Стихи.ру

Эмигрантские стихи об эмиграции и ностальгии обзор

"Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И всё — равно, и всё — едино.
Но если по дороге — куст
Встает, особенно — рябина ..."

(Марина Цветаева, "Тоска по родине!..")

Вместе со мной вас сегодня приветствуют:

Александр Кравченко (США)
Андрей Дитцель (Германия)
Гена Сергиенко (США)
Гоша Спектор (Израиль)
ЖЭКА (США)
Имануил Глейзер (США)
Инна Ярославцева (США)
Ирина Акс (США)
Леонид Марголис (Россия – Израиль - Россия)
Михаил Зив (Израиль)
М.Этельзон (США)
Овсей Фрейдзон  (Израиль)
Пётр Давыдов (Израиль)
Пиноколада (Израиль)
Тюлька (Великобритания)
Cassandra (США)
Gennadi K (Австралия)
Gost (Израиль)
Lada (Израиль)
mister X (Великобритания)
Orna (Россия – Израиль – США)
Vladimir Weinstein (Германия)
 
Раскрыть использованные в обзоре стихи вы сможете по ссылкам, приведённым внизу в первой рецензии.

Несколько предварительных замечаний.

1. Обзор написан рядовым читателем, а не литературным критиком. Я всего лишь комментировал прочитанные стихотворения – так, как любой из вас это делает, странствуя по Стихире. Здесь вы увидите взгляд со стороны, а не сверху.

2. В обзор включены лишь работы, присланные мне самими авторами.

3. Я сознательно не читал уже опубликованные рецензии к присланным мне стихам и даже не смотрел количество читателей под ними для того, чтобы быть полностью свободным от мнений других читателей. Независимость всех оценок гарантируется.

Предыдущие мои обзоры эмигрантских стихов были о России и о зарубежье.

http://www.stihi.ru/2004/06/07-531
http://www.stihi.ru/2004/06/21-435


Сегодняшним обзором я завершаю свою эмигрантскую трилогию. На этот раз мы поговорим об эмиграции и ностальгии.

ПРЕВРАЩЕНИЕ В ЭМИГРАНТА

Эмиграция... В словаре Даля  «эмиграция - выселение, высел, переселение, выход на чужбину, в новое отечество». У Ожегова эмиграция - это «вынужденное или добровольное переселение из своего отечества в другую страну по политическим, экономическим или иным причинам». Как вы видите, смысл слова «эмиграция» к середине 20 века довольно сильно изменился, появились «политические и экономические причины», которых не было в дореволюционном определении. Для нас, жителей 21 века, смысл понятий «эмиграция» и «эмигрант» стал более размытым. Для одних «эмигрант» - это склонный к авантюризму человек, искатель счастья и приключений. Для других это неудачник, спасающийся бегством от своей же собственной жизни. Увы, некоторые из наших соотечественников считают эмигрантов просто «предателями» Родины.
 
На самом деле, жизнь намного сложнее самых умных определений, и далеко не каждый россиянин, живущий за рубежом, чувствует себя там эмигрантом. Да и не каждый стих, написанный за рубежом  – эмигрантский. Поэтому я в своём обзоре больше рассчитывал не на формальные критерии эмиграции и эмигрантских стихов, а на самовосприятие авторов, позиционирующих своё творчество как эмигрантское.

Возникновение первых мыслей о возможном переезде, сборы, ожидание визы, «Шереметьево», вылет, пересечение государственной границы, первые шаги по чужой земле... У каждого эмигранта - своя точка отсчёта в его эмигрантской жизни, но чаще всего это день перелёта или переезда. Никогда не забуду сцену на паспортном контроле в аэропорту, когда мы с женой улетали в Бельгию. Жена прошла на контроль первой, и ей задали невинный вопрос: «С кем вы летите?» Растерявшись, она пошутила: «С напарником...» После этого мне было не до шуток.

М.Этельзон (США)
Исход
http://www.stihi.ru/2004/05/26-198

(моим дочерям)

Ещё вчера вы бродили по привычным закоулкам вашего родного города в поисках запропастившегося друга, а сегодня, устало смотря сквозь иллюминатор на быстро бегущую назад взлётную полосу, вы отрешённо думаете:

Вот и всё,
..........наконец-то взлетаем,
отрываясь от грешной земли...

В голове проносятся обрывки так и недодуманных до конца мыслей, знакомые лица и разрозненные картины из отходящей суматошной жизни. Немного обидно...

(...) Всё отобрано: память и сердце,
всё оставлено: Родина, дом,
даже наше "счастливое детство"
где-то в прошлом, уже за бортом.

Но вот ком в горле проходит и складки над переносицей разглаживаются. На вашем лице впервые появляется усталая полуулыбка.

 (...) Вот и всё,
..........никому не мешаем,
не едим чей-то хлеб, чью-то соль,
вы хотели - и мы уезжаем,
забирая с собой только боль.

Вы ещё плоть от плоти советский человек (как в стихе Майка, написанном в 1989 г.) или россиянин, но по мере приближения к загадочной загранице с вами происходит удивительная метаморфоза. Нет, внешне ничего не меняется, но на высшем духовном уровне вашего «я» идёт незаметная глазу работа.
 
(...) Вот и всё,
и волнения ропот -
Вот и Вена!
И трап подвели!
Первый шаг по свободной Европе -
шаг последний с Советской земли.
Где мы будем - я точно не знаю,
на каких говорить языках...
но проснулась и, сладко зевая,
улыбается дочь...
на руках....

Вот и всё.....

(В этом резком, едком и беспощадном стихе Майк обыгрывает библейскую тему исхода евреев из Египта. В контексте тогдашней советской действительности это звучит как манифест: «Уезжаем от злобы и фальши, мы – евреи, но мы – не жиды!» Острое стихотворение с чёткой гражданской позицией).

ЭМИГРАЦИЯ И ОТКРЫТИЕ МИРА

По приезде, худо-бедно решив проблемы жилья, транспорта и трудоустройства, вы постепенно втягиваетесь в непривычный поначалу бешеный ритм заграничной жизни. Вас захлёстывают новые впечатления, вы фотографируете каждый цветок и записываете в поэтической форме переполняющие вас чувства, в которых пока ещё с трудом можно разглядеть признаки будущей ностальгии. Её время ещё не пришло...

Gennadi K (Австралия)
В Зазеркалье, где я живу...
http://www.stihi.ru/2002/01/08-74

В Зазеркалье, где я живу,
Новый год встречают в жару.
Здесь Снегурочка ходит в бикини,
Предлагая коктейли мартини.

Дед Мороз, от жары изнывая,
Ездит в гости, как все, на трамвае.
Он бы рад разъезжать в лимузине,
Но нельзя за рулем пить мартини.

В Зазеркалье, где я живу,
В Новый год куст розы в цвету,
Эвкалипты в гирляндах огней...
Эй, пришлите мне снега скорей!...

(Стих берёт экзотикой, спорными рифмами и нестандартным рваным ритмом. Образ снега – доминирующая метафора русской эмигрантской поэзии. Вспомним Г.Адамовича ( «Когда мы в Россию вернёмся... Но снегом её занесло»), Г.Иванова («Замело тебя, счастье, снегами, Унесло на столетье назад...»), и многих других. Кстати, Gennadi K, по его словам, тот самый эмигрант, который считает себя частью русской культуры, даже если она, культура, так не считает.)

Андрей Дитцель (Германия)
Эльба
http://www.stihi.ru/2001/05/28-394

Вечерами вы подолгу бродите по зелёным бульварам и по уютной набережной вдоль облицованной гранитом реки. Очень быстро вы замечаете, что в этом городе вы не единственный чужеземец:

(...) сброд ста языков проводит у пирса весь вечер
и оскорбляют акцентом изнеженный слух.

Изучив понемногу основы местного, по своей недоступности недалеко ушедшего от китайского, языка, вы читаете в газете свежие новости об объекте вашего восхищённого созерцания:

В ратуше судят, убрать ли от пристани сваи
старых причалов, да дело никак не идет -
благо для чаек. И прусскую спесь покрывает
как благородную патину жидкий помет.

А вокруг красота! Ваша шея уже скрипит при каждом новом повороте головы, но вдохновение усиливается с каждым шагом:

Парусник, свежие сходни; воздушные змеи
над головами матросов, туристов, зевак;
и с неохотой над башней, но все-таки реет
в пору крестовых походов потрепаный флаг.

После прогулки вы покупаете открытку с видом только что увиденного городского пейзажа и пишете на ней восхищённые слова оставшемуся в России другу:

Если и ты, заблудившись как праздный прохожий,
тоже однажды под вечер окажешься здесь,
мокрого дерева, рыбы, продубленной кожи, -
запахов моря нахлынет пьянящая смесь;
и ни земной человек, ни небесная птица
в эти мгновения твой не нарушат покой.

Вернувшись домой, вы выпиваете бутылку местного пива и медленно засыпаете в кресле перед бубнящим на варварском языке телевизором. А тем временем, то ли во сне, то ли наяву

Эльба спешит разветвиться в каналах и слиться
с морем, дотронуться моря прохладной рукой.

(Несмотря на внешнюю эффектность, стих показался мне недошлифованным и несколько небрежным как в содержательном, так и в грамматическом плане. Сброд... оскорбляЕт? Прусская спесь как благородная патина? Или помётом как благороднОЙ патинОЙ? Флаг, потрёпанный в пору крестовых походов – сильная натяжка.. Но образы портового города очень хороши).

А некоторые из вас сбивчиво рассуждают в стихотворной форме о чужбине:

Михаил Зив (Израиль)
Катер
http://www.stihi.ru/2004/07/17-765

Что ностальгия? — Милое кино.
Мы слишком снисходительны к поправкам
Своей судьбы. — Те семеро по лавкам
Твоих обид — уж выросли давно.

Чужбина жизни — всюду хороша.
На новизну любой пропащий падок.
В расчете на мирской живопорядок
Не долго покобенится душа.

Чужбина жизни — это спор и спорт,
Физически усвоившийся диспут,
Особенно, когда в ночи зависнут
На файле моря — этот спящий порт (...)

(Увы, Михаил, этот длинный стих из 87 строк показался совершенно эклектичным набором несогласованных между собой образов, понять суть которого я, к сожалению, не смог).

Насмотревшись вдосталь на городские достопримечательности, парки и разные злачные места, вы переходите к знакомству с образом жизни тех, кто живёт, не замечая всего этого великолепия. Вы высокомерно зовёте проходящих мимо вас людей французиками, америкашками, немчурами и англичашками, подавляя тем самым дремлющие в вас комплексы и сомнения. Вы - сравниваете.

Тюлька (Великобритания)
Про англичашек
http://www.stihi.ru/2004/05/16-84 (вторая часть)

(...) То ли дух волюнтаристский,
То ль обида за родню
Заставляет быт английский
С нашим сравнивать на дню

Раз по сто, наверно, двести,
Точно трудно сосчитать…
Не скажу, что жизнь здесь - песня,
Коль не пухлые счета.

Сделав неожиданный для себя вывод о нелёгкой жизни «англичашек», вы высказываете первые робкие предположения о природе наших с ними отличий:

Есть проблемы, много брешей,
Но куда ни загляни,
То ль с казны воруют меньше,
То ли совесть есть у них:

Улучшают остров, чистят,
Моют мрамор и кирпич,
Магистрали лепят быстро -
Всё в руках у них кипит.

Нет, что там ни говори, «англичашки – молодцы». И они совсем не страшные:

(...) Богачи у них другие,
Не зазнайки, без понтов,
Ну, короче - не крутые,
Хоть не меряно фунтов.

Уже в первые дни вашего эмигранства вы замечаете присутствие в каждом квартале каждого города каждой страны нашего брата:

Много здесь русскоязычных –
Их два вида: есть – круты -
Увели деньжат прилично;
Есть – ушли от нищеты (…)

Вас тешит мысль о том, что вы держитесь где-то посредине.

(Тюлька, в миру Елена, обладает очень острым глазом и не менее острым языком. Этот стих - не самый серьёзный в её поэтическом багаже, но в своём жанре он даст фору многим эмигрантским юмористическим стихам).

ЭМИГРАЦИЯ БЕЗ НОСТАЛЬГИИ

Когда мысли об оставленной стране не приносят вам большого удовольствия, тогда вы с ностальгией упорно избегаете друг друга. Приняв во внимание, что ностальгия (от греч. nostos - возвращение домой, и algia - тоска) - это тоска по дому, читатель легко поймёт, что существует множество эмигрантов, по разным причинам совершенно не тоскующих по добровольно оставленному дому. Чаще всего это люди с обострённым гражданским самосознанием, много в прошлом пережившие. Если вы из их числа, вы выплёскиваете на тетрадную страницу резкие, бьющие наотмашь слова:

Vladimir Weinstein (Германия)
Оставьте ностальгию для глупцов...
http://www.stihi.ru/2003/08/23-834

Оставьте ностальгию для глупцов,
Она - пример непрочного каркаса.
У нас, как лист капустный с голубцов,
срывали кожу, обнажая мясо.

Нас тысячи: уехавших, удравших
и выгнанных, затравленных, больных,
униженных, сидевших, потерявших,
замученных ударами под дых.

Мы, как цыгане пО миру кочуем,
и соскребаем въевшуюся грязь.
Мы раны наши старые врачуем,
втирая в грудь Свободу, словно мазь.

Мы не клянем, не лезем во пророки,
Давно растаял горький леденец.
Отечества наглядные урок
вгоняли в нас то водку, то свинец.

Судилища ущербны и убоги,
а те, кто «за» - башкой кивают в такт,
тупеющие от идеологий,
цена которым, максимум – пятак!

И хватит причитать о ностальгии!
Краплены карты! Кончена игра!
Мы больше не прописаны в России,
живущей «Под созвездьем топора».*

*«Под созвездьем топора» - название сборника стихов Ивана Венедиктовича Елагина.

(Один из лучших стихов в сегодняшнем обзоре. Пример хорошей гражданской поэзии. С автором можно спорить по сути стиха, который на первый взгляд кажется чрезмерно жёстким. Но я лично знаком с Володей и заверяю вас, что на самом деле стих чрезмерно мягкий).

Любая эмиграция – это надломленная судьба. Даже работа по контракту и учёба в университете, по идее, должны проходить в родной стране, а не на чужбине. Что уж говорить об эмиграции, вызванной неприятием прежней жизни! И какая там ностальгия, когда даже мысль о прошлом бросает иногда в дрожь... Россия в соответствующих стихах предстаёт неприятным воспоминанием, а сами стихи насыщены негативными чертами.

Пиноколада (Израиль)
Дней минувших потухший повеса
http://www.stihi.ru/2004/06/19-430

Вновь откинул заученным жестом
Прядь льняных, потускневших волос
Дней минувших потухший повеса...
Жизнь неслась под откос и вразнос:
Дребезжала расхристанным бытом,
На ухабах ошибок тряслась,
Оставляла с разбитым корытом
И похмельною песней рвалась,
По задворкам империй швыряла,
Подставляла под всякую власть,
И - натешившись всласть, - отпускала,
Мордой тыкая в липкую грязь.

(Хорошая иллюстрация к учебнику по истории России для детей эмигрантов. Но остался неразгаданным образ потухшего повесы. Прежний друг? Молодость? Образ героини под «всякими властями» впечатляет).

А вот вам краткое резюме об эмиграции без ностальгии (Gennadi K, Австралия, «Бросив Русь...»):

Бросив Русь, поселившись на время в раю, -
Я другого такого не видывал рая, -
Ностальгических песен я в нем не пою.

(http://www.stihi.ru/2004/02/17-316)

Я охотно верю моим собратьям по перу, отрицающих наличие у них ностальгии. С другой стороны, мне не раз приходилось слышать о существовании особого вида состояния - скрытой ностальгии. Речь идёт как раз о тех  русскоязычных эмигрантах, которые заявляют о том, что не испытывают никакой ностальгии,  русских эмигрантских газет не читают,  русское радио не слушают и русское телевидение не смотрят. Но сало русское едят. Водку пьют русскую. А те из них, кто пишет стихи, с удовольствием публикуют свои работы на русскоязычных сайтах и ведут обширную переписку с читателями на русском языке. Возможно, дело и не в скрытой ностальгии, а в элементарном желании общаться на родном языке. Но тогда не ностальгия ли это по языку?

ВЯЛОТЕКУЩАЯ НОСТАЛЬГИЯ

А бывает и так – вы втянулись в новую заграничную жизнь, почти забыв о прошлом. Но однажды, разозлившись из-за какой-нибудь специфической местной проблемы, вы вспоминаете то благословенное время, когда... Или вы случайно натыкаетесь на старую семейную фотографию и ваши глаза если и не увлажняются, то очень близки к этому. Это – вялотекущая спорадическая ностальгия.

Ирина Акс (США)
Попытка ностальгии
http://www.stihi.ru/2004/07/19-1186

Разбрелись по шарику друзья,
разлетелись –  те... и те... и я...
Где мы? что за дали нас манят?
«…leave your message… вам перезвонят...»

И куда нас, к черту, занесло?
Пишем после месяца – число,
и по Фаренгейтовсой шкале
все равно бываем «на нуле».

Ах, кого-то нет, чего-то жаль!
Где моя любимая скрижаль?
Ныли, толковали не о том –
вот он и сварился, суп с котом!

Вместо жеребца донских кровей –
грязный круглосуточный сабвей,
где любому ясно дураку:
трейн не остановишь на скаку.

(Сабвей, трейн... Ира, мы ведь договаривались! )

А зимою – тот же серый снег,
карусельный бесконечный бег,
среди тех же елок и осин
мерзко пахнет мокрый мокасин...

Но в ночи божественно светла
Крайслера изящная игла...
но уже чужбина не страшит,
если вместо «блин!» сорвется “shit!”

...мы с тобой на кухне посидим,
мы с тобою выпьем-поедим,
а потом махнем в аэропорт,
чтоб слетать до милых сердцу морд...

(Стих построен на сопоставлении двух миров и вполне может быть отнесён к нижеследующему разделу моей шутливой классификации. По ФаренгейтовсКой? Небольшой англо-русский словарик не помешал бы. Вместе с тем удивительно легко читается. Автору веришь).

Многие из нас любят повторять, что испытывают ностальгию не по местам, а исключительно по людям. Лично мне Байкал, рядом с которым я прожил 18 лет, вспоминается чаще многих оставшихся в России знакомых.

СОПОСТАВИТЕЛЬНАЯ НОСТАЛЬГИЯ

Это состояние является результатом постоянного сравнения двух систем ценностей – западной и российской. Тоска по утраченному доморощенному и сермяжному появляется как реакция на набившие оскомину порядок и совершенство приобретённого мира:

Тюлька
Я на запад всегда округляла глаза
http://www.stihi.ru/2004/05/16-84 (первая часть)

На "Запах лаванды" Александра Мельника
(http://www.stihi.ru/2003/11/29-995 )

Я на запад всегда округляла глаза
До очковых окружностей панды,
Голосуя руками обеими «за»,
Аромат обожая лаванды…

Чистоту и порядок у них не отнять
На дорогах, на почте ли, в банке,
Но душе не хватает запала, огня
БДТ, Мариинки, Таганки.

Люд черствее душою, смиренней на вид;
Быт – другой, отороченный шиком,
Но, поглубже копнув, всё одно - се ля ви,
Нет чего-то на западе «диком».

Может быть это времени просто вопрос,
Может зов «где родился» есть в гене.
Но когда вспоминаю серёжки берёз,
То рыдаю, почти, как Есенин.

(Вот такое двойственное положение по отношению к западу, когда «я в одной стране, но во мне другая». Как писал когда-то (кажется, в Париже) признанный поэт русской эмиграции Георгий Иванов: «Туманные проходят годы, И вперемежку дышим мы То затхлым воздухом свободы, То вольным холодом тюрьмы». Вспоминаются также восторги Чацкого по поводу «дыма Отечества». А впрочем, зря я комментирую стих, написанный в качестве рецензии на моё собственное стихо).

КЛАССИЧЕСКАЯ НОСТАЛЬГИЯ

Понятие "ностальгия" было введено в оборот швейцарскими врачами в XVII веке. Этим словом называли болезнь,поражавшую наемных швейцарских солдат, воевавших вдали от родины. Ностальгия рассматривалась сначала не как состояние души, а как легко излечимый физический недуг. По мнению ученых докторов XVII века, опиум, пиявки и поездка в Альпы способны излечить заболевание в короткий срок. Но позже выяснилось, что возврат на родину не всегда излечивает, а часто даже ухудшает состояние пациента. Однажды в интернете мне попалась легенда о русском генерале, который придумал хитроумное средство по борьбе с ностальгией. Когда в его армии случилась очередная эпидемия, генерал приказал больных ностальгией зарывать живыми в землю, после чего жалобы солдат быстро прекратились. Это скорее похоже не на легенду, а на «утку», но довольно поучительную.

Классическая ностальгия - наиболее типичный случай. Вы живёте вашей новой жизнью, дышите полной грудью, широко улыбаетесь, и вдруг она на вас набрасывается и бьёт обухом по голове. И тогда у вас появляется хороший стих...

mister X (Великобритания)
Выходные. Спешишь в Подмосковье... (Ирине Соболь)
http://stihi.ru/2004/06/24-875

Выходные. Спешишь в Подмосковье,
где змеей серебрится река,
где беззубая бабка Прасковья
вместо водки нальет молока.

Где покой по полям и лощинкам,
безмятежен, прозрачен и чист.
Где частушку с лихой матерщинкой,
деревенский споет гармонист.

Ночью звездное небо такое -
благодать, очищенье и тишь!
И невольно, продрогшей рукою,
троекратно себя осенишь.

И ночное твое откровенье,
босиком, в этой русской пылИ,
отзовется пречистым знаменьем
на другом континенте Земли.

И наполнит мне сердце тоскою
Подмосковных, утраченных мест,
где и я, православной рукою
православный вычерчивал крест!

(Один из лучших стихов в сегодняшней подборке. Можно было бы подправить перебор «где-где» и убрать запятую в предпоследней строке. Стих пронзительно чист и добр. Наверное, как и автор).

При этом совершенно неважно – находитесь вы на рабочем месте, в парке или на океанском пляже. Ностальгия вездесуща и вневременна, она не знает ни выходных дней, ни перерывов на обед. Ностальгия - это утопия, обращенная не в будущее, а в прошлое. Она может относиться не только к близким людям или любимым местам, но даже к запахам или к родной речи:

Gennadi K (Австралия)
Gold Coast
http://www.stihi.ru/2001/09/16-224

Забыть на время холод юга,
Забыть про ветер и туман.
Прощай Виктории простуда -
На север, к теплым берегам!

Сознанья тусклого предел
Здесь бытие опережает, -
Здесь строят на песке дворцы;
Всем смертным здесь песка хватает.

Здесь ароматы океана
Приносит нам вечерний бриз.
Здесь отдыхающий японец
Смущенно смотрит на стриптиз…

Но вспоминаю о другом,
Когда волну скрывает вечер, -
Жасмина запах под окном
И музыку эстонской речи.

(Gold Coast - популярный курорт на северо-восточном побережье Австралии. Виктория - штат на юго-востоке страны. В Австралии чем севернее - тем теплее – примечание Gennadi K).

(Ах, память, память... Как пишет исследователь эмигрантской литературы Л.М.Грановская, «память – одно из ключевых слов русского зарубежья. (...) Помнить о прошлом эмиграции никто не в силах ни воспрепятствовать, ни помешать, но помнить его она как раз и не хочет, она хочет в нём жить». Мне приходилось слышать эстонскую речь, но об Австралии остаётся только мечтать...  Геннадий, не многовато ли пять «здесь» на две строфы?).

Музыка и ностальгия – тема, до сих пор ждущая своего исследователя. Плач скрипки и щемящие звуки саксофона сводили с ума не одно поколение эмигрантов.

Orna (Россия – Израиль – США)
Никому ты не нужен или Nostalgy
http://www.stihi.ru/2004/04/04-1026

Никому ты не нужен ни здесь и ни там,
Голос хриплый звучит, и от слёз не видны
Партитуры листы, скрипки жмутся к альтам
И затих контрабас виноват без вины...

Никому ты не нужен, и в парке продрог
Призрак давней мечты, что сбылась невзначай.
Ты один расплетаешь сплетенья дорог,
И хандре против воли кидаешь "на чай".

Семистpунная грусть снова в сердце звучит,
Никому ты не нужен ни там и ни здесь,
И бросаешь с моста прошлой жизни ключи,
Значит, всё же надежда какая-то есть.

(Никомуненужность героя – музыканта? певца? – показана тут не поэтическими образами, а троекратным повторением утверждения «никому ты не нужен». Поверят ли этому утверждению  читатели не-эмигранты? Звучит как романс).

Протекание ностальгии очень сильно осложняется одиночеством, которое, и дома-то непереносимое, за рубежом становится хуже китайской пытки.

ЖЭКА (США)
Ньюйоркское откровение
http://stihi.ru/2004/06/30-244

Жене Киперману с благодарностью за вдохновение

(...) Дождь по лужам. Он где-то мимо.
Простудился, охрип, озяб.
В этом мире всё объяснимо.
Лишь любовь объяснить нельзя.

Юбка липнет к ногам. И ветер
Уж не в силах всё изменить.
Так бывает на белом свете:
Быть чему-то, чему-то не быть.

А друзья и родные снова
Меня в строчках из писем ждут.
Подбирая нужное слово,
Я сжимаю на сердце жгут.

Вы замечаете, как незаметно автор переходит от прошедшего стороной любимого к далёким друзьям и родным?

(...) Меня любит, быть может, кто-то.
Жаль, не здесь, не сейчас, не он.
Этот мир из иллюзий соткан.
Этот мир - лишь забвенный сон.

Вот и всё. Помечтав немножко,
Я отправлюсь в свой дом родной.
Там, где мама печёт картошку
И зовёт из окна домой.

А сейчас мне опять не спится,
Я закрыть не могу глаза.
И опять на моих ресницах
Отражается мир в слезах.

(Милый стих, написанный, как мне показалось, под сильным влиянием Есенина. «Юбка липнет к ногам. И ветер Уж не в силах всё изменить» - пример того, как незначительная деталь способна оживить другие, более общие и абстрактные, образы. «Забвенный сон» напомнил мне Зинаиду Гиппиус (1907 г.): «Я все твои уклоны отмечаю. Когда ты зла, - я тихо утомлен, Когда ты падаешь в забвенный сон, - С тобою равнодушно я скучаю»).

Ностальгия по оставшемуся в далёкой России близкому человеку по силе воздействия на поэтическое вдохновение сравнима лишь с предсуицидальной депрессией.

Гоша Спектор (Израиль)
Я сегодня примерил помятый костюмчик Пьеро
http://www.stihi.ru/2003/05/18-1159

"Пусть я сегодня грустный Арлекин"
Cassandra

Я сегодня примерил помятый костюмчик Пьеро.
Вспомнил вдруг о Вертинском, пытался вальсировать кистью,
Но не вышло, а раньше случалось порой...
Покурю - и за стол - сочинять новогодние письма.

"Здравствуй. Знаешь, у нас ведь почти холода.
Из оконных щелей раздаются свистящие звуки.
Все никак не привыкну к тому, что дорога сюда
Не причина, а следствие нашей с тобою разлуки.

Какая чеканная формулировка! Заслуживает занесения в антологию эмигрантской поэзии.

Продолженье невстреч, продолжение общей судьбы,
Одинаково-грустной, но все же несхожей в нюансах.
Что теперь остается? Ведь кроме войны и сумы
Существует иллюзия сытости и постоянства.

Последнюю строку я бы прокомментировал словами «всё относительно» - границы «сытости и постоянства» в России и за рубежом разные.

Мы не стали мудрее, а стали намного скучней,
Перемножив себя на безжалостный ценз растоянья.
Я сейчас осознал, что течение спутанных дней
Есть, по сути, синоним, какой-то подвид покаянья.

Ты в метели, порхаешь размытым морозным пятном,
Я любуюсь на пальмы и ежусь под утренним бризом.
Неужели и мне суждено не страдать ни о ком,
Потакая чужим, а точнее своим же капризам.

На самом деле, для того чтобы перестать страдать, наш брат-эмигрант должен перестать жить. Если страдание – способ существования российской души, то что говорить о российской душе за рубежом?

Расстояние - ключ, но обидно, что эти ключи
Я давно потерял, и давно не боюсь расставанья..
Отвечай, если можешь. А если не хочешь - молчи.
Я пойму. Я уже не вернусь. До свиданья.."

Говорят-карнавал. Я подкрасил седые виски,
Заказал не спеша ко второму подъезду машину,
Снял свое золотое, ненужное, с правой руки,
И с усмешкой надел чуть помятый костюм Арлекина.

P.S.

Я уже не мечтаю. Мечтает под вечер другой,
Тот, что старше меня лет на десять, а может на двадцать,
Тот, кто жил, тот, кто был и обрел иллюзорный покой
За который, в итоге, еще предстоит расквитаться.

Он заплатит. Он платит. Он даже не знает, что жив,
Что невольно отправил случайные судьбы в дорогу.
Он сидит у окна, подбородок на кисть положив,
Он сидит у окна, не тревожьте его, ради бога.

(Стих – прекрасная иллюстрация житейской мудрости «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Лирический герой-эмигрант, интеллигентность которого после прочтения его письма в Россию не вызывает никаких сомнений, вынужден напяливать клоунский костюм, потому что за окном – карнавал. Такой ценой даётся адаптация к западной жизни. Очень слабым утешением является то, что костюмы Арлекина носят иногда и в России: «Поздняя лиловая картина: За мостами паровоз поет. Человек в костюме арлекина По Арбатской Площади идет» (Евгений Долматовский, 1934 г.).

Ностальгия – очень ёмкое понятие, в который разные люди вкладывают совершенно противоположный смысл. Вы начинаете размышлять над этим феноменом и обнаруживаете в нём всё новые и новые грани.

Инна Ярославцева (США)
Ностальгия
http://www.stihi.ru/2004/05/11-229

J.R.

Ностальгия -
лекарственный привкус от слова во рту,
как настой на спирту,
как кириллицы острые зерна.
И до хруста попкорна
костяшками сжать темноту.
Я всегда так легко проводила по жизни черту -
как по свежему дерну.

Над игрушечным городом тянется ратуши шпиль -
И по тысяче шпилей на каждую тысячу миль.

Ностальгия -
слегка пересоленный слой в пироге,
ломит руку к пурге
от пурги за четыре границы.
Там ручные синицы,
Изба на куриной ноге...
Там обычно судьба вылезает за кромку страницы
Выводя по дуге.

Но отстрочены ровно полоски шоссейных дорог.
И стежок за стежком приближается новый порог.

(Восхитительный стих! Мне особенно близок образ ностальгии как слегка пересоленного слоя в пироге. Как хорошо он уравновешивает выражение «дольче вита»! Выражению «ломит руку к пурге от пурги за четыре границы» охотно поверит лишь эмигрант со стажем. Единственное слабое место стиха  – «выводя по дуге». После предыдущих ясных образов как-то не хочется домысливать).

Ностальгическое состояние может появиться в результате какой-нибудь увиденной детали, вызвавшей ассоциации с домом, родным пейзажем, дорогим воспоминанием.

Овсей Фрейдзон  (Израиль)
Два кленовых листочка...
http://www.stihi.ru/2003/12/22-1500

Два кленовых листочка. Откуда?
Ветер к пальме прибил невзначай.
В южных землях, вдруг севера чудо.
Чью в разлуке таили печаль?
Шелестят пальмы жёсткие листья,
Преломляя серебрянный свет.
Два кленовых листочка - две птицы
Неожиданный, добрый привет.
Вспоминаю далёкие годы:
Старый клёник, шумящий листвой
Манит вновь под тенистые своды,
Где скрывались со школьной братвой.
Два кленовых, засохших листочка
Ветер к пальме прибил невзначай.
И ожила в рифмованных строчках,
Улетевшая чья-то печаль.

(Симпатичный образ, идея неплоха, но к стиху много претензий. Грамматика и стилистика очень сильно хромают – проблема с запятыми, ожИла вместо правильного ожилА и т.д.).

Очень часто ностальгия проявляется не как тоска по Родине, а как грусть по своей молодости, былой востребованности, более спокойной жизни. На подсознательном уровне она почти всегда связана с воспоминаниями о детстве и юности. Поэтому иногда в шутку говорят, что ностальгия - это болезнь, поражающая только взрослых. В бурных волнах зарубежья нам так не хватает уютного мира детства, в котором мы не были одиноки и предоставлены сами себе.

Пётр Давыдов (Израиль)
Этот вирус зовут Ностальгия... (песня эмигранта)
http://www.stihi.ru/2004/07/25-06

(стих написан специально к этому обзору)

Этот вирус зовут ностальгия,
Не поможет, увы, Интернет.
Просто мы теперь стали другими,
Понимаем, что прошлого нет.

Хорошая иллюстрация того факта, что ностальгия – это тоска не столько по Родине (ставшей для многих абстрактным понятием после распада СССР), сколько по прошлому.

Что нам надо:
По сути - немного
Прикоснуться к тем теплым домам.
Мы с тобой, собираясь в дорогу,
Наше детство оставили там.

Далеко, далеко за морями,
За горами, не виден в дали,
Мир огромный, потерянный нами
На другой половине Земли.

Будут сниться знакомые лица,
Проступая из завтрашней тьмы.
Не сумев увезти за границу,
Нашу юность оставили мы.

Хорошо бы вернуться однажды,
Появиться на белом коне!
Так мечтает, наверное, каждый,
Или это все кажется мне.

Как собрать уцелевшие части?
И забрать их оттуда с собой?

Мне теперь вспоминается часто
То, что не было, может, со мной…

Мы живем совершенно другие
На другой половине Земли...
Этот вирус зовут ностальгия
И лекарство еще не нашли.

(С возвращением на белом коне – проблема. Об этом хорошо сказал живущий в США поэт Наум Коржавин: «Я знаю сам - здесь тоже небо есть, Но умер там и не воскресну здесь»).

ТРЕЗВОЕ ОТНОШЕНИЕ К НОСТАЛЬГИИ

Увы, мы слабы и несовершенны. Приступы ностальгии кажутся нам порой неизлечимыми, а мысль о противодействии ей редко приходит в наши забитые варварскими чужеземными словами головы. Но иногда это всё же случается, и мы показываем этому могучему чувству свой слабенький кулачок.

Lada (Израиль)
Ностальгия
http://www.stihi.ru/2004/01/07-1095

Ностальгия,
Не жги. Я вернусь.
Протопчу след по раннему снегу.
И морозного воздуха грусть
Полной грудью вдохну... И уеду.

(Будапешт)

Ностальгия,
Не лги. Я не жду
И не жажду
Вернуть и вернуться.
Дважды в реку войти не спешу
И в былое опять окунуться.

Ностальгия,
Не лги. Я взойду
И сумею корнями вцепиться.
Прорасту
И к земле припаду
Сил набраться, чтоб вновь возродиться.

(Ашкелон)

(«Дважды в реку войти не спешу» - по этому поводу уместно вспомнить только что цитировавшуюся фразу Н.Коржавина. «Зелёным» эмигрантам рекомендуется повторять последнюю оптимистическую строфу минимум десять раз в день).

ПОЛУНОЧНАЯ НОСТАЛЬГИЯ

Эта беда настигает вас после тысячи домашних дел, звонков, детской возни и трескотни телевизора, когда горящий ночник освещает раскрытую на столе тетрадку со стихами.

Cassandra (США)
Полуночное
http://www.stihi.ru/2003/12/29-72

Успокоился северный дом. Разноцветны и сладки
Полуночные сны так спокойно сопящих детей.
Есть часок для себя и вздыхаю над строчкой украдкой...
Ночь позволит расслабить узду бесконечных страстей.
И цветастый платок на плечах согревает... и пьяно
Разливается в венах вечерний глоток каберне.
По вчерашнему я от души от-тоскую упрямо,
Пусть луна - ярким диском - смеётся в замёрзшем окне.
Просто сделаю вид, что всё так же, как раньше – так надо;
Что декабрьская ночь мне не давит тисками виски,
Что не хочется в детство нырнуть – во дворы Ленинграда,
В коммуналку старинного дома у серой реки.

(Пронзительный ностальгический стих с кульминацией в последних четырёх строках. Знакомимся последовательно с матерью, поэтом, эмигрантом и ребёнком из прошлого. Строка «Просто сделаю вид...» тяжеловата. Из орфографических шероховатостей – от-тоскую (надо без тире) и лишние тире в строке «Пусть луна...»).

НОСТАЛЬГИЯ С ПОХМЕЛЬНЫМ СИНДРОМОМ

Эта штучка бьёт вас безо всякой пощады по самым сокровенным вашим местам, вызывая острую тягу к алкоголю. Раздумывающим о возможности переезда на запад читать следующий стих не рекомендуется. Детям, впрочем, тоже.

Александр Кравченко (США)
Михаилу Гофайзену: С Иммигрантским Приветом
http://www.stihi.ru/2004/02/19-1362

..................."Штабс-капитан, вернуться бы домой!"
....................................Михаил Гофайзен.

Штэбс-капитэн? А я вам кто, корнет?
Да ладно, Миш, не стоит быть паяцем –
Личины примерять мне смысла нет,
Когда судьба с разбегу бьёт по яйцам,

(тут же вспомнилось «это мне - как серпом по яйцам» Бродского)

И порождает крик. Он некрасив,
Как рёв ослиный он немузыкален...
Рвёт душу в клочья мне речитатив:
Один! Один! В постылом зазеркалье.

(адын, савсэм адын...)

Совсем один... Я ни хрена не ем,
Лью спирт в стакан, дрожащею рукою,
И даму жду, приятную лишь тем,
Что вскорости придёт и успокоит.

(Описанное явление можно также назвать ностальгической сверхлюбвеобильностью. Действительно, ждать даму после такого жестокого обращение со своим сокровенным местом обычный россиянин, скорее всего, не будет).

КУЛИНАРНАЯ НОСТАЛЬГИЯ

Думаю, вам и без слов понятно, что это такое. Некоторые из моих знакомых считают такую ностальгию самой мучительной и нестерпимой. К сожалению, примера в присланных мне стихах не нашлось. Пишите, господа, пишите...

ЭМИГРАЦИЯ И ПРОЗРЕНИЕ

После определённого промежутка времени, прожитого вдали от России, вы начинаете переосмысливать некоторые казавшиеся прежде непреложными истины. Нет, вы не разочаровываетесь в переезде и не пакуете чемоданы. Просто вы переоцениваете жизненные ценности и ваше место в новой, так и не ставшей своей, стране.

Пётр Давыдов (Израиль)
Мы останемся чужими (эмигрантское – 4)
http://stihi.ru/2001/08/28-86

Я на две неравных части
Разделил свою судьбу.
И разломанное счастье
Больше склеить не могу.
Можно жить, себя ругая,
Но, скажите, чья вина,
Что вокруг шумит другая,
Недоступная страна.

Мы останемся случайны,
Не отмыть клеймо бродяг,
Здесь сначала не скучают,
А потом - не говорят…

Не смотри назад, не надо,
Не заглядывай вперед.
Ночью сбудется прохлада,
Утро все-таки придет,
Просто время неизбежно
Уменьшает нашу жизнь,
И вчерашняя надежда
На веревочке бежит.

Мы останемся другими,
То, что было, не забыть,
Мы уже не станем ими,
Наши дети - может быть...

Эта жизнь - как сновиденье,
Жаль, проснуться мне нельзя.
Неведенье, невезенье,
Неизвестностью грозят.
Мы стареем, друг, стареем,
Научившись делать вид,
Что потери - не потери,
А знамения любви.

Мы останемся чужими,
Хоть сближайся много лет,
Просто мы с тобою жили
В той стране, которой нет.

И порой, себя ругая,
Я не знаю, чья вина,
Что вокруг...
Что вокруг шумит другая...
Непонятная страна.

(В самом деле – чья вина? Часто отвечают «Вас из России никто не гнал!» Действительно, никто... Не кто-то, а что-то! И список этого «что-то» очень длинный. Это «что-то» не даёт жить в своей стране ни Евгению Евтушенко, ни Александру Межирову, ни Науму Коржавину, ни десяткам миллионов (!) менее именитых экс-россиян. Пётр жёстко надавливает  на одну из самых болевых точек эмиграции – чужеродность в другой стране. Это проблема не одних только русских. Я знаком с итальянцами, чьи деды после войны переехали в Бельгию для работы на угольных шахтах. Многие из этих итальянцев даже в третьем поколении остались чужими для бельгийцев. Эта чужеродность исчезает лишь тогда, когда эмигрант решает отказаться от своей национальной самобытности и растворяется в окружающей его толпе. Но не все идут на это... Последние две строфы этого стиха входят также в стих П.Давыдова «Песни эмигранта (начало сборника)», включенный мной в обзор эмигрантских стихов о России).

Открыв широко глаза и прозрев, вы начинаете задавать себе немыслимые прежде вопросы:

Gost (Израиль)
Всеядность нынешняя зла... (Израильские зарисовки N3)
http://www.stihi.ru/2002/02/15-183

(...) Как жить во имя пустоты?
Лелеять миг субъектевизма
И услаждаться атавизмом
Ненужной больше доброты.

Какой нерадостный удел
При нашей склонности объять все
Свои же вывернуть запястья
На жертвенные алтари.

Мы кормим мир
Ему – с руки...

(Большую часть этого стиха, показавшегося мне чрезвычайно сырым и туманным, я опустил. Но даже в цитируемый отрывок попал «субъектЕвизм»).

ИРОНИЧЕСКОЕ ОТНОШЕНИЕ К ЭМИГРАЦИИ

Давно и не мной замечено – водка лишь загоняет депрессию в потаённые уголки организма. Ирония же прогоняет бесповоротно любую хандру. Опишите ваши тяготы в ироническом ключе, и на следующий день вы сами же над ними посмеётесь. Если при этом вы ещё пропоёте написанный текст на какой-нибудь известный мотив, ностальгии исчезнет, как ошпаренная.

Гена Сергиенко (США)
Immigrant Be (Ы)lle
http://www.stihi.ru/2004/04/07-118

(15-му апреля – последнему дню заполнения налоговых деклараций в США за прошлый год и отдельным представителям эмиграции из бывшего СССР посвящается. Исполняется с соответствующими акцентами на мелодию куплета из известной арии популярного мюзикла).

Я давно в Америку приехал,
Я – таки еврей (прошу без смеха).
Мне лишь цурес* был в родной мишуганной* стране,
Что вмиг уехал, не забудьте обо мне.

Гвалт, какой я раньше был шлемазeл*
И гонимый отовсюду сразу.
Был запрет все праздники а идиш* отмечать,
И синагоги вышли в тохес*, вашу мать.

Но увидел я в болоте лучик
И свой нахес* получил покруче:
Здесь на пять евреев шесть прекрасных синагог...
Но не хожу туда, я – русский, сорри*, Бог.

Есть работа, дом, жена, машина,
Я - богат, здоров, ещё мужчина.
И Америку люблю, как свой мишпохен* - да!
Налоги вовремя я заплачу всегда.

.....................................................................

Я – хохол чи може украинец,
(Шо, вам мало места? так подвиньтесь!)
Я у гости к другу у Америку сбежал
И залишився* – мене фридом* задержал.

Як же мене мучила кручина,
Колы буде вильна Украина,
Бо уси нас грабили так довго, просто жуть,
Голодным був я, як на сале продыхнуть?

Тут - свобода и еды навалом,
Я на стройке делаю навары,
И балакаю на русско-польском наравне,
До дупы* инглиш, мова не потрибна* мне.

Хоч кохаю неньку-Украину,
Но я США николы не покину,
Я Америку люблю щоночи и щодня,
Налоги вчасно заплачу, хоча бедняк.

.................................................................

Я – великоросc иль просто русский,
И мой кругозор совсем не узкий,
Всех америкосов не терплю - они тупы,
Я ж украшение средь их большой толпы.

Я грин-карту выиграл в лотерею,
Но мне Запад душу не согреет,
Ведь Россия-матушка страдает столько лет,
А кто виновен? - только янки, вот ответ.

Я в такси засел, мне не впервые,
И наличка катит, чаевые,
Но одно расстройство "иностранцев" подвозить,
Не могут, сволочи, по-нашему спросить.

Мне народ наш и Россия ближе,
И я Штаты сильно ненавижу,
Ведь ограбить нас они всегда найдут предлог,
Возьмите вовремя ваш чёртовый налог.

...............................................................................

Хором:

Мы - родного СССР'а дети,
И нам солнце светит в Новом Свете.
Кто в том усомнится, пусть быстрей закроет рот,
Достигли общности - советский мы народ.

Дружно выпьем водки с гуд закуской
И гульнём по-нашему, по-русски.
Пусть Америка – адаптед махеча, не мать,
Заплатим тэксы* и не будем горевать.

Краткий словарь (составлен Геной Сергиенко):

цурес(ид) - несчастье
мишугане(ид) - сумасшествие
шлемазел(ид) - неудачник
тохес(ид) - задница
нахес(ид) - счастье
мишпохен(ид) - родня
залишився(укр) - остался
freedom(англ) - свобода
дупа(польск) - задница
потрибна(укр) - нужна
taxes(англ) – налоги

(Я специально привёл текст полностью, без купюр – больно уж стих  колоритный, с массой метко схваченных деталей. Вообще, на иронию в эмигрантских можно смотреть как на форму самозащиты от ностальгии. Творчество того же Иосифа Бродского, при всей его сложности и неоднозначности, насквозь пропитано иронией. У Гены Сергиенко в одной упаковке вы получаете два товара – искромётный самоиронический эмигрантский стих и настоящий этнографический анализ).

ЗРЕЛАЯ ЭМИГРАЦИЯ

За вашими плечами не один год эмигрантской жизни. Порой вы даже забываете о своём эмигранстве, иногда понемногу брюзжите, но в общем и целом всё хорошо. Возможно, вы уже получили двойное гражданство. Вы спокойны и рассудительны, а в ваши стихи всё чаще и чаще пробираются философские нотки.

Гоша Спектор (Израиль)
Разговор на кухне в канун окончания Хануки
http://www.stihi.ru/2003/05/19-262

Зажги седьмую свечу.
Закончился праздник.
Не надо о разном, давай понемногу об общем.
Дожди обрекают на томную скуку,
мы ропщем,
а в общем
все мило достаточно.

Всё хорошо, но даже самый популярный еврейский праздник Ханука имеет свойство заканчиваться, и вы остаётесь наедине с дождями.

(...)  Мы тоже относимся к племени стойких изгоев,
но в нашем "вчера" затаилась подспудная память.
Исправить? Пожалуй... Но только всего не исправить,
особенно места, где нам перепало родиться.

Было бы, пожалуй, точнее сказать, что это в нашей памяти таится подспудное «вчера». Что же до замечания о месте рождения, увы, с ним не поспоришь.

 (...)  В том мире где мы,
оставляя кресты на могилах,
пытались лелеять в себе ожидание чуда,
сейчас там зима, а у нас здесь уже не косые -
прямые дожди потрошат по асфальту.
Ну ладно, не буду
тебя раздражать эмигрантским занудным брюзжаньем.
Наверное, просто устал, плюс, шальная простуда. (...)

(Мудрый, рассудительный стих с несколько сбивчивой мыслью. Пассажи о дождях вызывают у меня, бельгийца, чувство острой солидарности с Гошей. Льёт без конца всё лето!)

Вы ворчите скорее для приличия – на погоду, на цены, на новеньких эмигрантов. Но вы уже заматерели и ищете забывшееся слово «ностальгия» в толковых словарях.

Gennadi K (Австралия)
Антиподское
http://www.stihi.ru/2002/02/18-156

Пока еще томно и жарко.
Но в суши уставшего лета,
В преддверье осеннего марта
И буйства зеленого цвета
Моей эмигрантке березе
В февральском бессильи – угроза,
Что скоро зеленую ризу
Менять желтолистным стриптизом.

И в сюр антиподской природы,
И даже в футбол антиподов
Приятнее быть погруженным,
Чем в поиски белого в черном.
Мне нравится жить в зазеркалье
И жарить бараньи котлеты.
Но зимние дни рожденья
Приходится праздновать летом.

(Первая строфа довольно виртуозна. Во второй слышны сатирические нотки - «поиски белого в черном». Концовка, похожая на стих для детей, очень хороша).

Приходит время подведения итогов, и вы оглядываетесь назад. Да полно, вы ли это весёлым юношей впервые приехали в эту шумящую за окном страну, решали бесконечные проблемы, спотыкались о формы спряжения глаголов и тайком вздыхали по ругаемой вслух покинутой стране? Вы грустите и исповедуетусь перед бывшими соотечественниками.

Имануил Глейзер (США)
Исповедь (эмигрантское)
http://www.stihi.ru/2004/07/19-1276

Сергею Брелю

* * *
Отболело, отлегло, забылось...
Сорок лет под ясным солнцем лжи.
Я благодарю судьбу за милость -
За свободу позднюю души.

Всё, что полюбить успел с рожденья,
Превратилось в золотой запас:
Языка родного наважденье,
Неизбывный свет любимых глаз.

Небеса нисколько не милее
И трава всё та же, и вода,
Но о клетке птичка не жалеет
Ни в полёте, ни в тепле гнезда.

Мне свобода душу распрямила,
Одарила собственной судьбой.
Помогла на перекрёстках мира
Быть не кем-то, а самим собой.

Отболело. Отлегло. Забылось.
Не померк Добра ориентир:
Жить любовью, уповать на милость,
Как подарок принимая мир.

(Прекрасный стих - искренний, безупречный в техническом плане и берущий за душу своей спокойной, без надрыва, исповедальностью. Возможно, лучший стих в сегодняшнем обзоре).

НОСТАЛЬГИЯ БЕЗ ЭМИГРАЦИИ

А бывает и так, что после нескольких лет жизни за рубежом вы возвращаетесь в Россию. Знакомое некогда чувство ностальгии осталось в памяти и посещает вас иногда по вечерам. И тогда у вас рождается парадоксальный стих о ностальгии без эмиграции...

Леонид Марголис (Россия – Израиль - Россия)
Не кажи мне бедро...
http://www.stihi.ru/2003/05/12-163

Не кажи мне бедро,
знаешь ведь: в это время дела подступают другие.

И беру я ведро –
на вечернюю дойку иду к Ностальгии.

Вон она уж мычит,
чуть земли не касается вымя.
Болезная!
Я сейчас, не кричи!..
До чего ж сладкозвучно
о стенки ведра ударяются струи!
Поэзия!

Спи теперь до утра.
Отдала все до капли. Ведерко полнехонько.
Душка ты!

Мне же с этим богатством теперь за три моря пора.
Налетайте, ребята!
Заждались, поди, меня с кружками…

Ты ж, жена моя, верь, ну а, главное, жди,
а взгрустнется – присядь на свою именную завалинку.
Как из странствий вернусь,
так прижму тебя к жаркой груди,
и пойдем мы с тобой провожать эту ноченьку
в спаленку.

(Спокойная, повествовательныя манера стихосложения, присущая Леониду Марголису, усиливается тут тонкой самоиронией. Налетайте, дорогие читатели! Нашей ностальгии на всех хватит).

Мой обзор подошёл к концу.


Рецензии
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру