вот как Хассель описывает русскую пропаганду уже на линии фронта:

«Как-то вечером русские установили на бруствере траншеи большой киноэкран и стали показывать фильм… Мы видели немецких военнопленных, сидящих в первоклассном салоне… их обслуживали, словно принцев, в замечательных комнатах, где на громадных столах лежали горы великолепной снеди, её снимали под всевозможными ракурсами и очень крупным планом…
Следующая сцена разыгрывалась в роскошной комнате, где бросалась в глаза огромная кровать. Хорошенькая молодая женщина медленно раздевалась перед немецким пехотинцем. Снимала одёжку за одёжкой, вертясь перед солдатом. Оставшись совсем голой, раздела его; затем последовал порнографический эпизод, непристойнее которого трудно придумать…».

Представить подобные образчики пропаганды в сталинском СССР – это надо обладать болезненной фантазией. Нечто подобное я встречал только однажды: когда мне в руки попались тетради с эротическими рассказами, отобранными во время обысков оперативниками колоний у осуждённых. Зоновские «хассели» красочно описывали события Великой Отечественной. Особенно впечатлило повествование о событиях на Курской дуге: раненый лейтенант попадает в хату, где его лечат две молоденькие девочки-близняшки. То да сё, взыграла кровь молодецкая, и всё заверте… Фантазия зэков очень напоминает «мемуары» горячего датского парня.

Хотя нет: именно такого рода листовки сами немцы распространяли во Франции! Они рисовали лихих американских солдат, перед которыми раздеваются и которым отдаются в разных заманчивых позах за кусок хлеба несчастные француженки. Видимо, у Хасселя не хватило ума и фантазии, и он попросту в очередной раз пошёл на пошлый плагиат.

Впрочем, есть в романе «Легион обречённых» эпизоды, которым веришь. Веришь безоговорочно: «Через четверть часа деревня была в огне, и мы носились по ней, давя всех подряд: солдат, мужчин, женщин, детей, животных… Странно. Ты ничего не чувствуешь».

Неужели вы не видите, как много общего между этим Педерсоном и Лёней Серым?

Если вы настолько слепы и тупы, то вот вам – резюме самого ветерана Лёни Серого из его опуса «О менталитете»:

«Сказать по совести, я невысокого мнения о нравственных качествах и умственных способностях своих соплеменников-россиян.  Подавляющее большинство - тупы до безобразия. Да ещё и пьют…».

Сказать по совести?!! Да там, где у людей совесть, у тебя… впрочем, вы уже в курсе.



КАК ДЕДА ЛЁНЮ ХОРОНИЛИ
Хотя я обращаюсь к Лёне Серому как к живому - к сожалению, иногда и сволочь бывает вечно живой, - на самом деле он... благополучно отмучился. Об этом сообщил один из стихирян:

"По этой ссылке на Омском форуме опубликовано следующее:

https://forum.omsk.com/search.php?search_author=

Леонид Серый

#0 Раздел: Литература Тема: Стихи моей жизни / Пт Окт 25, 2013 11:20 pm
13 октбря дед Леня умер ночью
14 го похоронила я его
он просил написать если случится

Уменяимянету Этоправопоэта 26.10.2013"

************

Не хочу даже глумиться по поводу того, что дед Лёня умер вовремя, то есть о его смерти сообщили на форуме, выждав почти две недели. Выдали аккурат тогда, когда стало ясно, что скандал грядёт.

Хотелось бы пустить скупую мужскую слезу, ежели бы не ряд ну крааайне любопытных обстоятельств этой геройской кончины (прошу прощения за слово "кончина").
Их раскопал вовсе не я, а другие ребята.

1.Итак: в посёлке Крутинка никакой Леонид Серый не рождался ни в 1927 году, ни раньше, ни позже.

Ну, мне уже возразили: мол, искать надо не Серого. Это, скорее всего, псевдоним. Ветеран же в своей терминаторской прозе поведал, что убил троих человек. Зачем ему такая реклама?

Увы, нехорошие следопыты добрались и до посёлка Крутинка, где ЯКОБЫ родился и прожил большую часть жизни Гэндальф Серый, он же Дед Лёня (остальных кликух не знаем, но угро не дремлет). Так вот: НЕ БЫЛО ТУТ НИКОГДА НИКАКОГО ГЕРОЙСКОГО ЛЁХИ,  ни с серой фамилией, ни с серо-буро-малиновой!

Ну надо же, какой случай: на самой Стихире, оказывается, есть земляк безвременно покинувшего нас Лёни Серого, тоже из Крутинки - Сергей Гобец. И вот что он поведал:

"Я из Крутинки. Это то место, где якобы родился "предмет обсуждения")))И живу здесь полвека, с учётом отлучки в СА и на учёбу. Моя мама ровесница Серого. Она с 28. Пишет с 41, по сей день. Почётный гражданин и всё такое, включая участие во всех поэтических, культурных и "прочия" мероприятиях посёлка и района. Была и секретарём Совета Ветеранов, после выхода на пенсию... Впервые услышала о таком авторе вчера, с моей подачи. И я, соответственно, тоже не далее, как ...тогда же. В силу некоторых причин имел отношение к подготовке празднований посвящённых дням Победы на протяжении десятка лет. Ни разу не попадалась на глаза информация о поэте-ветеране из наших мест... Очень крепкие сомнения у меня о причастности этого человека к Крутинской земле".

А уж у нас-то какие крепкие! Ведь "дед Лёня сообщал, что долгое время был председателем Крутинского совета ветеранов, а там о "поэтическом деде-фронтовике" - ни слуху ни духу.

Но далее события приобретают совсем неожиданный поворот, и трагедия неуклонно превращается в фарс. Ребята из Омска "на характер" обегали все военкоматы и обратились в областной комитет ветеранов войны. И отовсюду получили однозначнкю информацию:  НИКТО ИЗ ВЕТЕРАНОВ 13 ОКТЯБРЯ  В ОМСКЕ НЕ УМИРАЛ, 14 ЧИСЛА НИКОГО НЕ ХОРОНИЛИ. И это - по прошествии двух недель.

Для справки. ВСЕ похороны ветеранов войны проходят через военкомат с участием комитета ветеранов. И мне несколько раз приходилось хоронить фронтовиков. Ровно так же мы хоронили и тестя - ветерана войны, участника боёв на Курской дуге. Из морга ОБЯЗАНЫ сообщать о том, что скончался ветеран войны. Похороны организуются бесплатно, с соответствующим ритуалом, организацией поминок и последующим мраморным памятником.

Совершенно естественно, любой родственник, уважающий память ветерана, использует это - не только потому, что весь процесс похорон затратен, но - в память об умершем. Я перед тестем хоронил родителей и знаю, чего это стоит.

В любом случае - даже если бы вдруг с большого бодуна и по неведомым причинам родичи вдруг решили похоронить "деда Лёню" подпольно, скрытно, без "панфар" - за ДВЕ НЕДЕЛИ, НАВЕРНОЕ, МОЖНО БЫЛО БЫ СООБЩИТЬ О СМЕРТИ ФРОНТОВИКА В СОВЕТ ВЕТЕРАНОВ.


Дополнительные комментарии нужны? Виртуально родился, виртуально воевал, умер виртуально-геройской смертью.

Господи, какая это гадость - ваша заливная рыба...




КАК ОТКОЗЛИЛИ "ГВАРДЕЙЦА СС"
Всё это было бы смешно... Но в самом начале статьи я не случайно упомянул, что метастазы этого серого трупного гниения расползаются по всей стихире. Да разве только по стихире? По всей стране. Либерастка Ольга Романова называет некрополь для ветеранов войны "кладбищем домашних животных". Телеканал "Дождь" устраивает в день снятия блокады Ленинграда провокационный опрос "Надо ли было сдать немцам Ленинград, чтобы спасти людей?" (к слову, в вопросе уже содержится абсолютная уверенность в том, что в случае капитуляции люди были бы спасены). Да много чего можно ещё приводить. Но зачем ходить далеко? Вот недавно Михаил Свищёв номинирует некую Ольгу Козэль со "страданиями юного Вертера" - пардон муа, юного "гвардейца СС":

Когда рвётся в окна мои разлохмаченный лес,
И лает собака, как будто кто умер иль болен,
Я вижу: вот лампа горит. И гвардеец СС
Старательно пишет: «Моя драгоценная фрейляйн…»

Я, тихо присвистнув, встаю у него за спиной.
(Детьми мы в лесу находили осколки снарядов).
Пиши ей, пиши! Плачь и верь - ей не нужен другой.
Пусть вымокнут строки. Она всё равно будет рада.

В Можайском лесу в равных долях костей и свинца.
Слизни с пальца кровь - она терпким покажется мёдом.
В бою и в любви он обязан стоять до конца -
Тот худенький немчик, из влажной Баварии родом.

Завидую я. Хоть и знаю: у всех на глазах
Он будет убит, как и жил - и легко, и поспешно.
“Моя драгоценная фрейляйн…» - он пишет в слезах.
“Моя драгоценная» - я повторяю с усмешкой.

Извилист мой лес, как на платье девичьем тесьма.
Эсэсовец будет писать ей: он парень упёртый.
Окопы в тумане. Она не получит письма.
Но разве в любви это важно - живой или мёртвый?

Привожу полностью. Всё по чесноку. Когда авторшу пытались спросить, что она вообще знает о войне и тем более о роли и назначении охранных отрядов Schutzstaffel, сиречь СС, о том, КОГО туда набирали и какие задачи эти подразделения выполняли, дэушка, хлопая наивными глазёнками, ответствовала:

 "Представьте, что мы с Вами - это не мы, а немецкие мальчишки конца тридцатых годов прошлого века. Что, когда нас призвали бы на службу, мы бы орали: "Нет, мы лучше пойдем воевать за Советский Союз?" Точно так же стали бы немецкими солдатами... остальное - понятно. Родину, отца и мать, национальность - ведь не выбирают. Вот о чём я хотела сказать".

Лучше бы промолчала... Вообще, на мой скромный взор, подобным дамочкам декретом Совнаркома надобно запретить раскрывать рот, тем паче - писать то, что они по недомыслию своему именуют стихами.

Вспоминается шварцевское: "Нас всех так учили!" - "Да, учили всех. Но почему ты стал лучшим учеником, сволочь?!" Надо хотя бы отдалённо понимать, что эсесовцы - "лучшие ученики" рейха. Отборная мразь. И когда ты льёшь сопли, слюни и крокодиловы слёзы в одном флаконе над судьбой этого "героя" - ты должен понимать, ЧЬЮ КРОВЬ ЭТОТ ВУРДАЛАК ПИЛ, СЛИЗЫВАЯ С ПАЛЬЦЕВ.

Справка для абсолютных козэлей:

"Первоначально СС предназначались для личной охраны вождя НСДАП А. Гитлера и входили в состав штурмовых отрядов (СА). С1934 года СС были выделены из штурмовых отрядов как отдельная структура НСДАП и подчинялись лично Гитлеру и рейхсфюреру СС Г. Гиммлеру... В 1933;1945 в ведении СС находились концентрационные лагеря и лагеря смерти, в которых погибли миллионы людей. Части войск СС принимали участие как в военных действиях, так и в акциях айнзатцгрупп, осуществлявших геноцид. СС были основным организатором террора и уничтожения людей по расовым признакам, политическим убеждениям и государственной принадлежности как в Германии, так и в оккупированных ею странах.

СС причастны к множеству военных преступлений и преступлений против человечности. Нюрнбергский трибунал признал «всех лиц, которые были официально приняты в члены СС», преступниками,  за исключением членов «так называемых кавалерийских соединений СС».

Само сочетание "ГВАРДЕЕЦ СС" указывает на ОСОБЫЙ СТАТУС "лирического героя". То есть - однозначная сволочь, которая выслужилась даже на фоне отборной сволочи.

И тут не к месту отговорки "я же не знала", "нельзя же так буквально"... Льзя же. Не знала - НЕ СМЕЙ касаться этих тем! Пиши о лютиках.

Кстати: Комиссия ООН по правам человека осудила прославление бывших военнослужащих войск СС, и, в частности, открытие памятников и мемориалов, а также проведения публичных демонстраций бывших военнослужащих войск СС.

А на Стихире - милости просим! Ребята, не пора ли уже спрашивать по-взрослому? Ведь всё очевидно. Мерзость и провокация. Стих трижды СНИМАЛИ С НОМИНАЦИИ - но его снова "кто-то" упорно ставил. Пока наконец-то не прекратили эту духовную порнографию раз и навсегда.


"ДИВАННЫЙ МАРШАЛ" ЛЕШЕК И АМНЕЗИЯ СОВЕСТИ
Именно этой, 14-й главой я "вызвал огонь на себя". Что, впрочем, легко было предугадать. Потому что следующим недостойным и ничтожным стихом я назвал произведение Лешека "беспамятное".
О, сколько на меня вылилось помоев, злобного шипения, обвинений всевозможного рода, самые ласковые из которых - в чёрной зависти к гению и к попытке пиара на чужом блаародном имени! Впрочем, разве для меня подобные истерики впервой?
Мне слишком тщательно приходится заниматься историей Великой Отечественной войны - и "окопными" мемуарами, и серьёзной наукой. И мне РЕАЛЬНО больно, когда кто-то играет на святой и больной теме в эстетические бирюльки. По-моему, именно это некогда случилось с Лешеком. Он заигрался, залюбовался сам собой, свои трагиццким позёрством:

"....Асфальт подсыхал, ожидая, крошащихся детских мелков... а что, на девятое мая, напишут статей и стихов...газетная передовица, и трёп болтуна-кумача...и можно законно напиться   бутылкой литровой скотча...и скотч обесточит мне нервы, (но буквы не выдержат строй)...запомни, дружок, сорок первый, чудовищный сорок второй,... смотри... Ленинграда сугробы, тела – не пройти, не найти...Запомнил? Напейся..., а что бы, с ума от всего не сойти,...  ну, вздрогнули!  асталависта!... (архивы…особый отдел...)гляди!  докладная танкиста, что с танком в бою не сгорел...конечно, не хокку, не танка,... так что же он там говорит?...что в следущий раз вместе с танком в бою непременно сгорит...и колются строки, как шило...кумач встрепенулся и сник...да здравствует клим ворошилов!  И  маршал по кличке мясник...никто не забыт....не забыто...погожие мая деньки...(а внуки расстрелянных, сбитых,  поставят им памятники!, дивизии тупо просравшим, историю перекрая)...
....................ну, вечная память по павшим......................
.....................................................да памяти нет ни ***…"

Это... извините за выражение, произведение возмутило очень многих людей  своей беспардонностью, кривлянием, чудовищным невежеством, провокационными клише...  Один из стихирян, Никола, признался, что до сих пор считает "беспамятное" личным оскорблением. Он совершенно точно определил гнильё этого стиха:

"Опыт подсказывает, что под знамёна морализатора, употребившего выражения по типу "бездарно просравшим", немедленно собираются люди, которым привили ложную память. Примеры тому уже были тут - суждения об армиях, у которых по выходу из окружения отнимали оружие и бросали безоружными в бой. Ну, как в кино Н.М. - с черенками лопатными. В обязательный, как незабвенный "Краткий курс", минимум носителя ложной памяти входят также речи о потерях 9:1 (завалили трупами), стратегии и тактике "впереди штрафбат, за ним заградотряд", вплоть до сообщений о массовых расстрелах инвалидов войны в первые послевоенные годы. Всё это неправда, в чём нетрудно убедиться, неправда, основанная на полузнании, на известном психологическом фокусе - правда всегда сложнее лжи, всегда больше её".

Я могу лишь развить эту мысль. Особенно умиляет это "запомни, дружок, сорок первый...". Лёша, ты ничего не попутал?  В данном контексте, чтобы ЗАПОМНИТЬ,  надо УВИДЕТЬ. Ты себя уже в участники Великой Отечественной записал? К кому ты обращаешься "дружок"? И, ежели призываешь запомнить сорок первый, сорок второй - ТО ЧТО ИМЕННО? Какую историю? А из стишка хорошо видно. Запомни только поражения и трупы. И "мясников, "просравших" дивизии. А то тебе, дураку, вдалбливали всякую ахинею.

А написано - гладенько. И, на мой скромный взор, гаденько. Но эдак красивенько-позёрски. Так и вспоминается из "Чапаева": "Красиво идут... сволочи".

Лешек с его "артистической" душой никак не может или не хочет понять главного: есть темы, при соприкосновении с которыми нужно засунуть все аффектации, позы и самолюбование себе в задницу. Все эти
 асталявисты, бутылки со скотчАми и дешёвые рассуждалки на удобном диване о том, в чём ты ни уха ни рыла. Нельзя ВЫЁЖИВАТЬСЯ на трагической теме. Даже если тебе это кажется жуть как талантливым.

Я не буду особенно разбирать стишок - разбирать, по сути, нечего. Здесь ВСЁ  - ложь. От театральных "чуйств" до фактов (которые, собственно, отсутствуют).

Защитники Лешека твердят о шимашедших подтекстах, о разрывающейся душе, которая стрыждает и ох как глыыыбоко сочуйствует павшим заздря. Он и сам в это свято верит, поясняя мне, зачем ему понадобился скотч: "водка палёная, Саша. Неужели ты думаешь, я не мог написать «первача»? Просто это первый взрыватель в тексте – как отреагирует читатель, имеющий сформированную структуру предпонимания и горизонт понимания, читающий не только слова, но и пытающийся понять смысл. Филологи и знатные литературоведы в большинстве своем подорвались без промедления. И на литре скотча, и на пресловутой опечатке «перекрАя». Лакмус, Саша. И потом, что было – то было. Был литр «Паспорт Скотч». Если есть хороший, подаренный друзьями напиток – чего ж пить то, о чем говорил ещё профессор Преображенский: «Бог знает, что они туда плеснули»…"

То есть автор сам не ведает, что несёт и что несло его во время создания этого "шедевра". Сначала дело было в "палёной водке", которой Лёша элементарно боялся отравиться. Потом вдруг он опомнился: неестетичное какое-то пояснение. И попёрли "сформированная структура предпонимания и горизонт понимания"... короче, эту тягостную и нелепую бредь уж точно без бутылки скотча не поймёшь. И, наконец, мы дошли до глубинного смысла: просто некто подарил Лёше литровую бутылку скотча, Лешек крепко надрался - и "изваял"... Как говорится, в горизонтах понимания. Лёша, я сам филолог, не держи меня за фраера.

А горизонты эти, видимо, оказались дюже мутными. На что автору указал уже лично я:

"Стишок пакостный. Лёшино творчество в целом мне нравится, но это - гадость. И пижонство дешёвое - оно прёт. Выпьем скотча, мля, за вождей Кремля...

А почему скотч? Текилу можно. Амонтильядо... Это же так красиво! По-гумилёвски - где-то как-то:

Он кричит: Эй, собаки, живее!
Где вино? Засыхает мой кубок!
И, над морем седым и пустынным
Приподнявшись лениво на локте,
Посыпает толчёным рубином
Розоватые длинные ногти...

Лешек изволят ызячно пострадать. Напомнить, что победа стране стоила много крови? да ну на фиг! Правильно, Лёша: памяти у тебя нет ни... Ну, ты понял. Не понял, обратись к цитате из своего же творения.

Нельзя лепить стих из дешёвых либерастических агиток. Потому что это ещё более гнусная брехня и патология, нежели бравурные марши. И здесь нет ни одного слова правды. Да, и ленинградские трупы были, и сбитые самолёты (интересно, почему потомки сбитых не должны ставить памятники командармам и главковерху? И что ТЫ знаешь о "просранных" дивизиях? Уверен - ровным счётом ничего. Я не к тому, что не было их, просранных. Ещё как были. Только они были И С ТОЙ СТОРОНЫ. И в ЛЮБОЙ ВОЙНЕ при любых командующих есть просранные дивизии, армии и сражения".

Лёша в ответ привёл длинную цитату из книги "Ванька-ротный" участника Ржевской битвы Александра Ильича Шумилина, где автор  описывает, как бездарно, с его точки зрения, на отдельном участке была подготовлена атака роты.

Что за открытие! Я даже не берусь оценивать, насколько командир роты способен понять общий смысл операции. Заранее согласен с Шумилиным: речь - о бездарном командовании. НО СТРОИТЬ НА ЭТОМ ВСЕЛЕНСКИЕ ОБОБЩЕНИЯ?! Да, таких наступлений и операций в любой армии мира -огромное количество! Что, американские солдаты, которых бросали на немецкие укрепления в Нормандии - лоб в лоб, - возносили слова благословения своему командованию? А солдаты рейха под Сталинградом? А под Бородином Кутузов и Наполеон простого солдата сильно жалели? Вся война состоит из ловушек, дезинформации, разведки боем, вынужденных лобовых атак... Что ты об это знаешь, Лёша?! Может, поделишься с нами, неразумными, архистратиг вселенский?

К сожалению, ЛЮБОЙ МАРШАЛ ИЛИ ГЕНЕРАЛ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ - МЯСНИК. Потому что бросает бойцов на верную смерть. Это - его работа, его судьба, его грех. И КАЖДЫЙ СОЛДАТ - ЭТО ПУШЕЧНОЕ МЯСО. Да, есть маршалы лучше, есть хуже, есть талантливые, есть бездарные. Но все они, по сути, мясники. Даже великий Суворов был мясником.

С моей точки зрения, стишок Лешека откровенно омерзителен - возможно, и не по воле автора, но это - факт. С самого начала автор напоминает о страшном сорок первом, чудовищном сорок втором, в конце пишет, что памяти о павших нет ни ..я. Понимаешь, Лёша, эта память - у каждого своя, личная. Если ты считаешь, что её нет, значит, это твоя персональная вина перед собою. И всё. Вот ты конкретно ни ..я не желаешь помнить.

Что, от тебя скрывали правду о войне? Кто он? Сестра, имя! Что, страшная правда сорок первого, чудовищного сорок второго, не менее чудовищного сорок третьего - она неизвестна? Да ты о ней узнал-то откуда?! Из кино и книг, в козырном случае - от деда-ветерана. Что, кроме любителя скотчА никто не знает, что война -  это кровавое месиво и ни поражение, ни победа не обходятся без чудовищной крови?

Как же, "литргерой" "сочуйствует" погибшим "зазря". Виноват, оказывается, "маршал по кличке мясник". О, это уже голос не мальчика, а мужа. Никак не меньше замначальника Генерального штаба. Эвон как быстро со всем разобрался. Для слегка заторможенных - под "мясником" подразумевается Жуков. Кто-то из возмущённых защитников Лешека гневно бросит: да мой дедушка рассказывал!.. Да мой покойный дядька говорил! Ах, ваш дедушка рассказывал? Это другое дело. А где служил ваш дедушка? В стрелковом полку ефрейтором? А ваш дядя? Замкомроты? Ну, тогда, разумеется, планы Жукова были им знакомы не понаслышке...

Лёша, постыдно  поливать дерьмом Маршала Победы, о котором ты не знаешь ровно ничего. Во время войны среди солдат была поговорка: "Где Жуков, там победа". И маршала всегда встречали с воодушевлением. Откуда же взялась дикая легенда о "мяснике"? Гнусная байка о том, что Жуков тупо заваливал противника трупами, появилась сначала при Сталине, который обвинил Жукова в бонапартизме и выслал в Одессу, а потом была развита Хрущёвым, боявшемся жуковской популярности. И вот после этого то же самое стали вдалбливать в головы всего народа, в том числе ветеранов. А что удивительного? Самые дикие измышления и байки повторял в эпоху перестройки тот же Виктор Астафьев - в том числе и о заградотрядах, стрелявших в спину солдат, и прочую чудовищную галиматью.

Представь себе, Лёша, в мясничестве могли при случае обвинить и Рокоссовского, и Конева, и Чуйкова, и кого угодно. Но бьют по самым сильным...

 Да, была и страшная окопная правда. Правда бессмысленно погибавших солдат, правда бардака, бессмыслицы, провалов и кровавого месива...

Помнишь Александра Межирова:

Мы под Колпином скопом стоим,
Артиллерия бьёт по своим.
Это наша разведка, наверно,
Ориентир указала неверно.

Недолёт. Перелёт. Недолёт.
По своим артиллерия бьёт.

Мы недаром Присягу давали.
За собою мосты подрывали, –
Из окопов никто не уйдёт.
Недолёт. Перелёт. Недолёт.

Но НЕЛЬЗЯ МЕРИТЬ ВОЙНУ ТОЛЬКО ОКОПНОЙ ПРАВДОЙ. Иначе выйдет большая ложь. И НЕ ТЕБЕ обвинять Жукова или кого-то ещё в том, что он "просрал" дивизии. Не тебе.

Что же в остатке от "стиша" Лешека? Пижонский дилетантизм, верхушничество, невежестве, огульные измышления. И всё это высказано с позёрским хамством мальчишки, который уж точно знает истину, знает, как было надо.

Если бы речь шла только о скорби, о возмущении, о неоправданно высоких жертвах - это одно. Хотя и тут ты ОБЯЗАН БЫЛ ВСПОМНИТЬ О ПОБЕДЕ! Но ты этого не сделал. Из твоего стишка выходит, что тупые, безмозглые маршалы всё просрали, народ передох, все сгорело и попадало - а этим тварям ещё и памятники ставят!

Вот смысл твоего "вирша".

Не верю НИ ЕДИНОМУ ТВОЕМУ "стенанию". Отвратительно писать о болезненных, сложных, кровавых, неоднозначных вещах с нетрезвой разухабистостью. Чечёточка на чужих костях с бутылкой скотча.

Я уже не говорю о том, что военную фольклорную "Песню танкиста" -

И вот нас вызывают
В Особый наш отдел.
- Скажи, а почему ты
Вместе с танком не сгорел?

Ой, любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

-Вы меня простите, -
Это я им говорю, -
В следующем танке
Обязательно сгорю


ты выдал за "документ из особого отдела"! А это уже - подло. Понимаешь? Ты не способен различить фольклорное произведение и военный документ?


15. ДВА РАЗНЫХ ПЛЕМЕНИ

Нет, не могу больше. Но завершить надо. В качестве резюме - размышления стихирянина Вячеслава Булатова:

Мы вроде бы один народ. Один язык, одна культура, одни книжки в детстве читали, одни мультики смотрели. Но на самом деле мы – два разных племени. Чем отличаются эти племена? Одни ощущают себя частицей чего-то большего (народа, государства) и готовы жертвовать собой ради этого большего. Другие видят себя центром Вселенной, вокруг которой, по их мнению, должно вертеться общество, государство. Это называется крайним эгоцентризмом, солипсизмом в философии и социопатией в психиатрии. Первое – племя воинов, созидателей, строителей государства, второе им противостоит. К первому племени принадлежат Акела, Маугли, Саня Григорьев, Гринев, Алеша Карамазов, Зоя Космодемьянская, Александр Матросов. Другое – племя дезертиров, спекулянтов, разрушителей государства. К нему принадлежат Шер-Хан, шакал Табаки, Ромашов, Швабрин, Смердяков, генерал Власов. Вот что о таких говорил Достоевский в "Дневнике писателя", имея ввиду Смердякова:

"…малообразованные, но уже успевшие окультуриться люди, окультуриться хотя бы только слабо и наружно, всего только в каких-нибудь привычках своих, в новых предрассудках, в новом костюме, — вот эти-то всегда и начинают именно с того, что презирают прежнюю среду свою, свой народ и даже веру его, иногда даже до ненависти".

Первое племя шло в атаку на фронтах Великой Отечественной и Афганистана. Второе во все времена стремилось откосить от службы, дезертировало, предавало, спекулировало. Когда первое летало в космос в 60-х годах, второе становилось стилягами и дефилировало по улице Горького в иностранных шмотках. Первое - создает семьи, рожает детей. Второе - формирует голубые и розовые общества, выдвигает из своей среды педофилов. Первое – православные, второе – сектанты, сатанисты, готы.

Но, осознавая свою моральную ущербность, второе племя всегда стремилось «опустить» первое. Отсюда эти оценки – Жуков - не выдающийся полководец, а бездарный мясник; Советская армия победила, поскольку «завалила немцев трупами»; А.Матросов - не закрыл амбразуру ДЗОТа, а поскользнулся; Н.Гастелло – не специально пошёл на таран, а врезался в фашистский самолет случайно; Ю.Гагарин – пропойца и полетел в космос спьяну и т.д. и т.п.
Представители второго племени во время Великой Отечественной шли в армию Власова, в полицаи, в зондеркоманды, становились палачами и вешали по приказу немцев первых, тех, кто не сдался - советских патриотов, подпольщиков, партизан. Горько сознавать, но если бы сейчас случилась такая беда, как в 1941 году, уверен, что современные представители второго племени точно так же вешали бы русских патриотов".

Не во всём я согласен с автором. Особливо по поводу стиляг и иностранных шмоток. Не думаю, что стремление носить джинсы - непатриотично.

Непатриотично мыслить "джинсой". "Джинсой" в журналистике называют "заказушные" статьи. В жизни этому соответствуют "заказушные" мозги. Кто бы ни был заказчиком


Рецензии
Здравствуйте. Прочла и спасибо Вам большое за взятый на себя труд - написание этой статьи. А то ведь прошла по первой ссылке - и тоже "слёзы на глаза наворачиваются", как классно. Вы правы, не надо всё принимать за чистую монету.
С глубоким уважением

Наталья Лапушанская   16.12.2016 10:02     Заявить о нарушении
Спасибо за понимание, Наталья.

Фима Жиганец   15.12.2016 11:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 162 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.