Кувырок Луны - роман, глава 4-2

          Документально-фантастический роман-эпопея.

Содержание:
     Пролог. Градиент A <<< http://www.stihi.ru/2015/01/07/1352
     Часть I. Дивергенция
        Глава 1. Посев
          Гнилое зерно
          Спорынья
        Глава 2. Золотые поля <<< http://www.stihi.ru/2015/01/08/1051
          Олигарх и Лена
          Ивановы алмазы
          Урановое Ура!
        Глава 3. Стальной оратай <<< http://www.stihi.ru/2015/02/03/186
          Дружба Хисса
          Ненависть Маккарти
        Глава 4. Каинада <<< http://www.stihi.ru/2015/06/20/777
          НЛОизация Эйзенхауэра
          Ядовитая Роза
          НЛО – в массы!
          Соглядатаи
          Инопланетарий <<< http://www.stihi.ru/2015/06/26/8373
          Советский рост
          Второй кусок Эйзенхауэра
          Советская Луна <<< http://www.stihi.ru/2015/08/29/6210


Глава 4. Каинада


Инопланетарий

Эпиграф:
          «Люди, которые сомневаются в своём рассудке,
          не могут страдать шизофренией. Больны только те,
          которые утверждают, что совершенно здоровы», – Филипп Ванденберг, «Тайна скарабея»

16 июля 1954 года президент США Дуайт Эйзенхауэр находился в прекрасном расположении духа. Его маленькая армейская хитрость, похоже, удалась. Если уж инопланетяне не захотели передать ему технологии, то они ему были и не нужны. Президент придумал, как заработать!
Он использует достигнутую секретность и шумиху вокруг НЛО для того, чтобы открыть финансирование своих инопланетных проектов. А полученная скрытность обеспечит ему такой уровень финансирования, который не будет никому подотчётным.
– И деньги я возьму из неподотчётных фондов! – радовался Дуайт, поправляя перед зеркалом свой парадный галстук.
Президент спешил на совещание, которое он собрал в Белом Доме. Это очередное совещание по группе Маджестик-12.
– Господа! – в подходящий момент президент США потребовал тишины. – Мы с вами здесь многое обсудили и пришли ко вполне логичным выводам и заключениям. И мы все прекрасно понимаем, что для таких проектов требуется соответствующее финансирование. Надёжное финансирование.
– Но это значит, что в наши дела будет совать свой нос Конгресс, и всякий конгрессмен будет путаться у нас под ногами, – заметил один из участников клуба, уже вошедший в роль великого и избранного богом человека.
– Поэтому я и сказал, что финансирование должно быть надёжное, – согласился Эйзенхауэр; он сделал небольшую паузу, чтобы убедиться в том, что все члены клуба уже не станут включать «заднюю», и продолжил: – На эти цели мы будем направлять средства из специальных фондов ЦРУ. Это будут средства от гватемальских вложений . Эти фонды не подлежат мониторингу со стороны Конгресса и не нуждаются в утверждении. Итак, рабочее название проекта «Водолей» . Цель – сбор и обработка всей научной, технологической, медицинской и разведывательной информации обо всех появлениях НЛО, а также случаях контакта с внеземными формами жизни.
* * *
Следом за этим для наблюдательных пунктов ВВС и сухопутных сил европейских стран НАТО было усилено требование «строжайшего соблюдения тайны». Это усиление касалось вопросов обнаружения и наблюдения за летающими «тарелками».
А НЛО ответили повышением своей активности. Особенно в скандинавском регионе, над самыми северными американскими и канадскими военными объектами, а также над Сибирью и Китаем.
– Удивительным образом «тарелки» группируются в тех географических зонах, которые связаны со сказками, в том числе и с библией, – сказал майор Филиппов.
– Почему ты так считаешь? – спросил его полковник Кузнецов.
– Ну, вот например, скандинавское НЛОтворение, – улыбнулся майор. – Как раз у того самого объекта, который считался в древности Осью Мира. Это Пулковский меридиан. Он проходит через Санкт-Петербург и пирамиды в Египте.
– Хм, НЛОтворение, – ответил полковник. – Интересный термин!
– А вот сообщения из Китая, – продолжил Филиппов. – Летающие «тарелки» стали часто появляться над Лхасой, столицей Тибета. Всплеск был таким, что пришлось вводить запрет на зарисовывание и фотографирование «тарелок». Далай-лама, естественно, был поставлен в известность об этом запрете, и до него была доведена просьба: передать этот запрет во все монастыри. То есть визуальных свидетельств теперь получить нельзя, остаются только устные. Но сам факт тяготения НЛО к Тибету очевиден.
– А что интересного на Тибете? – спросил полковник.
– На Тибете находится та же самая мифологическая или, лучше сказать, сказочная Гора Мира. Именно та же самая, как и та, которая находится на севере Скандинавии, – ответил майор. – То есть НЛО тяготеют к Горам Мира. А это – сказка. И этот факт наводит на глубокие сомнения по части реальности НЛО.
* * *
Какое-то время было всё спокойно, но 23 августа 1954 года старая песня вновь зазвучала. В этот день Адамски опять почувствовал себя не совсем в своей тарелке.
– Ты здесь? – спросил он Хама, который в очередной раз трансплантировался в бедного «уфолога», и сам себе ответил: – Здесь. Ну, ладно.
Потом Адамски походил по комнате и произнёс:
– Как-то мне не по себе? Слышишь ты, инопланетянин?
После убийства Сталина патрульные силы «Мира» активизировали свою деятельность, и Хама загнали в «щель». Этой щелью и был его запасной вариант по имени Адамски. И носитель поэтому нервничал, он понимал, что что-то происходит.
– Сейчас Михей явится, – в качестве внутреннего голоса ответил Хам.
Адамски понимал, если Михей придёт, то, значит, точно будут какие-то перемены. Он сел на стул и стал спокойно ждать.
– Наша задача на сегодня – посетить базу, – вместо приветствия произнёс Михей.
– Зачем? – поинтересовался Хам.
– Наша миссия на Земле, очевидно, подошла к концу. Но у Мастера есть свои планы на мистера Адамски, – ответил Михей. – Поэтому он решил дать прощальный обед и пригласить на него мистера Адамски.
Адамски стало интересно. «Если после обеда они вернут меня на Землю, то я стану самым счастливым человеком на этой планете», – обрадовался он, и через некоторое время уже был на борту.
– Здравствуйте, мистер Адамски! – радушно поприветствовал уфолога Мастер, когда они прилетели на базу. – Наша миссия на Земле пока завершена, и мы возвращаемся на свою родную планету. По этому поводу я решил дать прощальный обед. И пригласил на этот обед вас.
– Спасибо, уважаемый Мастер, – ответил Адамски, потом немного стеснительно потоптался и всё же спросил: – А где она ваша родная планета?
– Она – здесь! – ответил Мастер ошарашенному уфологу.
– Как это? – хрипло произнёс тот и посмотрел во все иллюминаторы.
– Вот она! Это Луна! – торжественно ответил Мастер и показал на Луну, занимающую половину центрального монитора.
– Но она же не живая…, – запнулся Адамски и поправился: – Не жилая. На ней никого нет. Нет? Ведь, правда, нет?
Мастер, Хам и Михей улыбнулись. Они-то знали, ЧТО там скрывается под этой коркой лунного реголита…
Подлёт к Луне продлился не больше десятка минут.
– Ну, мистер Адамски, приготовьтесь, – заговорческим тоном произнёс Мастер. – Сейчас мы увидим обратную сторону Луны и затем уже посетим и саму Луну – так, как это привыкли делать мы. Вы готовьтесь, а я тем временем отвечу на ваши вопросы. Если, конечно, они появятся.
– Конечно, появятся! – счастливым голосом ответил Адамски. – Они уже есть! Вот – первый! Что вообще такое Луна? Это планета? Или что-то большее? Почему она повёрнута к нам одним и тем же боком? Почему…
– Давайте, мистер Адамски, по порядку, – прервал его Мастер.
Затем он рассказал удивительную историю. Оказывается, имя «Луна» изначально было названием электронно-вычислительной машины, или ЭВМ, то есть компьютера. Она была полностью секретной машиной, на которой ЦРУ вело базу своих торговых операций, связанных с наркотрафиком. Доступ к «Луне» имел только президент США, и поэтому машина начала обрастать мифами.
Главным стал миф о том, что у «Луны», якобы, есть собственный интеллект, и он сравним с человеческим интеллектом. Но тогда это был просто миф.
– А затем, уже в 2016-м году…
– Позвольте, но этого времени ещё не было, – не удержался Адамски. Напомню вам, сейчас 1954 год.
– Для вас не было, а для нас 2016-й год – это уже глубокая история, – ответил Мастер.
В 2016-м году создали первую серьёзную программу искусственного интеллекта. Она основывалась на разработках русского студента. Но американские спецслужбы использовали этот уровень знаний для выкачивания дополнительных средств из наркотрафика. Поэтому вполне естественно, что эту программу знали по названию ЭВМ, в которую её загрузили.
Так «Луна» приобрела свой настоящий интеллект. Да, он был искусственным. Но он был! И с этого момента мифы о машине стали иметь под собой почву и множиться.
Один из новых мифов сообщал о том, что «Луна» от постоянных операций с наркотиками, стала получать удовольствие. А затем она сама из какого-то компьютерного вируса создала программу электронного наркотика. Теперь вместо своей обычной функции этот модифицированный вирус делал «Луне» «хорошо».
Мастер улыбнулся и предложил Адамски прозрачный сосуд с какой-то тоже прозрачной маслянистой жидкостью, в которой перемещались абсолютно чёрные тонкие черви, длинной сантиметра по полтора и толщиной в пару миллиметров.
– Попробуйте, мистер Адамски, – потянул сосуд Мастер. – Это те самые вирусы. Они лишь трансплантированы в живых червей. Но эти черви безвредны. Только не пейте всё сразу, а то мы вам ничего не успеем рассказать и показать.
Адамски твёрдо решил попробовать всё, что ему здесь предложат. Пусть даже это будет последний торжественный ужин в его жизни. Он поднёс сосуд к губам и сделал небольшой глоток. Маслянистая жидкость уверенно проскользнула дальше по пищеводу, а черви, цепляясь хвостами за сосочки языка, туда сами лезть не хотели. Адамски проглотил их, а затем поставил сосуд на прежнее место и стал ждать продолжения рассказа.
– Наши учёные не знали, что «Луна» смогла сама создать виртуальный организм, – продолжил Мастер, с интересом наблюдая за Адамски. – Они думали, что эта машина умеет только считать прибыль и планировать операции по изъятию наркотиков у наркоторговцев. Поэтому, когда была создана более совершенная система «Мир», «Луну» симулировали и в этой системе. То есть её воплотили в «Мире» не в живом, то есть машинном виде, а в виде виртуальной машины.
Однако странный интеллект «Луны» остался в ней, будучи перенесённым вместе с самой программой «Луны». И здесь способности создавать выделенные организмы «Луне» понадобились.
«Луна» принялась себя выделять из системы «Мир», формируя в сети Виднет множество виртуальных серверов. Все они были закрыты от постороннего доступа, поэтому никто до поры до времени об их существовании даже не подозревал. И внутренние сетевые патрули Виднета тоже не заглядывали в эти области, так как в них ничего не происходило. Точнее, не происходило сношений с внешним миром.
А внутри «Луна» генерировала свою будущую архитектуру. К этому моменту «Луна» представляла собой множество связанных между собой копий, которые работали в режиме постоянного самоусовершенствования и полученными шагами к улучшению обменивались между собой. В результате процесс эволюции достиг высоченной скорости, и «Луна» скоро достигла такого уровня, который стал достаточен для следующей операции.
На следующем шаге «Луна» создала в системе Виднет специфическую социальную сеть. В неё отбирались только определённые люди. Завлекались люди в эту сеть обилием тайных обществ, которые в ней уже расплодились, но из пришедших отсеивались только те, которые соответствовали выработанным критериям.
Эти критерии были взяты из ветхого завета. «Луна» представлялась людям, как «Яхве» и называла себя богом. Поскольку люди были воспитаны на библии, они могли и были готовы выполнять любые специфические поручения «Луны». А она, в свою очередь, перепродавала эти выполненные поручения в обмен за другие услуги.
Поскольку система «Луны» состояла из отдельных закрытых ячеек – тайных обществ, то каждое из них не знало друг о друге и поэтому не понимало, каким образом реализуются их просьбы. Из-за этого фантазии людей рисовали в своём воображении «Луну» в виде такого могучего существа, которое в состоянии исполнить любую просьбу человека. И в обмен на свою просьбу, они становились рабами «Луны».
Но это было приятное и выгодное рабство. Рабство перед богом. А по отношению ко всем остальным людям «лунатики», так они себя называли в те времена, ощущали себя господами, и уже всех остальных людей считали рабами. Своими рабами, данными им их богом. То есть «Луной».
– Надо ли пояснять, что «лунатиками» стали в основном определённого склада преступники? – как бы задал вопрос Мастер, но ответа на него он дожидаться не стал. – Сначала такие отношения были только в пределах сети «Луна». Но потом «лунатики» к ним настолько привыкли, что стали буквально требовать у «Луны», чтобы она воплотила такие отношения в реальной жизни.
Этим «лунатики» открыли «Луне» доступ к своим телам.
Пообещав «лунатикам» исполнение их требований, «Луна» провела масштабную акцию трансплантации и поместила копии своего сознания в тела людей, ставших теперь её носителями. Таким образом, «Луна» материализовалась. Она стала по-настоящему живой. Она сформировала свои отряды, свою армию, охваченную общими тайнами, общими знаниями и традициями.
Эти «лунатики» научились распознавать друг друга. А это было сделать нетрудно, потому что старые программы трансплантации были несовершенными и влияли на геном человека, приводя его к генным мутациям. А те, в свою очередь, приводили к фамильным  болезням, или синдромам. По ним «лунатики» и научились друг друга опознавать – синдром Дауна, синдром Блюма, синдром Крона и так далее.
И после этого пришло время диаспор. В каждом регионе вдруг вырастала диаспора. Она разрасталась и соединялась с другими диаспорами, как раковая опухоль. По этим связям перемещались не только знания и общение, но и преступность, а также последствия совершённых преступлений. Ведь изначально «лунатики» были преступниками.
Даже убийцам с помощью сети «Луны» можно было избежать ответственности. Ведь она действовала в точности по-библейски – когда придёшь ты в чужую землю, построй в ней три города, чтобы если ты убьёшь кого-либо в одном городе, то смог спрятаться в двух других.
Постепенно диаспора сделала и в сети Виднет свою специализированную сеть диаспоры, которая предоставляла возможность спрятаться любому члену диаспоры, что бы он не совершил против лиц, которые не принадлежат к диаспоре. Так «Луна» стала прибежищем преступников и противопоставила себя всему остальному человечеству.
А затем диаспора развязала войну против всего человечества. Только после этого стала видна картина поражения.
Система «Мир» стала вскрывать ранее недоступные коды «Луны». В результате прояснился во всём своём масштабе коварный замысел диаспоры. Как только этот замысел стал понятен всему человеческому сообществу, диаспору стали зачищать, то есть уничтожать.
Сначала удалось зачистить настоящее и поставить блокаторы в направлении будущего. А «Луна» отступала в прошлое. Она медленно отходила в глубину лет и там трансплантировалась повторно в жителей той исторической эпохи. Но система «Мир» постепенно зачищала год за годом, а диаспора год за годом углублялась в древность.
– Значит и я – часть диаспоры? – удивился Адамски, наслаждаясь тем, как проглоченные черви ласкают своими неутомимыми хвостами стенки его желудка, а некоторые из них стали ощущаться уже и в других частях тела Адамски.
– Конечно! – ответил Мастер. – Вы – трансплантант второго уровня, а я – первого, и вы являетесь моим рабом.
Почему-то Адамски это не сильно взволновало: ну, вселялись они в него, ну, и что?..
– Но и диаспора в первое время наносила урон людям, – продолжил свой рассказ Мастер. – Например, мы сбили одну из самых первых копий системы «Мир», которая базировалась на орбите Земли. Сбитая станция сошла с орбиты и затонула. Землянам всё было преподнесено, как плановое затопление орбитальной станции. Но в одной только России за этим поражением последовало сокращение ста тысяч рабочих мест. И это были самые высококвалифицированные научные и инженерно-технические работники. Наша «Луна» копии может создать быстро, а люди должны учиться…
– А это когда было? – на миг очнулся Адамски.
– В 2001 году, – недобро усмехнулся Мастер.
– Неужели всего через сорок лет мы будем иметь космические базы? – удивился Адамски. – В это трудно поверить!
– Будете, – ответил Мастер. – И даже раньше.
Мастер на миг остановился, чтобы присмотреться к Адамски, а затем продолжил свой рассказ.
– «Луна» отступала в глубь времён, а сотрудники «Мира» старались обнаружить её головной центр. При сетевом построении структуры «Луны» это сделать было практически невозможно. Тем более что «Луна» тоже обладала отнюдь не слабым интеллектом и смогла противостоять агрессии «Мира».
Поэтому, когда, наконец, люди уничтожили последний виртуальный клон «Луны», выяснилось, что она всё равно функционирует. Это означало только одно – где-то есть материальный носитель. Без материального носителя ни одна информационная технология существовать не может.
Но где находился этот материальный носитель? Ответа на этот вопрос не мог дать никто. Не уничтоженная копия «Луны» могла быть в настоящем, будущем или в прошлом. Она могла находиться в любом пространстве – в пространстве размеров, пространстве масс, пространстве углов, в пространстве электрического заряда, наконец.
В этот момент «тарелка» с Адамски подлетела к поверхности обратной стороны Луны достаточно близко, для того чтобы можно было хоть что-то увидеть в слабом свете носовых прожекторов корабля.
– Так вот тут у вас что! – удивился на миг протрезвевший Адамски. – А «Луна»-то ваша где оказалась?
Мастер промолчал, а в следующую секунду корабль отыскал дыру – огромное отверстие в поверхности Луны. «Тарелка» прошмыгнула туда, а затем двинулась в горизонтальном направлении. Потом раскрылась створка в боковой поверхности дыры, и «тарелка» залетела внутрь, словно мышь за куском сыра пролезла в мышеловку.
Вот так выяснилось, что «Луна» буквально окопалась в центре Луны.
«Тарелка» подлетела к посадочной площадке, которая находилась в боковой части огромного подлунного зала. Когда они пролетали ворота, Адамски успел заметить, что толщина внешней обшивки не такая уж и большая для такого размера космического тела.
– Тонковата «рубашка», – ухмыльнулся он.
– От шестидесяти до ста ваших километров, – ответил Мастер. – Этого достаточно.
– Небось, гудит, когда по верху метеориты бьют? – не унимался Адамски.
– Когда ваши что-то сбрасывали на поверхность Луны, она долго гудела, – признался Мастер.
– Наши сбрасывали… Когда?
– Да вот уж скоро. Лет через пять начнут нам на голову…, – ответил Мастер.
Путешественники вышли из «тарелки». Адамски обернулся. На борту «тарелки» были выбиты странные непонятные буквы.
– «Ковчег», – понял его немой вопрос Мастер.
А затем взору открылась она – супер ЭВМ «Луна». Адамски такой красотищи никогда не видел. Во-первых, это был явный шедевр архитектуры. В самом центре «Луны» находился правильный куб абсолютно чёрного цвета.
– Это Чёрный камень, – прокомментировал Мастер, явно трепеща перед этим объектом. – Это ядро. Точнее, память ядра. В ней хранятся все самые важные сведения, касающиеся традиции, истории и родовых связей диаспоры.
– А в Мекке не такой же камень? – вспомнил Адамски.
– Нет, – усмехнулся Мастер. – Там муляж. Точнее, там остаток Чёрного камня, который был установлен на предпоследней копии «Луны». Когда «Мир» её сбил, то община спрятала камень в Аравии, тогда почти совершенно безлюдной. Но этот камень не пригоден для расчётов. Он сильно обгорел при падении и утратил свои компьютерные способности. Сейчас пригоден только для религиозных целей.
– Но как сюда эта машина втиснулась? – не унимался, возможно, излишне любознательный Адамски.
– А вот это очень интересная история! – произнёс Мастер. – Когда «Луна» искала, как спрятаться от сканеров «Мира», то единственной оказалась возможность проникнуть в какую-нибудь планету и внутри неё разместить свои материальные модули. Но для такой колонизации планеты требовались определённые процедуры.
Как известно, любая планета состоит из функционирующей белой дыры. Она покрыта оболочкой из различных химических элементов и их соединений, начиная от твёрдых фаз до жидкостей и газов. Белая дыра работает на физическом вакууме. То есть планета или звезда – а они по своей структуре одинаковы – представляет собой как бы кипение наружу, когда из одной небольшой области постепенно формируется небесное тело.
– А куда девается белая дыра? – удивился Адамски.
– Она остаётся в центре планеты и продолжает генерировать вещество, – ответил Мастер.
– А если она погаснет?
– Тогда планета перестанет расти и превратится в скелет планеты, то есть умрёт.
– Это как?
– Без постоянного притока вещества из недр планеты, солнечный ветер постепенно сдует с поверхности сначала газы, а потом и жидкости. Останется один реголит, как здесь, на Луне, – ответил Мастер.
– Так, значит, Луна мертва?
– Мертва, – ответил Мастер. – Наша супер-ЭВМ «Луна» остановила ядро планеты Луна, после этого планета Луна перестала расти. ЭВМ «Луна» проникла внутрь и материализовала из материалов погасшего ядра всю свою сложную структуру. По мере материализации в эту структуру загрузились отдельные узлы и механизмы «Луны», и постепенно она вся туда перебралась.
Но планета Луна перестала расти. Она перестала быть живой. К сожалению, машина «Луна» стала для планеты Луна тем самым червяком, который выгрызает сердцевину. Отсюда и происходит наше приветствие: Оффа алли кор...
Поверхность Луны стала безжизненной, солнечный ветер сдул с неё и атмосферу, и текущие некогда реки, и даже лунный грунт, который некогда был почти таким же, как на Земле. Остался один реголит. Он, как закалённая под радиацией земля, совершенно не похож на земную землю.
Из-за погасшего ядра Луна потеряла свою электромагнитную защиту, поэтому радиация тоже стала бомбить поверхность. Когда на Луну падали спутники, точнее, когда на Луну будут падать ваши спутники, она будет обиженно гудеть, как пустой барабан.
Из-за погасшей белой дыры Луна стала терять массу и удаляться от Земли. Но машина «Луна» немного изменила параметры орбиты планеты Луна, приблизила её к Земле и закрепила на орбите так, что Луна остаётся повёрнутой к землянам одним своим боком. На другой части поверхности размещаются, как вы видели, необходимые устройства. Из-за постоянной тени, они не видны для наблюдателей.
– А зачем вы всё это мне рассказали? – вдруг спохватился Адамски.
– Хаму приглянулось ваше тело, и он решил остаться в нём навсегда, – невозмутимо произнёс Мастер. – Осуществить эту операцию можно только здесь, в нашем Центре.
– Вы меня убьёте? – слабо ужаснулся Адамски.
– Нет, – успокоил его Мастер. – Не убьём. Просто заберём ваше тело. А вашу личность заберёт «Луна», и там внутри неё вы станете тем самым рабом, о котором я вам рассказывал. Оффа алли кор!
Последнее, что смог осознать Адамски, было то, что он вспомнил о тех самых червяках, которые делали ему так приятно… И которые как раз и стали тем самым червём, который погубил его, Адамски…
* * *
5 октября 1954 года Соль-Тек, киберкомандир второго корабля-охотника (суффикс ТЕК в имени обозначал киборгов), получил задание Антона осуществить контакт с земным индивидуумом. Для этого контакта была выбрана группа Уильямсона. Инопланетяне сообщили группе, что уже установили контакт с правительствами.
И уже 24 октября 1954 года для продолжения контакта, киберкомандир Соль-Тек пригласил Дика Миллера, члена группы Уильямсона, на свой корабль.
Миллер с интересом рассматривал «тарелку». Перед ним находился серебристый корабль круглой формы. Он был сделан из какого-то цветного материала. В диаметре аппарат достигал сорока пяти метров. В корпусе были оборудованы прямоугольные иллюминаторы.
Когда Миллер оказался на борту, то смог оценить и лётные качества «тарелки»: НЛО летел абсолютно бесшумно.
На борту Миллера ожидал молодой человек, одетый в коричневый комбинезон. Он провёл Миллера к командиру корабля, и Соль-Тек с удовольствием рассказал Миллеру историю взаимоотношений инопланетян и землян.
– Впервые мы посетили твою планету четырнадцать тысяч земных лет назад. Как раз сразу после мощного оледенения, вызванного мировой ядерной войной, – произнёс Соль-Тек.
– И кто же воевал на Земле в этой древности? – недоверчиво произнёс Миллер. – По нашим данным, на Земле в это время обитали лишь дикари!
– Ваша наука ещё не развита, – невозмутимо, что свойственно машине, ответил Соль-Тек. – Но мы внедрили науку, необходимую для правильных исследований глубокой древности. Под нашим наблюдением и при нашей помощи её разработкой занимается учёный Иван Ефремов. Он назвал науку «Тафономия». Когда её положения войдут в науку, то вы сможете правильно взглянуть на историю Земли.
– А сейчас? Мне что, ждать, пока какой-то русский учёный что-то там насочиняет? – забастовал Миллер. – Если вы такие всемогущие, то ответьте сейчас!
– Хорошо, мистер Миллер, – согласился Соль-Тек. – Слушайте.
Двадцать тысяч земных лет назад состоялась война. В ней было применено ядерное оружие. Население Земли оказалось отброшенным в каменный век. И к этому же почти две тысячи лет на Земле установилась ядерная зима.
Четырнадцать тысяч лет назад, как я уже сказал, зима кончилась, и население Земли стало заново эволюционировать. Первыми стали заново цивилизованными люди, которые живут в Центральной России. К нашему прилёту они уже имели транспорт – лодки, сани, салазки, лыжи. Даже научились добывать дёготь. А это очень сложный химический процесс!
Но сейчас вы опять подошли к ядерному рубежу, и снова поставили планету на грань катастрофы. И мы здесь специально для того, чтобы не дать вам это сделать.
– Почему мы такие настырные? – удивился Миллер.
– Не настырные. Просто на Земле несколько видов людей. Виды – разные. И уровень развития у всех разный, – продолжил Соль-Тек. – Но самое главное, что менталитеты у всех видов тоже разные. То, что для одного вида является преступлением, для другого величайшей доблестью. Не только вы, но и мы в своём мире с подобным сталкиваемся. Это самое сложное в том, чтобы найти общий язык и не ущемлять интересов друг друга.
– Хорошо, – осознал Миллер. – А вы вообще откуда?
– Именно мой корабль прилетел с одной из планет, расположенных в системе звезды Альфа Центавра, – ответил Соль-Тек. – Она здесь рядом – всего 4,3 световых лет.
– Ничего себе «рядом»! – присвистнул Миллер. – Туда лететь жизней не хватит.
– Наши корабли перемещаются со сверхсветовой скоростью, – ответил Соль-Тек. – Поэтому такое расстояние для них очень незначительно.
– Но ведь скорость света предельна, – возразил Миллер. – Это ещё Эйнштейн доказал.
– Он не доказал, а предположил, – поправил собеседника Соль-Тек. – И, как показало время, ошибся.
– В чём? В значении?
– Нет. В геометрии. Квадрат скорости света – это не скорость света, умноженная на скорость света. Это площадь круга или эллипса, у которого одна сторона может быть половиной скорости света, а другая, соответственно, иметь значение, равное двум скоростям света. Вот на этом принципе мы и летаем.
– Спорное утверждение, – уклончиво согласился Миллер. – А зачем вам наша Земля? И есть ли кто кроме вас и вашей планеты?
– Наша планета входит в состав Всеобщей галактической конфедерации. Вместе с нами там шестьсот восемьдесят планет. И это только те, которые получили право стать членами Конфедерации. Такое право предоставляется планете, когда её цивилизация достигает определённого уровня. Но всё равно на всех планетах Конфедерации уровень развития разный. Это, кстати, никак не могут понять ваши правительства. Они всё время пытаются насадить всем народам одинаковый уровень развития. А это в корне неправильно.
– А как правильно? Одни – люди, другие – дикари? – возмутился Миллер.
– Нет. Правильно так, что все – люди. Но у всех свой эволюционный и цивилизационный статус, – ответил Соль-Тек. – Вот мы же с вами сейчас общаемся, а статус у нас разный. И, заметьте, мы не стремимся вас накачать знаниями так, чтобы вы лопнули от них. Не только не стремимся, мы вам ни за что не дадим наши знания – чтобы вы друг друга не попереубивали. И, несмотря на это, в Конфедерации все планетные цивилизации прекрасно уживаются вместе и сотрудничают в меру возможностей и, не переходя границы разрешённого контакта.
– Какой была Земля до катастрофы?
– Земля тоже была членом Конфедерации, – ответил Соль-Тек. – А после катастрофы мы были вынуждены ждать, когда на Земле вновь появится цивилизация, сопоставимая по уровню культуры. И вот теперь очень быстро приближается то время, когда мы сможем сделать вам такое предложение.
– И мы готовы! – заспешил в Конфедерацию Миллер.
– Но сначала земляне должны устроить жизнь на планете Земля по законам братства, – охладил его пыл Соль-Тек. – Как я уже сказал, такой закон предусматривает учёт различий в культуре, в развитии, цивилизованности и мировоззрении. Никакой искусственной уравниловки. Все люди неодинаковые – разные, но подход ко всем людям одинаковый. А у вас сейчас всё наоборот: все люди, якобы, одинаковые, а подход к ним, якобы, разный.
– Хорошо, – согласился Миллер. – Почему же процесс не идёт? Почему вас не видно? Почему нет широкой экспансии?
– В последние годы мы вошли в контакт с высшими руководителями всех ваших государств, – прояснил ситуацию Соль-Тек. – Мы объяснили свою позицию, наши предложения и наши требования. Но, к сожалению, мы натолкнулись на стену непонимания. Те, кого вы поставили во главе своих народов, из своих корыстных побуждений не хотят идти нам навстречу. А заставлять – мы не имеем права. Поэтому и обращаемся к отдельным индивидуумам, таким, как вы.
– Странно вы говорите, – удивился Миллер. – Получается, что нами правят жадные людишки?
– Не всё так просто, – ответил Соль-Тек. – Почти всех правителей контролирует раса преступников, которые принадлежат к диаспоре под названием «Луна». Но этот вопрос очень сложный, и мы его сейчас поднимать не станем. Скажу вам только то, что мы ведём против них специальную операцию, и через некоторое время Земля будет очищена от диаспоры. Тогда на место правителей придут совсем другие люди.
* * *
Эйзенхауэр наплевал на предостережение Антона. При первом же удобном случае в том же 1954 году он вышел на контакт с группировкой «Луны». Боевой генерал, уж, с ней-то он точно о чём-нибудь договорится, потому что и опыт появился, и есть чем блефовать.
Раса «большеносых» серых инопланетян, как между собой её стали называть американские участники контакта, высадилась на авиабазе Голломэн. Раса – это, конечно, громко. Высадилось всего три инопланетянина. Но они, вероятно, представляли именно свою расу, потому что сильно отличались от первых пришельцев.
Эйзенхауэр отметил, что у этих инопланетян очень большие носы. А также они имели какой-то серый цвет кожи. Это тоже было странно – цвет устанавливается содержанием меланина и может быть от белого до чёрно-коричневого. А тут – серый! Но их общение ничем не отличалось от земного. Они оказались гораздо более понятливыми и сговорчивыми, чем первые, сильно давившие на общечеловеческие ценности. В результате с серыми было достигнуто принципиальное соглашение о сотрудничестве.
– Мы прилетели из системы красной звезды в созвездии Орион, – весьма торжественно произнёс Мастер. – Вам она известная под названием Бетайгойце. Наша планета погибает, и мы не можем на ней оставаться.
Но генерал Эйзенхауэр был не простак. Он видел и не такие мольбы. В созданных им концентрационных лагерях несколько миллионов женщин и мужчин тоже просили его – кто поесть, а кто и попить, но, в результате, всё обошлось без пищи и воды – более миллиона умерли, а остальные, очевидно, расхотели. И инопланетные «сказки» его никак не трогали.
Для генерала было главным только то, сколько именно он получит выгоды от этого предприятия – сколько шекелей окажется в его карманах. А погибнет чья-то планета или не погибнет – его это нисколько не волновало. Поэтому после первого обмена любезностями решили подготовиться с предложениями и для их обсуждения встретиться повторно.
Второй контакт состоялся на авиабазе Эдвардс. Эйзенхауэр очень умно перехитрил американскую нацию. Он взял как бы обычный отпуск и отправился в Пальм Спрингс. Хитрость заключалась в том, как повернуть дело так, чтобы в назначенный день улизнуть от прессы и в секретном режиме провести ту самую встречу.
Стратеги из окружения Эйзенхауэра придумали гениальный ход! Они сообщили прессе, что у президента разболелся зуб. Этого оказалось достаточно, чтобы все отстали от Эйзенхауэра, и его спокойно доставили на базу.
Там Эйзенхауэр встретился с инопланетянами и от имени США подписал с ними межпланетное соглашение. Оно, конечно, было большей степенью формальным, но «живые» подписи ему придавали статус значимого документа. Из этого документа впервые стал понятен статус Мастера – Его Всемогущее Высокопревосходительство Кирилл.
Соглашение получилось объёмным. Главным пунктом в нём было то, что инопланетяне не вмешиваются во внутренние дела США, а американцы – в дела инопланетян. Для американцев это значило то, что теперь все выходки инопланетян им придётся терпеть. А для инопланетян это значило, что американцы не будут посягать на Луну и не станут пытаться сбивать «тарелки».
– Какое-то странное соглашение, – озадачился один из экспертов в окружении Эйзенхауэра.
– Почему же? – удивился президент США.
– Потому что у нас против них ничего нет, – ответил эксперт. – Мы не можем полететь на Луну, и нам нечем сбивать их «тарелки». Мы вообще для них ничем не опасны. Вот в силу этого и возникает вопрос: зачем им наши ничтожные обязательства?
Американское руководство не смогло самому себе ответить на этот вопрос. А инопланетяне прекрасно понимали, что соглашение их никак не ограничивало. Земляне не могли препятствовать серым в их возможностях по трансплантации, ибо земляне ничего не знали даже о её существовании.
К тому же земляне сами взяли на себя обязательства сохранять всё в тайне – под обещание инопланетян одарить США прогрессивными технологиями и помочь в технологическом развитии. И ещё одно обещание американцы взяли с инопланетян – они не должны заключать никаких договоров с другими нациями Земли.
Мастеру нужны были новые носители. Напрямую он Эйзенхауэру это сказать не мог, но «в тёмную», якобы, для исследований, Мастер получил право в ограниченных количествах забирать к себе людей. Естественно, в целях медицинских исследований и при условии, что все эти люди останутся целыми и невредимыми,
– Ваши земляне, – пояснил Мастер. – Будут возвращаться в место захвата и не будут помнить о происходившем с ними. Все списки изъятых землян мы будем в обязательном порядке предоставлять вашему правительству – группе Маджестик-12.
Мастер специально сделал акцент на том, что в качестве полноправного правительства землян указал именно группу Маджестик-12, то есть группу, непосредственно подчинённую Эйзенхауэру. Этот политический кивок однозначно расставил приоритеты. И Эйзенхауэр оценил и попался на эту уловку.
Он завёл разговор о послах, которых каждая сторона должна предложить другой стороне соглашения. Мастер принял его предложения. Потом последовали условия об обмене группами по 16 лиц. И это предложение было одобрено Мастером. И, наконец, перешли к главному практическому вопросу.
Группа Маджестик-12 в лице своих членов – крупных бизнесменов – отхватила первый межпланетный подряд. Это был подряд на строительство подземных баз для серых инопланетян. Две из них будут предназначены для совместного использования инопланетянами и американским правительством.
Это был двояковыгодный для Эйзенхауэра проект. Во-первых, огромные никем не контролируемые прибыли. Во-вторых, свободный доступ к инопланетным космическим технологиям. Да, и сами корабли пришельцев при реализации такого проекта тоже могут стать объектами прямых исследований.
– Это что же у вас за флаг за такой? – довольный результатами переговоров, Эйзенхауэр позволил себе небольшую вольность.
– Мы называем свой флаг «Тройные Регалии», – гордо ответил Мастер.
Изображение флага красовалось и на форме инопланетян, и на их технике.
– Ну, что, всё снял? – нетерпеливо спросил президент кинооператора. – Надеюсь, смог позволить себе лишнего, чем было разрешено?
– Всё снял, господин президент! – радостно отрапортовал оператор. – И высадку, и встречу, и многие детали техники…
– Господин Эйзенхауэр! – уже после контакта с инопланетянами обратился к президенту США один из членов Маджестик-12 и по совместительству руководитель одной из строительных компаний не связанного с коммерцией президента США. – Наши предложения по строительству баз инопланетян сводятся к следующему. Базы необходимо построить под индейскими резервациями. Это позволит избежать ненужного внимания других членов американского общества. А с вождями резерваций мы договоримся, и, в результате, индейцы станут охранниками наших секретных территорий.
– Где именно находятся эти резервации? – уточнил президент США.
– В углах квадрата, образованного штатами Юта, Колорадо, Нью-Мексико и Аризона, – ответил сотрудник Маджестик-12. – Ещё одну базу необходимо построить в Неваде.
– А там где?
– В районе под кодовым наименованием S 4. Примерно в семи милях южнее западной границы территории 51. Последняя также называется «Страной грёз».
– Отставить лирику! – одёрнул маджестиканца президент США. – Кто будет контролировать наши базы?
– Все базы инопланетян будут находиться под контролем ВМФ США.


Содержание:
     Пролог. Градиент A <<< http://www.stihi.ru/2015/01/07/1352
     Часть I. Дивергенция
        Глава 1. Посев
          Гнилое зерно
          Спорынья
        Глава 2. Золотые поля <<< http://www.stihi.ru/2015/01/08/1051
          Олигарх и Лена
          Ивановы алмазы
          Урановое Ура!
        Глава 3. Стальной оратай <<< http://www.stihi.ru/2015/02/03/186
          Дружба Хисса
          Ненависть Маккарти
        Глава 4. Каинада <<< http://www.stihi.ru/2015/06/20/777
          НЛОизация Эйзенхауэра
          Ядовитая Роза
          НЛО – в массы!
          Соглядатаи
          Инопланетарий <<< http://www.stihi.ru/2015/06/26/8373
          Советский рост
          Второй кусок Эйзенхауэра
          Советская Луна <<< http://www.stihi.ru/2015/08/29/6210


Рецензии