Кувырок Луны - роман, глава 1

          Книга вышла в свет 10.06.2016 г.
          Тюняев А.А. Кувырок Луны. Roll the moon. Подсматривая в прошлое… / А.А. Тюняев. – М.: Белые альвы. – 576 с. ISBN 978-5-91464-157-0

          Документально-фантастический роман-эпопея.

Содержание:
     Пролог. Градиент A <<< http://www.stihi.ru/2015/01/07/1352
     Часть I. Дивергенция
        Глава 1. Посев
          Гнилое зерно
          Спорынья
        Глава 2. Золотые поля <<< http://www.stihi.ru/2015/01/08/1051
          Олигарх и Лена
          Ивановы алмазы
          Урановое Ура!
        Глава 3. Стальной оратай <<< http://www.stihi.ru/2015/02/03/186
          Дружба Хисса
          Ненависть Маккарти
        Глава 4. Каинада <<< http://www.stihi.ru/2015/06/20/777
          НЛОизация Эйзенхауэра
          Ядовитая Роза
          НЛО – в массы!
          Соглядатаи
          Инопланетарий <<< http://www.stihi.ru/2015/06/26/8373
          Советский рост
          Второй кусок Эйзенхауэра
          Советская Луна <<< http://www.stihi.ru/2015/08/29/6210


Эпиграф:
          «На войне, как на войне», – народная истина
          «– Сохрани этот диск, Роберт.
          – Иосиф. Моё имя Иосиф», – из фильма «Наёмные убийцы»
          «Сегодня семья стремится сделать своё присутствие в мире незаметным
          и неслышным», – Фредерик Мортон, биограф Ротшильдов

Пролог. Градиент A

Эпиграф:
          «Поверх всяких Россий есть одна незабываемая Россия.
          Поверх всякой любви есть одна общечеловеческая любовь.
          Поверх всяких красот есть одна красота, ведущая к познанию Космоса», – Николай Рерих

Молочные реки набирают волшебную силу в конце июля. Днём они прячутся под тяжёлой листвой переросшей травы, а на открытое пространство выбираются лишь в короткие предрассветные моменты – когда ранние рыбаки начинают видеть поплавок или влюблённые девицы ещё не спят от нахлынувших ночью фантазий.
Прощупав тишину, небесное молоко поднимается из спрятавшей его зелени. После первых робких испарений оно обретает смелость и растекается по низинам плотным утренним туманом.
Антон проснулся заполночь – собрался на утреннюю зорьку. Зевая и разминая глаза руками, подошёл к окну – посмотреть погоду. В едва различимой серости по мокрой траве было видно, ночью прошёл дождь. Напившись свежей влаги, тот самый молочный туман сделался ещё более смелым и гуще проявился в низинах.
Вдруг на поляне появились два светящихся шара. Небольшие. Сантиметров по восемнадцать – двадцать. Казалось, они играют в догонялки. Шары на высокой скорости носились друг за другом, закладывая безумные виражи и демонстрируя чудеса…
«…Пилотирования, – подумал Антон и, вспоминая моменты из различных компьютерных игр, удивился своим ощущениям: – Они словно живые».
В этот момент из одного шара выскочила тонкая струйка непонятного вещества. Она коснулась второго шара, и тот хлопком взорвался.
Антон парализовано смотрел на этот воздушный бой. Он продолжал стоять у окна даже тогда, когда победивший шар направился в его сторону.
Добравшись до юноши, плазмоид резко увеличился в размерах и из него вышел молодой человек в странной одежде, высокий, светловолосый и с очень правильными чертами лица. Он выглядел напуганным и тяжело дышал, как будто только что реально участвовал в воздушном сражении.
– Антон, – сказал пришелец на очень чистом русском языке и без какого-либо акцента. – Сохрани!
Незнакомец протянул немного пришедшему в себя несостоявшемуся рыболову странное устройство. Это был прибор размером не больше трёх сантиметров в длину и по сантиметру в ширину и в высоту. Тёмно синего цвета. Кристаллической структуры.
Антон протянул раскрытую ладонь, и пришелец положил в неё этот кристалл.
– Спрячь и никому не говори, – сказал пришелец. Затем он вошёл в ожидавший его плазмоид, который, уменьшившись до привычных размеров, молниеносно улетел.
Антон, словно провожая НЛО, снова подошёл к окну. На подоконнике стоял аквариум. Юноша задумался над происходящим, и только что полученный кристалл булькнул прямиком к по-прежнему сонным рыбам.
Антон никак не отреагировал на падение. На поляне, на всё ещё мокрой листве искрились крупинки другого – разорвавшегося плазмоида. Всмотревшись, юноша с удивлением отметил, что они начали стягиваться друг к другу. И минуты через две – три погибший аппарат снова ожил. И не просто ожил. Он с низким жужжанием двинулся в сторону Антона.
Затем всё повторилось. Из плазмоида вышел низкорослый и смуглолицый человек. Он крайне агрессивно приблизился к Антону и, еле-еле выговаривая русские слова, приказал:
– Отдай! Отдай кристалл! Или я тебе голову оторву!
– Что? – не понял Антон.
Из плазмоида выделился луч и медленно, сантиметр за сантиметром стал сканировать комнату. Скользнув по стенке аквариума, луч снова перепугал чуть успокоившихся рыб, но кристалл не засёк.
– Сейчас я улечу и вернусь через дверь. Своей матери скажи, что тебе надо уехать по работе. Если что-то пойдёт не так – я и тебя, и твою мать на атомы распылю! Ты всё понял? – зло сообщил парень, погрузился в плазмоид и улетел.
Через пару минут раздался стук. Антон прыжком кинулся к двери, а мать из спальни крикнула:
– Кто там?
– За мной приехали. Мам, я уеду. Мне по работе надо, – сказал Антон и закрыл за собой дверь.

Часть I. Дивергенция

Эпиграф:
          «Утрата корней и отсутствие традиций невротизирует массы и чреваты коллективной истерией», – Карл Юнг

Глава 1. Посев

Эпиграф:
          «Мы обнаруживаем, что действительно существовала взаимосвязь
          между некоторыми международными банкирами Нью-Йорка и
          многими революционерами, включая большевиков.
          Оказывается, джентльмены банковского дела ... были кровно заинтересованы
          в успехе большевицкой революции», – Энтони Саттон, американский историк

Гнилое зерно

Эпиграф:
          «Баку стал рассадником революции на Каспии», – Дэниел Ергин, «Добыча»

– Мистер Микоян, – приблизил своё лицо офицер, по-английски отвратительно рыча деградировавшими связками. – Сейчас только вы можете решить: оказаться вам в этом списке или нет.
Офицер брезгливо взял со стола изрядно помятую бумагу и ей, словно прокажённой болячкой, ткнул в нос старого большевика.
В этот момент заляпанная кровавыми руками дверь открылась, и в комнату вошёл франтоватый генерал Маллесон. Его мелкие глазки, обрамлённые обратным туземным эпикантусом, и пышные, совсем даже не щёгольские, усы выглядели придурковато и даже смешно.
– Капитан Тиг-Джонс! – обратился он к офицеру, ведущему допрос. – У вас есть результат?
– Как раз сейчас я ожидаю ответа от мистера Микояна, – доложил капитан.
Генерал подошёл к Микояну ближе и уже совершенно не смешно прошипел:
– Я сам тебя отправлю в расход! Прямо здесь!
От этого змеиного «рёва» армянский большевик словно очнулся. Перед его мысленным взором стремглав пронеслись семья, синагога и окрестности Тифлиса. Микоян упал на колени и стал истерически голосить что-то о вечной преданности английской королеве, перемежающейся с мольбами о помиловании и предложениями вылизать генеральские сапоги.
– Подписывай! – капитан презрительно кинул бумагу Анастасу.
И несгибаемый большевик прогнулся на этом листке всеми возможными изгибами.
Кадровый британский разведчик, капитан Реджинальд Тиг-Джонс жёстко поднял Микояна со стула и перетащил его в другую комнату, где уже заждались «клиента» три из пяти членов эсеровского правительства.
– Оформляйте без него, – безапелляционно бросил капитан, и, уже закрывая за собой дверь, чуть брезгливо добавил: – Этот – теперь наш.
Собравшиеся революционеры достали Тору, произнесли над ней какие-то одним им известные слова и со всей общинной тщательностью оформили приговаривающий документ. Внизу бумаги поставили свои подписи: Фёдор Фунтиков, С. Дружкин, В. Кун. Затем, посовещавшись, добавили к ним фамилии ещё двух членов правительства – Курылёва и Л. Зимина.
* * *
Несмотря на бабье лето, сентябрьская ночь 1918 года выдалась холодной и тёмной. Эсеровские солдаты под внимательным контролем английских представителей погрузили в обычный вагон двадцать шесть испуганных человек.
Это были люди, имена которых англичане случайно обнаружили в виде непонятного списка в какой-то никому не нужной и ничего не значащей бумаге. Да, её содержание никого особо и не интересовало. Бумага в любом случае стала бы поводом для политической акции – казни нескольких бакинских комиссаров. И фамилии арестантов англичане даже не стали проверять…
– Нам нужен был один большевик – Микоян, на которого у нашей разведки есть свои планы, – всматриваясь в глубину седеющей ночи и по привычке рапортуя самому себе, пробурчал генерал Маллесон. – И мы его получили. Остальные нам не нужны.
Он отошёл от окна. А поезд с арестантами двинулся в сторону Ашхабада.
Приказ был предельно ясен – «расстрелять на рассвете».
Поезд долго считал шпалы, пытаясь отдалить смертельный предел за трудно выговариваемые значения больших чисел. Но этот рассвет всё равно наступил. На 207-й версте. Между телеграфными столбами № 118 и № 119.
Состав, словно застигнутый рассветом вор, застыл на месте.
Из расхлябанного брюха пропахшего навозом вагона выволокли обречённых комиссаров и буднично, без лишних терзаний, начинили свинцом. А, убаюканная методичным стуком железнодорожных колёс, совесть палачей даже не потрудилась проснуться.
* * *
– Нет! Так не пойдёт! – послышался голос. – Это, конечно, романтично, но это слишком далеко от истины.
– Что ты предлагаешь? – прозвучал ответ.
– Вот такой вариант.
После этого картинка реальности «немного» изменилась…
* * *
Несмотря на бабье лето, сентябрьская ночь 1918 года выдалась холодной и тёмной. Эсеровские солдаты под внимательным контролем английских представителей погрузили в прогнивший сарай двадцать шесть испуганных человек.
Это были люди, имена которых англичане случайно обнаружили в виде непонятного списка в какой-то никому не нужной и ничего не значащей бумаге. Да, её содержание никого особо и не интересовало. Бумага в любом случае стала бы поводом для политической акции – казни нескольких бакинских комиссаров. И фамилии арестантов англичане даже не стали проверять…
– Нам нужен был один большевик – Микоян, на которого у нашей разведки есть свои планы, – всматриваясь в глубину седеющей ночи и по привычке рапортуя самому себе, пробурчал генерал Маллесон. – И мы его получили. Остальные нам не нужны.
Он отошёл от окна. А к сараю с арестантами двинулась группа солдат.
Приказ был предельно ясен – «расстрелять на рассвете».
Солнце, не желая принимать никакого участия в этой казни, из последних сил цеплялось своими лучами за подземный мир. И даже деревенские петухи отказались кричать свою заутреннюю песню и попрятались за насесты.
Но этот рассвет всё-таки наступил.
Комиссаров выволокли из щербатой пасти вонючего сарая и ударами треснувших от частого употребления прикладов поставили на колени. Всю ночь методично доводивший шашку туркмен без лишних терзаний снёс им большевистские головы. А по природе отсутствующая совесть палача в очередной раз так и не смогла проявиться.
* * *
– Как тебе этот вариант? – снова раздался тот же голос.
– Не знаю, – нерешительно ответили ему. – Давай потом в этом разберёмся.
– Давай, – охотно согласился первый. – И с присутствием англичан в Красноводске решим тоже потом. Я сейчас не очень уверен, что они были в этом городе. Хотя вся ситуация говорит в пользу их присутствия.
– Надо лететь за фронт – смотреть, – подытожил оппонент.

Спорынья

Эпиграф:
          «Русскую революцию можно рассматривать как войну
          между ротшильдовской "Royal Dutch Co" и рокфеллеровской "Standard Oil"
          за контроль над бакинскими нефтепромыслами», – Николас Хаггер, «Синдикат. История мирового правительства»

– Помнится, в 1911 году в газете «St Louis Dispatch» появилась карикатура, – произнёс Антон. – На ней был изображён Карл Маркс. Он стоял на Уолл-стрит в окружении радостных финансистов. Это были Джон Рокфеллер, Джон Морган, Джон Райан из National City Bank и партнёр Моргана, Джордж Перкинс.
– Я помню эту карикатуру! В те годы всем было известно, что Рокфеллеры при русском царе Николае Втором никак не могли проникнуть в Баку, – ответила ему Майя. – И поэтому заголовок карикатуры «О-о-о-очень рады» все связывали с активизации революционной деятельности в России.
– А ведь действительно! Для Ротшильдов, качавших нефть из России, революционная ситуация была смертельной, – продолжил Антон. – Из-за повышения цен их нефть становилась неконкурентоспособной по сравнению с рокфеллеровской.
– А Рокфеллер, напротив, развивал тему революции максимально, – согласилась Майя. – На этой теме он установил главные контакты с революционерами, а затем и с оставшимися российскими бизнесменами.
– Я вот тут в своей реконструкции немного задел эту тему, – поделился небольшим секретом Антон, явно ожидая от девушки поддержки и профессионального совета. – Главной ударной силой в нефтяных войнах оставались революционеры. Организатором революционных выступлений в российских нефтяных центрах Баку и Батума стал Иосиф Джугашвили Сталин. Он избавил Рокфеллера от конкуренции российской нефти.
– Очень неплохо! Но, на мой взгляд, следует добавить вот что. Во-первых, чётко определить, кто развязал в Российской империи иудейскую революцию. Во-вторых, указать, что именно Рокфеллеры стравили в непонятной гражданской войне монолитный до этого народ, – произнесла Майя. – И ещё добавь, что в конце 1920-х годов клан этих стервятников получил концессионную долю бакинской нефти. Затем, буквально купаясь в чёрном золоте, на волне управляемого хаоса и геноцида Рокфеллеры задумались над приобретением полного права собственности на эти ресурсы.
– Ты права. Это важно. Я, пожалуй, вставлю этот фрагмент, – согласился Антон. – Ну, и, наконец, финал реконструкции будет таким: «Однако сейчас они были вынуждены уйти, но их влияние в нефтеносном районе не угасло. Рокфеллеры продолжали манипулировать. Их цепкие щупальца тянулись "из-за моря", опираясь в зоне советского влияния на своих людей. Участие которых в советском правительстве с самого начала кровавой бойни входило в планы революционного переворота».
Антон сделал паузу, а затем с пафосом дочитал:
– «Закончен был лишь первый этап захвата власти на одной отдельно взятой планете. Он носил непритязательное женское имя "Ленин". Но под этой простотой угрюмо поблёскивал настоящий драгоценный металл, привычно омываемый реками крови».


Содержание:
     Пролог. Градиент A <<< http://www.stihi.ru/2015/01/07/1352
     Часть I. Дивергенция
        Глава 1. Посев
          Гнилое зерно
          Спорынья
        Глава 2. Золотые поля <<< http://www.stihi.ru/2015/01/08/1051
          Олигарх и Лена
          Ивановы алмазы
          Урановое Ура!
        Глава 3. Стальной оратай <<< http://www.stihi.ru/2015/02/03/186
          Дружба Хисса
          Ненависть Маккарти
        Глава 4. Каинада <<< http://www.stihi.ru/2015/06/20/777
          НЛОизация Эйзенхауэра
          Ядовитая Роза
          НЛО – в массы!
          Соглядатаи
          Инопланетарий <<< http://www.stihi.ru/2015/06/26/8373
          Советский рост
          Второй кусок Эйзенхауэра
          Советская Луна <<< http://www.stihi.ru/2015/08/29/6210


Рецензии
Такую версию, нигде не встречал.

Игорь Болотин   23.01.2015 22:31     Заявить о нарушении
Вы о чём, Игорь?
Весь роман - большое произведение. Здесь только начало.
С уважением

Андрей Тюняев   24.01.2015 01:24   Заявить о нарушении
Обязательно дочитаю. Вы в избранных, вот со временем проблемка.

Игорь Болотин   24.01.2015 11:30   Заявить о нарушении